Анатолий Фоменко.

Русь и Рим. Русско-ордынская империя. Т. 2



скачать книгу бесплатно

Еще более поразительно то, что об этом крупном событии русской истории сегодня совершенно не упоминается. Открываем, скажем, двухтомный труд А. В. Карташева «Очерки по истории русской церкви» издания 1992 года (Т. 2. С. 110–112). Интересующий нас период 1634–1640 годов – это время правление церковью патриарха Иоасафа I. То есть изменение обычая захоронения произошло именно при нем. Однако никаких сведений об этом известный ученый в своем фундаментальном труде не приводит, хотя менее принципиальные реформы Иоасафа, относящиеся к богослужению, детально им обсуждаются.

Берем другой фундаментальный труд – семитомную «Историю русской церкви» (переиздана в 1994–1996 годах) Макария, митрополита Московского и Коломенского. Правлению Иоасафа I в нем посвящены страницы 314–325 книги 6. О смене типа русских захоронений опять-таки ни слова. Однако след этой реформы все же отыскался. Говоря о «чине погребению священническому», описанном в Требнике патриарха Филарета, Макарий сообщает, что «в Требнике 1639 г., Иоасафовском, этот чин отменен, как составленный будто бы «от еретика Еремея, попа болгарского».

Обнаруженный нами факт смены стиля русских захоронений примерно в 1632–1637 годах позволяет констатировать подделку в изготовлении гробниц подклета Архангельского собора Московского Кремля. Возьмем, к примеру, гробницу номер 24. Сегодня она приписывается Феодосии, дочери Федора Иоанновича и Ирины Годуновой. На самой гробнице никаких надписей нет. По-видимому, надпись имелась на наружной плите в Вознесенском монастыре, из-под которой эту гробницу извлекли при переносе в Архангельский собор. Но это – очевидная подделка. Если бы она была доромановской, то гробница была бы старого, антропоморфного типа. Но захоронение под номером 24 – нового типа. Следовательно, оно могло появиться лишь после 1632 года. Здесь, очевидно, мы сталкиваемся с бесспорным фактом фальсификации русской истории.

Становится понятным, почему романовские учебники по русской истории умалчивают о смене типа русских захоронений в 30-х годах XVII века. Видимо, одна из причин состоит в том, что историкам очень хочется датировать некоторые из гробниц XVII века – то есть гробниц нового типа – старыми доромановскими временами. Поэтому историки и молчат о «погребальной реформе» Иоасафа. Если вообще знают о ней.

Глава 2
Русская история в монетах
ЗАГАДОЧНЫЙ «БЕЗМОНЕТНЫЙ ПЕРИОД» В ИСТОРИИ РУСИ
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РУССКИХ МОНЕТ

Читатель, возможно, полагает, что если в руки специалиста попала старая монета, то он сразу или после некоторого размышления сможет определить, где, кем и примерно когда она была отчеканена. К сожалению, это далеко не так (см. рис. 2).

Известный русский историк и нумизмат XIX века А. Д. Чертков писал: «Наружность древних Русских монет (говоря вообще) не может открыть нумизмату ни время их сделания, ни ценности, ни часто названий: они малы и столь дурного штемпеля, что, имея десятки экземпляров одной и той же, иногда едва возможно прочитать надпись, собирая по две и по три уцелевшие буквы.

Тщетно станем искать пояснений в Летописях, Грамотах, даже в Истории Карамзина: все безмолвствует…


Рис. 2. Монета, которая ходила на Руси в Средние века. Такие монеты были снабжены надписями на арабском языке. Считается, что русские пользовались иностранными арабскими монетами, поскольку «своих не было». На самом деле арабский язык был одним из официальных языков Русско-рдынской империи вплоть до конца XVI века, и, согласно нашей реконструкции, это подлинная русская монета XIV–ХVI веков. Во Владимиро-Суздальской Руси найдено большое количество кладов таких монет


Несколько строк у Герберштейна – доселе Ариаднина нить в лабиринтах нашей нумизматики – относятся к деньгам только его времени (в начале XVI века). Любитель Русских монет, с усилием… прочитав в надписи одно княжеское имя, без малейшего указания на время, место и ценность, должен дополнять все прочее собственными выводами».

И далее: «Предположим полную надпись, например, «Князь великий Василий» (более не открывает наружность монеты): кто ж сей Вел. Кн. Василий, как его отчество, где и когда он господствовал?… Те же следствия, если (на других монетах): Михаил, Ондрей, Дмитрей. История представляет десятки князей соименных. Но когда в надписях просто: печать Великого Князя, печать княжа, пул (такой-то), какое терпение не охладеет?»

«Князь Щербатов в 1780 году делил Русские монеты:

А) На незнаемые без надписи,

В) На незнаемые с Татарскою надписью,

С) На незнаемые с Татарскою и Русскою надписями,

D) На незнаемые с одною Русскою,

E) На знаемые».

Нужно ли говорить, что «знаемые монеты» начинаются, как это хорошо видно из описания А. Д. Черткова, только с конца XVI века н. э.

Отметим такой любопытный факт: татарских надписей не найдено на медных монетах, а также на монетах некоторых княжеств, например Тверского.

«К сожалению, – продолжает А. Д. Чертков, – весьма мало настоящих Арабских надписей: большая часть их не иное что, как подражание татарским монетам… При всем старании ориенталиста прочесть их невозможно».

Тем не менее мы можем утверждать, что арабские надписи есть (рис. 3). Особенно интересной нам представляется надпись на монетах Дмитрия Донского. Из нее следует, что Дмитрия Донского (и даже его сына Василия Дмитриевича) по-арабски называли султан Токтамыш хан. А. Д. Чертков пишет по этому поводу: «На монетах Вел. Кн. Василия Димитриевича и отца его (Димитрия Донского) Г. Френом прочтено: «султан Токтамыш хан, да продлится его жизнь». Подчеркнем, что текст надписи точно соответствует нашей реконструкции русской истории (см. «Русь и Рим», кн. II).


Рис. 3 (вверху). Русская монета с изображением татарской тамги и с арабской надписью

Рис. 4 (внизу). Различные формы ордынской тамги, изображавшиеся на русских монетах (а, б, в), и элементы росписи колонн Успенского собора Московского Кремля (г, д, е). Ясно, что это одна и та же символика


А. Д. Чертков обращает внимание на то, что на русских монетах нередко можно видеть известную «татарскую печать» (рис. 4). Он пишет, что этот знак, «самый обыкновенный на монетах ханов Золотой Орды, встречается весьма часто на русских деньгах XIV века, особенно Вел. Кн. Василия Дмитриевича и его братьев». Могут сказать: в этом нет ничего удивительного, ведь завоеватели-татары требовали ставить свой знак – печать на деньгах своих подданных. Возможно.

Однако как тогда понять следующие факты? «Едигей (то есть якобы татарский хан. – Авт.) писал Витовту (якобы к литовскому князю, согласно нашей реконструкции – великий князь Василий Дмитриевич. – Авт.): «Плати дань и изобрази на деньгах литовских печать мою». Сам Витовт требовал того же от хана Тимур Кутлука».

Что же получается? В одно и то же время и ханы требуют от князей ставить ханские печати на княжеских деньгах, и князья требуют от ханов помещать княжеские печати на ханских деньгах. Так кто чей подданный? Да и вообще – чья это печать? Ханская или княжеская? Или одновременно ханско-княжеская! Эта странность получает простое и естественное объяснение в рамках нашей реконструкции истории, согласно которой ханы и великие князья – это одно и то же. И печать, следовательно, ханско-княжеская – одна и та же. А ставить ее требуют от подчиненных князей-ханов.

КОГДА НАЧАЛАСЬ ЧЕКАНКА МОНЕТ НА РУСИ?

Представители традиционной исторической науки считают, что чеканка монет на Руси началась в X веке н. э. Но продолжалась она якобы короткое время – всего лишь в X, частично в XI веке и прекратилась в начале XII века. Как утверждает В. М. Потин в книге по истории русской нумизматики, «время с середины XII до второй половины XIV века обычно называют безмонетным периодом» (Потин В. М. Монеты. Клады. Коллекции. СПб., 1993. С. 186). Русская чеканка возобновляется во второй половине XIV века. Таким образом, примерно 200 лет Русь якобы вообще не чеканила собственную монету. А известный историк нумизматики И. Г. Спасский даже говорит о перерыве в три с половиной столетия в чеканке русской монеты. Более того, как пишет В. М. Потин, «В. Л. Янин датирует «отказ» русского денежного обращения от монеты на юге России началом XI века». Таким образом, эпоха первой русской чеканки монет сужается практически до одного века, а именно – X века. Затем на Руси наступает мертвая «монетная тишина», длящаяся, как видим, даже не 200, а 300 лет (рис. 5).

На этот счет сегодня, конечно, «есть теория». Русь, как пишут сегодня, якобы «отказалась» от монет. Другими словами, нам предлагают поверить, что после краткого эксперимента русским людям монеты почему-то не понравились. Куда проще, решили они, натуральный обмен: гвозди на пшеницу, а пшеницу – на рыбу. Однако мы все же не будем поддакивать этой нелепости.

Загадочный провал – 300-летний перерыв в монетной истории Руси – неоднократно обсуждался в литературе. «Дискуссия о методах датировки клада у нас острее, чем в других европейских странах, – констатирует В. М. Потин, – ибо нигде не было столь длительного «безмонетного периода» (времени, когда в обращении чеканенная монета, можно сказать, полностью отсутствовала), чем на территории Древней Руси. Этот период начался на севере Руси практически с 30–40-х годов XII века, а в южнорусских областях – значительно раньше. Заканчивается «безмонетный период» с возобновлением собственной русской чеканки – во второй половине XIV века».

Робкие попытки объяснить мистический «безмонетный период» ссылками на татаро-монгольское нашествие несостоятельны уже по той простой причине, что даже в рамках миллеровско-романовской хронологии это «нашествие» началось лишь в XIII веке, примерно с 1223 года. Но это ближе к концу «безмонетного периода», чем к его началу. Поэтому известный историк И. Г. Спасский в своей книге «Русская монетная система» вынужден признать: «Этот период представляет очень странное, необычное явление в истории русского денежного обращения».


Рис. 5. Поразительный трехсотлетний якобы «безмонетный период» в романовско-миллеровской истории русских монет


Ощущение странности усиливается при более близком знакомстве с монетным периодом X–ХI веков. Именно ему посвящена, например, интересная монография М. П. Сотниковой «Древнейшие русские монеты X–ХI веков» (М., 1995). Оказывается, сегодня известно около 340 экземпляров русских монет X–ХI веков, «из которых 75 не разысканы». Считается, что чеканка в эпоху Киевской Руси производилась в Киеве. В основном это монеты князей Владимира Святославича, Святополка Ярополковича, Ярослава Владимировича.

Весьма любопытно следующее заявление М. П. Сотниковой: «Чеканенные 1000 лет назад, они всего только 200 лет известны науке; прошло всего только 100 лет, как было доказано, что они являются русскими; всего только 30 лет, как окончательно стало ясно, что первоначальному русскому чекану именно 1000, а не 900–800 лет. Причина – в сравнительной малочисленности и плохой сохранности этих монет, в редкости их находок». Таким образом, реальная история древнейших монет Руси, а именно Киевской Руси, прослеживается от нашего времени в глубь веков только до XVIII столетия! Какова судьба монет ранее XVIII века – неизвестно. Лишь сравнительно недавно историческая наука неопровержимо датировала их X–ХI веками н. э.

Опираясь на уже известные нам факты, позволительно спросить: а точно ли эти монеты относятся к X–ХI векам? Ведь их датировка была выполнена по канонам уже сложившейся скалигеровской хронологии, которая, как мы уже знаем, ошибочна. Поэтому датировка монет нуждается в ревизии. И что к тому же означает эта загадочная фраза: «…прошло всего только 100 лет, как было доказано, что они являются русскими»? Высказывались другие мнения? Интересно какие?

Дальнейшее знакомство с книгой-каталогом М. П. Сотниковой усиливает сомнения в правильности датировки русских монет. Ведь если историки правы и русская чеканка, не успев начаться, практически вскоре прекратилась, то естественно ожидать, что и сама чеканка была примитивной, грубой, производилась неопытными мастерами. Потому она и захирела, что у правителей Киевской Руси не хватало сил и средств обслуживать свое население монетами.

С интересом открываем каталог монет, приведенный в книге М. П. Сотниковой. Перед нами – фотографии древнейших русских монет X–ХI веков. И что же мы видим?

Великолепные золотые и серебряные монеты князя Владимира. Прекрасная прорисовка деталей, правильная форма, хорошая сохранность многих монет. Несколько хуже сохранились монеты Святополка, однако и здесь качество чеканки выше всяких похвал. Далее идут великолепные монеты с надписью «Ярославле сребро». И. Г. Спасский не удержался от эмоционального замечания: «В монетном производстве всей Европы XI века сребреники Ярослава представляют своего рода феномен по мастерству исполнения монетного штемпеля».

И возникает это искусство, согласно скалигеровской хронологии, сразу, без подготовки и на самом высоком уровне. А что же предшествующие монеты, то есть первые пробы, грубые, примитивные, с которых и должно было начинаться реальное монетное дело? Их почему-то нет.

Этот феномен, очевидно, не начало чеканки в стране, только приобщившейся к благам цивилизации. Перед нами развитая, богатая монетная система, опирающаяся на золото и серебро. А потом, после короткого блестящего взлета, вдруг полная катастрофа, чеканка внезапно прекращается, монеты исчезают. Как нам объясняют, население Руси скатывается к первобытной жизни, возвращается в натуральному обмену. Денег оно не знает. Шкуры меняют на железо, железо – на мед, мед – на шкуры. Наступает «безмонетный период», длящийся якобы около 200 или даже 300 лет. Историки выдвигают теории, «убедительно» разъясняя друг другу, а заодно и нам, причины странного многовекового монетного мрака на Руси.

Поверим на мгновение историкам и двинемся вверх по оси времени в направлении XIV века, когда русская чеканка вдруг «возобновилась». И. Г. Спасский сообщает: «Во второй половине XIV века… в ряде русских княжеств снова началась чеканка собственной монеты – различного рода серебряных денег». Чеканку монеты в Москве начал в 1360-х или 1370-х годах великий князь Дмитрий Иванович Донской (1359–1389). Более широкий размах чеканка приобрела при его сыне Василии Дмитриевиче (1389–1425).

Открываем каталог Спасского. Перед нами – монеты Дмитрия Донского XIV века и последующих князей. И что же видим? Грубые, примитивные металлические денежные знаки, так называемые клепанки, неправильной мелкой формы, изготовленные из грубых обрубков серебра, перекошенные штампы, безобразная чеканка – когда штамп ударяет по краю слитка и на нем отпечатывается лишь несколько букв. И т. д. и т. п. Это действительно начало реальной чеканки.

Эти действительно первые монеты, естественно, очень грубы и неуклюжи. И лишь постепенно искусство чеканки совершенствуется. Совершенствуется долго. Листаем каталог Спасского далее, двигаясь по векам вверх. Доходим до Романовых – до царя Алексея Михайловича. Это XVII век. Среди монет этого периода уже появились очень неплохие экземпляры, вполне удовлетворительные по проработке деталей на штампах. Но и здесь видим много клепанок. По качеству они мало чем отличаются от монеток Дмитрия Донского. Та же неуклюжесть штамповки, неправильность формы, мелкие размеры.

В ы в о д. Реальное начало русской чеканки датируется XIV веком н. э. Ранее этого времени Русь если и чеканила, то грубую и примитивную монету. В этом отношении Русь не выделялась среди других государств. В Европе чеканка монет тоже началась не ранее XII–ХIII веков. Дошедшие до нашего времени русские монеты XIV–ХVIII веков демонстрируют естественный процесс движения от первичной примитивной чеканки до прекрасных монет эпохи Петра I и его преемников.

Странный всплеск роскошной золото-серебряной русской чеканки X–ХI веков получает простое объяснение в рамках нашей новой концепции русской истории. Мы считаем, что эти монеты были изготовлены где-то во временном интервале от XIV до XVII века. Понятно, что появились они уже в эпоху достаточно развитого русского чекана: золото, прекрасные штампы с тонкой гравировкой и т. п. А в X–ХI века их отбросила неправильная хронология русской истории, придуманная придворными историками времен Романовых. Другими словами, монеты попали в X–XI века лишь в воображении позднейших историков, в результате хронологического сдвига на 300 или 400 лет, сделанного в русской истории.

Но может быть, и правда, как нас уверяют, Русь того периода представляла собой государство варваров, только что выползшее из каменного века? А потому в нем и случались нелепые вещи, невозможные в цивилизованных странах Западной Европы.

Но это глубокое заблуждение.

В истории чеканки золотой монеты в средневековой Западной Европе в это время происходят абсолютно те же самые процессы.

СТРАННОЕ 500-ЛЕТНЕЕ ОТСУТСТВИЕ ЗОЛОТОЙ МОНЕТЫ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ

Считается, что античный Рим чеканил прекрасную золотую монету. Затем чеканка золота стала сокращаться и в VIII веке н. э. пришла в упадок практически во всей Европе. «Отсутствие золота» длилось вплоть до XIII века, а в некоторых европейских странах даже до XV века (рис. 6).

Вот что говорит об этой известной загадке В. М. Потин: «С V до середины VIII века в денежном обращении многих европейских государств господствовала золотая монета, хотя роль ее все больше уменьшалась. С середины VIII по XIII век золотые монеты в странах Европы – редчайшее явление. Надо только сделать оговорку: в Византии и областях Европы, находившихся в сфере византийского и восточного влияния, золото и медь продолжали играть заметную роль.

В конце Х века, – продолжает В. М. Потин, – осуществлялась кратковременная чеканка русских златников, носящих следы культурного влияния Византии (об этом странном всплеске великолепного русского золотого чекана X–ХI веков уже говорилось выше. – Авт.) Во второй половине XV века выпуск золотой монеты после полутысячелетнего перерыва осуществляется великим князем Московским Иваном III. Именно с XV века в Европе наступает эпоха совместного господства двух благородных металлов – золота и серебра».


Рис. 6. Загадочное отсутствие средневековых золотых монет в Европе в эпоху VIII–XII веков н. э.


Впрочем, в Италии золотая чеканка «возродилась» чуть раньше – в XIII веке. Кстати, по своему качеству «возродившиеся» золотые Средневековые монеты XIII–ХVI веков неотличимы от античного золота, относимого историками к периоду ранее VI–VIII веков.

Относительно 500-летнего перерыва в чеканке золотой монеты существует несколько версий.

В е р с и я 1. «Темные века» и «потоп варварства», обрушившийся на Европу в VIII–ХIII веках.

В е р с и я 2. Экономическая слабость Европы.

В е р с и я 3. Отсутствие золота и т. п.

Мы же считаем, что объяснение названного явления – совсем другое и более простое. Оно состоит в следующем.

Античные золотые монеты якобы I–VIII веков на самом деле были изготовлены в XIII–ХVII веках. Затем неправильной хронологией Скалигера – Петавиуса они были ошибочно отброшены в глубокую древность. В нашей новой хронологии они возвращаются на свое настоящее место, и картина становится естественной: сначала – примитивные грубые монеты X–ХI веков типа клепанок; затем, по мере накопления опыта, с XIII–XV веков начинается золотой чекан.

По-видимому, русский чекан развивался более или менее одновременно с западноевропейским. Это и естественно ввиду постоянной, налаженной торговли между странами. Люди быстро перенимали полезные идеи соседей и вводили их у себя на родине. Никто особенно не вырывался вперед и не отставал. Страны развивали золотую чеканку примерно одинаковыми темпами.

Впрочем, это признают и сами историки: «Техника русской ручной чеканки XIV–ХVII веков мало чем отличалась от такой техники других европейских стран». И далее: «Начало чеканки на Руси (относимое сегодня к X веку. – Авт.) синхронно началу чеканки в ряде других европейских государств – в Польше, Швеции, Норвегии…» (В. М. Потин).

ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛ НА РУССКИХ МОНЕТАХ

Считается, что двуглавый орел появился на русских монетах не ранее 1472 года. История такова.

Он впервые был изображен на печати Ивана III в 1497 году. Некоторые эксперты объясняют его появление женитьбой в 1472 году Ивана III на византийской принцессе Софье Палеолог. То есть двуглавый орел, по их мнению, был заимствован из Византии, от которой Россия получила христианство.

Анализируя историю двуглавого орла в русской геральдике, В. М. Потин пишет: «Кроме не очень убедительного предположения А. В. Орешникова об изображении двуглавого орла еще на монетах XIV века, все факты не говорят об изображении орла на русских монетах ранее 1472 года».

На этом можно было бы поставить точку. Гипотеза о заимствовании двуглавого орла из Византии представляется вполне естественной и возражений не вызывает. Но уже следующей фразой В. М. Потин, сам, видимо, того не подозревая, констатирует весьма примечательный факт. «Однако населению Восточной Европы изображение двуглавого орла было знакомо уже в XIV веке: оно помещалось, например, на джучидских монетах Джанибек-хана (1339–1357) и анонимного чекана, датируемого 1358–1380 годами, пока невозможно связать чекан Золотой Орды с двуглавым орлом с таким же русским чеканом – между ними существует разрыв в целое столетие…

Время Джанибека было периодом расцвета денежного обращения в Золотой Орде, и косвенным указанием на это служит популярность монет Джанибека в обращении в течение очень долгого времени после его смерти… Изображение двуглавого орла как у джучидов, так и в русских княжествах характерно для медных монет. Скорее всего, после женитьбы Ивана III византийская эмблема попала уже на подготовленную почву».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное