Анатолий Фоменко.

Как было на самом деле. Каждая история желает быть рассказанной



скачать книгу бесплатно

Глава 3
А теперь рассказывает Анатолий Фоменко

1. Детство. Город Донецк. Высылка в далекий Магадан. Моя повесть в «Пионерской Правде». Три медали ВСХВ
1945 год

Я родился рано утром, в 5 часов утра, 13 марта 1945 года в поселке Рутченково, около города Донецка (ныне – пригород Донецка). Это – знаменитый промышленный район – Донбасс, на Украине. Мои родители: Фоменко Тимофей Григорьевич (4 февраля 1910–13 октября 1992) и Маркова (потом Фоменко) Валентина Поликарповна (31 декабря 1918–26 февраля 2009). Они поженились 31 декабря 1943 года, в день рождения мамы, прямо под Новый Год, в поселке Рутченково. Мой отец был известным инженером, крупным специалистом по обогащению углей. Так получилось, что во время войны отцу и матери не удалось покинуть г. Донецк (он назывался г. Сталино в то время), и они оказались на временно оккупированной немцами территории. Об этом подробно рассказано в главе 1. Напомню. Начальство комбината набило эвакуационный эшелон своими вещами и, сев в него рано утром, приказало отправить поезд существенно ранее объявленного рядовым сотрудникам часа эвакуации. Когда толпа ничего не подозревавших людей пришла на вокзал, поезд уже давно ушел.

После войны некоторое время отец работал в комбинате «Донбассуголь», а затем в научно-исследовательском Донецком угольном институте, в качестве заведующего одной из лабораторий. Более подробно обо всем этом рассказано в главах 1 и 2 настоящей книги.

1947 год

Как уже говорилось, вскоре у нашей семьи начались большие сложности. Дело в том, что специальным постановлением Правительства СССР была утверждена 14-я Процессуальная статья, по которой, в частности, лицам, оказавшимся во время войны на оккупированной немцами территории, запрещалось работать в ряде крупных административных и промышленных городов СССР. В число таких лиц попал и мой отец. Город Донецк (тогда Сталино) относился к числу запрещенных. В институте отца сначала понизили в должности, а потом против него началась кампания, организованная несколькими сотрудниками института. На отца были написаны ложные доносы, усугубившие и без того непростую ситуацию. Его даже огульно обвинили в фашизме. Отец был уволен из института и направлен по указанию Министерства угольной промышленности в распоряжение комбината для использования в качестве главного инженера шахты.

1948–1949 годы

Положение нашей семьи, как политическое, так и экономическое, сильно ухудшается. Отец находится в постоянном ожидании ареста или ссылки. Детали изложены в подробных Воспоминаниях «У подножья», написанных отцом в 70–80 годы XX века. Они сохранились, и охватывают период от его детства до конца 80-х годов. Кроме того, свои краткие Воспоминания написала мама. Они охватывают меньший период времени: от ее детства до конца нашего проживания в Магадане и переезда в Луганск. Обе эти книги были потом изданы мною и моей женой небольшим тиражом и размещены в Интернете, на сайте chronologia.org.

Вернемся в 1950 год.

1950 год

Нам повезло. Вместо ожидавшегося ареста, отца вызывают в МВД и предлагают, как известному специалисту в области обогащения углей, «по собственному желанию» выехать на Крайний Северо-Восток, в город Магадан, где требовался специалист для организации в научно-исследовательском институте золота и редких металлов специального отделения по изучению процессов обогащения россыпных месторождений. В частности, золота. Полковник МВД прямо сказал отцу, что это – самый мягкий для него вариант. В противном случае наше положение может стать много хуже, и тогда отец, скорее всего, поедет на Колыму, но уже не вольнонаемным, а в качестве заключенного, в товарном вагоне, под охраной с собаками. Понимая всё это, отец соглашается тут же подписать контракт. И подписывает. Мама, естественно, согласилась. Впереди царила неизвестность. Многие наши родственники тут же от нас отшатнулись. Боялись попасть под обвинения в пособничестве «врагам». Мы остались одни.


В 1950 году наша семья (папа, мама и я) выезжает из Донбасса на Дальний Восток, в знаменитый город Магадан, столицу легендарной – и мрачной в то время – Колымы. Длинное путешествие (около недели) по железной дороге до г. Хабаровска, затем до г. Находки. А потом на большом пароходе – через холодное и суровое Охотское море, мимо острова Сахалина, – в известный г. Магадан. Фактически это была ссылка. Причем на много лет. Хорошо еще, что не за колючей проволокой.


По прибытии в Магадан, отца назначают заведующим лабораторией и заместителем начальника отдела в известном институте ВНИИ-1 МВД СССР г. Магадана (обратите внимание – этот институт МВД назывался «номер один»). Директор института – Николай Алексеевич Шило, потом ставший академиком Сибирского Отделения АН СССР. Через много-много лет, когда меня уже избрали академиком РАН в 1994 году, я узнал, что Н. А. Шило живет в Москве. Он хорошо помнил моего отца, узнал, что я стал академиком в области математики, и захотел со мной побеседовать. Мы долго говорили с ним, вспоминали прошлое, а также обсуждали современную жизнь нашей Академии Наук. Через несколько лет его не стало.


Итак, Магадан. Мне пять лет. Обнаруживается сильная близорукость, начинаю носить очки. Мне удаляют гланды. По-видимому, совершенно напрасно, но в то время была такая «медицинская мода», поветрие. Операцию делал опытный врач, какая-то знаменитость, из числа репрессированных или сосланных в Магадан, как и мы. Операция прошла вроде благополучно, но с тех пор мое горло стало сухим, и с возрастом появился кашель (читаю много лекций). Потом мне объяснили, что хирург якобы «удалил слишком много».

1953 год

5 марта 1953 года было объявлено, что умер Иосиф Виссарионович Сталин. Такова официальная версия даты его смерти. Как потом выяснилось, к ней есть много вопросов. Вероятно, на самом деле Сталин погиб несколькими днями раньше. Мне было уже почти восемь лет (я родился 13 марта 1945 года). Напомню, что потом, по прошествии некоторого времени, появились и распространились свидетельства, что на самом деле стареющий вождь был убит своими близкими соратниками вечером 28 февраля 1953 года (якобы в этом участвовали Берия, Маленков, Булганин и Хрущев), рвавшимися к власти и опасавшимися очередной сталинской чистки высшего руководящего состава СССР.

Так вот, будучи еще магаданским мальчиком, запомнил следующую сцену. Мы с мамой были дома, когда по радио объявили о смерти Сталина (в каждой квартире тогда был постоянно работающий репродуктор, который обычно не выключали). Как я тогда понял, новость была оглушительной для всех. Мама сначала растерялась, и не знала, что мне сказать. Но видно было, что сообщение потрясло её. Как потом стало ясно, для многих людей в СССР это был шок. Для одних радостный, для других трагический. Сложившийся порядок вещей рухнул в одно мгновение. Все понимали, что произошел «шаг истории». История шагнула. Многие ненавидели Сталина. Но в то же время известно, что на похоронах Сталина в Москве многие тысячи людей искренне рыдали, выстаивая в чудовищных очередях и давясь в огромной толпе, чтобы пройти мимо гроба вождя. В этой давке погибли люди.

У нас в Магадане близился конец рабочего дня, и скоро отец должен был вернуться с работы. Я выбежал из дома ему навстречу. Он шел с несколькими сотрудниками. Я подбежал и громко закричал: «Папа, папа, Сталин умер!». Помню, меня поразило, что все вокруг молчали. Никто не произнес ни слова. Отец взял меня за руку, крепко сжал ее, и мы пошли по направлению к дому вместе с несколькими его коллегами. По-прежнему царило полное молчание. Вокруг отдельными группками по улице шли и другие люди, но и они молчали, хотя было ясно, что все уже знали о смерти Сталина. Помню, что когда мы подошли к дому, и надо было расставаться с сослуживцами, опять-таки всё произошло молча. Никто не произнес «до свидания» или еще чего-либо. Так в тишине и разошлись в разные стороны. Новость потрясла всех в стране. В том числе жителей Магадана, и вообще всей огромной Колымы. Отношение к Сталину у большинства магаданцев было непростым. Многие его ненавидели, и потому обрадовались известию. Однако все молчали, так как давно привыкли к сдержанности и осторожности. Не знали, чем вскоре обернутся все эти события. Следовало переждать до того момента, когда политическая картина более или менее прояснится.

В нашей семье отношение к Сталину было двойственным. С одной стороны его режим грубо и незаслуженно сломал семью моего отца – исковеркал судьбу его родителей и братьев. В 1928 году семья Тимофея, моего отца, была раскулачена (по «разнарядке» сверху) и сослана на Север, см. главу 1 настоящей книги. Затем, в 1950 году, тот же сталинский режим фактически сослал уже нас в Магадан, и сломал через колено всю нашу прежнюю жизнь. Была также полностью разрушена и исковеркана жизнь семьи моей будущей жены Татьяны Николаевны. В семье ее мамы – расстреляли отца по ложному обвинению и сослали ее брата. Причем абсолютно незаслуженно. Через много лет деда Татьяны Николаевны реабилитировали! Так что, живя в Магадане, среди сосланных и репрессированных, и зная, видя много такого, о чем масса людей в стране узнала лишь значительно позже, во времена так называемой «оттепели» Н. С. Хрущева, мои отец и мать, конечно, не любили Сталина и фактически находились в оппозиции. Ясное дело, что мое отношение было таким же.

С другой стороны, родители, – а потом и я, повзрослев, – частично признавали, что (как потом стали говорить в нашем обществе, а особенно громко после «горбачевской перестройки» и варварского разрушения СССР в 1991 году) Сталин, приняв страну с сохой, оставил ее с атомной бомбой. В начале XXI века Сталин стал в глазах многих превращаться в символ мощной советской Империи, созданной при нем, и которую мир весьма уважал. Не то, что раздавленную, расколотую и униженную Россию конца XX – начала XXI века, о которую стали с удовольствием вытирать ноги все, кому не лень. Как снаружи, так и внутри страны. Более двух десятилетий.

Между прочим, тезис: «принял с сохой, а оставил с бомбой», является лукавым и противоречит фактам. Россия в конце XIX – начале XX века была на подъеме, росла как мощная индустриальная держава. Это потом, после переворота 1917 года новые большевистские власти стали намеренно рисовать образ отсталой царской России, символом которой сделали соху. Вообще, после каждой «революции» пришедший к власти новый режим изображает своих предшественников отрицательно, чтобы убедить людей, а особенно молодежь, что «мы – новые правители – лучше предыдущих».

1956 год

Отец защищает кандидатскую диссертацию. Защита произошла 21 июня 1956 года в Москве, на заседании Ученого Совета горно-механического факультета Московского Горного Института им. И. В. Сталина. Отец стал кандидатом технических наук.


1956, февраль. По магаданскому областному радио звучит передача «Пионерская зорька». Сообщается о школьнике А. Фоменко, занявшем первое место на математической областной олимпиаде. От Магаданского областного отдела радио-информации получил в подарок книгу Жюля Верна «Дети капитана Гранта» с надписью: «Толе Фоменко за первое место в математическом конкурсе «Пионерской зорьки». Так что интерес к математике у меня возник с самого детства. Надо сказать, что папа и особенно мама уделяли много времени моему образованию. В то время никаких репетиторов для школьников не было, учился дома и в школе. Мама любила геометрию и математику вообще.


1956, 3 апреля. В газете «Магаданская Правда» опубликована статья «День птиц», в которой говорилось о талантливом школьнике А. Фоменко.


1956, 22 мая. Газета «Магаданская Правда» публикует статью «Юные кандидаты на Всесоюзную Выставку», в которой сообщалось о фундаментальной коллекции, подготовленном школьником Толей Фоменко. Речь шла о большой коллекции-галерее с многими цветными изображениями дальневосточных птиц и животных, тщательно нарисованных мною во время работы в кружке Юннатов при Магаданском Доме Пионеров. Моя «галерея» вызвала большой интерес и была послана на ВСХВ, в Москву. Напомню, что ВСХВ – это Всесоюзная Сельскохозяйственная Выставка. Потом в 1958–1959 годах она была преобразована в ВДНХ – в Выставку Достижений Народного Хозяйства. Неожиданно моя коллекция-галерея удостоилась бронзовой медали участника ВСХВ 1956 года, рис. 3.0a. Причем меня наградили именно «взрослой» медалью, а не медалью «юных участников ВСХВ», которая тогда тоже присуждалась.


Рис. 3.0a. Бронзовая медаль участника ВСХВ, врученная Анатолию Фоменко в 1956 году.


1956, 7 сентября. В газете «Магаданская Правда» помещена фотография школьника А. Фоменко с макетом «Природа Крайнего Севера», изготовленным им для ВСХВ. Мой большой макет был послан в Москву и там выставлен на ВСХВ, где и заслужил бронзовую медаль юного участника ВСХВ (потом ВДНХ) 1957 года. Это была вторая моя медаль. Многочисленные фигурки зверей были изготовлены мною из пластилина и папье-маше и аккуратно раскрашены (некоторые обклеены мехом). На большой деревянной платформе воссоздал северный пейзаж – деревья, реки, горы, тундра, а среди них бродят многочисленные животные Севера. Получилось довольно эффектно и наглядно.


В 1956 году происходит знаменитый 20-й съезд КПСС (Коммунистической Партии Советского Союза), на котором Хрущев зачитывает сенсационный для многих доклад «О культе личности и его последствиях», возлагая исключительно на одного Сталина вину за репрессии в стране. Себя и своих коллег Хрущев, естественно, виноватыми не считал и всячески выгораживал. Всё свалил на очень плохого Сталина. А мы, мол, его соратники, были хорошими и страдали. Жизнь в стране стала сильно меняться.

1958 год

На несколько месяцев мы выезжаем в отпуск из Магадана в европейскую часть СССР – «на материк», как говорили тогда в Магадане. А еще употреблялся термин ЦРС – центральные районы страны. Некоторое время живем в г. Таллине, столице Эстонии. Там в министерстве работал брат моего отца, Василий Григорьевич Фоменко. Он занимал видный административный пост. Живем у него несколько месяцев. Там учусь в шестом классе, в таллинской школе номер 23. Надо сказать, что некоторые эстонские школьники относились ко мне неприязненно, поскольку я был приезжим из России. Такое отрицательное отношение к русским заметно в Эстонии вплоть до сегодняшнего дня (ненависть к «русским оккупантам» стали особенно культивировать после раскола СССР). В этом же 1958 году мы возвращаемся в Магадан. Продолжаю учиться в прежней магаданской школе номер 3.


Чуть ранее, в 1957 году газета «Пионерская Правда» объявила конкурс среди школьников: написать рассказ об освоении космоса. Я увлеченно написал даже не рассказ, а большую повесть «Тайна Млечного Пути». Сам отпечатал на пишущей машинке. Космическое путешествие, захватывающие битвы с невиданными зверями других планет, подвиги наших космонавтов и т. п. Послал в Москву. И совершенно неожиданно для меня и моих родителей повесть заняла первое место во всесоюзном конкурсе. В номере «Пионерской Правды» от 30 декабря 1958 г. редколлегия газеты сообщила следующее:

«Год назад редакция «Пионерской Правды» предложила читателям газеты отправиться в фантастическое путешествие в Космос. В ответ мы получили много писем. Ребята присылали рисунки и описания конструкций своих межпланетных кораблей, рассказывали о трудностях, которые им пришлось преодолевать в космическом рейсе … В одном толстом пакете оказалась целая научно-фантастическая повесть в сто страниц. Написал ее Толя Фоменко, ученик шестого класса школы номер 3 города Магадана.

У Толи богатая фантазия, но не забывайте, что писал он повесть в 6-м классе и знаний у него не так уж много. Поэтому в повести есть заимствования из других книг, немало погрешностей, научных и технических ошибок. Мы не стали исправлять их и предлагаем это сделать вам. Припомните всё, что вы читали и слышали о межпланетных путешествиях, поройтесь в книжках и присылайте в редакцию свои поправки и замечания. В повести Толи Фоменко «Тайна Млечного Пути» две части. Мы печатаем только первую часть в сокращенном виде».

Как потом мне сообщили из редколлегии газеты, моя повесть была послана на рецензию известному писателю Ивану Антоновичу Ефремову и заслужила весьма хороший отзыв. Мне пришло следующее письмо из редакции «Пионерской Правды»:

«Дорогой Толя! Поздравляем тебя с Новым Годом и с началом печатания в нашей газете твоей повести «Тайна Млечного Пути».

Высылаем тебе два номера газеты и хотим предупредить: не зазнавайся перед товарищами. Печататься в нашей газете – большая честь не только для пионера, но и для взрослого писателя. Береги эту честь.

Желаем тебе здоровья и успехов в учебе. Передай привет твоим родителям. Газеты с повестью мы тебе будем высылать. Зав. отд. науки и техники В. Сажин».

Большие выдержки из моей повести были опубликованы в «Пионерской Правде» (бо?льшая часть четвертой полосы газеты) в следующих номерах: 30 декабря 1958 года, 3 января 1959 года и далее: 6 января, 13 января, 16 января и 20 января 1959 года. Затем, в номере от 3 февраля 1959 года, в «Пионерской Правде» была опубликована обзорная статья «О повести Толи Фоменко», где редакция собрала наиболее яркие отзывы школьников. Письма ко мне и в редакцию газеты шли со всех концов СССР. Их было очень много.


1958, 31 декабря. Сообщение Московского Радио. Для ребят стали передавать по центральному радио отрывки из повести А. Фоменко «Тайна Млечного Пути».


Яркий сюжет: через много лет, в 1977 году, непосредственно перед нашей свадьбой с Щелоковой Татьяной Николаевной, выяснилось, что она в детстве читала, оказывается, мою повесть, и она ей запомнилась (но без фамилии автора, конечно). Подробнее см. ниже, в разделе о 1977 годе.


А вот и второй яркий сюжет. Среди школьников, написавших в газету свои отзывы на мою повесть, был мальчик Сева Ткачук из Винницкой области. Его комментарии были опубликованы в статье «О повести Толи Фоменко» (3 февраля 1959 г. «Пионерская Правда»). Через много-много лет, в 2008 году, уже в Москве, на заседании Ученого Совета МГУ, ко мне подошел известный академик РАН – медик Всеволод Арсеньевич Ткачук и напомнил мне о повести Толи Фоменко, на которую он когда-то написал отзыв в «Пионерскую Правду». Как сказал В. А. Ткачук, этот отзыв был первой публикацией в его жизни. Мы с восторгом вспомнили те давние времена и поразились – как причудливо время тасует судьбы людей. Через много-много лет мы с ним неожиданно встретились, и нашли в ужасно далеком прошлом общую яркую точку.

Кстати, через несколько лет, в 2012 году волгоградский журнал фантастики «Шалтай-Болтай» обратился ко мне с просьбой заново издать эту мою школьную повесть для современных детей. Я, конечно, согласился. Повесть была переиздана.


В 1959 году учусь в седьмом классе в г. Магадане, в школе номер 3. Награжден еще одной бронзовой медалью участника ВСХВ (потом ВДНХ) 1958 года, за другой большой макет, наглядно рассказывавший о фауне Земли от глубокой древности до наших дней. На большой прямоугольной деревянной основе расставил, вписав в придуманный пейзаж, изготовленные мною фигурки мамонтов, мастодонтов и других доисторических животных, останки которых были обнаружены археологами. См. выше рис. 1.47, рис. 1.48, рис. 1.49. Макет привлекал внимание посетителей ВСХВ в Москве, и был удостоен бронзовой медали. Это была моя третья медаль ВСХВ. В то время много работал в Кружке юннатов (юных натуралистов) Магаданского Дома Пионеров.

Напомню, что в 1958–1959 годах ВСХВ была преобразована в ВДНХ – Выставку Достижений Народного Хозяйства. Дальнейшая судьба ВСХВ-ВДНХ была печальной. Сразу после удавшегося государственного переворота 1991 года, в 1992 году, ВДНХ фактически разгромили и переименовали в ВВЦ – Всероссийский Выставочный Центр. Однако в итоге получилась уже вовсе не Выставка, а огромный и довольно запущенный и захламленный рынок-базар, пышно именовавшийся «торгово-развлекательным комплексом». В прежних роскошных павильонах союзных республик разместили магазины, развлекательные «инсталляции», барахолки и т. п. Некоторые павильоны были попросту закрыты, окна заколочены фанерой. Долгое время тут было довольно грязно. Бродили бомжи. Потом, правда, начиная примерно с 2000-го года, власти постарались навести относительный порядок. По крайней мере, на главных аллеях прежней Выставки. В 2011 году нашли деньги для частичной реконструкции выставочного комплекса. Люди вновь потянулись сюда, в частности, чтобы посмотреть на уцелевшие остатки прежней роскошной архитектуры ВСХВ, например, на знаменитый фонтан Дружбы Народов.

Раньше на территории ВСХВ были павильоны многих союзных республик: Украины, Эстонии, Азербайджана и т. д. До сих пор (по крайней мере до 2014 года) на некоторых этих «перепрофилированных» зданиях продолжают красоваться названия республик, например Казахстан, Украина, Беларусь. В 1964 году многие павильоны союзных республик были переименованы: например, «Литовская СССР» – в «Химию» и т. д. Более того, после 1991 года все прежние республики СССР объявили себя независимыми государствами. А следовательно, упоминания о них (крупными буквами на фронтонах прежних выставочных павильонов) как о бывших республиках СССР стало тем более неприятно правителям некоторых отделившихся «новых государств». Например, название «Эстония» вообще исчезло еще раньше, в 60-х годах. Павильон «Эстонская ССР», именовавшийся так с 1954 года, в 1963 году переименовали в павильон «Биология», а в 2009 году тут открыли выставочно-коммерческий центр Кыргызской Республики. Российские власти пока не снимают уцелевшие названия некоторых бывших республик с павильонов, например, «Армения» и «Украина». Как сообщается в Википедии в 2014 году, «павильон Украины тоже пока пустует, хотя предложения с обеих сторон высказывались с 1990-х годов». Любопытно, что будет происходить дальше. Снимут, наконец, старые названия, или же сохранят, если вновь возникнет аналог-наследник объединенного СССР. Тогда и фонтану «Дружбы народов» («Золотой сноп»), рис. 3.0b, может быть, возвратят его изначальный смысл. Дело в том, что вокруг этого фонтана установлены покрытые золотом 16 скульптур девушек, символизирующие республики СССР до 1956 года.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12