Анатолий Фоменко.

Как было на самом деле. Каждая история желает быть рассказанной



скачать книгу бесплатно

Эти и другие работы опубликованы как в периодической научной печати, так и отдельными изданиями, в виде книг. Это был один из наиболее творческих периодов в жизни Тимофея Григорьевича. Если за 18 лет его инженерной и научной деятельности до переезда в Магадан, им опубликовано 24 научные работы, то за 9 лет работы в Магаданском институте опубликовано 46 работ, из них 13 – отдельными изданиями. Более подробно об этих исследованиях написано в «Воспоминаниях» отца.

Были и курьезные случаи. Однажды Тимофей Григорьевич с бригадой выехал на один из приисков для исследования процессов промывки песков на драгах. При первом знакомстве с драгами отец обнаружил, что из подшлюзков на драгах работники не снимают шлихов, полагая полное отсутствие там золотин. В действительности же, шлихи были богаты золотинами. Это как-то никому раньше не приходило в голову. Недолго думая, отец, никому ничего не говоря, со своей бригадой произвел первый съем шлихов. И о, чудо! Сразу отмыл около килограмма золота. Когда он сдал его в кассу прииска, то немедленно весь прииск, да и не только прииск – Управление и даже руководство Дальстроя – узнали об успешной работе бригады отца.

Его начали на все лады расхваливать, а он каждый день сдавал в кассу значительное количество золота, по существу ничего особенного не делая. Эта работа ничего общего не имела с его основным заданием, и вдруг такой успех, и столько шума. Отцу так и не дали выполнить работы по его научной теме. Он получил приказ заниматься съемом шлихов на всех драгах. Ведь шла последняя декада месяца, а прииск не выполнял план. И вдруг, манна небесная. На прииске было четыре драги и, естественно, отцовское дополнение к плану было весьма весомым. Отца с бригадой считали героями. Руководство прииска и Управления написали хвалебную петицию в Дальстрой. Руководство Дальстроя подняло это еще выше и немедленно на Техсовете был поставлен доклад отца о достижениях бригады и дополнительных резервах добычи золота.

Техсовет высоко оценил работу, назвав это новым методом, и дал указание распространить метод Тимофея Григорьевича на все драги. Отцу и членам его бригады выдали довольно приличное вознаграждение. Как потом выяснилось, золото, внесенное ими в кассу прииска, по ценам того времени стоило более одного миллиона рублей. Другие его работы, выполненные в том же институте, куда более интересные и с научной точки зрения, и даже практической, но не дающие сегодня же, сейчас, миллионов, конечно, были оценены по достоинству, но уже без всякого шума и больших премий.

Несколько раз отец брал меня с собой в недалекие краткосрочные поездки по магаданской трассе, чтобы показать окрестности Магадана. Некоторые картины врезались мне в память. Например, когда мы проезжали по краю высокого обрыва, водитель машины указал мне на лежащий далеко внизу, в кустарнике вверх колесами, огромный тягач, а рядом с ним несколько хаотически нагроможденных прицепов, которые тягач тащил за собой. Вероятно, несчастный водитель на какое-то мгновение уснул и не успел повернуть руль.

А вот еще сцена.

Слева от трассы проплывает большая сопка, вся голубоватая от огромного количества ягод голубики, сплошь покрывающих сопку. И вот на этом голубом фоне четко видна темная извилистая полоса, поднимающаяся снизу вверх. Наша машина подъезжает немного ближе и становится видно, что на конце этой полосы находится большой медведь, ползущий вверх, загребающий лапами ягоды и с аппетитом их жующий. А за ним тянется яркий след потревоженной растительности и раздавленных ягод.

18. Защита отцом диссертации

В сороковых и пятидесятых годах XX века в Советском Союзе велась довольно интенсивная, в отдельных случаях даже жесткая, борьба с космополитизмом. В принципе эта компания была правильной, так как некоторая часть инженеров и ученых излишне преклонялась перед Западом, и многие открытия, сделанные в прошлом нашими учеными, присваивались иностранцами. Но, как это иногда бывает, при проведении кампании было проявлено излишнее усердие. Некоторые утрировали идею, доводя ее до абсурда, и в нашей научной и технической литературе на ряд открытий, действительно сделанных западными учеными, приоритет приписывался уже нашим специалистам.

Естественно, в иностранной печати появились опровержения и ядовитые комментарии. И вот после смерти Сталина, в следующем 1954 году в Москве состоялось специальное совещание ведущих ученых нашей страны, где выступил с речью Молотов. Он разъяснил значение борьбы с космополитизмом в науке и осудил необоснованные претензии на чужой приоритет. На этом же совещании Молотов сообщил об отмене запрета на прием диссертаций к защите от тех работников науки, которые числились неблагонадежными, согласно статье 14, введенной Сталиным. Там же было дано разъяснение об усилении борьбы с лицами, занимающимся клеветой.

Будучи в Москве, отец, как всегда, зашел к профессору Верховскому, который сообщил ему эту новость и предложил представить диссертацию к защите. Отец обратился в ВАК Министерства Высшего образования с просьбой восстановить его права на защиту и на сданные им ранее кандидатские экзамены. И вдруг его просьба была удовлетворена. Отец был приятно удивлен и, безусловно, обрадован. Но так как он уже работал не в угольной промышленности, а в рудной, то ему пришлось заново писать диссертацию по обогащению руд редких металлов, в частности, по рудам оловянных месторождений. Работа была быстро написана и принята к защите известным Московским Горным Институтом.

Официальными оппонентами были профессора Верховский и Кузькин. Отзывы были самые положительные. Защита кандидатской диссертации на тему «Определение наивыгоднейшей степени обогащения руд» произошла 21 июня 1956 года в Москве, на заседании Ученого Совета горно-механического факультета Московского Горного Института им. И. В. Сталина. Так отец стал кандидатом технических наук.

Правда, не обошлось без очередных неприятностей. Диссертацию отец защищал на факультетском Совете. После этого Ученый Совет института тайным голосованием должен был утвердить защиту. И вот, за несколько дней до заседания Большого Совета ученый секретарь, некто Шамаханов, встретил отца, как-то небрежно поздоровался и высокомерно заявил, что он не может поставить диссертацию на утверждение Большим Советом, поскольку на отца поступило заявление. На удивленный вопрос отца он ответил: «Вы же были репрессированы, а это говорит о многом». Отец был настолько огорчен и возмущен, что немедленно дал довольно обширную телеграмму в Магадан на имя директора Шило, с просьбой подтвердить его непричастность к репрессированным. На имя директора Горного Института и секретаря парторганизации пришла огромная по объему и разгромная по содержанию телеграмма. В ней в резкой форме отвергались всякие домыслы в отношении отца, была дана ему самая лестная характеристика, и вдобавок руководство магаданского института и партийная организация требовали провести расследование и наказать клеветника.

Резкость и смелость тона телеграммы объяснялись изменившейся обстановкой после выступления Молотова и началом кампании по искоренению прочно вошедшей в обиход клеветы. Шамаханов по своей недальновидности, по-видимому, не знал новых веяний, и попал в неприятное положение. Так как магаданская телеграмма отвечала духу времени, она немедленно была пущена в ход. Искусственно созданное против отца дело было быстро рассмотрено на заседании парткомитета института. Ученый секретарь был вынужден назвать лицо, которое ему сообщило эту клевету. Им оказался декан факультета, доцент Руденко. На заседании парткома Руденко пыхтел от натуги и обливался потом. Он по капле выжимал слова признания. Ему об этом, дескать, сообщил доцент Днепропетровского горного института Левин. В то время Левин был в докторантуре Московского Горного Института. В расцвете своих сил он потом еле-еле защитил очень посредственную работу на кандидата технических наук. Он хорошо знал отца и видимо, завидуя, хотел помешать защите, оставшись незамеченным.

В общем, вокруг этого дела было много разговоров и кончилось оно тем, что отец был единогласно утвержден на Ученом Совете института.

Позже Левин был исключен из докторантуры как неспособный и не справившийся с программой человек.

19. Мы переезжаем из Магадана на Украину, в Ворошиловград (Луганск)

Когда я заканчивал 7-й класс средней школы, родители решили покинуть Магадан. В сентябре 1959 года кончился срок договора, согласно которому отец должен был работать в Магадане. В результате переписки отец получил приглашение в три места: в Алма-Ату, в институт минерального сырья АН Казахской ССР; в Симферопольский институт минерального сырья АН Украинской ССР и в Донбасс, в Ворошиловградский научно-исследовательский институт по обогащению углей.

В конце 1959 года наша семья решила вернуться в европейскую часть СССР, на Украину. Отец избрал Ворошиловград (Луганск). Здесь велись работы более широко, затрагивались все процессы обогащения углей.

Специализированный институт Укрнииуглеобогащение ставил целью не только глубокое научное исследование, но и разработку нового оборудования и процессов для повышения эффективности обогащения углей. Для отца, как крупного ученого и специалиста в этой области, долгое время имевшего дело с различными углями Донецкого бассейна, здесь было значительно большее поле деятельности, чем в институтах минерального сырья. Надо отметить, в выборе института отец не ошибся. В целом работа оказалась интересной и увлекательной.

Тимофею Григорьевичу предложили организовать новую лабораторию, нацеленную на актуальные проблемы, которые требуются производству. Уже на второй день (всё это было в 1959 году), отец представил проект приказа и обоснование организации новой лаборатории. Приказ был подписан, и с этого дня начала функционировать лаборатория по водно-шламовому хозяйству углеобогатительных фабрик, руководство которой было возложено на отца.

Отец получил хорошую по тем временам трехкомнатную квартиру (г. Луганск, ул. Челюскинцев, д. 10, кв.35), в которой началась наша новая жизнь. Так как из Магадана мы приехали с одними чемоданами с одеждой, то пришлось срочно обзаводиться мебелью, посудой и т. п. До получения квартиры я и мама жили у ее родителей, в Рутченково, пригороде Донецка. К счастью сохранилась значительная часть нашей библиотеки, которую родители оставляли у своих стариков, когда уезжали в Магадан. И вот, в новый луганский дом все жильцы приезжали с мебелью и разным домашним скарбом, а мы приехали только с большим ворохом книг и с несколькими небольшими чемоданами. Новые соседи с удивлением спрашивали нас: «Как же вы жили, что не привезли с собой и ломаного стула?» На фоне всех переезжавших мы действительно выглядели беспечными чудаками.

Итак, отец был назначен начальником лаборатории обезвоживания и шламового хозяйства в известном Украинском проектно-конструкторском Институте по обогащению и брикетированию углей «Укрнииуглеобогащение», рис. 1.54, рис. 1.55. В октябре 1972 года он был назначен заведующим лабораторией водно-шламового хозяйства и утилизации отходов, а в апреле 1976 года – заведующим лабораторией водно-шламового хозяйства, рис. 1.56. На этой должности отец работал до октября 1979 года, когда ушел на пенсию в возрасте 70 лет. Институт отметил это событие большим торжественным заседанием, рис. 1.57, рис. 1.58, рис. 1.59. На рис. 1.60 – портрет моего отца, нарисованный моей женой Таней в 1990 году. На рис. 1.61 папа и мама у нас в гостях в Москве. На рис. 1.62 и рис. 1.63 – Василий Григорьевич Фоменко – брат папы, и наши две семьи в 1954 году. На рис. 1.64, рис. 1.65, рис. 1.66, рис. 1.67, рис. 1.68 приведены некоторые фотографии луганского и московского периода.


Рис. 1.54. Институт Укрнииуглеобогащение, где много лет работал Т. Г. Фоменко (г. Луганск).


Рис. 1.55. Т. Г. Фоменко. 1970 г.


Рис. 1.56. Т. Г. Фоменко выступает на Международном Конгрессе по обогащению (г. Донецк).


Рис. 1.57. Торжественное заседание в 1980 году в Институте Укрнииуглеобогащение по поводу юбилея Т. Г. Фоменко.


Рис. 1.58. Т. Г. Фоменко на торжественном заседании 1980 года, посвященном его 70-летнему юбилею (Укрнииуглеобогащение).


Рис. 1.59. Т. Г. Фоменко (слева) и В. П. Фоменко (в центре) на торжественном заседании, посвященном 70-летнему юбилею Т. Г. Фоменко в институте Укрнииуглеобогащение, г. Луганск, Украина. 1980 год.


Рис. 1.60. Портрет Т. Г. Фоменко, нарисованный Т. Н. Фоменко 27 июля 1990 года.


Рис. 1.61. В. П. Фоменко, Т. Н. Фоменко и Т. Г. Фоменко в Москве, в квартире А. Т. Фоменко и Т. Н. Фоменко, в Карачарово.


Рис. 1.62. Василий Григорьевич Фоменко, брат Т. Г. Фоменко.


Рис. 1.63. Семья Тимофея Григорьевича Фоменко и семья Василия Григорьевича Фоменко – его жена и две дочери. В первом ряду В. П. Фоменко, Толя Фоменко, Эльвира Фоменко, Эллех Тамара Карловна; во втором ряду: Т. Г. Фоменко, Нина Фоменко и В. Г. Фоменко. Эстония, г. Таллин, 1954 г.


Рис. 1.64. В. П. Фоменко и Т. Г. Фоменко.


Рис. 1.65. В. П. Фоменко и Т. Г. Фоменко на прогулке. Марфино.

1964 год.


Рис. 1.66. Т. Н. Фоменко (Щелокова) и В. П. Фоменко. Москва, Карачарово.


Рис. 1.67. Т. Н. Фоменко (Щелокова), В. П. Фоменко, Т. Г. Фоменко. 1980 год, Москва, парк Кусково.


Рис. 1.68. Н. А. Щелоков (отец Т. Н. Фоменко), Т. Н. Фоменко, А. Т. Фоменко, В. П. Фоменко и Т. Г. Фоменко.


В Луганске, как и в Магадане, отец пользовался огромным уважением коллег. Отмечен многими наградами. Вокруг него возник замечательный коллектив сотрудников, со многими из которых сложились очень дружеские, тесные отношения. Подробности описаны в его «Воспоминаниях».

На протяжении многих лет папа собирал старинные русские монеты. В результате он создал большую коллекцию, в которой были и весьма редкие экземпляры. По воскресеньям регулярно ходил в центр Луганска, где собирался большой клуб нумизматов, обменивал и покупал монеты. Создал собственный каталог монет, сравнивал его с известными каталогами И. Г. Спасского: «Русская монетная система» и «Русские ефимки. Исследование и каталог». Эта коллекция потом заметно помогла нам в наших исследованиях по новой хронологии. Коллекцию папа оставил мне и Тане. Но мы уже коллекционированием не занимались, и богатое собрание монет просто хранилось у нас дома. Иногда мы показывали его нашим друзьям.

Мы с Таней часто приезжали из Москвы к моим родителям. Попадали в родной дом, в теплоту любви. Мама хлопотала, не могла наглядеться. Папа водил нас на длительные прогулки по Луганску, показывая достопримечательности и новые постройки. Ему это было уже нелегко, он сильно уставал, но не признавался и увлеченно рассказывал.

На последних страницах своих Воспоминаний папа написал: «Я тот, кому сейчас 75 лет. Чего я только не видел, не слышал, не перестрадал, не пережил. Было все – хорошее и немало плохого. Родился я 4 февраля по новому стилю в тревожном 1910 году, в год смерти Л. Н. Толстого и опасного приближения кометы Галлея к Земле, причем так близко, что хвост ее должен был задеть Землю. В газетах и различных журналах много высказывалось опасений, что хвост кометы Галлея состоит из вредных газов и все живое на Земле погибнет. Комета Галлея действительно задела своим хвостом Землю, но ничего опасного не произошло. Если бы сбылось предположение ученых, я погиб бы в младенческом возрасте. К счастью, ничего не случилось. И вот, спустя 75 лет, то есть в 1986 году, когда мне исполнилось 75 лет, эта комета опять приблизилась к Земле, но уже не так близко, как в 1910 году.

Как видите, я был свидетелем встречи кометы Галлея с Землей дважды. Следующая встреча этих двух небесных тел состоится через 76 лет, уже без меня. Я пережил три войны – Империалистическую, Гражданскую и Великую Отечественную, две голодовки, не одну инфляцию, террор. Дважды был в оккупации – в Гражданскую и Отечественную войны. И оба раза на территории, оккупированной немцами. Я видел лагеря, бомбежки. Жил при императоре Николае II, временщике Керенском, руководителях Советского государства – Ленине, Сталине, Маленкове, Хрущеве, Брежневе, Андропове, Черненко и сейчас живу при Горбачеве. Кто из нас кого переживет, нетрудно догадаться. Горбачев намного моложе меня. Судьба меня бросала из одного конца нашей страны в другой. Я был на юге, в Крыму и Закавказье, за Полярным кругом и на берегах Баренцева моря, на западе нашей страны и на Дальнем Востоке и Северо-востоке, на берегах Японского и Охотского морей. Где только не бывал». (Конец цитаты).

Мой папа умер 13 октября 1992 года. Произошло это очень быстро, в течение нескольких минут, на руках мамы (меня и Тани не было – мы жили в Москве). Еще утром он был бодр и весел. Ему было 82 года. Он тяжело переживал переворот в нашей стране 1991 года, направленный на ее раскол и, к сожалению, удавшийся. Считал все эти события коварным предательством тогдашних руководителей страны и заговором (в первую очередь Горбачева и Ельцина), который наши военные не сумели в самом начале и в ходе «перестройки» вовремя разгадать и предотвратить. Мечтал, что Российское Государство рано или поздно будет восстановлено в полном объеме и могуществе.


ПООЩРЕНИЯ И НАГРАДЫ Т. Г. ФОМЕНКО за время его работы в Донбассе, в городах Магадане и Луганске

1) 1944.IX.8. Нагрудный знак «Отличник социалистического соревнования черной металлургии» (Народный Комиссариат Черной Металлургии СССР). (г. Сталино).

2) 1945.V.31. Почетная Грамота Рутченковского коксохимзавода им. С. М. Кирова за достигнутые высокие производственные показатели в социалистическом соревновании в дни Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков (г. Сталино).

3) 1947.II.21. Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941–1945 гг.» в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР (г. Сталино).

4) 1951.XI.3. Благодарность по ВНИИ-1 МВД СССР (г. Магадан) за отличные производственные показатели и активное участие в общественной жизни Института.

5) 1951.XI.24. Благодарность по ВНИИ-1 МВД СССР за активное участие и содействие в проведении смотра организации труда и рационализаторской работе.

6) 1952.IV.26. Занесен на Доску Почета с вручением Почетной Грамоты за перевыполнение плана (ВНИИ-1 МВД СССР).

7) 1952.VI.5. Занесен на Доску Почета ВНИИ-1 МВД СССР с вручением Почетной Грамоты.

8) 1952.XI.5. Почетная Грамота Главного Управления (ВНИИ-1 МВД СССР) за достигнутые высокие показатели и активную общественную работу.

9) 1953.IV.22. Знак «Отличник социалистического соревнования золотоплатиновой промышленности» за выполнение производственного плана 1952 года (ВНИИ-1 МВД СССР).

10) 1953.VII.20. Занесен на Доску Почета за перевыполнение полугодового плана (ВНИИ-1 МВД СССР).

11) Благодарность и премия (месячный оклад) за хорошо проведенную работу на прииске и оказание непосредственной помощи производству (ВНИИ-1 МВД СССР).

12) 1954.II.23. Занесен на Доску Почета за отличную работу (ВНИИ-1 МВД СССР).

13) 1960.I.23. Знак «Отличника Социалистического соревнования УССР» за долголетнюю работу в угольной промышленности и разработку режимов по применению нового коагулянта (Укрнииуглеобогащение, Постановление Совета Министров УССР).

14) 1961.IV.18. Знак «Шахтерская Слава III степени» за разработку водно-шламовой схемы, режима и применения полиакриламида для осветления загрязненных вод и внедрения их на углеобогатительных фабриках (Укрнииуглеобогащение, Постановление СНХ (Совет Народного Хозяйства)).

15) 1962. Почетная Грамота (третья премия) Выставки Народного Хозяйства Украины (УССР) за разработку водно-шламовой схемы, режима и применения полиакриламида для осветления загрязненных вод.

16) 1963.IV.19. Бронзовая медаль «Выставки достижений народного хозяйства» за успехи в народном хозяйстве СССР (Постановление Главного Комитета ВДНХ).

17) 1963.III.16. Почетная Грамота за активное участие в разработке институтом новой техники и технологии для обогащения угля (Укрнииуглеобогащение, Постановление СНХ).

18) 1966. XI.3. Почетная Грамота за достигнутые трудовые успехи в выполнении плана научно-исследовательских работ (Укрнииуглеобогащение).

19) 1968.III.27. Знак «Отличник Соцсоревнования УССР» (Укрнииуглеобогащение, Приказ Министерства Угольной Промышленности УССР).

20) 1969.VIII.15. Грамота Луганского Областного Управления НТО «Горное» за развитие технического прогресса в углеобогащении в связи с Днем Шахтера.

21) 1970.IV.3. Юбилейная медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (от имени Президиума Верховного Совета СССР).

22) 1972. Участник ВДНХ СССР (Главный Комитет ВДНХ. Свидетельство 44949).

23) 1973.X.30. Бронзовая медаль «Выставки достижений народного хозяйства» за достигнутые успехи в развитии народного хозяйства СССР (Постановление Главного Комитета ВДНХ).

24) 1973.XII.25. Знак «Победитель социалистического соревнования 1973 года» (Укрнииуглеобогащение, Приказ Министерства Угольной Промышленности УССР).

25) 1974.IV.29. Помещен на Доску Почета за достигнутые трудовые успехи, в честь 1 Мая (Укрнииуглеобогащение).

26) 1975.VIII.28. Почетная Грамота за трудовые успехи в честь Дня Шахтера (Укрнииуглеобогащение).

27) 1975.IV.25. Юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941–1945 гг.» в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12