Фируза Акопян.

Мара



скачать книгу бесплатно

Все персонажи вымышлены.

Любое совпадение с действительностью является случайным.


Художник-иллюстратор Таисия Тихонова

Редактор-корректор Марина Патрушева


© Фируза Акопян, 2018


ISBN 978-5-4490-0425-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

Сибирь. Метёт метель, ревёт ветер. Кривоногая, темнокожая женщина передвигается по кибитке. Она жарит кизяк на костре… – моя прабабушка… Мои предки… Моя жизнь…


В возрасте шести лет я уже заболела Шаманской болезнью. Сейчас мне тридцать три – возраст Христа. Но я могу с уверенностью сказать, что в этой жизни ценю лишь время, только оно бесценно. Считается, что Шаманская болезнь – это психическое расстройство, но это не так – это особый образ мышления и образ жизни. В моём мире есть символы, категории, схемы, обрушивающиеся потоки информации, видения и сны… Мы все живём в земном, материальном мире – я же живу в мире, который мало похож на другие миры. Процесс трансформации моей психики и моего астрального тела – это переход в иное качество. Греки называли это «психопомном», то есть я – существо, связывающее мир мёртвых и живых, людской мир и мир духов. Я живу в двух измерениях – в реальности и во сне, где мои сны – это уровни мироздания, недоступные обычному человеческому восприятию. Наше мироздание состоит из тонких пластов, то есть из отдельных частей, и вход в каждый из миров открыт лишь немногим. Считается, что Данте тоже болел Шаманской болезнью. Образ Вергилия в «Божественной комедии» – это дух-путеводитель, который показал ему круги Ада, и, по возвращении из загробного путешествия, Данте написал всем известное произведение. Маяковского тоже причисляют к людям, у которых была Шаманская болезнь. Если глубоко копать, то среди великих и знаменитых людей творчества – много тех, кто связан с подобным явлением. Психиатрия чаще всего ставит таким людям диагнозы, не сумев объяснить научно то или иное психическое проявление. Благодаря психиатрии, людей со способностями, выходящими за рамки научного понимания, приравнивают к сумасшедшим.

Мои сны – кинокартины, приобретающие формы реальности после пробуждения. Они всегда сбываются. Ясновидящая, Ведьма, Целительница, Гадалка, Экстрасенс – меня можно называть разными именами, но суть от этого не меняется: я обладаю уникальным даром, данным мне свыше. Долгое время моими спутниками были интуиция и карты Таро, пока я не поняла, что моё знакомство с законами астрального мира уготовило для меня совершенно иную миссию. Моя духовная трансформация привела меня к процессу перехода изменений основ мироздания, что позволило мне управлять потоками энергии, общаться с духами и смотреть на жизни разных миров не только глазами, но и чувствовать всё окружающее, пропуская через себя. Я осмыслила и приняла свою природу и мир, в котором живу, и сейчас следую пути, намеченному мне.

Глава 1

«Оказавшись перед ликом смерти, человек обретает знания и силу».


Мара – богиня жатвы, плодородия и смерти, покровительница колдовства и справедливости.

По легенде, Мара была единственной дочерью властителя нижнего царства Нави Кащея. Наши предки описывают Мару светлокожей, темноволосой и черноглазой красавицей, она – воплощение грации и достоинства. Её платья всегда были пронзительно-лазурного цвета с белыми кружевами. Мара жила во дворце из чистого искристого небесного льда и ей подчинялись все духи воды и холода. Также тёмная богиня водила дружбу с Ягой, женой Велеса. Согласно легендам, Мара отдавала Яге души людей, а Яга взамен позволяла богине смерти спускаться в Навий мир, в который по Сварожьим законам ни Бог, ни живой человек не имели хода. Также Мара и Яга вместе практиковали чародейство, контроль над стихиями и различными энергиями.

Я – потомок тёмной богини. Как и мой предок, я родилась в день весеннего равноденствия, когда природа пробуждается после долгих холодов и жизнь на земле начинает новый отсчёт. Моё время рождения – двенадцать часов дня. Говорят – это время чертей. Также в это время на свет появляются люди, в которых заключены сила, энергия и воля, а также проявление материи и духа, порядка во вселенной. Но самое главное, что люди, родившиеся в двенадцать часов, несут в себе истину, они и есть Истина. А, как известно, истина безлична. Безличие позволяет информационному потоку пробиваться в самую глубь подсознания человека, делая его открытым для портала между миром земным и миром астральным.

Мой отец ждал сына, и, когда я родилась, меня не принимали и не хотели забирать из роддома. Моя мать от отчаяния не могла смотреть на меня. Через месяц после моего рождения она заболела маститом и чуть не умерла. Моя бабушка не особо меня любила, она считала, что я не похожа ни на кого в их роду. Зато она была уверена, что я взяла большую часть из генов по линии матери. Но судьба так распорядилась, что я – единственная, кто похож на бабушку, меня даже назвали в её честь – Мара. Бабушка Мара была крещённая под именем Мария. Она прожила 94 года. Стойкая женщина, она всегда держала спину прямо, одевалась красиво до преклонного возраста, обладала крепким физическим здоровьем. Бабушка одна подняла шестерых детей, многих рано потеряла и с огромной болью в душе пережила. Она была атеисткой, но имела способность лечить детей монетой. Это были дети до года рождения, поэтому и заболевание называлось младенческое: ребенок вытягивался головой к спине, образовывая изогнутую дугообразную спину, плакал, и причину было трудно понять. У таких детей одна нога была короче другой, ребёнок не мог нормально развиваться, каждая часть тела жила самостоятельно, причина этой напасти – неопытность матерей, которые не делали массаж и зарядку ребёнку. Бабушка Мара раздевала малыша, укладывала его на животик и мягкими движениями смазывала спину растопленным жирным маслом, затем вычерчивала монетой по всему телу, тем самым выравнивая тело ребенка. Она чертила монетой до тех пор, пока ребёнок не писал от расслабления, после очередного сеанса, а их могло быть около десяти, у малыша прорастала у основания позвоночника щетина плотного волоса, только тогда ребенок мог считаться здоровым. У неё был дар. Бабушка мало говорила, не соблюдала традиций, не поддерживала разговоры и только молча кивала головой, но, если нужно было поругать кого-то, она произносила: Хар-Яр! «Хар» по-калмыцки – значит чёрный, целиком же фраза переводится – чёрная ярость.

С детства отец смотрит на меня и видит образ своей матери. Моё рождение поменяло привычный уклад жизни в семье. Сам того не ожидая, мой отец полюбил меня больше, чем мог предположить. Хоть он и пил, но всегда и везде брал меня с собой. Он сажал меня себе на шею, в такие моменты я чувствовала себя значимой, любимой дочкой. В бане меня купал он, а не мама. С папой у нас особая связь, это духовное родство. Он всегда относился ко мне бережно.

Я до сих пор помню, что, когда мне было три года, я была настоящим гадким утёнком: лысая, измазанная зелёнкой, ползала, как таракан на четвереньках, не как все обычные дети. Первые свои шаги я сделала на гладильном столе. Я росла дикаркой, любила играть одна, мне мало кто был нужен, мне было комфортно наедине с собой. Я шила куклам платья, у меня была своя лаборатория, в которой я лечила всех насекомых. В детстве я часто дралась, оправдывая желание отца иметь сына. В детском саду мне надирали уши, но я терпела всё это, потому что мои родители всегда мне говорили: «Они глупые люди, забудь». Я же не могла понять: они не понимают ничего или им не до меня? Хотя, наверное, это одно и то же. Моя жизнь протекала в семье, где отец пил, а мать любила другого мужчину. Моя сестра рано вышла замуж. Все были заняты своей жизнью. Благодаря всему этому, я познала мир, который бы не познала, если бы жила иной жизнью. Именно поэтому я не жалуюсь, не держу обид, а лишь вспоминаю своё детство с благодарностью. Рано или поздно всё в этой жизни идёт нам на пользу. Это мы понимаем позже, и хорошо, если понимаем. С детства я была предоставлена сама себе, это научило меня слушать разум и сердце. Было ли это одиночеством или свободой, я не знаю. Но это время сформировало фундамент той личности, которой я являюсь сейчас. Когда мы маленькие, нам кажется, что наши родители – всемогущие Боги, они могут всё! Но потом мы вырастаем и понимаем, что родители – тоже люди, и как любому человеку, им свойственно ошибаться. В этот момент внутри нас что-то ломается. Но не стоит никогда забывать, что когда-то и мы станем теми родителями, которые тоже будут ошибаться.

Моя бабушка по линии матери – Евдокия, была уникальной женщиной. Я помню её ярко-синий халат в мелкий цветочек, красивый маленький вздернутый носик, добрый взгляд и улыбку, которая никогда не сходила с её лица, блестящий платок искусно гармонировал на её голове. Это мои самые тёплые воспоминания и, когда я вспоминаю этот образ, на душе становится уютно и по-детски тепло. По-калмыцки «Эжжа» означает бабушка. Эжжа с двенадцати лет пережила войну и послевоенное время. Она родила одиннадцать детей, из которых в живых осталось восемь. Я помню её рассказы о том, как люди болели цингой, когда они жили в Сибири. Будучи ребёнком, я испытывала сочувствие к каждому, про кого она рассказывала. Всю свою жизнь она отзывалась о сибиряках с уважением. Ей хватило сил и мужества поднять на ноги восемь детей и при этом заботиться о парализованном муже. Мой дедушка делил детей на белых и чёрных, так как одни были бледнокожие, другие – темнокожие. Любил он только белых. Я была белой, меня любили, я же любила засыпать, гладя его лысину. Эжжа Евдокия учила меня шить кукол из носок. Одним из ярких воспоминаний является чай по-калмыцки, который она готовила. Это был чай с мясом. Сначала варилось мясо, потом молоко, затем всё перемешивалось. Калмыки делятся: на бузавов, то есть это те, чья кухня приближена к европейской, эта кухня более разнообразная; на дюрвюдов – предпочтение мяса в еде; и на тургудов – культ рыбы в еде. Моя бабушка относилась ко вторым. Она была разносторонней личностью. Об этом говорит тот факт, что она превосходно владела домброй. Я помню, как она надевала национальный костюм и разъезжала с инструментом по школам и по местным сельским мероприятиям. Бабушка Евдокия была верующей, она имела собственные чётки и каждый день на рассвете и перед сном молилась и крутила их. Она обладала особенным целительским даром, могла легко перегрызть грыжу ребенку, вытащить языком осколок из глаза без рецидива. Её слюна словно была лечебная, она могла плюнуть в глаз, прошептать молитву, и ячменя на утро уже не было. Бабушка прожила долгую насыщенную жизнь и умерла в 72 года.

Я не любила учиться, но нашла наслаждение в таких занятиях, как катание на лошадях, на баранах, приготовление пищи. С детства я люблю лошадей и собак. Мою любовь к ним можно объяснить тем, что первые грациозны, они излучают самоуверенность и гордость; вторые – верные, чистые и открытые, к этим качествам я тянулась. Однажды меня забыли на старой лошади, и я просидела на ней весь день, она таскала меня по жаре, прыгала на сеновал и сидела в воде. Мои мокрые ноги вытерпели и это. Я до сих пор помню, как тогда у меня болело одно место. Я часто болела, что давало возможность не посещать глупое и бесполезное для меня место – школу. Моё детство было насыщенным и богатым яркими экстремальными событиями, несвойственными для обычного ребёнка. Пару раз я пила керосин вместо чёрного чая, потому что всегда путала бутылки. Хирург-палач вырезал мне аппендицит, хоть он меня не беспокоил. Я до сих пор его вспоминаю (царство ему небесное), когда смотрю на результат его творчества. К счастью, сейчас этот шрам скрывается под татуировкой. В четыре года я чуть не умерла от абсцесса из-за комариного укуса.

Одним из ярких воспоминаний детства стала встреча с НЛО. Для степи, где мы жили, это было характерно. Ночью мне захотелось в туалет, он находился на улице и был довольно далеко от дома, мне было страшно идти до него одной, но я всё же рискнула, так как потребности человеческого организма оказываются сильнее страха. Выйдя на улицу, я увидела на небе необычную картину, до этого мне не приходилось наблюдать подобное: на небе висела красная круглая тарелка, она светилась лучами вниз. Я стояла завороженная, это зрелище меня впечатлило.


Увиденное вызвало во мне двойственные чувства: чувство страха неизвестного и чувство восхищения:

– Мара, вы не единственные, – услышала я чей-то голос. Оглядевшись по сторонам, я увидела, что стою в поле, где-то издалека видны огни из домов. Дома подвешены к небу. На земле нет ничего, кроме травы.

– Я хочу посмотреть на вас, – ответила я, при этом боясь увидеть того, чей голос слышу.

– Почувствуй нас, – по моей правой руке кто-то погладил, и я ощутила тепло. Затем я увидела астральные сущности – шесть тел. Они все были одинакового роста, не более метра сорока.

– Где ваш дом?

– Везде.

– Почему мы не видим вас?

– Вы видите. Просто не знаете, что видите именно нас…


Я очнулась и осознала, что стою во дворе одна. По моей правой руке сочилась маленькая струя крови. Я огляделась и увидела, что все дома стоят на месте, на небе лишь та самая тарелка. Она висела всю ночь, а на утро её уже не было. В тот момент я задумалась: одни ли мы во Вселенной?


Сейчас я вспоминаю слова Ванги, которая часто в своих предсказаниях говорила об инопланетянах, утверждая, что общалась с ними, и они сказали ей: «Мир ждёт множество возрождений и разрушений, а гармония в него придёт только тогда, когда мы начнём говорить с вами».


Возможно, так всё и будет. Кто знает, что ждёт нас в будущем? Но тот контакт с инопланетными астральными существами доказал мне, что мы не одни во Вселенной. Другие есть, но не все способны их видеть.

Глава 2

Тёмная ночь, даже звёзд не видно. Я стою посреди дороги одна. На мне лишь лёгкий сарафан. Моё тело трясётся то ли от страха, то ли от холода. Я не понимаю, как очутилась здесь.

– Папа! Мама! Вы где? – кричала я.

– Мара! Иди сюда! – справа стоял мой папа и звал меня.

– Мара! Иди ко мне! – слева стояла мама и тянула ко мне руки.

Но мама и папа продолжали стоять по разные стороны дороги, а я посредине. Они не шли ко мне, а хотели, чтобы я выбрала одного из них.


Моё детство закончилось в четырнадцать лет, когда мои родители развелись. Я помню эту грусть, как сердце делилось на части, я каждый вечер смотрела на потолок и изнывала от того, что в нашем доме невыносимая тишина. Мне хотелось кричать от того, что так давно я не слышу смех матери и отца, что так давно к нам не приходят гости, и мы не радуемся вместе, не сидим за одним столом. Зима, холод, печка трещала так, словно скрипела, взывая нас к домашнему уюту. Тепло я ощущала, когда наступал новый день, и я снова уходила забыться в школу, только бы не приходить домой. Они часто мучили меня вопросом: «Мара, с кем ты хочешь жить: с мамой или папой?». В переходном возрасте нелегко сделать выбор, поэтому, как всегда бывает – право выбора всегда у взрослых.

У меня появились мачеха и отчим. Отчим быстро включился в роль отца. Он очень любил маму и воспитывал меня в кавказском стиле. Я была ему, как родная дочь. Георгий, высокий полноватый мужчина сорока четырёх лет, обладал острым оценивающим взглядом, смотрел из-под очков, как бы разглядывая. Он умел преподносить себя таким образом, чтобы окружающим людям было комфортно рядом с ним. Его красный костюм и чёрная рубашка создавали впечатление нового русского. Он был гурманом в отношении еды – это качество покоряло всех, кто его окружал. А самое главное – он был очень щедр, всем помогал, помогал близким матери, помогал нам готовить. Он всегда хотел, чтобы я ни в чём не нуждалась.

– Мара, лапочка, пора нам поехать тебе что-нибудь купить? – говорил он каждый раз, как у него появлялись деньги.

Наш дом был заполнен норковыми шубками на продажу и разными сладостями. Меня это покорило, я стала к нему ближе, стала ездить с ним на разборки с кавказской диаспорой, он любил скорость, скорость любила и я. Когда красная иномарка освещала яркими фарами ночью наше окно, я сразу вскакивала в надежде, что он приехал, и мы снова поедем кататься. Он был из хорошей воспитанной семьи. Поехав с мамой в город Орджоникидзе, я познакомилась с детьми, которые играли на фортепьяно, рисовали закат. Передо мной открылся другой мир, мир людей, которые с самого детства привиты к музыке и искусству. Сейчас его уже нет в живых, и я ему благодарна за то, что он показал мне и маме другую жизнь, которой раньше мы не знали. Он научил меня жить красиво. Вместе с дорогой одеждой, едой, машиной по тем временам, я стала рано взрослеть. Всего этого мой отец не мог дать ни мне, ни моей матери. Моя мачеха сходила с ума от религии и направила отца по пути веры. Он даже бросил пить, и по сей день мой отец молится. Это его путь, я его понимаю.


За год до смерти отчима я увидела сон:

Утро, около шести, я слышу, как тикают часы. В комнате умиротворенная тишина. Мужчина гигантского роста лежит на полу головой к порогу, он бледный. Я вижу на нем знакомую одежду. Встав с кровати, я понимаю – это мой отчим.


Через год я узнала, что он умер от сахарного диабета. Он предпочёл навестить меня за год до своей смерти, словно хотел попрощаться. Сейчас мои родители вместе воспитывают внуков и помогают сестре. После смерти отчима мы с мамой долго приходили в себя и не могли осознать, что его больше нет. Это было трудно. Я ложилась спать и часто разговаривала с ним. Так он оставался здесь, будто никуда не уходил.


– Лапочка, ты должна отпустить меня, – я увидела отчима, сидящего на моей кровати. ? Ты должна идти дальше. И я тоже. Отпусти, – я увидела ту самую улыбку. – Обещаешь?

– Обещаю…

– Я всегда рядом. Даже если меня нет рядом.


Проснулась я в холодном поту, изнывая от тоски. Но поняла самое главное: его в этом мире, мире живых держу я. Он пришёл ко мне, чтобы сказать об этом. Я должна отпустить его, чтобы он обрёл покой. Поразительно, но как только я осознала, что причиняю ему вред, я его сразу же отпустила. Сейчас он является во сне, чтобы предупредить меня о событиях. Мне стало легче. Мы всегда, теряя близких нам людей, не хотим расставаться с ними. А они не могут перейти в иной мир из-за нас. Ушедшие из жизни люди – наши ангелы-хранители. Они с нами, даже, если мы не знаем об этом. Нас всегда оберегает чьё-то крыло. И я знаю, что мама до сих пор любит его.

Отец и отчим сыграли важные роли в моей жизни. Мне повезло с ними. От каждого из них я научилась многому. Для девочки очень важно восхищаться и гордиться отцом, так как отец закладывает проекцию женского счастья в будущую жизнь своей дочери. Помню, как в десятом классе я влюбилась. Объект моей любви был на год меня старше, мы писали друг другу письма, он играл на пианино. Мои девичьи мечты, конечно же, нашли отражение в нём. Как-то я увидела его с другой девушкой. Мне было больно, я злилась из-за этой ситуации, ведь подобного исхода никак не ожидала. Мне казалось, что мой мир рухнул. Вернувшись домой, я пришла к папе. Мы сидели на скамейке, я склонила голову на его плечо и горько заплакала. Мой отец испугался, он подумал, что я поранилась, и стал искать на мне следы ран. Немного успокоившись, я рассказала ему всё.

– Мара, девочка моя, не вздумай переживать! Впереди длинная жизнь и у тебя будут ещё много поклонников!

Но кто бы мог подумать, что однажды, увидев свою первую детскую любовь с другой девочкой, в порыве обиды и разочарования, выбежав со слезами из клуба, я встречу своего будущего мужа?! Никак иначе – это судьба! И никто не застрахован от неё!

В тот момент слова отца придали мне сил, я успокоилась. Мой отец тогда поддержал меня морально. Я помню слова утешения и его плечо, ведь очень важно, когда рядом есть опора. Порой достаточно лишь несколько слов и руки, которая развеет страхи и опасения, а родительская любовь и забота способна творить чудеса, отгоняя всё плохое. Чувство защищённости – самое важное чувство для ребёнка, оно на уровне инстинктов. Это чувство закладывают в нас наши родители. Природа так устроена, что тот, кто дал жизнь, тот имеет безграничную власть, чтобы защитить своё дитя.

Моя мама была противоположностью папы – железная леди со стальным характером. Всю жизнь она работала учителем, а, как известно, дети учителей всегда обделены вниманием. Ни разу за всю жизнь она не опоздала в школу. Она для меня героическая женщина. Она помогла мне поднять сына, стала для него второй мамой. Мама всегда играет особую важную роль в жизни ребёнка. Мы с ней прошли все тяжёлые периоды нашей жизни, и даже голод. Мама делала всё, чтобы я получила достойное образование. Мне очень хотелось, чтобы она гордилась мной. В её жизни и моей очень много параллелей. Мы продолжение друг друга. Когда мне было четырнадцать лет, нам с мамой пришлось уехать в Осетию, потому что мама сошлась с мужчиной не своей национальности и приняла другой уклад жизни. Ей пришлось пройти все этапы принятия в кавказскую семью. Она стойко пережила все уроки и испытания свекрови. Это был переломный момент в нашей жизни, так как моё принятие её мужчины сыграло большую роль. Я знаю, мама до сих пор благодарна мне за это.


Я стою в чёрном свадебном платье на улице возле дома. Вокруг много людей, на их лицах чёрно-белые маски.

– Мара, давай быстрее, а то опоздаешь! – кричит мне кто-то.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное