Филипп Зеленый.

От Омска до Омска



скачать книгу бесплатно

Автостоп – это способ перемещения в пространстве посредством попутных машин. Считается, что автостоп изобрели хиппи, на самом деле он существовал всегда. Первым запротоколированным автостопщиком был никто иной, как Иисус, который въехал в Иерусалим на осле, хотя до этого ходил с учениками пешком.

Просто на въезде кто-то предложил его подвезти.


© Филипп Зеленый, 2015

© Алинка (Мурка) Павлова, фотографии, 2015


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

История всегда начинается просто, только в фантастических и псевдоисторических книгах сначала появляются знамения. Горы трясутся и рушатся, давно заснувшие вулканы пробуждаются к жизни и извергают из себя огненные реки. Птицы вместо того, чтобы мирно гадить на головы статуй, вдруг выстраиваются стройными рядами и улетают на север, бросая гнезда и чирикая себе под нос что-то похожее на марсельезу. А необгаженные статуи вдруг как по команде начинают плакать кровью или другой жидкостью, например, нефтью, которая по количеству пролитой за нее крови уже сама по себе является дурным знаком. В небесах появляются огненные письмена, пророки разговаривают с ангелами, чернокнижникам являются демоны, а банальная утренняя белочка вместо того, чтобы вести клиента в дурку, сломя голову бежит за ещё. Всегда есть знамения или знаки, просто некоторые не желают их видеть. Сознаю, что и я долгое время считал, что их не существует, а если и существуют – то зело невнятные, так что как и большинство людей внимал только конкретным знакам судьбы с понятным посылом, известном в народе как приметы:

если проспать будильник – опоздаешь на работу;

если сказать начальнику, что он козел – как минимум, лишишься премии, а если говорить регулярно – то и работы;

если вы в четыре утра решили расписать партию на двоих на медиум карте, на утренний зачет можно смело класть болт;

если из-за поворота приближается собачий лай – скоро покажется и собака;

Так вот, таких примет было хоть отбавляй. Неумолимо кончались деньги, нервы и женщины. Жить у сестры не было никакой возможности и пришлось съезжать к матушке.

Ритка меня бросила, и даже мне было понятно за что, а это случается крайне редко. Последняя девушка бросила меня почти пятнадцать лет назад, и я как-то не смог привыкнуть к этому процессу и посему слегка обалдел. Обалдел настолько, что слегка отрешился от этого мира и, возможно, пропустил и плачущие статуи, и огненные буквы, и падающие на Челябинск метеориты, и даже самый что ни на есть банальный звук приближающейся собаки не навел меня на мысль о том, что что-то затевается в вышних сферах, и непозволительно забывать некоторые обещания, особенно если тебя иногда посещают мысли, что ты все-таки эльф.

Тем не менее, писать я собрался не о знаках, демонах, богах и героях, про это как-нить в другой раз, под другое настроение.

Я про то, что бывают случаи, когда даже старые испытанные приметы подкидывают тебе сюрпризы. Как вышло и в моем случае.

У моей выскочившей из-за угла собаки нежданчик заключался в волочащейся за ней будке. От собаки то я увернулся, да не очень ловко – вильнул в сторону, совершил небольшой кульбит, но только для того, чтобы по приземлении встретиться с поступательным движением этой долбанной конуры.

Короче, сходил потанцевать, заодно – и ногу сломал в двух местах, да так, что на рентгене это было очень похоже не то на клановый знак яростных бруджа, не то на известное факсимиле «Ви – значит „вендетта“». Короче и тут выебнулся, куда ж без этого?

Врач только крякнул, посмотрев на снимок, и без долгих предисловий сказал, что мне место, по хорошему, в музее, но Музейная тоже сойдет, и приказал закатать меня в гипс до самой жопы, отчасти ради спасения моего прямохождения, отчасти из мстительности «человека ночью работящего» к «человеку ночью гулящему». Так я оказался на диване на три с гаком месяца. Шеф не то, чтобы удивился, он как человек бывшевоенный и вообще разведчик со стажем сразу понял, что за фрукт к нему пришел еще когда я только на работу пришел устраиваться. Мы всем отделом дружно подозревали, что у него сканер в сечатку глаза вживлен, ибо не может обычный человек так насквозь и людей, и ситуацию читать.

Однако на работу меня почему-то взял, а потом только тяжело вздохнул и приказал быстро выздоравливать, но тут уже уперся мой организм и выздоравливать по приказу отказался, чертова хипийность! Вот что мне стоило отслужить в армии? Ладно.

Короче мой деятельный организм, оказавшись на больничной койке на три месяца, сначала, конечно, обрадовался, а потом взвыл. Причем взвыл конкретно, переходя в последние недели на ультрозвук.

Спасибо людям, которые про меня не забыли и не давали мне уж совсем на стенку лезть: приходили, поили пивом, развлекали байками и новостями, иногда даже в кабак вывозили. Честь им и хвала, иначе я б давно уже слюнку пустил. И компу моему спасибо, за то, что он танчики не тянет, иначе бы стал конченым онлайн-задротом. Тем не менее, шутки – шутками, однако домучил я книжку про вомпёров, про то, как Камил с Васей бегают по несчастному Теневому Омску и всем головы отворачивают, и, вроде, даже успокоился.

Понятно, что когда в тексте кого-то убьешь, даже здесь, в этом мире, как-то легче на душе становиться, особенно, если гада какого-нибудь. Однако книжка, точнее – повесть дописалась, а нога ходить сильно лучше не стала. К тому же меня из травмпункта выперли за непродление больничного листа, у них, оказывается, зряплата зависит от того, сколько больничных открыто. А я им подтереться хотел, да передумал – бумага больно жесткая, к тому же – вся в печатях и автографах. Да и на черта он нужен, если лечение всегда одно и тоже – лежать на диване и прийти такого-то? А по тону шефа я сразу понял, что ждет меня дорога дальняя и страшно эротическая, хотя и пешая, с заявлением в бухгалтерию в конце этого самого больничного листа.

Короче, приметы – приметами, а тут наступила весна, не сильно так, но снег сошел, птички вернулись, люди на субботники вышли, маеффку отгуляли, и как только смог я ходить без двух костылей сразу же возник вопрос – как отсюда свалить? Вопрос «Куда?» не стоял, понятно дело, на Запад. Как всякий приличный эльф в случае поганой ситуации собирает чемодан, садиться на корабль и плывет на Запад. Так Толкиен писал, а он профессор и вообще шарит в этих делах лучше всех, даром, что покойничек.

Тем не менее, денег не было – от слова «совсем», и страшно было до чертиков в даль туманную утром ранним пускаться, хотелось забиться себе в норку, под теплое одеялко и тянуть там чай или грог с ватрушками и монитором от мира сего загораживаться.

Можно, конечно, было на работу устроиться, но вариант сей был сомнителен, ибо работы возле дома валялось мало, да еще и сидячей, а ездить куда-то – опять же деньги нужны, а деньги – возьми и закончись, шесть тысяч уже даже для Омска – не деньги. Ладно, короче, занял я сто рублей, (кстати, не помню у кого, надо будет поспрашивать потом).

Да и матушка, посмотрев, как я пакую рюкзак, выдала мне полтишок на хлеб. И однажды теплым майским днем вышел я из дома и, придя на остановку, поймал маршрутку до Солнечного.

В маршрутке на меня все пялились, как на пришельца, но это дело почти привычное. В нашем городе в общем-то человек с большим рюкзаком – редкость, а уж если он еще и в шляпе с клеверочком – то чистая забава. Однако я раньше в деревне жил, и единственное, почему не имел статуса деревенского дурачка, так это потому, что там у нас был настоящий деревенский дурачок (учился, к слову сказать, в моем классе). Забавный был парень. Интересно, что с ним стало? Ну да ладно, короче сел и поехал. На Запад.

Омск., пос. Солнечный, ул. Дианова
(666 с чем то километров до Тюмени)

Вышел, значит, я на трассу, легко сказать, вышел на трассу, а трасса – она через весь город идет, ну от того места, где я стоял, до старого поста ГАИ, который снесли еще в прошлом веке, километра два было. Прошел за остановку, посмотрел, где обочина не сильно грязная, как назло, дождь ночью прошел, однако Гугл говорил, что километрах в четырехстах можно встретить солнце, и я на это крепко надеялся. Мало радости мокнуть, да еще и в диких землях. Раньше на выезде из Омска стоял указатель с надписью «Тюмень 666 км», очень хотелось под ним сфотографироваться, но как-то не вышло. А потом убрали. То ли расстояние неверное, то ли попы возмутились.

Самое сложное в выходе на трассу для меня – это первый раз поднять руку. Это как промышленный альпинист, когда завешивается на здание, вроде, все проверенно, узлы надежные, страховка встегнута, карабины зафиксированы – нужно только руки отпустить от края крыши и повиснуть на веревке. Вот-вот, кто не пробовал – не поймет. Это как из самолета шагнуть. Да, ты знаешь, что за спиной парашют – а вот докажи это организму.

Вот тут что-то похожее, пока ты руку не поднял – ты просто «хрен с рюкзаком на обочине». А вот когда поднял – ты уже «вот уроды, опять куда то едут». Есть разница и большая.

Потому что трасса – это как фильтр: ты стоишь и ждешь человека, который не может проехать мимо другого человека, просящего помощи.

Давно уже я правой не махал. Технология у меня не космическая: становишься лицом к движению, прямую правую руку поднимаешь чуть выше головы и ладонь сжимаешь в кулак с большим пальцем, вытянутым по ходу движения. Собственно, все. Ну, можно еще в локте покачать для привлечения внимания. Динамика более заметна, чем статика.

Стою, значит, и махаю. А сам думаю – только бы шеф не увидал, хотя шеф вообще-то на Северах должен быть, но у нас в конторе монтажники все на машинах и по районам ездят регулярно. Некрасиво может получиться, мне еще до увольнения недели две и я, по идее, вроде как, на больничном.

А народ едет мимо, разный народ. Много стало женщин за рулем, особенно, в городе, для автостопщика не сильно хорошо, они подбирают реже. Но и на трассах, вдали от городов, они редки по той же причине – страшно. Хотя помню, когда в прошлом годе то же шел на Красноярск трассой, меня из Новосиба как раз барышня вывезла на оранжевой хонде.

Я тогда ее, помнится, поблагодарил от души и тут же поинтересовался за мотивацию ее поступка. Мол, не страшно ли? Она тогда сказала, что, конечно, страшно, и первый раз она мимо меня проехала. А потом ее совесть замучила, она развернулась и меня забрала. Женская логика – странная вещь, мужики так редко делают.

Крайне интересна реакция водителя на автостопщика, особенно, когда скорость движения невысока, и он тебя успевает заметить, и ты – его реакцию отследить. Многие балдеют, знаки неприличные кажут, но это редко и, в основном, пока ты от города «отрываешся».


На дальних трассах свои законы, это в городах каждый сам за себя, а если что – можно эвакуатор вызвать или друзьям позвонить. На трассе безлюдье, такое редко, там только на людей надежда, таких же как ты. Всем факи если казать, потом, кто тебя будет такого веселого из кювета вытаскивать?

Чаще всего смотрят прямо и игнорируют или делают вид, что не видят, допускаю, что многие действительно не видят. Другие «не видят» тебя как причину для остановки, в их мире отсутствует такое понятие, как «подвезти» – это тоже нормально, на нашей земле многие живут в своих собственных мирах и не видят ничего, что твориться кругом, не хотят.

Я тоже не исключение. Я просто жду водителя, в мире которого автостопщики существуют. Неважно, как там мы у него называемся, люди, едущие на попутках, хичхайкеры, туристы, путешественники – главное, чтобы мы существовали в его мире, и он признавал за нами право перемещаться по земле, как нам нравиться.

Ну пока он до тебя не доехал, остается стоять и махать рукой каждой встречной машине, избегая, разве что, маршруток и автобусов, мы люди безденежные, нам чисто так – Христа ради.

Бывают еще люди, которые, проезжая мимо тебя, вдруг начинают что-то увлеченно рассматривать слева, старательно отводят глаза, как бы говоря «я тебя не вижу», однако они нас видят и просто таким образом заключают сделку со своей совестью. «Я отвел глаза на секунду – и надо же – проехал мимо! Не успел даже подумать!». Этих мне жалко. Они как дети, знают, что поступают нехорошо, но все равно делают. Такой, если даже подберет тебя, то будет все пятнадцать километров жаловаться на жизнь, а потом попросит денег и очень расстроиться, узнав, что денег я ему не дам, хотя он и так это знал, с самого начала. Это просто люди, которые «стараются жить как все», но не умеют жить своей жизнью – пусть лучше они едут дальше и смотрят куда захотят.

Еще бывает, что водитель знаками показывает тебе, что он «тут сворачивает», или «рад бы – да не могу», или «братан – машина забита, некуда». Таким я обычно показываю раскрытую ладонь в успокоительном жесте «мол, понимаю» и одновременно «счастливого пути». Такие краткие «разговоры» сильно успокаивают, доказывая, что есть вменяемые люди, просто нужный человек еще не подъехал.

Стоял я примерно минут сорок, и начал уже уставать с непривычки, да и нога отвыкла от таких нагрузок, да и я от них за год отвык. Держал меня Омск, крепко держал, не хотел выпускать из своих цепких улиц. Что же делать? Взмолился я тогда ему, поднял глаза к пасмурному небу

– Отпусти меня, Батюшка Омск! Не надолго я! Вернусь еще к тебе, никуда не денусь, вон специально должок в Викинге оставил, чтоб был стимул вернуться поскорей да закрыть, да и есть дева рыжеволосая, которой на прощанье в глаза не глянул, как я могу уехать насовсем? Отпусти и вернусь скоро, а если встречу солнце ясное, то попрошу его в эту сторону скататься, чтобы и у нас если не весна, то хоть лето случилось!

Разговариваю этак я с городом, а рукой помахиваю и гляжу – притормаживает джип грязно зеленого цвета. Вылезает из него дядька в пиджаке и помогает мне закинуть рюкзак в багажник.

А у меня на рюкзаке табличка прикручена, пятнадцать на пятьдесят с надписью «Тюмень» для подачи конкретных сигналов направления движения водителям. Садимся мы в машину, он и спрашивает: «Что, неужто до Тюмени?». «Да», – отвечаю: «До неё».

И дальше начинается такой нормальный треп о том, о сем. Я рассказываю, что мне осталось две недели больничного, а нога уже немного ходит и поскольку дачи у меня нет, то хочу я совершить путешествие по урало-сибирскому региону, а поскольку и денег у меня нет, то путешествую автостопом. Хорошая такая «телега», и в двух словах, и по существу, и главное – все правда. Не люблю врать, а то потом беспременно запутаешься где-нибудь, и доверие человека потеряешь, а это очень важно. Человек, когда подбирает незнакомца, рискует ведь, да и ты толком не знаешь, кто тебя подобрал. Сколько раз приходилось с бандитами различными ездить, главное, не врать и вести себя достойно. Все люди, все понимают. Бродяги угодны богу, он сам таким был.

Короче, разговорились мы с мужиком за дачи, за рыбалку. А я благодаря сестренке с ее рыбоводами по этой теме подкованный человек. Водитель, (кстати познакомились – зовут Толя), человек оказался интересный с юмором и увлекающийся. Как раз рыбалкой и своей дачей, которую он купил где-то на Омке, и вот как раз ехал что-то для нее покупать. Ехал он не далеко, в какую-то деревеньку, однако, под душевные разговоры за экологию да присноебучий Красногорский гидроузел, доехали мы почти до Политотдела. Где и спохватились, что деревенька-то, по ходу, где-то позади осталась, и мы ее под душевные разговоры проскочили километров эдак пятнадцать назад. Ну, Толя сильно не расстроился и довез меня уже до этого самого свертка на Политодел. На прощанье подарил бутылку святой воды из Верхотурского монастыря. Взял подарок с удовольствием – в дороге вода лишней не бывает. Попрощались, и зеленый джип, посигналив, укатил в обратную сторону, а я остался наедине с трассой и небом.

Трасса 1Р402. База отдыха «Политотдел»
(610 с чем то километров до Тюмени)

Политотдел – название странное, особенно для аквапарка, который там располагается. У меня как у человека, «рожденного в СССР», это слово ассоциируется с чем угодно, кроме отдыха, и тем более – аквапарка. Скорее уж – с казематами и допросами с помощью утюга и паяльника. В любом случае – мне не туда. Трасса перед свертком делает небольшой поворот, и тебя видно метров за триста – это хорошо. Но трасса до Красного Яра хорошая, и потому участок здесь скоростной, который все нормальные люди на скорости и проходят. По фигу, за сколько тебя видно, если для водителя есть только он и хорошая дорога, и утро, летящее навстречу, звонко рикошетящее жуками по лобовому стеклу.

Короче, безмазовое дело. На таком участке можно вечность втыкать, пока уже откровенно Джа не сжалиться над тобой и пошлет драйвера, который подбирает уже всех отчаявшихся на своем пути. Бывает такое, правда, что и не посылает – тогда приходиться самому идти.

Помню, стояли мы как-то с Сашкой Сантой под Сызранью, через шесть часов, кроме как «ссысранью» мы это место не называли. Пошли мы в магаз и на последние деньги купили полбулки хлеба и бутылку пива, умяли это все, да и пошли в сторону Москвы пешком по обочине. И – о чудо! Сашка через километр поймал дальнобоя, а я через полтора – нашел говновозку, которая довезла меня почти до Пензы.

Ладно, байки – байками, а выбираться как-то надо. Да и продувало в этом чистом поле так, что пришлось надеть капюшон штормовки под шляпу чтобы не замерзнуть и сохранить уши. Короче, в таких местах надежда только на те машины которые выползают со свертка на главную дорогу, ползут они медленно, пропуская несущиеся по трассе автомобили, и потому у них есть возможность тебя рассмотреть, а ты за это время можешь знаками объяснить, что ты не верблюд и вообще «подвезите дяденька, а то брат Митька помирает и ухи просит». Не знаю, как это получается, но после часа стояния на ветру у человека, желающего залезть в теплую машину, проявляются и не такие актерские способности и коммуникативные навыки.

Короче «уболтал» я знаками какую-то пожилую чету на вишневом Матисе. Сам не верил, что втиснусь туда с рюкзаком и костылем – однако ж влез. Чудеса случаются, грех не признавать. Поблагодарил Господа за добрых людей. Рассказал за подаренную водителем Толей святую воду, в ответ нарвался на проповедь за Слово Божье и истину.

С удовольствием выслушал дедушку. Согласился с тем, что Свидетели Иеговы есть сектанты, верящие хрен знает во что, кроме Бога, получил в подарок книжечку с избранными местами из Библии и был высажен на кольце Красного Яра с наилучшими пожеланиями. Там от Политотдела, оказывается, километров пять от силы, в лучшие годы я бы и пешком дошел. Когда мы первый раз с Димой Смогом по этой трассе шли, мы ногами километров пятьдесят оттопали в общей сложности и добрались почти до Ишима, а это, считай, четыреста километров от Омска. Городище в Тюменской области. Была там такая станция «Безруково», мы на ней упали и окрестили ее «Безногово». Однако что-то я отвлекся, а ехать надо.

Трасса 1Р402. Развилка: Тара, Любино, Красный Яр
(600 с чем то километров до Тюмени)

Красный Яр, первое кольцо на трассе на Тюмень, кажется, в сорока пяти километрах от Омска, обычно, когда нормально стартуешь от города, как раз до него и доезжаешь. А дальше нужно ловить что-нибудь до Тюкалинска или Крутинки, потому как ближе ничего и нет, кроме тех самых скоростных участков, на которых ни один добрый человек не остановиться, если конечно ты не девица какая-нибудь в кокошнике на босу ногу.

То есть, деревни там, конечно, есть, и туда автобус ходит. Но автостопа там почти нет, потому как выше написано.

Обычно на этом кольце висит пяток «тюленей» (так автостопщики называют аборигенов за манеру останавливать машины движениями, напоминающими взмахи ластом), которые в ожидании своего автобуса пытаются поймать попутку. Самое забавное, что их подбирают, в основном, местные автолюбители. Дальники – редко, «да ну блин только разгонишься – уже опять тормозить».

В этот раз за кольцом была только пожилая женщина с китайской клетчатой сумкой «мечта оккупанта». А вот дорожные строители подкинули сюрприз, перекопав всю обочину и воткнув знак «остановка запрещена». Помедитировав на перекопанную обочину, уходящую в горизонт, я вздохнул и принялся стопить прямо под знаком.

Первой уехала как раз женщина, на какой-то маршрутке. А я остался один-одинешенек на свертке за заброшенным постом ДПС.

Принялся вспоминать что на этом повороте веселого было. Прошлый раз мы здесь с Олькой «висели», когда вдвоечка ехали в Еката года два назад. Правда, уже летом. А как-то раз поздней осенью мы с Сантой сидели вооон в тех кустах и курили траву из трубки в ожидании, когда подберут Петрова, чтобы не пугать водителей зрелищем трех здоровых мужиков странного вида.

Вот, кстати, за странный вид многие меня спрашивают – зачем ты на трассу одеваешься диковинно как-нибудь? Не лучше ли выглядеть как нормальный человек? На что я им в шутку отвечаю, что бороду то сбрить легко, но вот умище-то куда девать?

А если по серьезному, предпочитаю выглядеть диковинным чудиком, чтобы за лихого человека не принимали. Потому как лихие люди как раз и стараются выглядеть «нормальными», чтобы внимание не привлекать. А моя цель как раз – привлечь внимание водителя, посему выглядеть как бродячий артист нисколько не возбраняется, даже наоборот. Но с другой стороны и контингент тебя подбирает соответствующий, что уж с шута возьмешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное