Филип Пулман.

Сказки братьев Гримм (сборник)



скачать книгу бесплатно


Филип Пулман, 2012 г.

Библиография

Седьмое немецкое издание «Детских и семейных сказок» Якоба и Вильгельма Гриммов 1857 года, поскольку оно оказалось наиболее доступным. Книга была опубликована Вильгельмом Голдманном Верлагом. Номера сказок, упомянутые мной в примечаниях к каждой истории, взяты из книги «Классификация народных сказок разных стран», большого каталога, составленного Анти Аарне, впервые опубликованного в 1910 году дополненного Ститом Томпсоном в 1928 и 1961 годах, и в последний раз переизданного в 2004 Гансом Йоргом Утером (более подробно см. ниже), где сказки из ранних изданий помечены знаками «ATU» или «AT». Здесь я привожу работы, которые показались мне наиболее полезными и интересными.


Aesop. The Complete Fables, tr. Olivia Temple (London: Penguin Books, 1998)

Afanasyev, Alexander. Russian Fairy Tales, tr. Norbert Guterman (New York: Pantheon Books, 1945)

The Arabian Nights: Tales of 1001 Nights, tr. Malcolm C. Lyons with Ursula Lyons, introduced and annotated by Robert Irwin (London: Penguin Books, 2008)

Ashliman D. L. A Guide to Folktales in the English Language (New York: Greenwood Press, 1987)

Bettelheim, Bruno. The Uses of Enchantment (London: Peregrine Books, 1978)

Briggs, Katharine M. A Dictionary of Fairies, Hobgoblins, Brownies, Bogies and Other Supernatural Creatures (London: Allen Lane, 1976)

Folk Tales of Britain (London: Folio Society, 2011)

Calvino, Italo. Italian Folktales, tr. George Martin (London: Penguin Books, 1982)

Chandler Harris, Joel. The Complete Tales of Uncle Remus (New York: Houghton Mifflin, 1955)

Grimm, Jacob and Wilhelm. Brothers Grimm: Selected Tales, tr. David Luke, Gilbert McKay and Philip Schofield (London: Penguin Books, 1982)

The Penguin Complete Grimms’ Tales for Young and Old, tr. Ralph Mannheim (London: Penguin Books, 1984)

The Complete Fairy Tales, tr. Jack Zipes (London: Vintage, 2007)

The Complete Grimm’s Fairy Tales, tr. Margaret Hunt, ed. James Stern, introduced by Padraic Colum and with a commentary by Joseph Campbell (Abingdon: Routledge, 2002)

Lang, Andrew. Crimson Fairy Book (New York: Dover Publications, 1967)

Pink Fairy Book (New York: Dover Publications, 2008)

Perrault, Charles. Perrault’s Complete Fairy Tales, tr. A. E. Johnson and others (London: Puffin Books, 1999)

Philip, Neil. The Cinderella Story (London: Penguin Books, 1989)

Ransome, Arthur. Old Peter’s Russian Tales (London: Puffin Books, 1974)

Schmiesing, Ann. ‘Des Knaben Wunderhorn and the German Volkslied in the Eighteenth and Nineteenth Centuries’ (http://mahlerfest.org/mfXIV/schmiesing_lecture.html)

Tatar, Maria. The Hard Facts of the Grimms’ Fairy Tales (Princeton: Princeton University Press, 1987)

Uther, Hans-J?rg.

The Types of International Folktales: A Classification and Bibliography Based on the System of Antti Aarne and Stith Thompson, vols. 1–3, FF Communications No. 284–86 (Helsinki: Academia Scientiarum Fennica, 2004)

Warner, Marina. From the Beast to the Blonde: Of Fairy Tales and their Tellers (London: Vintage, 1995)

No Go the Bogeyman: Scaring, Lulling, and Making Mock (London: Vintage, 2000)

Zipes, Jack, The Brothers Grimm: From Enchanted Forests to the Modern World (New York: Palgrave Macmillan, 2002)

Why Fairy Tales Stick: The Evolution and Relevance of a Genre (New York: Routledge, 2006)

(ed.), The Great Fairy Tale Tradition: From Straparola and Basile to the Brothers Grimm (New York: W. W. Norton and Company, 2001)

(ed.), The Oxford Companion to Fairy Tales (Oxford: Oxford University Press, 2000)

Сказка первая
Король-лягушонок, или Железный Генрих

В старые времена, когда желания исполнялись по волшебству, жил король, все дочери которого были очень красивы. Но младшая дочь была столь прекрасна, что даже солнце, видавшее многое, замирало в удивлении всякий раз, как лучи касались ее лица. Недалеко от королевского дворца находился дремучий темный лес, где под липой бил родник. В жаркие дни принцесса шла в лес посидеть у источника, от которого разливалась изумительная прохлада.

Чтобы скоротать время, она брала с собой золотой мячик, подкидывала его в воздух и ловила. Это была ее любимая игра. Так случилось однажды, что она неловко подкинула мячик и не смогла поймать его. Мяч покатился к роднику, упал в воду и исчез. Принцесса побежала за ним, стала вглядываться в темную воду, но не увидела мяча. Даже дно источника оставалось недосягаемым для взора. Безутешная, она расплакалась, и плач ее становился все громче и громче.

И тут сквозь слезы и всхлипывания девушка услышала голос:

– Что с тобой, принцесса? Ты плачешь так громко, что могла бы разжалобить и камень.

Она опустила взгляд, чтобы увидеть, откуда доносится этот голос, и увидела лягушонка, который высунул свою большую уродливую голову из воды.

– Ах, это ты, старый плескун, – сказала она. – Я плачу потому, что мой золотой мячик упал в воду. Но здесь так глубоко, мне его не достать.

– Тогда не плачь больше, – сказал лягушонок. – Я помогу тебе вернуть мяч. Только что я получу в награду?

– Все, что пожелаешь, лягушонок! Что угодно! Мои платья, мои жемчуга и драгоценности, даже золотую корону с моей головы.

– Я не хочу твои платья, да и жемчуга и драгоценности мне тоже ни к чему. Полюби меня, сделай своим спутником и товарищем по играм, посади рядом с собой за стол, позволь есть из твоей тарелки и пить из твоей чашки, разреши засыпать в твоей кровати, тогда я достану золотой мячик со дна родника.

Принцесса подумала: «О чем болтает этот глупый лягушонок? Что бы он себе ни думал, что бы ни квакал, ему нет места среди людей».

Конечно, принцесса не сказала вслух ничего подобного, а воскликнула лишь:

– Да, да, я обещаю тебе все это, только принеси мне мяч.

Заручившись ее согласием, лягушонок скрылся под водой, а через мгновение вынырнул с мячом во рту и бросил его на траву.

Принцесса была так счастлива, что подхватила мячик и побежала прочь.

– Подожди меня, – кричал лягушонок. – Возьми меня с собой! У меня ноги коротки, я за тобой не успею!

Но принцесса ничего не слышала. Она спешила домой и совсем забыла бедного лягушонка, которому ничего не оставалось, как вернуться к своему роднику.

На следующий день принцесса сидела за столом со своим королем-отцом и придворными и ела с золотой тарелки. Вдруг слышит на мраморной лестнице – топ-шлеп, топ-шлеп – лягушонок взбирается по ступеням и, допрыгав до дверей, как закричит:

 
– Дочь королевская, младшая дочь!
Открой и впусти, не гони меня прочь!
 

Она побежала посмотреть, кто же там так шумит, отперла двери и увидела лягушонка. В страхе она закрыла двери на засов и побежала назад.

Король, увидев, что дочь едва стоит на ногах от страха, спросил:

– Что так напугало тебя, дитя? Не великан ли у дверей?

– Ах, нет, – ответила она, – не великан, а мерзкий лягушонок.

– И что же он от тебя хочет?

– Ой, папочка, вчера я играла в лесу около родника, и мой золотой мячик упал в воду. Я заплакала так горько, что лягушонок выловил его для меня, и раз он настаивал, я пообещала, что он будет моим спутником. Не думала я, что это существо покинет свой водоем, но вот оно стоит у дверей и хочет войти.

Тут стук раздался во второй раз, и голос позвал:

 
– Дочь королевская, младшая дочь!
Открой и впусти, не гони меня прочь!
Иначе посулам твоим грош цена,
Так будь королевскому слову верна!
 

– Если ты дала обещание, должна его выполнить. Иди и впусти его, – сказал король.

Принцесса открыла дверь, и лягушонок перепрыгнул через порог и доскакал до ее стула.

– Подними меня, – сказал он, – я хочу сидеть рядом с тобой.

Очень уж ей не хотелось этого, но король сказал:

– Не медли, делай, как он говорит.

Ничего не оставалось, кроме как поднять лягушонка. Оказавшись на стуле, он захотел сидеть на столе, и ей пришлось устроить его там.

– Подвинь свою золотую тарелку, чтобы я смог поесть с тобой, – попросил лягушонок.

Так принцесса и сделала, но все видели, как ей это не нравится. Лягушонок, однако, наслаждался: кушал ее еду с большим удовольствием, тогда как каждый кусочек застревал у принцессы в горле.

Наконец лягушонок сказал:

– Благодарю вас, я наелся. Мне хотелось бы отойти ко сну. Отнеси меня в свою спальню и постели постель, чтобы мы могли в ней уснуть.

Принцесса начала плакать потому, что холодная кожа лягушонка ужаснула ее. Она вздрогнула при мысли о нем в своей уютной и чистой кровати, но король нахмурился и сказал:

– Ты не должна презирать того, кто помог тебе в час нужды.

Принцесса взяла лягушонка двумя пальчиками, вынесла за порог своей комнаты и захлопнула дверь крепко-накрепко. Но он стучал и кричал:

– Впусти меня! Впусти меня!

Тогда она открыла дверь и сказала:

– Хорошо, ты можешь войти, но спать будешь на полу.

Она положила его у ножки своей кровати, но лягушонок не унимался:

– Подними меня! Подними меня! Я устал, как и ты!

– Да сколько можно? – сказала принцесса и посадила его на дальний угол подушки.

– Ближе! Ближе! – настаивал он.

Тут чаша ее терпения переполнилась. В яростном порыве она схватила лягушонка и швырнула его в стену. Но что за сюрприз ждал принцессу, когда он упал обратно в кровать! Он больше не был лягушонком, а превратился в молодого человека, настоящего принца с прекрасными улыбчивыми глазами.

Принцесса полюбила его и признала своим спутником, как того желал король.

Принц рассказал, как злая ведьма наложила на него заклятие, и только принцесса могла спасти его из того лесного источника. Кроме того, на следующий день должна была приехать карета и забрать их в королевство принца. Той ночью они заснули бок о бок.

Следующим утром, когда солнце разбудило их, ко дворцу прибыла карета, как и обещал принц. Тянули ее восемь лошадей, страусовые перья качались на их головах, а в упряжках сверкали золотые цепочки. На облучке стоял Верный Генрих. Он был слугой принца и, узнав о его превращении, пребывал в таком смятении, что заказал у кузнеца три железных обруча, чтобы не дать своему сердцу разорваться от тоски. Верный Генрих помог им сесть в карету и занял место возницы. Сердце его переполнялось радостью от встречи с принцем.

Спустя некоторое время принц услышал громкий треск позади себя.

– Кажется, карета ломается, – крикнул он, обернувшись к Генриху.

– Не волнуйтесь, господин, это всего лишь мое сердце. Когда вы жили лягушонком в роднике, я испытывал такую душевную боль, что сковал свое сердце железными обручами, чтобы сохранить его, ибо известно, что железо сильнее печали. Но любовь сильнее железа, и обручи лопаются на моем сердце, когда я снова вижу вас человеком.

Еще дважды они слышали треск и дважды думали, что это карета, но каждый раз ошибались: это были обручи, лопающиеся на сердце Верного Генриха, ведь его хозяин был спасен.

* * *

Тип сказки: ATU 440, «Муж-лягушка».

Источник: сказка рассказана братьям Гримм семьей Вильд.

Похожие истории: Катарина М. Бриггс, «Лягушка», «Принц-лягушка», «Возлюбленный лягушонок», «Паддо» («Английские народные сказки»).


Одна из самых известных сказок. Сюжет, построенный вокруг отвратительной лягушки, которая превращается в прекрасного принца, привлекателен и наполнен эмоциональными смыслами настолько, что становится метафорой основного человеческого опыта. В сознании читателей укоренилось представление о том, что лягушонок превращается в принца после того, как принцесса его целует. В изложении братьев Гримм дело обстоит ровно наоборот, как и в версиях Бриггс, где лягушонок для смены облика должен быть обезглавлен. Тем не менее версия с поцелуем также имеет право на существование. В конце концов, это существующее отдельно от других фольклорное произведение. К тому же связанное с требованием лягушонка разделить с ним ложе.

Не подлежит сомнению тот факт, что лягушонок превращается в принца (ein Froschkunig). Возможно, побывав однажды лягушонком, он продолжал ассоциироваться с этим образом и после своего вступления на престол. Такую историю сложно забыть или утаить.

Верный Генрих появляется в финале, словно из ниоткуда, и настолько сюжетно оторван от остальной сказки, что чаще всего о нем забывают, несмотря на то что он удостоен упоминания в названии. Распадающиеся железные обручи на его сердце являются таким ярким образом, что заслуживают отдельной истории.

Сказка вторая
Дружба кошки и мышки

Однажды кошка подружилась с мышкой. И все уши прожужжала серенькой о том, какую любовь к ней испытывает. Какая она милая, какая умная, как изящно крутит хвостиком и все такое. В конце концов мышка согласилась поселиться с ней в одном доме и завести общее хозяйство.

– Надо бы нам наготовить припасов на зиму, – сказала кошка, – а не то в лютые морозы придется голодать. Ты такая маленькая, что не можешь выходить на улицу в холода. Того гляди, кончишь тем, что замерзнешь или в мышеловку попадешь.

Мышке добрый совет пришелся по душе, они сложились, купили горшочек с жиром и долго спорили, куда бы его поставить. Наконец кошка предложила:

– Знаешь, мне кажется, самое безопасное место должно быть в церкви. Оттуда никто не осмелится ничего украсть. Спрячем его под алтарем и не будем трогать до тех пор, пока жир нам действительно не понадобится.

И они спрятали горшочек в церкви. Но прошло совсем немного времени, и кошке страсть как захотелось отведать вкусного жирку. Тогда сказала она мышке:

– Вот что я собиралась тебе рассказать: моя двоюродная сестрица недавно родила сыночка, беленького с коричневыми пятнышками.

– Какая радость! – ответила мышка.

– Да, и они попросили меня стать ему крестной. Займись-ка сегодня домашним хозяйством сама, а мне придется держать малыша над купелью.

– Конечно, иди, я не против, – сказала мышка. – Наверняка после крестин будет богатое угощение. Будешь лакомиться – не забудь и обо мне. Я и сама не прочь выпить сладкого крестильного винца.

Все это кошка придумала. У нее и в помине не было двоюродной сестры, и каждый, кто ее знал, вряд ли позвал бы в крестные к своему малышу. Она отправилась прямиком в церковь, пробралась к горшочку и слизала сверху всю жирную пеночку.

Выйдя как ни в чем не бывало из церкви, она забралась на свое любимое место на крыше и, облизываясь, стала вспоминать, каким вкусным был жир. Домой вернулась лишь к вечеру.

– Вот ты и вернулась! – сказала мышка. – Ну что, хорошо повеселилась? Как назвали ребеночка?

– Вершочком, – невозмутимо ответила кошка, разглядывая свои коготки.

– Вершочком? Что за странное имя для младенца? – удивилась мышка. – Или оно принято в вашем семействе?

– Ничего странного в этом имени нет, – сказала кошка. – Оно не хуже, чем Крошка-воришка, как зовут всех твоих крестников.

Немного времени спустя кошку опять одолело желание полакомиться жирком, и она сказала мышке:

– Дорогая подруга, не могла бы ты сделать мне одолжение? Меня позвали на крестины еще к одному котенку. Как им отказать, ведь у него белый воротничок вокруг шеи! А к вечеру я вернусь.

Покладистая мышка ответила: «Да», она не имела ничего против и желала кошке только добра. Кошка тут же выбежала за дверь, прокралась за городской стеной к церкви, забралась под алтарь и съела полгоршочка жиру.

«Ничто так не вкусно, как то, что ешь в свое удовольствие», – подумала она.

Когда она вернулась домой, мышка снова ее спросила:

– Ну а как этого малыша нарекли?

– Середочкой, – ответила кошка.

– Середочкой? Что за имя? Никогда не слыхала! Такого и в святцах-то нет!

Жир был таким вкусным, что у кошки очень скоро опять слюнки потекли – так полакомиться захотелось.

– Бог любит троицу! – сказала она мышке. – Представляешь, меня опять пригласили на крестины. Малыш черный, как уголь, и только лапки у него беленькие. Знаешь, ведь такое нечасто случается – всего раз в несколько лет. Ты не будешь возражать, если я пойду?

– Вершочек, Середочка, – проговорила мышка. – Такими странными именами называют детишек в твоей семье, что меня сомненье берет!

– Что за вздор! – ответила ей кошка. – Сидишь дома с утра до ночи, хвостом крутишь, вот и приходит в голову разная чушь. Тебе надо почаще на свежий воздух выходить.

Мышка не знала, что и подумать, и, пока кошки не было, навела в доме чистоту и красоту.

А кошка в церкви в это время вылизала весь жир из горшочка. И соскребла с донышка лапкой последние остатки. После загляделась в свое отражение на дне горшка и подумала: «Только тогда на душе и спокойно, когда все съешь».

Домой она вернулась лишь поздней ночью.

Мышка тотчас же спросила, какое имя дали третьему малышу.

– Оно наверняка тебе тоже не понравится, – сказала кошка. – Они назвали его Последышек.

– Последышек! – воскликнула мышка. – Боже милостивый! Честно скажу – это очень подозрительное имя. Никогда раньше такого не слыхала. Что оно означает?

Потом она обернула хвостик вокруг себя и пошла спать.

С той поры больше никто не приглашал кошку на крестины. Когда наступила зима и стало совсем нечего есть, мышка подумала о горшочке с вкусным жиром, спрятанном под алтарем в церкви.

Она сказала:

– Пошли-ка, кошка, за горшочком с жиром. То-то вкусно нам будет!

– Да, – согласилась кошка. – Так же вкусно, как если бы ты высунула свой тонкий язычок из окна на улицу.

Они отправились в церковь. Горшочек стоял на прежнем месте, но, конечно же, пустой.

– Ой-ой-ой, теперь-то я начала понимать, что случилось! Вот какой ты мне истинный друг! Ни на какие крестины ты не ходила, а сама все сожрала. Сначала вершочек…

– Берегись, – сказала кошка.

– Потом середочку…

– Я тебя предупредила!

– Затем после…

– Еще одно слово и я тебя съем!

– …дышек! – сказала мышка, но было слишком поздно: кошка прыгнула на нее и проглотила.

А вы как думали? Такое в нашем мире, бывает, что и случается.

* * *

Тип сказки: ATU 15, «Воровство еды под предлогом крестин».

Источник: сказка рассказана братьям Гримм Гретхен Вильд.

Похожие истории: Джоэль Чендлер Харрис, «Как братец Кролик управился с маслом» («Полное собрание сказок дядюшки Римуса»).

Простенькая и широко известная басня. В некоторых вариантах сказка звучит непристойно: виновник преступления мажет маслом под хвостом спящего партнера, чтобы его обвинить в краже. Идею отражения в дне горшочка я позаимствовал из сказки дядюшки Римуса, которая, как и эта история, заканчивается сокрушенным вздохом по поводу несправедливости этого мира: «Так часто бывает на свете: один натворит бед, а другой отвечает за них» («Полное собрание сказок дядюшки Римуса»).

Сказка третья
Сказка о том, кто ходил страху учиться

Один отец жил с двумя сыновьями. Старший был сметлив и умен, за что ни возьмется – все у него в руках спорится, зато младший был глуп, непонятлив и ничему научиться не мог. Все, кто его знал, говорили:

– Отец хлопот не оберется с этим мальчишкой.

Когда нужно было сделать какую-нибудь работу, все приходилось на долю старшего. Единственное, с чем не мог справиться старший сын: если отец просил его принести что-то поздней ночью и дорога лежала через кладбище или другое страшное место, он всегда говорил:

– Нет, отец, не пойду я туда. Уж очень мне страшно.

Или вечером, когда народ собирался у камелька и рассказывал всякую всячину о привидениях да домовых, слушатели восклицали:

– Страсти какие!

Младший все сидел в уголке и не мог взять в толк, что же здесь страшного.

– Вот все твердят: страшно да страшно! Не понимаю, о чем речь. Мне вот ни капельки не страшно, хотя я все слушаю так же внимательно, как и они.

Однажды отец ему и говорит:

– Ты, сын, стал большим и сильным. Уж вырос, настало время самому зарабатывать себе на хлеб. Посмотри на брата! Смотри, как он научился работать, а ты только даром хлеб проедаешь.

– Да, отец, – ответил младший сын, – мне тоже очень хочется зарабатывать. Я хочу научиться страху. Это то, чего я никогда не мог понять.

Старший брат услышал эти слова и расхохотался.

– Вот дурень! – решил он. – Ничего путного из него не выйдет. Из свиного уха шелкового кошелька не сошьешь.

Отец лишь тяжело вздохнул.

– Ну что ж, воля твоя, если ты научишься страху, вреда от этого не будет, – сказал он, – но одним страхом не прокормишься.

Через несколько дней зашел к ним в гости поболтать церковный сторож. Отец не сдержался и выложил ему как на духу свои тревоги по поводу младшего сына: какой он глупый, не может ничему научиться, ничего не понимает.

– Вот, например, – сказал он, – когда я спросил его, чем он думает зарабатывать на жизнь, ответил, что хочет научиться страху.

– Раз он действительно этого хочет, – ответил церковный сторож, – пошли его ко мне. Страх я ему обеспечу. Сразу мозги на место встанут.

– Это ты хорошо придумал, – решил отец. – Может, это ему пользу принесет.

Церковный сторож поселил паренька у себя в доме и поручил ему звонить в колокола. Как только тот научился это делать, сторож разбудил его посреди ночи, попросил подняться на колокольню и позвонить в колокол.

«Вот теперь-то ты и узнаешь, что значит страх», – подумал он про себя и, пока мальчик одевался, полез на колокольню первым.

Парнишка долез до звонницы, обернулся в поисках веревки и увидел фигуру в белых одеждах прямо за колоколом.

– Кто там? – спросил он.

Фигура была неподвижна и молчалива.

– Отвечай! – закричал младший сын. – Тебе нечего здесь делать посреди ночи!

Сторож стоял недвижимо. Он был уверен, что парень примет его за привидение.

А тот снова закричал:

– Я тебя предупредил. Отвечай мне, или я сброшу тебя с лестницы! Кто ты и чего тебе надо?

Церковный сторож подумал: «Ну, уж с лестницы-то он меня наверняка не сбросит».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное