Феликс Гараев (Тюрк).

Корни и крылья. Убегаю на край света…



скачать книгу бесплатно

Пролог


Мои предки жили на просторах Великой степи и вели кочевой образ жизни. Они гнали скот в поисках лучших пастбищ, осваивая жизненное пространство. Они закреплялись в городищах и превращались из кочевников в оседлых жителей. Таяли столетия, менялись приоритеты, вырастали города. Но генетическая память, передавшаяся от предков, напоминала о себе в виде влечения к неизведанным далям. Томившаяся в душе сила кочевника влекла и меня в дальние страны.


Я родился в эпоху Советского Союза в славном городе Казани. Его основали в междуречье Казанки и Волги древние тюркские племена – булгары. Однажды пришли монголы – их возглавлял внук Чингисхана – Батый. Монголы, как пламя обрушились на жителей Великой степи ее западной части. Произошла ассимиляция. Так появились казанские татары…


Родители долго выбирали мне имя. Мой дед – отец моего отца, фронтовик и инженер автодорог принес целый список мусульманских имен, больше подходивших для мальчиков, живущих в Средней Азии. Дед читал эти имена вслух:

– Абдулкахар, Багаутдин, Жаудат, Кашшаф…

Гримаса моей мамы заметно менялась. Отец многозначительно молчал, а дед продолжал читать имена из списка:

– Музаффар, Сулейман, Хайретдин… – он читал бы и дальше, если бы его неожиданно не перебила его дочь – родная сестра моего отца и моя тетя.

– А как вам имя Давид?

– Причем здесь Давид? – дед наконец-то оторвался от списка. – Он что, грузин что ли?

– Давид, это еврейское имя.

– А причем тут еврей? – не унимался дед.

– А что, красивое имя. – Поддержала моя мама. – Мне нравиться.


В древности пастушок Давид одолел исполина Голиафа. С иврита Давид означает – «любимец». Родители оставили мне это имя.

Детство прошло в бараках на окраине города. Мама работала на заводе. Отец часто ездил в командировки от вертолетного завода. В отце всегда присутствовал дух кочевника. К первому классу мы переехали в новый четырнадцатиэтажный дом. Квартиру получил дед фронтовик. Моя юность растворилась в школе, на улице и в семейных драмах. Тогда я не задумывался над тем, как тонкие нити родовых пут сковывают личность по рукам и ногам.


У моего отца была своя семейная история. Он был третьим ребенком, которого не ждали. Появился он на свет неожиданно. Мама росла без отца и настоящей любви не познала. Однажды, не до любленный отец и не до любленная мать встретились. И сошлись в браке в день Святого Валентина. Это была их судьба – она заключалась в следующем: раскрыть в себе потенциал любви и с этой любовью поделиться друг с другом.


Любви не учат в школе. Любовь прививают родители. Только состояние любви может привести к истинному успеху в жизни. Дом семейного счастья невозможно построить на непрочном фундаменте. Рано или поздно он рухнет. И однажды это произошло. Семейный кокон разошелся по швам – он был связан непрочными нитями. Семейный конфликт между отцом и матерью выбил меня из привычной колеи и оставил на обочине жизни.

Я был предоставлен сам себе. И как слепой котенок на ощупь пробивал себе дорогу в жизнь.


Окончание школы важный этап. Ты определяешься кем стать. Но что могли мне предложить мои родители, если сами не имели крепких семей, любимой работы и прекрасных взаимоотношений? Я стал метаться какой путь выбрать. Поступить в военное училище или в любой институт, потому, как все окружающие внушали: «В наше время обязательно нужен диплом. Без диплома не возьмут на хорошую работу».

Я всегда имел склонность к гуманитарным наукам. Однако я настолько сомневался в себе и даже не мог вообразить, что способен поступить своими силами. И я поступил в тот институт, что был ближе к дому. Главное ведь получить диплом! Но институт был технический, а не гуманитарный. И все то время пока я учился, я смертельно мучился. А однажды, больше не в силах испытывать и обманывать себя я принял решение приостановить учебу.

***

Эзотерики говорят: «случайностей не бывает». Я абсолютно с ними согласен. Я помню день, когда привычный уклад жизни внезапно стал рушиться. То ли я устал жить по замкнутому кругу, то ли заканчивался очередной девятилетний цикл, то ли мирозданию было угодно вывести меня на мой собственный путь. Я помню противоречие души и разума. Душа рвалась вырваться на свободу за рамки привычного мира. Разум убеждал, что для начала нужно окончить университет и получить диплом. Я пытался всеми силами цепляться за общественное мнение, испытывая чувство вины, перед тем, что испытываю тягу к писательству. Это был критический возраст двадцати лет, в котором я ощутил грань выбора, как жить: в рамках известного прошлого или выбрать манящее неизвестностью будущее. Однако мне неведомо было знать, но судьба все решила за меня…


Месяц май – непростой месяц в моей жизни. Для меня месяц май является границей между двумя этапами – старым и новым. В мае начинается студенческая сессия. Страсти кипят, нервы на пределе, эмоции взрывоопасны. Бегая из кабинета в кабинет, я сам превратился в сгусток электрических молний. Я готов был взорваться в любую секунду, как шаровая молния.


У меня сложился напряженный график. Утром сессия, вечером тренировки по регби, ночью работа DJ-я в стриптиз-баре. Жизнь насыщенная, интересная, активная. Однако я предчувствовал, что с этим образом жизни вскоре придется распрощаться. В глубине моей души появилась пустота. И заполнить ее было не чем. Я не видел перспектив в учебе, не понимал зачем тренируюсь с регбийной командой и больше не испытывал удовлетворения от своей работы DJ-я.


Привычный уклад жизни стал сыпаться с момента, когда я не мог сдать последний экзамен. Преподаватель и заведующий кафедрой Минулин Ринат Ильфатович нахмурил брови и поднял на меня тяжелый взгляд.


– Учеба в энергетическом институте явно не для вас. В «автоматическом управлении систем» вы абсолютно ничего не понимаете. Скажите честно, почему вы поступили именно в этот ВУЗ?

Вопрос поставил меня в тупик, вызвав бурю эмоций и негодований. Да кого он из себя возомнил, чтобы задать мне такой вопрос!? Только я решаю, зачем я здесь!

– Чтобы получить диплом, – отвечаю я.

– Скажите, кем вы планируете работать после окончания института?

– Я пока не решил. Когда окончу ВУЗ, там и решу. – Высокомерно заявил я.

– Вы не обижайтесь, но мне кажется, вы учитесь лишь для того, чтобы отклониться от призыва в армию?


Я был в ярости. В его тоне я услышал обвинение в трусости и слабости, перед жизненными трудностями. Я был готов наброситься на него с кулаками и доказать, что я не трус. Мне хотелось наговорить ему много гадостей, но вслух я произнес другое:

– Мне просто нравиться учится.

– Тогда где ваш положительный результат по моему предмету? Позиция – учится ради диплома, абсурдна! – преподаватель слегка откинулся на спинку стула и продолжил. – Вы знаете, однажды я ехал в трамвае. На контрольной остановке в салон вошли контролеры проверять билеты. В одном из них я узнал своего студента. Вы только представьте, учится здесь целых пять лет, чтобы потом работать контролером и проверять билеты! Тьфу на него! Он мог выполнять эту скучную и никому ненужную работу, и вовсе не обучаясь здесь. Подумайте прямо сейчас, возможно вы выбрали совершенно не свой ВУЗ. Мне кажется вы больше гуманитарий.


В зачетную книжку пропечаталось ужасающее для меня слово «незачет». А мне-то показалось, что он проникся моей дерзости и обязательно снизойдет до «зачета», как это случалось прежде. Я вскипел от ярости, как самовар. Я ненавидел тратить свое время на пересдачу предметов, которые видимо мне вообще в жизни никогда не понадобятся. Теперь мне придется бегать за преподавателем и подстраиваться под его время.


– Что значит, я выбрал не тот ВУЗ?! – возмутился я. – Я всегда делаю только правильный выбор.

– Амбиции это хорошо, но не самое лучшее средство решать жизненные задачи, особенно на большом предприятии. Вот представьте, вы работаете на заводе. Произошла авария. Вас направляют устранить данную проблему, а вы ничего не понимаете. Скажите, за что вам должны платить зарплату? Зарплату вы получаете за ваше умение решить конкретную проблему. Диплом не дает знания, диплом является лишь связующим звеном между знаниями и работодателем.

– Уверен, я всему научусь прямо на месте.

– А здесь учиться вы не хотите?

– Так я и учусь.

– К сожалению нет. Это называется прожиганием времени.

– Я так не думаю.

– Строптивый характер – вещь опасная. Не понимаю почему, но вы слишком много о себе думаете. Жизнь часто за нас расставляет все на свои места. К тому же, всегда может найтись человек сильнее и умнее вас. Он поставит вас на место.

– Я и сам любого поставлю на место!

– Советую вам прямо сейчас решить для себя, зачем вы учитесь здесь и пока не поздно меняйте направление. А пока, – он вернул мне зачетную книжку, – приходите осенью…

***

Я покинул пределы аудитории униженным и оскорбленным. Признаюсь, эту партию я проиграл. Мне нечего было ему ответить. Я брел молча по шумным коридорам университета. Перед глазами мелькали озабоченные лица ребят, симпатичных девчат, знакомых. Но время для меня остановилось. Я анализировал слова преподавателя – а ведь он оказался прав! Зачем я учусь здесь? Ведь я никогда не видел себя инженером по снабжению промышленных предприятий. Более того, у меня не было в этом отношении никаких примеров. Мой отец и мать никогда не работали в этой области. С кого мне было брать пример. Кто служил для меня учителем в энергетической сфере?


Перед глазами пронеслась жизнь за последние три года. И тут я честно спросил себя: «Почему я поступил именно в этот ВУЗ?» И я получил честный ответ, прозвучавший из глубины подсознания: «Ты здесь, потому что сам выбрал этот институт. Тебя никто не заставлял и не принуждал сюда поступать. Ты сам внушил себе, что не способен своими силами поступить на исторический факультет. Ты поступил сюда, потому что тебе казалось – поступать больше некуда. А так же, что Энергетический Институт ближе к дому. Ты поступил по принципу – все поступают, и я. Ты сам ввел себя в заблуждение, попав на уловку родственников. Они внушили тебе, что обязательно нужно получить диплом и только потом определится со своим местом в жизни. И ты выбрал диплом, а не учебу. Именно ты загнал себя в ловушку, слушая кого угодно, только не свой внутренний голос. Ты этот путь выбрал, ты его получил. Вот и расплата!»


Три года жизни потеряны впустую, и все эти три года, я платил за учебу, ничего не понимая из того, что говорили на лекциях. Я был весь во внимании, лишь, когда посещал предмет по философии. Я получал истинное наслаждение, от того, что писал рассказы собственного сочинения, и взахлеб читал интересные книги. Я вдруг осознал, что больше не хочу продолжать учебу. Но разум брал свое, он твердил: «Ты что рехнулся!? Ты бросишь институт после того, как посвятил ему три года? Все это время ты платил за учебу, тратил свое время, а сейчас просто все бросишь!? Что подумают о тебе родственники? Что скажут родители? Они осудят тебя, не поймут. А самое главное, что ты будешь делать потом? Ты же попадешь под осенний призыв, и тебя заберут в армию. Где ты будешь работать без диплома? Только дворником и разнорабочим. И это все на что ты способен!? Без диплома тебя не возьмут на престижную работу. В наше время повсеместно требуют диплом о высшем образовании. Что подумают о тебе твои друзья? Они сочтут тебя слабаком».


Во время сессии и без того узкое пространство коридора создает психический дискомфорт. Я ощущал себя сгустком негативной энергии – ей требовался выход. Последующее событие произошло внезапно. Шагая по коридору, я вдруг почувствовал, как сбоку в мое пространство входит человек – сильный, уверенный, решительный. И я услышал твердый голос:

– Разреши пройти. – Голос был адресован мне. Но я не понимал, кому понадобилось пройти и зачем? Места в коридоре было достаточно. Но этот кто-то уже хотел самовольно отстранить меня. Я воспротивился, не уступил и огрызнулся:

– Слушай! Пройди в другом месте!

Возможно в другом месте и в другое время, тот, кто обращался ко мне прошел бы мимо. Но сегодня был явно не мой день. И я не на тех нарвался. Это были славные парни.

– В смысле? – услышал я в ответ вопрос, отдавшийся звоном металла. От подобного тона леденеет кровь в жилах. – А ну ка, пойдем ка со мной!


Парень был крепко сложен. Он бесцеремонно схватил меня за запястье и потащил к выходу. Я почувствовал опасность, краем глаза уловив, что за нами следует его друг. Этих ребят я встречал раньше, но знаком с ними лично не был. Резко рванув локоть, я сумев вырвать из цепких рук, но парень повторил захват и мы синхронно спустились по лестнице, остановившись в проходе. Мимо нас, то и дело пробегали озадаченные сессией студенты. Каждый был увлечен своими проблемами. Рядом с нами в пролете стояла другая компания ребят – никто не обращал на нас внимания. Все были увлечены кипевшими предэкзаменационными страстями.


Мне все же удалось высвободить руку. Но теперь мы стояли лицом к лицу, как два уличных кота, готовых наброситься друг на друга. Напористый и уверенный в себе, он имел жесткий и подавляющий голос. Его приятель стоял поодаль, контролируя ситуацию. Я же оказался зажатым к стене.


– Ну и че это было? Я не понял, ты че, один по коридору идешь?

Чувствуя нарастающее волнение, мой голос слегка задрожал. Инициатива оказалась полностью в его власти. Я не знал, что ему ответить. И покинуть конфликтное место несолоно хлебавши, уже не представлялось возможным.

– А почему ты не прошел мимо?

– У тебя что, нет чувства солидарности?

– Видимо нет.

Мы оба закипали. Никто не хотел уступать. Секунды превратились в вечность. От поступающего в кровь адреналина сердце забилось сильнее. В ногах появилась заметная дрожь, предчувствуя драку, которую видимо невозможно было избежать. Дыхание стало прерывистым. И последней каплей стал классический пацанский вопрос:

– Тебе че, влепить что ли?

– Ну… попробуй, – равнодушно ответил я.


В этот момент, я успокоился и смирился. А он, раздосадованный моей иронией, повторил вопрос уже менее уверенно. Однако именно после повторного вопроса я почувствовал, что нужно действовать на опережение. Еще доля секунды и я потерял бы преимущество. Однако я успел, ударив его в скулу. Имея спортивное телосложение, он достойно выдержал удар и моментально ответил. Мы обменялись ударами по лицу. И понеслось…


Мы сцепились прямо на лестничной площадке. Его приятель не дремал, и мне пришлось туго. В глубине души я мечтал, чтобы все это поскорее закончилось. И поскольку мы бились в центре всеобщего внимания – драка не могла остаться незамеченной. Через несколько секунд в конфликт вмешался преподаватель по кличке Хлюпик. Классический татарин с узким лицом, тоненьким носом и поджатыми губами. Его маленькие глаза смотрели на нас недоумевающе через толстые линзы дурацких очков, которые закрывали половину его лица. Не страшась наших страстей, Хлюпик встал между нами, и как рефери объявил брейк. Приятель зачинщика драки, потащил друга по лестнице вниз. Я же напоследок бросил в адрес задиры нелицеприятную фразу.

– Долбаный выскочка!

– Че сказал? – огрызнулся он. – Потом увидимся!


Я выпустил пар, мне стало легче, напряжение спало. Но конфликт себя не исчерпал. Дело осталось не завершенным. Инстинкт самосохранения подсказывал, чтобы я поскорее убрался восвояси. Я заглянул в туалет, умыл опухшее лицо и посмотрел на себя в зеркало. Выглядел я растерянно. Все происходящее казалось призрачным сном. Я покинул уборную, и быстрым шагом по коридору направился к выходу. Коридор длинный, и мне мерещилось, что идущие навстречу люди смотрят мне вслед, и приговаривают: «Трус! Он плохо дрался. Ты посмотри на него, он убегает. Какой позор!» Я оборачивался на проходящих мимо людей. Никому из них не было до меня дела.


Я вышел на улицу через парадный вход и огляделся по сторонам, опасаясь столкнуться с этими ребятами. Что-то подсказывало мне, еще не время. С чувством загнанного зверя, я направился по направлению дома. Меня гнал страх. Разум убеждал, чтобы я бежал, как можно быстрее. Завтра страсти утихнут, и я смогу найти их и поговорить. К чему сейчас продолжать этот нелепый инцидент? Итак уже вляпался! Но чем дальше я уходил от института, тем сильнее слышал голос души. Она настойчиво призывала остановиться и вернуться. «Куда ты собрался? Ведь завтра, так же как и сейчас с чувством загнанного зверя ты вернешься сюда. Вопрос решен не до конца. Тебе нельзя убегать. Иди навстречу своему страху. Не откладывай на завтра то, что можешь сделать прямо сейчас!»


И я подчинился внутреннему голосу. Собрав всю волю в кулак, я изменил прежний маршрут к дому и вернулся к парадному входу института. Я внимательно осмотрел толпы ребят с целью найти тех, кто мне нужен. Я даже испугался, а вдруг они уже не здесь и завтра мне придется испытывать те же чувства. Нет уж, лучше все решить прямо сейчас. И я нашел их, сидящих в автомобиле «ВАЗ 2109». Правда, теперь их было не двое, а трое. Я заметил их первым, подойдя к машине, и кивком головы пригласил выйти. Они выскочили из салона, точно ошпаренные. Тот, с кем я схлестнулся, сходу бросил:


– Ты куда исчез?

– Голову проветривал…

– Сейчас мы тебе ее отобьем!

– Не уверен, что сможешь это сделать.


Мы пошли за институтский корпус – здесь обычно студенты курили «травку». Тихое, спокойное, уединенное место – как раз подойдет, чтобы размять мышцы. Ну что ж, я сделал свой выбор, отдавшись течению жизни – будь, как будет! Страх куда-то испарился, и ко мне вернулась прежняя уверенность, я обрел самообладание и даже почувствовал азарт.


Я неосознанно занял позицию спиной к стенке. Трое парней стояли напротив и держались наготове. Они напоминали дворовых псов, готовых сорваться с цепей и разорвать меня в клочья. Видимо я это заслужил. Однако их глаза не выказывали ни злости, ни ненависти. В них читался обычный пацанский задор. А в боевом настрое ребят я видел зеркальное отражение себя. Ведь в душе я был таким же, как они. А сейчас, просто нашелся хороший повод для драки. Это лишь состязание, испытание, тренировка. И как ни странно, я готовился к этому моменту целых четыре месяца, проводя время в спортивном комплексе «Стрела», тренируясь шесть дней в неделю. Я гонялся за овальным мячом, играя в регби. И вот мне выпал шанс проявить себя и сдать настоящий экзамен. Экзамен на улице города…


– Так, как ты меня назвал? – начал задира.

– Ты долбаный, высокомерный выскочка!

Увернуться я не успел – последовавший неожиданный удар угодил мне в скулу. Адреналин зашкаливал в крови, превратив удар в комариный укус. Хорошо, что я стоял спиной к стене. Отпрянув на нее, я автоматически сделал выпад вперед, ударив задиру левой. Он слегка пошатнулся, но на помощь ему примкнула подмога. Ребята наносили удары со всех сторон. Силы были не равны. Я отвечал ударом на удар, увертывался и закрывал голову, как учили в боксе. Странно, но усталости я не чувствовал. Четыре месяца тренировок сделали свое дело – они выковали из меня настоящего спортивного солдата. Мне приходилось пропускать удары и с достоинством отвечать. Наконец, им надоело осыпать меня ударами, и они повалили меня. Упав на сырую землю, я почувствовал на себе пинки. Однако во мне четко сработала программа бойца – вставай и дерись из последних сил! Сильнее тот, у кого внутренний стержень крепче! Только такого бояться. Только с таким считаются! Я поднялся и снова полез в драку. Меня опять свалили на землю. И я снова, и снова поднимался, пока, наконец, не услышал голос друга задиры – он видимо, симпатизировал мне: «Антон! Все хватит!» В этот момент я осознал, что это победа.


Мы вчетвером стояли рядом, и громко дышали, как после футбольного матча. Я ощутил, как под левым глазом расплылся синяк. Однако нос, зубы не пострадали, и это меня радовало. От былой агрессии не осталось и следа. Мне казалось, что сейчас мы будем делиться впечатлениями, после хорошего боксерского спарринга. Друг задиры произнес: «Теперь можете идти и пообщаться…» Мы отошли на пару метров. От ненависти не осталось и следа, но и друзьями мы становиться не спешили. Антон заговорил первым:

– Всего этого можно было избежать.

– От судьбы не убежишь…

– Ты получил потому, что нелицеприятно высказался в мой адрес.

– Я был не прав…

– И ты не обессудь, ведь я должен был драться с тобой один на один.

– Один в поле не воин…

Мы пожали друг другу руки. Затем я обменялся рукопожатием с его близкими. Ребята напоследок спросили:

– Куда тебя подбросить?

– Спасибо, я прогуляюсь пешком.

– Удачи!

– И вам…


Интуиция меня не подвела. Она буквально вынудила меня вернуться к нерешенному вопросу и закрыть его раз и навсегда. Завтра я без опаски смогу вернуться в институт и спокойно ходить из аудитории в аудиторию, не оглядываясь в поисках недоброжелателей. Я знал точно, теперь эти ребята меня уважали. Я шел горделивой походкой, то и дело ловя на себя взгляды проходящих людей – они обращали внимание на мой синяк. В нашем городе иметь фингал под глазом сродни подвигу. И вдруг в моей памяти всплывали слова преподавателя: «Всегда может найтись кто-то сильнее вас. Он поставит вас на место».


Произошедший инцидент не был просто случайностью. А как иначе мирозданию донести до меня информацию о том, что мне необходимо менять прежнюю жизнь и перестать обманывать себя, что мол, учеба в институте мой единственный шанс в жизни. Эти парни, что попросили уступить дорогу, на которой было достаточно места, являлись посланниками Бога. Через них Он говорил: «сойди с этого пути и вылезай из ямы. Посмотри на них и стань тем, кем ты хочешь».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9