Фэй Родис.

Последний. Эликсир жизни



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Холодные струи хлестали по стеклу, превращая пейзаж за окном в мутное пятно. Кучер нахлестывал лошадей, карету подбрасывало на ухабах, из-за чего лорд Морисмерт уже несколько раз соскальзывал с обитого бархатом сиденья, чувствительно ударившись. Впрочем, такие мелочи могли бы доставить неприятности полукровке, а никак не одному из самых сильных вампиров. Каберт ограничился тем, что, прошипев сквозь зубы очередное ругательство, оборачивался к окну, мысленно прикидывая, как долго ему еще ехать.

Нельзя сказать, что он сильно торопился достигнуть места назначения. Будь его воля, вампир находился бы сейчас в своем замке. Но письмо,  полученное от главы  Ладоней жнеца,  не оставляло выбора.

«Интересно, зачем я ему понадобился? Надеюсь, Чиан ничего не натворил», – напряженно размышлял лорд. От мальчишки не приходило вестей несколько дней, но Морисмерт не тревожился. Ведь все складывалось вполне успешно: старый король мертв, вдовствующую королеву обвинили в колдовстве и собирались казнить, причем, что особенно приятно, сами же полукровки. А без защитного барьера, который могли устанавливать только женщины из королевской семьи, Веталия долго не продержится…

Морисмерт позволил себе легкую улыбку. Да, план хорош, и, в случае его осуществления, позволит его клану достичь могущества. Нет никаких причин для волнений.

Но, два часа спустя, когда карета прогрохотала по выложенному камнем внутреннему двору замка, Морисмерта охватило дурное предчувствие. Не дожидаясь помощи слуг, он распахнул дверцу кареты и вышел, прямо под косые струи дождя. Плащ, накинутый на плечи, тут же превратился в мокрую, не защищающую от холода, тряпку. Лорд надвинул на лицо шляпу и направился к высокому крыльцу, у которого замерла стража.

Ему пришлось назвать свое имя и несколько минут терпеливо ждать, пока не появился личный слуга Того-кто-в-тени. Стекающие по лицу холодные струйки, проникавшие под одежду, а также сдержанный кивок слуги вместо почтительного поклона, не улучшили настроения вампира. Но Каберт, ни словом, ни взглядом, не выразил личных чувств. О хозяине замка ходили разные слухи, вплоть до самых нелепых, но чрезмерной доброты или снисходительности в нем никто не замечал.

– Прошу следовать за мной, – вежливо, но отстраненно произнес слуга. Каберт попытался припомнить его имя, чтобы сделать разговор более доверительным, но внезапно понял, что видит молодого мужчину впервые. А ведь он приезжал сюда всего пару месяцев назад…

«Интересно, что случилось с Ревером? – лорд все же вспомнил имя слуги, – имел неосторожность не угодить хозяину? Или просто надоел? Не зря говорят: находясь близко к огню, рискуешь обжечься».

Но все посторонние мысли вылетели у Морисмерта из головы, когда слуга отворил дверь, ведущую в просторный, богато украшенный зал. Пусть немного мрачный – горело лишь несколько светильников – но острое зрение вампира позволило ему разглядеть, и тяжелые бархатные шторы, прикрывавшие окна, и светлый ковер под ногами, и даже старинные статуи, расположенные в нишах стен.

Это ничем не напоминало рабочий кабинет, в который его приглашали в прошлый раз. Морисмерт прищурился: он не любил сюрпризы.

Времени на раздумья ему не дали: за спиной послышался шорох, потом легкие, почти невесомые шаги. Каберт резко повернулся, чтобы, спустя мгновение, склониться в низком  поклоне перед хозяином замка. Он не спешил выпрямляться, не только из-за требований этикета, но еще и для того, чтобы скрыть усмешку. Закутанная в длинный, до самого пола, балахон, фигура никак не ассоциировалась у него с одним из самых могущественных вампиров Этернала.

– Каберт, – послышался мелодичный голос. – Подойди.

Морисмерт неохотно сделал несколько шагов в его сторону. По спине пробежал неприятный холодок, пальцы рук непроизвольно сжались. Жаль, что по правилам этикета гости не могли приносить с собой оружие.

«Вряд ли бы это мне помогло, – одернул себя лорд. – Никто не знает пределов его силы. Поэтому, постараемся, как можно лучше сыграть страх и, одновременно, восхищение, находясь перед некоронованным правителем Этернала».

Поклонившись, Каберт устремил взгляд чуть повыше головы хозяина замка. Лицо вампира скрывал глубокий капюшон, и никто из живущих в Этернале не видел, что под ним. А те, кто видел, – уже никогда и ничего не расскажут.

У Голоса Жнеца имелось немало причин прятать свою внешность. Согласно официальной версии, вампир, удостоенный чести служить Жнецу, лишался любого намека на индивидуальность. Огромная магическая сила и власть, дарованная ему, имела обратную сторону: Голос существовал только для того, чтобы озвучивать приказы повелителя. Но Морисмерт не без оснований подозревал, что вампир давно ведет свою игру, и, никем не узнанный, появляется среди себе подобных.

«И уничтожить его непросто… Все равно, что пытаться поймать тень или рябь, бегущую по воде».

Почувствовав изучающий взгляд, Каберт взял тонкую, затянутую в перчатку, ладонь, и коснулся её губами. Протягивать руку в перчатке – верх неприличия с точки зрения этикета, но Голос и в мелочах пытался сохранить инкогнито. Не потому ли он так часто менял личных слуг?

На пальце хозяина замка что-то блеснуло, и Каберт, приглядевшись, заметил кольцо: крупный бриллиант в золотой оправе, изображавшей перевернутый полумесяц. Его кольнуло неприятное воспоминание, но прежде, чем он успел что-то сказать, вампир отнял руку.

– Красивое кольцо, не так ли, Морисмерт?

– Как и все, что принадлежит лидеру Ладоней Жнеца, – тут же отозвался Каберт. Он считал, что немного лести  не повредит.

Вампир склонил голову набок. Складки капюшона чуть колыхнулись, но, как лорд, не старался, ему не удалось рассмотреть даже пряди волос.

– А я думал, ты узнал его. Такое же кольцо получил твой сын, прежде чем отправиться в Веталию.

Повисла пауза. Голос Жнеца поднял руку, любуясь переливами света на гранях бриллианта, словно его ничто больше не волновало. Его слова прозвучали совершенно обыденно, но Каберт не зря существовал сотни лет: ему почудилась, и насмешка, и неясная угроза.

«Значит, этот вызов связан с Чианом. Плохо дело. Что же ты натворил, мальчишка?»

– Мой господин, от Чиана нет вестей, – решился нарушить тишину лорд. – Но я уверен…

Он не успел договорить. В следующее мгновение, непонятная сила подняла его над полом, и, швырнув через весь зал, впечатала в стену. Каберт поморщился от боли. Правое плечо заныло, перед глазами замелькали темные круги. Будь он полукровкой, получил бы тяжелые увечья навсегда. А так – его ждет всего лишь несколько неприятных часов, если, конечно, Голос не планировал продлить наказание.

– Значит, ты уверен, Морисмерт? – прошипел хозяин замка. – Помнишь, что обещал мне, когда привел сюда своего сына-полукровку? Ты обещал мне Веталию! Рискнешь поставить на кон свое существование? Или, все же немного подумаешь?

Каберт провел рукой по стене, пытаясь подняться. Он не решался использовать магию, понимая, что это только сильнее разозлит Голос Жнеца. Но и валяться на коленях, подобно жалкому рабу, ему претило.

– Мое существование – в ваших руках, господин, – смиренно произнес он.  Каберт склонил голову, не только в знак покорности, но и для того, чтобы хозяин не заметил яростного блеска его глаз, и сжатых в узкую линию губ.

Его никогда еще так не унижали.

– Хорошо, что ты это понимаешь, – проворчал Голос. Морисмерт медленно выпрямился.

– Я не люблю нерадивых слуг, Каберт, – продолжил вампир, – а ты и твой сын меня очень разочаровали. И не только меня. Жнец тоже огорчен.

Морисмерт облизал пересохшие губы. Ему вдруг отчаянно захотелось пить, и не воды или вина, и даже не искусственной крови, а настоящей, вытекающей из только что нанесенной раны…

– Мне жаль. Если это так, я готов понести любое наказание. Но, возможно, я еще принесу пользу, если вы расскажете, что случилось.

Хозяин замка молчал. И гнетущая тишина, установившаяся в комнате, показалась Каберту страшной. Глава рода Морисмерт не боялся смерти, которую вампиры называли «небытием». За долгие годы своего существования он слишком много видел, слишком много передумал и испытал, чтобы жалеть о том, что оставит на этом свете. И все же, одно дело, погибнуть от руки охотников или в открытом бою, принеся честь дорогому клану, и совсем другое – навсегда остаться в этом мрачном замке, стать одной из его теней, о которой даже вспоминать будут шепотом, чтобы не разгневать Жнеца…

В ожидании смертельного удара Каберт прикрыл глаза, концентрируя магическую силу. Хотя бы несколько минут он продержится. Шансов уничтожить Голос Жнеца у него нет, вампир прекрасно это понимал. Поэтому он оказался совсем не готов к звуку удаляющихся шагов. Открыв глаза, вампир увидел, что Голос Жнеца замер у противоположной стены, скрытой тяжелой портьерой. Когда ткань отошла в сторону, Каберт рассмотрел почти сливающуюся со стеной дверь.

– Тебе предстоит оправдываться не передо мной, – сухо обронил хозяин замка. – Он ждет тебя.

Морисмерт сглотнул, чувствуя, как по спине прошлась ледяная волна. Этого он не ожидал, с удивлением и испугом глядя, то на дверь, то на застывшего перед ней вампира.

– Советую поторопиться, Каберт. Или разгневаешь Жнеца еще сильнее!

Легкое, как дымка, воспоминание промелькнуло в голове Морисмерта – его жена, впервые войдя в свой новый дом в Этернале, осенила себя защитным знаком. Тогда он только посмеялся над ней, и долго убеждал больше этого не делать, чтобы не вызвать смеха у окружающих. Сейчас он с удовольствием повторил бы её жест. Вот только – где защитники у вампиров, продлевающих свое существование, отнимая чужие жизни?

– Господин, вы уверены…

– Иди, Каберт, – ему показалось, или в голосе неумолимого вампира действительно промелькнуло сочувствие? – Поговорим потом.

«Если вернешься», – эти слова остались непроизнесенными, но Каберт все прекрасно понял. Выпрямившись, чтобы не напоминать полукровку, которого тащат на убой, он быстро и решительно подошел к двери и скрылся за ней.

Голос Жнеца проводил его внимательным взглядом. Теперь оставалось только ждать. Будет немного жаль, если Морисмерт не вернется. Во-первых, он – лидер одного из сильнейших вампирских кланов, во-вторых, благодаря женитьбе на дочери  веталийского короля, у него есть сторонники среди полукровок. А сейчас, после провала Оракула, когда соседнюю страну защищал барьер, любой помощник на вес золота.

Тем более, в новой партии, которую Голос собирался сыграть.

Из опыта, он знал, что далеко не все вампиры переживают встречу со своим повелителем. Пусть – хвала крови – эта встреча не с реальным существом, а всего лишь с его отражением в кристалле, но и этого оказывается достаточно, чтобы испытать дикий ужас. И ничто – ни магическая сила, ни защитные амулеты, ни накопленный опыт – в тот страшный миг не помогают. Поддерживает только причина жить. Несмотря ни на что.

Он медленно подошел к окну. За стеклом барабанил дождь. Из-за губительного влияния солнечного света вампиры вынуждены использовать особые заклинания, не позволяющие ни одному лучу пробиться сквозь тучи. К сожалению, обратной стороной этого оказался постоянный ливень.

Минуты текли медленно. Но Голос умел ждать. Более того, за свое долгое существование он научился справляться с неожиданностями, и превращать победу в поражение. Он трезво оценивал ситуацию, и знал, что ему нет равных, ни в Этернале, ни в Веталии… По крайней мере, до настоящего времени…

Вампир задумчиво покрутил бриллиантовое кольцо на пальце. Случайность или совпадение, что на его пути снова встал странный мальчишка? Действительно ли он, тот самый? Но, вряд ли бы в Веталии нашелся еще один охотник-полукровка, подружившийся с оборотнем. Насколько известно Голосу, оборотни считали себе равными только людей, Первую расу, а вампиров и созданных ими полукровок ненавидели почти с одинаковой силой.

«Что же в тебе такого необычного, Рой? Стоило убить тебя еще несколько лет назад, верно?» – он чуть слышно хмыкнул. Что же остановило его тогда? Иррациональная, не поддающаяся логике, слабость? Сводящий с ума запах крови, из-за которого хотелось растянуть удовольствие? Неожиданное ощущение себя живым, настоящим, а не приложением к мрачной силе Жнеца?

«Тогда я тоже нарушил приказ. Хорошо, что об этом никто не знает».

Резким движением он скинул с головы надоевший капюшон. Если бы в зале оставался кто-то еще, хотя бы слуга, несчастного ждала бы мгновенная смерть. Но Голос не опасался этого. Что значит судьба одного слабого вампира по сравнению с возможностью стать собой, хотя бы ненадолго? И пусть в скрытности заключается его спасение, порой вампир отдал бы что угодно, ради шанса предстать перед окружающими таким, каков он есть. Ведь даже Рой и его оборотень не видели лица своего врага…

Чуть скрипнувшая дверь прервала его размышления. Вампир поспешно накинул на голову капюшон и повернулся: Морисмерт стоял, опираясь рукой на косяк двери, не в силах сделать и шагу. Длинные пряди волос упали на лицо, скрывая его, но хозяину замка не требовалось присматриваться. Он прекрасно знал, что увидит: искаженные ужасом черты, посеревшую кожу, потухший взгляд. Каберт стоял, сгорбившись, даже не пытаясь поддерживать маску уверенного в себе аристократа, как всего полчаса назад.

«Каждый раз одно и то же, – возмутился про себя Голос, – вампиры пользуются его силой, они практически бессмертны, и никакой благодарности. Только ужас и отвращение… А я постоянно нахожусь рядом с ним!»

Не говоря ни слова, он подошел к обессилевшему Каберту, и, закинув  его руку на плечо, практически дотащил вампира до кресла. Морисмерт застыл, по-прежнему глядя в одну точку, и пришел в себя, только почувствовав знакомый сладковатый аромат. Повернув голову, вампир увидел, что хозяин замка протягивает ему наполненный красной жидкостью бокал.

– Пей, – коротко приказал он. – Должно помочь.

Морисмерт покорно сделал глоток, впервые не чувствуя удовольствия. А ведь это не искусственная кровь, надоевшая до оскомины резким запахом. Голос Жнеца не пожалел для него  личных  запасов. Но Каберт не испытывал и тени благодарности. И все же, после того, как он осушил бокал, в голове немного просветлело. Леденящий ужас, сковавший внутренности, уступил место безразличию. Если бы Жнец или его слуга попытались сейчас его убить, Каберт не стал бы сопротивляться.

– И, как оно, Каберт? Смотреть в глаза Жнецу? – в голосе вампира промелькнула тень интереса.

Морисмерт пожал плечами.

– А ты – сильный. Многие лидеры кланов выползали из той комнаты на четвереньках. Те, кто вообще вернулся, разумеется.

Пропустив мимо ушей похвалу, Морисмерт наклонил бокал, собирая последние капли драгоценной жидкости, потом поставил его на стол. Хозяин замка опустился в кресло рядом с ним.

– Надеюсь, ты достаточно пришел в себя, чтобы понять то, что я скажу. Ты уже знаешь, что Чиан не справился с заданием. Более того, он позволил появиться новой наследнице Морской девы, которая защитила Веталию барьером. По неприятному совпадению, оба полукровки, нарушившие наши планы, являются твоими детьми, Каберт.

Морисмерт  поджал губы. Судя по всему, этот упрек ему уже приходилось слышать.

– Господин, создавая любое оружие, мы идем на риск. Оно может выстрелить и против своего хозяина. Если вы помните, я не хотел участия Чиана в последней операции. Мой сын еще слишком молод, и пока не стал полноценным вампиром. К тому же, ваши слуги не смогли ему помочь. Чего ждать от юноши, если сильнейших воинов, Ладоней Жнеца, уничтожили  какие-то полукровки? А что касается дочери… Её похитили из моего дома еще ребенком. Я несколько раз пытался её вернуть. Но, наследницу королей Веталии хорошо охраняют…

«Лучшая защита – нападение», – усмехнулся про себя слуга  Жнеца. Но ему даже нравилась такая самоуверенность. Разумеется, он мог одним щелчком пальцев заставить это аристократа ползать на коленях, моля о прощении. Но Каберт пока ему нужен. К тому же, гораздо приятнее немного поиграть с жертвой, прежде чем уничтожить её.

– В твоих словах есть доля истины. Мы все недооценили противника, но сейчас речь не об этом. Барьер над Веталией делает наши вылазки опасными, но, я надеюсь, что долго он не продержится. Твоя дочь неопытна, если она утратит силу или умрет, – вампир сделал паузу, постаравшись не заметить, как дернулся Каберт, – барьер исчезнет. Но я не собираюсь, сложа руки, ждать этого счастливого момента. Предлагаю провести небольшую операцию на окраине Веталии, там, где прочность барьера меньше. Например, здесь.

Хозяин замка провел рукой над столом, и перед ним появилась мерцающая в воздухе карта. Двумя разными цветами были отмечены границы Этернала и Веталии. Щелчок пальцев – и на карте запульсировала точка, находящаяся почти на самой границе. Каберт прищурился, прочитав название, и с некоторым удивлением посмотрел на собеседника.

В этом месте, даже во время последней войны, стороны старались не конфликтовать. Охотники, одержимые ненавистью к «темным тварям», и самые жестокие из вампиров обходили его стороной…

«Он, что, забыл, где находится один из магических источников? Нарушение баланса может дорого нам обойтись!»

– Ты не ошибся, Каберт, – ухмыльнулся хозяин, заметив его растерянность. –  Именно здесь. Но, не волнуйся, я не собираюсь начинать побоище. Мне всего лишь нужно, чтобы ты доставил сюда одного полукровку. Как ты это сделаешь, не важно. Лишь бы твои слуги не засветились, и он оказался там не позднее, чем через два месяца.

Морисмерт отвернулся, стараясь ничем не выдать охватившего его изумления. Никогда прежде Голос Жнеца не волновали полукровки. Более того, отдавая приказы, он даже не упоминал о противнике, считая его чем-то вроде животных – надоедливых, шумных, порой опасных, но, все же, недостойных стоять на одной ступени с вампирами. И вдруг какой-то полукровка… Зачем он понадобился  Голосу? Морисмерт дорого бы дал, чтобы получить ответ.

– Могу я узнать его имя, господин? И, вы не уточнили, его нужно доставить  живым или мертвым?

– Разумеется, живым, – резко ответил хозяин замка. – А что касается имени…

Каберт снова поймал на себе испытующий взгляд. Казалось, Голос размышлял, стоит ли ему доверять, и не выбрать ли для этого задания другого исполнителя.

«Если он вдруг передумает, я пропал», – подумал  вампир. Он чуть наклонил голову, всем видом выражая почтение и согласие с решением Голоса, каким бы оно не было. И добился цели: спустя несколько мгновений, его собеседник поднялся и направился к стоящему в углу шкафу. Вернулся он, держа в руках небольшой сверток.

– Здесь все, что тебе потребуется, – имя, возраст, привычки, близкие знакомые. Тебе не нужно собирать информацию и привлекать внимание. Кроме того, кто меня интересует, там есть сведения о его друге-оборотне. О нем я позабочусь лично. О том, что бумаги после прочтения нужно уничтожить, говорить не надо?

Дождавшись кивка Морисмерта, вампир передал ему сверток. Потом перевел взгляд на дверь, давая понять, что аудиенция окончена.

Каберт спешил покинуть зал. Данное ему задание не казалось особенно сложным, ровно до того момента, пока его не остановил тихий голос:

– Помни, Каберт, у тебя два месяца. И, лучше всего, если он приедет по собственной воле. Никаких похищений и тому подобного. Ты понял?

– Да, господин, – вампир неловко поклонился. Спина все еще болела, после удара о стену.

«Клянусь, Голос, я не забуду  этого вечера! Не забуду и не прощу».

Глава 2

Дорога домой показалась Морисмерту короткой. Сев в карету и наскоро просмотрев данные Голосом бумаги, он собирался все обдумать, но усталость взяла свое, и, под мерное покачивание кареты и перестук колес, вампир погрузился в хаотичное забытье. Ничего общего с восстанавливающим силы сном, как у полукровок. Скорее, смесь реальности с иллюзией, в которой ему все время приходилось от кого-то убегать, или, наоборот, нападать, чувствуя себя мышью, попавшей в лабиринт, из которого нет выхода. Поэтому, неудивительно, что, когда Каберт оказался дома, его настроение оставляло желать лучшего.

Не обращая внимания на слуг, вышедших его поприветствовать, и робкие рассказы дворецкого о том, что случилось в отсутствие хозяина, Каберт пересек просторный, плохо освещенный холл, и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Голос дворецкого настиг его, когда Каберт достиг самого верха лестницы:

– Господин, у вас гости.

– Скажи, чтоб убирались. Сейчас не до визитов, – буркнул лорд, немало не заботясь о приличиях. Тем более, он мог с уверенностью сказать, что слуга облечет его отказ в вежливую форму.

– Но она приехала издалека, – растерянно продолжил дворецкий, прежде чем понял, что его никто не слышит.

Каберт ворвался в свои покои, в полной уверенности, что здесь его не побеспокоят. И тут же понял, что ошибся: навстречу ему поднялась высокая женщина в платье из вишневого бархата. Леди, шурша пышными юбками, медленно пересекла комнату, прежде чем коснуться маленькой ручкой щеки Каберта. Алые губы раздвинулись в улыбке, похожей на хищный оскал:

– Что я слышу? Мой единственный брат велит мне убираться?

Каберт выдавил из себя улыбку.

– Конечно же, нет, Лайси. Но я только что приехал, и у меня выдалась трудная ночь. Тебе стоило сообщить о визите заранее.

– И пропустить такое зрелище – уставший, взъерошенный лорд Морисмерт, похожий на нахохлившего воробья? Кто тебя так отделал, братец? Надеюсь, не охотники?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4