Федор Раззаков.

Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая



скачать книгу бесплатно

© Раззаков Ф. И., 2016

© Книжный мир, 2016

Русская братва против кавказской

Первый месяц существования постсоветской России – января 1992 года – был криминализирован настолько, насколько это было возможным. Даже самое массовое из искусств – кино – было подключено к этому делу. С 20 января в столичном кинотеатре «Москва» стартовала трехнедельная ретроспектива фильмов о мафии. В программу этой ретроспективы были включены как зарубежные фильмы, так и наши, отечественные, коих за эти несколько перестроечных лет появилось неимоверное количество. В программе были заявлены импортные шедевры: три части «Крестного отца», «Клуб «Коттон», «Однажды в Америке», «Отходная молитва», «Честь семьи Прицци», премьера «Отличный полицейский» и обойма фильмов Дамиано Дамиани об итальянской мафии. Отечественная киномафия была представлена фильмами «Меченые», «Сэнит зон», «Свой среди чужих, чужой среди своих» и еще четырьмя десятками фильмов.


Постер к фильму «Крестный отец». Символично, что спустя несколько дней после разгрома СССР в столичном кинотеатре «Москва» прошла ретроспектива зарубежных фильмов о мафии. Гвоздем программы был знаменитый «Крестный отец». Так киношная мафия из-за «бугра» благословила на «царствие» настоящую мафию, которая отныне воцарилась в России.


Пока киношная мафия махала вхолостую кулаками и проливала морковный сок вместо крови, настоящая мафия не сидела сложа руки. На обломках СССР началась новая жизнь, которая мафии была очень даже на руку. Чего нельзя было сказать о простом народе, составляющим большинство населения России. Причем ее новые правители, беря бразды правления в свои руки, уже знали, что именно простому народу и придется тяжелее всего, но предпочли убаюкать его сладкими речами. Новый глава правительства Егор Гайдар, например, заявил:

«У нас есть практически ясность и относительно диагноза, и относительно того, что надо предпринять. Прежде всего, необходимо установить такие правила в экономике, правила игры, как говорят, которые позволят подняться на ноги. Что касается программы, то сейчас невозможно представить подробное, по дням разложенное расписание. Есть общие цели, к которым необходимо двигаться: стабилизация экономики, укрепление рубля, приватизация…».

На самом деле все будет сделано с точностью наоборот: экономика будет дестабилизирована окончательно, рубль рухнет, а приватизация окажется грабительской. Однако сам Ельцин благословил деятельность «сынков» – Гайдара и Чубайса, а народу предпочел втюхивать ту же «тюрю»:

«Мы вступаем в 1992 год. Это год особый. Нам предстоит создать основы новой жизни. Говорил не раз и хочу повторить: нам будет трудно, но этот период не будет длинным. Речь идет о 6–8 месяцах…».

Далее послушаем историков С. Валянского и Д. Калюжного:

«2 января 1992 года было объявлено о либерализации цен, то есть о снятии всякого государственного контроля над ними.

«Заботясь о народе», – стало быть, чтобы не затеял бунт раньше времени, – сообщили, что цены на молочные продукты, сахар, растительное масло и детское питание могут повыситься не более чем в 3,5 раза, на бензин и водку в 4 раза, проезд наземным и водным транспортом подорожает в 2 раза, воздушным транспортом – в 3 раза.

Опять же промахнулись в своих подсчетах (если у них были какие-то подсчеты, а не фантазии и мечты): после освобождения цен и тарифы, вопреки посулам, увеличились в десятки раз; люди потеряли все средства и сбережения.

Позже Гайдар хвастался, что своей реформой сумел обрушить «денежный навес». Так он назвал сбережения граждан России, хранившиеся на лицевых счетах многочисленных сберкасс. Общий объем этих средств превышал 100 миллиардов рублей, что при тогдашнем паритете валют соответствовало примерно такой же сумме в американских долларах. Ликвидировав личные накопления собственного народа, сделанные за всю жизнь людьми и их предками, правительство признало все долги перед западными кредиторами, включая советские, и обязалось выплатить их. Позже обещали выплатить и царские долги.


Ельцин и его команда (Е. Гайдар, Г. Бурбулис, А. Козырев и др.) «Крестные отцы» новой России. Главный из них – Б. Ельцин – обещал «лечь головой на рельсы», если цены в стране будут повышены. Спустя несколько дней цены повысили, но Ельцин на рельсы так и не лег. А вот миллионы россиян реально угодили под «колеса» гайдаро-чубайсовских реформ.


Одновременно эта новая команда стала клянчить на Западе гуманитарную помощь в любой форме, так как наладить что-либо внутри страны в принципе не была способна. Из США и стран Европейского Союза поступили значительные партии продовольствия из военных запасов с почти закончившимся сроком годности. Эти продукты частично распределялись по больницам, школам, обществам ветеранов, но большая часть была просто-напросто разворована и пущена в продажу как обычный товар. Очень многие чиновники, занятые распространением гуманитарной помощи, хорошо погрели на ней руки…».

Однако одной «гуманитаркой» дело не обошлось – «сынки» Гайдар и Чубайс пригласили себе в Россию целый сонм (200 человек!) иностранных советников, которые должны были помочь им «наладить» жизнь в России по новым правилам (то есть закрепить победу конвергенции империалистического типа). Среди этих специалистов были: кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уайтмен, Брус и др. Их услуги оплачивал специально созданный для этого Российский центр приватизации во главе с М. Бойко (кстати, обладателем израильского гражданства и «грин-карты» США). Приказом №141 Чубайс назначил Джонатана Хея, гражданина США, кадрового сотрудника ЦРУ, начальником отдела иностранной технической помощи экспертизы ГКИ и своим заместителем в экспертной комиссии, состоявшей сплошь из иностранцев. Как напишет чуть позже профессор университета Дж. Вашингтона Питер Редвей: «Именно иностранные консультанты явились идеологами ускоренной приватизации: продавать как можно быстрее и больше госсобственности, и продавать в первую очередь лучшие предприятия». Хотя во всем мире принято как раз наоборот: приватизируются худшие предприятия, чтобы помочь им подняться.

Почему же американцы ринулись в Россию: ради ее истинного спасения и возрождения, или иных каких-то целей? Естественно, ради второго. Ведь глупо ждать от прагматичных американцев проявлений альтруизма по отношению к России, которую они всегда считали варварской. Это Израиль у них цивилизованный, поскольку банкиры-евреи помогают им «обувать» чуть ли не половину земного шарика. А Россия для США – та же Латинская Америка, которую они всегда рассматривали как свою «дойную корову». И вновь послушаем историков С. Валянского и Д. Калюжного:

«Капитализм – совсем не только рынок, и даже совсем не рынок. И то, и другое, имея в составе своем элементы рыночной экономики, перемешанные в той или иной пропорции, выходит за пределы экономики. Современный западный капитализм – не столько рынок сам по себе, и даже не столько форма его особой организации, сколько способ эксплуатации рынков других стран. Фернан Бродель без всяких экивоков назвал такой капитализм «противорынком», поскольку его суть «в явно другой деятельности», «в неэквивалентных обменах, в которых конкуренция, являющаяся основным законом так называемой рыночной экономики, не занимает подобающего места».


Посол США в России Роберт Страусе с Б. Ельциным и Дж. Бушем-старшим. Первый посол США в новой России Роберт Страусе в молодости служил в ФБР и боролся против коммунистов. Поэтому его назначение в Москву было не случайным – он возглавил десант из двух сотен агентов ФБР и ЦРУ, которые делали из посткоммунистической России американскую «пристяжную».


Мы ведь знаем (в отличие от наших реформаторов), как Запад стал богатым – не от рынка, а от противорынка! Помните знаменитые «банановые республики»? Целые страны Латинской Америки под угрозой силы выращивали бананы, а скупала их единственная компания: американская «Юнайтед Фрутс», устанавливая монопольно низкие цены, и она же продавала их по всему миру по монопольно высоким ценам! Где в этой «экономической модели» рынок? Нет его…


А. Чубайс и Е. Гайдар. Анатолий Чубайс и Егор Гайдар – главные толкачи «шоковой» реформы в России. Гайдар буквально на пальцах объясняет, как они будут «ломать» страну и выводить ее в «светлое будущее». Эта «распальцовка» станет символом ельцинской России – одни получат все, другие – кукиш.


В итоге теперь мы – третьеразрядная сырьевая страна, потому что Гайдары, Ясины и прочие игроки без правил все развалили. Молодые люди с серьезными лицами, пришедшие в первое правительство Ельцина с рыночной догмой в башке и калькулятором в руке, затеяли расчленить слона и превратить его в кита. Но поскольку изменить природные условия России, а также и ее геополитическое окружение они были не в силах, то там, где был слон, появилось скопище мокриц, ворон, червей, гиен и тараканов, дожирающих слона…

И вот мы переходим к важнейшему вопросу: каковы были истинные цели реформ? Зачем забили слона?

Чтобы судить об этом, надо посмотреть на результаты. Что мы получили в итоге? Мы получили 50-процентный спад производства, замедление развития самых передовых отраслей, снижение жизненного уровня у 85 % населения, с переходом очень значительной его части за черту бедности. Разрушен экономический, а особенно военный потенциал Советского Союза, а затем и России.

Нам объясняют, что основным источником средств для нашей радикальной реформы «оказался» имевшийся резерв снижения уровня жизни населения. Иначе говоря, чтобы провести очень нужные для страны перемены, понадобилось отнять средства у населения – больше их взять было неоткуда. И само по себе якобы не было неожиданностью для реформаторов – они так и «планировали». Неожиданностью оказались масштабы и длительность этого процесса.

Но, позвольте, о чем речь? О какой пользе стране? Ведь произошел обвал, а не реформа. Что же получается, народ своими средствами профинансировал разгром собственной страны?

В обозримом прошлом, если какой-то враг желал разгромить Россию, он все-таки тратил свои деньги, а наше государство сорганизовало народ на противодействие врагу. То, что произошло с Россией в 1990-х, не укладывается в голове. Сначала начинаешь думать, что каким-то чудом во власть попали окончательные дураки. Но это сомнительно: не может быть, чтобы дураков «наверху» было так много. Затем, дураки ни одного дела до конца довести не могут, будь то строительство или развал.

Значит, во власть попали враги. Вот это уже больше похоже на правду: толпа дураков даже при одном умном враге – страшная сила.

Нашу гипотезу подтверждает то, что реформаторы все делали не самостоятельно; их вели на веревочке всевозможные иностранные советчики, которых было предостаточно в России с 1990 года, а также они принимали ту стратегию, которую им рекомендовал Международный валютный фонд и Всемирный банк…

Бывший генерал КГБ Н. С. Леонов в своей книге «Крестный путь России» считает, что заказ на «дикую приватизацию» был сделан из США, так как сам Ельцин в силу своей малограмотности в принципе не мог быть генератором каких-либо экономических идей…».

Тем временем криминальная ситуация в России продолжала накаляться. 7 января, в Православное Рождество, в центре Магадана раздался взрыв: трое неизвестных бросили гранату в автомобиль «тойота». И хотя пассажиры буквально за мгновение до этого вышли из машины, одного из них задело осколками, и он, истекая кровью, рухнул на асфальт. Двое других тем временем вскочили в такси и попытались спастись бегством. Однако нападавшие и не думали отпускать их так легко. На своей иномарке они бросились в погоню за беглецами. Эта погоня напоминала сцену из самого крутого боевика. Две машины в центре Магадана мчатся на предельных скоростях, визг тормозов, стрельба из боковых окон.

Между тем такси мчалось отнюдь не куда попало. Через несколько минут оно подкатило к горотделу милиции. Беглецы выскочили из такси и бросились к спасительному входу. Один из них буквально пулей влетел в дверь горотдела, а вот второму не повезло. Он немного отстал, и преследователям этих мгновений вполне хватило, чтобы бросить ему вдогонку еще одну гранату. Раненный осколками, беглец рухнул в нескольких шагах от спасительной двери.

Не менее лихие сюжеты разворачивались в те же дни и в Москве…

Еще в июне 1991 года союзное МВД взялось за наведение порядка в столичном аэропорту Шереметьево-2. Порядок внутри аэропорта вроде бы был наведен, чего нельзя было сказать о территориях за его пределами.

6 января 1992 года в Москву прибыли владелец австралийской компании «Видеотехнология» Дэниел Вейнсток и его 36-летняя супруга Ивонна. Цель поездки была не самой приятной – его компания задолжала одному из крупнейших коммерческих предприятий России полтора миллиона долларов. Теперь требовалось утрясти этот вопрос с русскими коллегами. Однако кредиторы пошли иным путем и решили силой «раскрутить» австралийцев. Назвавшись представителями российского предприятия, неизвестные люди посадили супругов в свою машину и отвезли их на одну из загородных дач, заперев их там в подвал. Им было предложено добровольно перевести на имя кредиторов полтора миллиона долларов США. Вейнстоки отказались. Тогда их стали пытать с помощью лыжной палки, трубы от пылесоса и полиэтиленового пакета, который им надевали на головы.

Не выдержав такого обращения, супруги согласились на все требования похитителей. 9 января Вейнстока повезли куда-то звонить родственнику – шурину Израэлю Райхману в Филадельфию. Однако американский родственник после этого звонка осторожности ради, прежде чем платить деньги, решил проконсультироваться в известной юридической фирме Джерома Шестока, бывшего посла США в комиссии ООН по правам человека. Так российские власти 13 января узнали о похищении.

Однако никакой другой информации на тот момент ни у МВД, ни у МБ не было. Похитители поддерживали контакт только с живущим в США Райхманом, и столичное управление МБ РФ обратилось к ФБР с просьбой организовать прослушивание тех телефонов в США, по которым звонили похитители. Эти данные впоследствии помогли определить, какими телефонными аппаратами в России пользовались похитители. Одновременно милиция и МБ РФ проводили проверку всех российских фирм и партнеров супругов Вейнсток, что в конце концов вывело их на совместное предприятие «Совавстралтехника», соучредителями которого были и Вейнстоки.

Однако и похитители не дремали. Почувствовав что-то неладное, они решили разделить заложников и спрятали их в разных местах. Ивонну содержали в Подмосковье, Дэниела – в Москве. Однако это уже не могло изменить ход событий. 16 января в двенадцать часов дня в номере 512 гостиницы «Ленинградская» был освобожден Дэниел Вейнсток. В тот же день, но уже в два часа ночи, оперативники освободили его супругу Ивонну. На месте преступления были задержаны работник совместного предприятия «Совавстралтехника» и сотрудник оперативно-технического управления межреспубликанской службы безопасности в чине подполковника. Всего же по этому делу были арестованы десять человек.

В сентябре 1993 года корреспондент газеты «Голос», вспоминая об этом деле, задал замначальнику службы по борьбе с контрабандой и коррупцией Московского управления МБ РФ Михаилу Ефимову вопрос: «У СП «Совавстралтехника» имелись финансовые претензии к австралийцам как раз на сумму 1,6 миллиона долларов, а среди арестованных по этому делу оказались гендиректор этого СП Радхабов и начальник отдела Еременко. Не получилось ли так, что вашими руками супруги Вейнстоки разом разделались и с рэкетирами, и со своими кредиторами?»

На это М. Ефимов ответил: «Вполне могу допустить, что так оно и было. Но для нас неважно, какие мотивы привели к захвату людей. Для нас важно, что были незаконно захвачены люди, их жизни угрожала опасность, и их надо было освободить. Что мы и сделали, за сутки определив личности похитителей и место содержания заложников».

Тем временем, в дни, когда московские сыщики из МВД и МБ искали похищенных австралийцев, столичная мафия несла потери. 14 января возле своего дома выстрелом в затылок был убит Виктор Никифоров по кличке Калина. Если читатель помнит по предыдущему повествованию, Калина был самым молодым вором в законе в пределах бывшего СССР, якобы сыном знаменитого Япончика.

20 января в газете «Известия» Вадим Белых писал: «Около семидесяти машин с траурными флагами, громко сигналя, раскатывали в воскресенье (19 января) по московским улицам. Уголовный мир прощался с одним из своих лидеров, вором в законе Виктором Никифоровым по кличке Калина…»

Он имел недостаток – излишнюю вспыльчивость. На том и погорел. Сгоряча убил ножом Мансура Шелковникова, тоже не последнего человека в уголовном мире. Калину арестовали. Но включились невидимые рычаги, и довольно скоро он оказался на свободе. Но ненадолго. Выстрел наемного убийцы, подкупленного, как считается, людьми из окружения Мансура, оборвал жизнь 28-летнего авторитета.

Перед тем как предать на Востряковском кладбище тело покойного земле, его товарищи провезли гроб по всем местам, где Никифоров любил бывать: по Ленинградскому проспекту, потом в центр, к кооперативному кафе, в просторечии именуемому «Три ноги» («Аист»). На убийство Калины откликнулся и набирающий силу «Коммерсантъ»: «19 января преступная Москва проводила в последний путь вора в законе Виктора Никифорова (Калину). По бандитским данным, убийцу Калины наняли коллеги не менее чем за 500 тысяч рублей.

Калина был застрелен в затылок из пистолета 14 января. По милицейской версии, так ему отомстили за убийство бандита Мансура Шелковникова из люберецкой бригады (занимающейся автомобилями иностранных марок, проститутками и наперсточниками). Весной 1991 года Калина был задержан по подозрению в убийстве, но вскоре был отпущен (нет доказательств). Бандитские информаторы «Коммерсанта» уточнили милицейскую версию. По их данным, убийство было не местью, а решением кадрового вопроса. Калина как преемник Мансура по бизнесу не устроил шефов люберецкой команды. По бандитским данным, убийство обошлось шефам не менее чем в 500 тысяч рублей (минимальная такса за устранение крупного авторитета в Москве).

Информаторы «Коммерсанта» сообщают, что смерть Калины была с удовлетворением воспринята ортодоксальной частью преступного мира. Калина нарушал кодекс вора в законе, например, тем, что был женат».

Спустя некоторое время судьбу Калины повторит еще один молодой вор в законе новой формации 35-летний Батурин из Нижнего Новгорода. Батурин выгодно сочетал преступную деятельность с бизнесом и однажды из-за сделки в 7 миллиардов (!) рублей поссорился с другим вором в законе Семериком. Мало того, Батурин после этого еще отнял у Семерика контроль и над местным спиртзаводом. Вдобавок на людей Батурина пало подозрение в похищении и убийстве двоих ближайших сподвижников Семерика, один из которых ходил в звании без пяти минут вора в законе. Короче, участь Батурина оказалась предрешена, и его расстреляли из двух пистолетов в голову в собственном «БМВ».

Между тем не только в Москве бушевали страсти столь высокого накала. Кажется, в том январе криминальный мир всей страны взялся за оружие. Мы же драматизм тех дней проследим по газетам. «Неделя» за 24 января: «На сыктывкарском кладбище с большими почестями и оркестром был похоронен один из самых крупных авторитетов в преступном мире Коми ССР Вячеслав Цветков. Он был убит при невыясненных обстоятельствах во время отбывания наказания в колонии строгого режима в Сыктывкаре. На похороны Цветкова прибыли десять коронованных воров в законе, а также друзья покойного из других городов. На воровском сходе было решено во что бы то ни стало найти убийцу и рассчитаться с ним. Вокруг дома, где проходил сход, дежурили усиленные наряды милиции».


Братва с руками за головой. Типичная картина 90-х – милиция накрыла очередной бандитский «сходняк». Такие операции обычно заканчивались тем, что бандитов брали «на заметку», после чего отпускали восвояси. Чтобы в следующий раз снова задержать на каком-нибудь «сходняке». И так по кругу до бесконечности, поскольку не милиция, а бандиты правили балом в 90-е.


«Известия» за 24 января: «Трое убитых, восемь раненых (один из них скончался позже) – так закончилась очередная вооруженная разборка преступных групп, прошедшая близ кузбасского города Мыски.

Значительная группа милиции под руководством начальника областного УВД Виталия Шкурата по горячим следам бойни сумела задержать 25 человек, изъять немало охотничьих ружей, обрезов, гранат-«лимонок», пистолетов, ножей. Глубокий снег не позволил скрыться бежавшим в тайгу преступникам. Пятеро из них были задержаны с помощью вертолета в охотничьей избушке. Скончавшийся в больнице Александр Алиткин по кличке Лютый работал смотрителем на одном из кемеровских кладбищ и, по слухам, пытался претендовать на роль воровского авторитета. Вслед за этим на кладбище в областном центре задержаны еще одиннадцать человек, не успевших толком «побеседовать». Ситуация в криминальном «обществе» области контролируется, несмотря на то, что противостояние групп усилилось после смерти (29 ноября 1991 года) признанного «пахана» – вора в законе Олега Чернышева (Черного). Впрочем, милиция считает, что перестрелка в Мысках вряд ли связана с этой смертью…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16