ЕxtazyFlame.

D/sсонанс. Черная Орхидея. Книга 1



скачать книгу бесплатно

Книга Первая

Пролог

Дождь…

Раскат…

Не так больно хлещет по щекам, смывая соль, совсем не так, как хлестали его ладони, словно вбивая через кожу поразительное ощущение свободы и полета сквозь рамки, установленные проклятым обществом. Не больно совсем… Но так мерзко, смывая, стирая, выбивая вместе с слезами словно часть меня…

Горло снова печет. Попустило. И снова… Виски. Верный друг «Джек Дэниэлс». Пожар в груди. Просто агония… Какого черта.

Ноги разъезжаются в этой жуткой грязи даже на асфальте. Совсем темно. Тот мудак на джипе оставил меня в покое. Вперед. Я не хочу быть близко. Это игры сильных мужиков, я чужая на их празднике крови. Царица Спарты лишь предлог… Кажется, так нас учили в школе. Елена Троянская, ты нафиг не была нужна никому из них. Не будь тебя, они бы иным путем утолили свой голод развлечения и власти. Бессонница, Гомер, тугие паруса… Разменная монетка, б…ь.

Рубашка липнет к телу. Она больше не пахнет ИМ. Проклятый дождь. Ты оставишь мне хоть какую-то память о нем? Да, я знаю! Мне хватит и этой хрени на шее, и колечка, которое еще хранит тепло его пальцев… Ты все решил за меня, дождь. А ведь я раньше тебя любила. Больше нет… Дождь, я тебя ненавижу. Даже если ты плачешь о нем, даже если от жалости ко мне. Ты не в то время, не в том месте. Тоже жертва игр разума и ассоциативности мышления. И мне тебя не жаль.

Знаешь, почему ты перестал быть сильным с появлением более матерого хищника? И я не знаю. Вожак в стае будет только один. Если не можешь драться, мне тебя жаль искренне, в отличие от дождя. Должен. Должен был… Иначе зря!

Ты же сломал меня не хлыстом. Не страхом. Не властью. А тем, что дал мне веру. Тем, что показал мне сильного себя – а потом отнял… А я… Я не умею быть сильной. И никогда не умела. И ты убил меня тем, что не встал на мою защиту…

Помнишь, как я терпела боль ради того, чтобы чувствовать твою власть… Видеть эту силу в твоих глазах и знать, что теперь я по-настоящему свободна, ты станешь стеной для меня от всех невзгод этого мира. Никогда ты не положишь на мои плечи проблему выбора, но всегда поддержишь меня на правильном пути. Что в итоге?! Что взамен?! Не получилось ни фига? Жизнь не испугалась твоего кнута, флоггера, и какой еще там хрени? Не произнесла стоп – слова? Ах да… Вообще послала тебя…

Твое кунг-фу не работает, ни грамма… Лучше б ты меня засек еще в первый раз, чем отнял ВЕРУ. Потому что сука-жизнь вообще вне правил....

Гребаный дождь. Вкус виски отравлен этой пресной водой. Она везде. В моих волосах, на моем лице, на губах… Кеды насквозь. Рубашка тоже. Заболею? Ага. Сейчас… Не имеет уже значения. Ты больше за меня не в ответе, а сама я не хочу. Больше не умею.


Обернуться… Темнота. Дождь. Что ты искала там, во тьме, Юлька? Его присутствие? Ты знаешь.... Именно это… Пусть даже сейчас тебя, за ошейник, и лицом в грязь в прямом смысле слова. Остатки виски в заплаканные глаза, будет жечь. И, не дав опомниться, по щекам с оттяжкой.

И пусть сразу накроет это чувство безысходности и злости на себя – дура, какого хрена ты прогулочным шагом, как по Бродвею, по дороге, а не по окружающим буеракам, бежать надо было от этого Люцифера, бежать, не жалея ног! Попила виски? Прогулялась? Приготовься спать только на живое долгий месяц… И терпеть боль. И рыдать до срыва связок. И ненавидеть его снова… И вместе с ним себя, могла ведь сбежать… Но ведь ждешь именно этого. Хотя знаешь, что может быть и другой вариант.... Крепкие объятия…"ну что ты, глупенькая… Куда в дождь раздетая… Заболеешь же… Не надо пить. Выкинь эту гадость в придорожные кусты. Обхвати мою шею… Дрожишь ведь вся… Сейчас я тебя согрею и уложу. И молоко с медом выпьешь сама. Что значит – не хочу? Я знаю, но это лекарство! Оно не бывает приятным. Мерзость? Знаю, плавали! Надо. Ты плеть выдержала, неужели перед молочком спасуешь? Тише, я с тобой… Я просто рядом…"

Не нужен тебе этот ванильный вариант сейчас. Это будет на утро… Угар пройдет… И тогда эта нежность станет твоим высокогорным кислородом. И руки сами будут сжимать объятия до боли, и ненависть уйдет....Будет лишь ощущение правильности выбора. Конечно, заболеешь завтра… Как без этого, под таким дождем. И что? Ты же в надежных руках. С ним и пневмония – сабспейс…

Больше этого не будет. Ты думаешь, Вадик оставит его живым?…

Новый глоток обжигает горло. Ты прямо-таки видишь, как сгорают в его едком пламени микрокапилляры. К черту! Не знать бы вас никого! Спала бы себе с Улитками, байкерами и преподами и горя б не знала!!! Кто вообще дал вам обоим право что-то решать за меня? Каждому со своей колокольни?! Ненавижу! Обоих!

Дождь все сильнее… Где-то попрятались гориллас Вадима, поняли, что я в их калымагу ни за какие блага не сяду. Снова глоток. Выжечь этим расплавленным жидким металлом все внутри, чтобы не было бешеного желания вернуться, и если не спасти ЕГО, то хотя бы рассмеяться в лицо оставшемуся от сознания того, что больше принадлежать ему я не буду! Я вернусь в свой прежний мир. Без Господ, рабов и их вечного стремления управлять другими. В мир серых Улиток и восторженных мальчиков, которым до одного только ЕГО взгляда как до звезды. Ну и не надо! Мне проще вариться в котле всеобщего обожания, чем ползать на коленях и трястись от страха. Садист и киллер, мать вашу за ногу! Да залезьте вы оба в свои могилы!!!

Очередной глоток вискаря уже не ощутило мое воспаленное горло. Ночь резко озарилась ярким ксеноновым светом. Какого хрена, я без макияжа! Какого хрена, оставьте меня все в покое!!!! Никуда я не собираюсь ехать, я не просила ТАК меня спасать! Свет приближался, ослепляя все сильнее, и я, недолго думая, швырнула в его источник недопитую бутылку. "Как красиво", – восторженно открыла рот, когда капли виски янтарным кружевом вместе со стеклом разлетелись в стороны. Давно я не видела ничего красивее. Даже скрип тормозов и веерная раздача дорожной грязи показались мне фрагментом мюзикла. Машина крутанулась на скользкой дороге и замерла. Почему-то именно эта изящная парковка окончательно развеселила мой опьяневший мозг. Я присела на корточки аккурат напротив этих бесстыжих ксеноновых фар, глупо хихикая. Даже когда из машины выкатился мужской силуэт, который решительно направился в мою сторону, я не смогла прекратить смех. Смеялась, даже когда он приблизился почти вплотную.

Смех так и оборвался на моих губах, когда наши взгляды встретились… На какое-то мгновение. Это тренд у них, что ли? У обоих? Захихикала снова я скорее показательно, стараясь не поддаваться панике, которая пробила брешь в алкогольном опьянении, и не замечать ледяной дрожи, прокатившейся по спине от этого взгляда. Зеркально похожего взгляда. Да и самого его обладателя я уже где-то видела!

– Что случилось?! Ты в порядке? – прикосновение рук к плечам обожгло огнем. Все пары виски словно выветрились в момент, и я с воплем скинула руки со своих плеч, повинуясь безотчетному инстинкту – бежать от чего-то более ужасного. Ноги заплелись, и я едва не рухнула в грязь, но мужчина меня не отпустил. Бесцеремонно встряхнул, и его рука взметнулась к шее. В глаза я ему больше не смотрела.

– Ты Юля! Что случилось?

Его рука на шее… Там ошейник! А рубашка вплотную облепила мое голое тело… Я даже не поняла, что он зовет меня по имени. Когда его пальцы переместились к подбородку, – я знаю этот жест, я не хочу, он принадлежит другому! – мир взорвался. Просто и вмиг.

Меня ослепила молния, и я наконец-то увидела его лицо.

Краем мозга отметила, что он изрядно старше Дмитрия. Я определенно его уже где-то видела! Молния, и лишь через секунду грохот… Как раз в той стороне, где…

Рука разжалась на кольце моего ошейника, и мы синхронно повернули голову. Ядерный взрыв. Вот на что был похож клуб пламени, взметнувшийся над деревьями. Приступ истерического смеха накрыл меня с головой. Я бесшабашно рассмеялась прямо в это умное аристократическое лицо.

– А ничего! Фей-ер-верк!!


.....

Только эта боль меня отрезвила. Боль от пролитого на руки кипятка. Я отшвырнула чашку в сторону, едва не попав в кого-то из беснующихся МЧС-ников. Вокруг серая мгла рассвета. Шумно. Что случилось? Чего они суетятся? Теплый плед едва не свалился с моих плеч, я хаотично придержала его на груди. Гул возбужденных голосов не исчез.

– Оперуполномоченный Сергеев, придется ответить на несколько вопросов.

Только тебя мне сейчас не хватало. Я недоверчиво посмотрела на этого стража закона, надеясь, что он оценит мою апатию и отвалит. А нет. Протокол и ручка наготове.

Спас Аристократ. Непонятно, почему я его так охарактеризовала, просто это определение подходило как нельзя лучше. Каким-то образом ему удалось отвести мента в сторону, под косые брызги затяжного дождя. Пока они о чем-то оживленно говорили, я машинально погладила шею. Пусто. А было ли на ней что-то? Не помню, хоть убей…

Неизвестно, сколько прошло времени. Я очнулась от того, что кто-то теребил меня за плечо. Подняла голову, но властный и подавляющий взгляд на этот раз меня даже не смутил. Наверное, потому, что он больше не был таким…Что-то ушло насовсем, и я мимолетно отметила морщинки мудрости в уголках этих зелено-карих глаз. Интуитивно ощутила напряжение и что-то еще, похожее на боль. Но анализировать что-либо после алкоголя и какой-то капельницы, по ходу с успокоительным, сил просто не было.


– Это невозможно, ошибки нет, Юля.

О чем это он? Откуда знает, как меня зовут? И почему его руки сжимают мои запястья? Кто разрешил меня трогать? На мне нет больше ошейника, не надо самоуправства!

Голос, твердый, решительный, с трудом достигал моего сознания. Ошибки нет? Да все, что произошло, сплошная ошибка....

– Юля… Он мертв. Понимаешь? Димы больше нет.

– Хорошо, – устало согласилась я, вырывая руки. Нет, так нет. Это можно было просто сказать. Вот не надо только меня трогать и, пользуясь уязвимым положением, вторгаться такой близостью в личное пространство…

Глава 1

(Повествование ведется попеременно от лица как героини, так и героя)


Знаешь, остаться бы маленькой и бессовестной;

Сердцу – смеяться, а горлу – просить веревки…

В шестнадцать любая мечтает о невесомости:

Быть подхваченной на руки и найденной легкой.

Чтобы вокруг – кривоватые и обмороженные края;

Чтоб поместиться в горлышко, отколотое у бутылки,

Чтобы держали, но никто не сказал – МОЯ,

Душу не пил из губ, уложив на ладонь затылком…

©Веры. Нет


Юля

Приятное апрельское утро. Не имеет значения, что лужи от вчерашнего дождя просохнут только к вечеру, а + 12С все же недостаточно для того, чтобы надеть бирюзовый жакет из кожи с рукавчиками 3/4, который мне неделю назад презентовал Вадим. Что ж, пару дней без фурора в любимой группе можно и потерпеть. Следует выбрать что-то другое. Пожалуй, ожерелье от Furla в виде эффектной стальной полосы без какого-либо декора будет в самый раз. Тоже респект Вадику. Вообще-то он Вадим Игоревич, но только не для меня. Хороший мужчина, который никогда не позволит своей малышке, то есть мне, слиться с основной серой массой на потоке моего курса академии межрегионального управления.


Потягиваюсь, лежа в постели. Первую пару уже пропустила. Я вообще могу позволить себе проваляться в постели целый день и не показываться в вузе, но не хочется. Почему? Это прозвучит смешно, но я люблю учиться. Впитывать в себя знания, как губка, вступать в дискусы с преподами, и знать, что никто не влепит мне двойку за то, что мое мнение будет в корне расходиться с их мнением. Это не школа, и преподаватели ценят меня – за это самое собственное мнение, которое я никогда не боюсь озвучивать, за аналитический ум, за умение читать между строк и рвение к науке. Тупо зазубрить текст экзаменационного билета – это не ко мне. Мне достаточно пятнадцати минут вдумчивого изучения сухого материала – и в моей очаровательной головке уже вырисовуется четкая картина усвоенного знания, а в нужный момент просто включается ассоциативность мышления. Раз – и очередной Иван Иванович роняет свои очки, поражаясь, как в такой гламурной холеной девочке с широко распахнутыми глазами может помещаться мозг.

Преподавательский состав любит меня. Причем весь без исключения – и матерые профессора, и рассеянные доценты, и даже декан Алла Викторовна, точная копия Миранды Пристли из фильма "Дьявол носит "Prada". Я вхожу в четверку лучших учениц на потоке, и вряд ли кто-то догадывается, насколько легко мне все это дается.

Так… Контрастный душ. Самая экстремальная часть моего утра, но куда без нее? Три минуты горячей воды, две – ледяной. Снова кипяток… теперь лед… Кожа краснеет, кровь начинает марафон по сосудам, унося остатки сна. Бррр… зато как хорошо сразу… Вот теперь я готова свернуть горы. И сравнять их с землей, если того потребуют обстоятельства.

Кофе "Блейзер" с утреца – раскрутка для бойца. Пока кофеварочка пищит свою утреннюю мелодию и шкварчит в микроволновке лазанья, можно немного потанцевать. Щелк! "Apocallyptica" разрывает тишину. Ловлю в большом зеркале отражение своего обнаженного тела. Мне плевать, что рок. Никто еще не танцевал под рок-музыку так чувственно, самобытно и грациозно, как это умею я. Вряд ли кому-то это вообще придет в голову.

" I am not strong enough to stay away"… Утро в разгаре.

Легкий массаж лица кубиками льда с отваром ромашки и мелиссы, увлажняющий крем. Смоки-айс одной яркой угольно-черной линией на контрасте с белым жемчугом хайлайта. Прозрачные персиковые румяна. А вот теперь можно и кофе выпить. Запахиваюсь в короткий шелковый халатик ярко-алого цвета. Хочется просто наслаждаться завтраком и музыкой, поэтому отказываюсь от соблазна проверить входящие "В контакте" и поделиться с приятельницей подробностями позавчерашней тусовки в клубе "Мисто". Завтракаю с удовольствием. Денек будет приятный. Пары – до 16:00, затем солярий. Совсем немного, для придания коже теплого смуглого оттенка. Я достаточно яркая брюнетка, и сильно загорать с такой внешностью не стоит – еще четыре сеанса по 10 минут будут в самый раз. А потом… если Элька отменит свой забег с цифровиком по парку Шевченко, можно провести вечер в "Якитории", а там уже как карта ляжет. Можно вновь завалиться в клуб и потанцевать. Вадик раньше выходных все равно не нарисуется.

Я вызвала такси. С сомнением оглядела стильные ботильоны на шпильке из серо-бежевой замши. Вчерашний дождь временно отправил их в отставку. "TJ collection" в дождь – это слишком. Придется подкорректировать гардероб. Так, черные облегающие джинсы, кожаный ремень от D&G (оригинал!), бирюзовая туника, байкерская курточка до линии талии, замшевые черные полусапожки на низком ходу. Застегнула на шее ожерелье, поймала свое отражение в зеркале. Холодный металл словно сковал мою шею, вызвав на какой-то миг ощущение дискомфорта. Я поддела колье пальцами. Странное ощущение не прошло. Будто ошейник сдавил мертвой хваткой мою шею и выключил волю. Странная ассоциация. Снять, что ли? Хотя улет, так эффектно смотрится! Одногруппницы акрил себе на пальцах обгрызут от зависти. Оставлю, как есть. Что это я? Тоже, придумала! Ошейник за 300 баксов…

Айфон последней модели в кармане выдал взрывной хит Бритни. Такси у подъезда. Бросив в сумку портмоне и пачку сигарет, я выскочила из квартиры в дождливую слякоть апрельского утра.

– Юлька!!! – от группы ярких девчонок отделилась Лена и, подойдя, схватила меня за руку. – Ну ты, блин, и спишь! Мы на экономике проорали со Скляренко час, не меньше!!!

Я обменялась с ней ритуальным поцелуйчиком. Она неплохая девчонка. Дочь богатых родителей, с четвертым размером бюста и интеллектом Пэрис Хилтон, которая являлась ее кумиром. Сдружились мы еще на первом курсе, просто оттого, что сели рядом за первую парту на паре. Я снисходительно забила на тот факт, что, не будь у меня уже тогда богатого поклонника-мажора и его шикарных презентов, дружбы у нас не вышло бы в принципе.

– Ммм, Лекси, колись. Чего цветешь? – я тепло улыбнулась четверым стильным, эффектным девчонкам, которые радостно замахали мне в ответ и, шлепнув сумку на скамью, уселась верхом на стол. Остальных одногруппниц я показательно игнорировала.

Ленка заметила мое ожерелье и чуть не свернула мне шею, стремясь его как следует рассмотреть.

– Вау! Улет!!! Это Вадя подогнал? Слушай, как ты его крутишь на бабки-то, а? Я б так ни за что не смогла!

– А тебе зачем? У тебя и так ажур. – я грациозно прогнула спину и показательно развратно облизала губы, заметив неприязненные взгляды подавляющего большинства одногруппниц. Презрительно усмехнулась. Эта серая масса меня ненавидит. Называют сукой – за глаза, конечно. Мне плевать на них. Я подпитываюсь их саморазрушающей черной энергетикой. Это допинг для меня – такой коктейль из зависти, чувства комплексов неполноценности и озлобленности. Если я не замечаю таких взглядов, это тревожный звоночек – значит, выгляжу не на все сто, и нужно срочно принимать меры к исправлению ситуации. Мне никогда не было жаль этих дурочек. Жалость – разрушительная эмоция. Меня всегда раздражали люди, которые не стремятся изменить все к лучшему из-за банальной лени и брызгают желчью на более успешных.

– Х-х-хочу тебя я здесь и сейчас, да так, что б это длилось не один час, будь моей хоть иногда, я отработаю сполна!

Я вымученно вздохнула. Никак не привыкну к этой дебильной привычке Сергея подкрадываться сзади.

– Приветик, – его приветствие упало, словно приторный карамельный сироп. Я сделала вид, что не заметила, как его наглый язык проник в мое ухо при ритуальном чмоке в щеку… Что ж, перестал на меня злиться, и хорошо. На первом курсе я не отказала себе в удовольствии три месяца покувыркаться с этим атлетом, первым красавцем группы – просто ради удовольствия. Крутить его на бабки у меня не было ни малейшего желания. Он – первая причина того, почему я потом полюбила умных мужчин.


Не сводя с него испытывающего взгляда, я нагло выхватила из его ручищи бутылку «спрайта». Не начатую.

– Тебя мама с папой делиться учили? Вот и умничка. – Я сбросила его руку со своего плеча. – Ты никак новую песню написал? Рэп, йо?

Его лицо просияло, он радостно закивал.

– Хочу я кофе предложить, в постель нежно положить, целовать твои уста, да не раз, а больше ста, будь со мной, если сама этого хочешь, я вот жду, когда ты со мной кончишь! – выпалил Серега. Лена издевательски зааплодировала, а кто-то из ребят демонстративно покрутил пальцем у виска.

– Вот это слог! – я придала лицу офигевшее выражение и прижала руку к груди. – Да ты просто гений ломаного слога! А я вот тоже вчера написала пару строк. Зацени: « Жора, гребаный насос, где ты был»?..

Группа легла. В основном та ее часть, с которой мы недавно просмотрели в кинотеатре «Служебный роман. Наше время». Сергей в это время отсутствовал, он дома тупо боксировал грушу.

– Подожди… но ты ж не сама это придумала! Это же Ноггано! – с видом изобретателя машины времени выдал он.

– Что? Нет, ну ты прикинь? Я ночь не спала, сочиняла… Вот плагиатор хренов! – я изобразила почти натуральное отчаяние.

– Чего? – тупо переспросил Сергей.

– Плагиатор! – это слово ни о чем ему не говорило. – Ну, плагиат – это игрушка такая из секс-шопа, на ремешках. Ты ее еще испытывать на себе боялся, помнишь?

Крякнув нечто нечленораздельное, он ретировался на свое место. Я снисходительно улыбнулась заржавшим зрителям и с трудом подавила искушение вытереть ладони влажной салфеткой.

– Улитка, – процедила сквозь зубы. Лекси презрительно причмокнула. Вошедший в аудиторию препод застал массовую истерику. Я открыла конспект, затем, передумав, включила диктофон. Так, на всякий случай.

В перерыве между лекциями мы с Лекси и Элой вышли покурить в сквер. Я прослушала сообщения на автоответчике. От тренера – тренировка переносится на следующую субботу, какого-то знакомого с позавчерашней тусовки, имени и внешности которого я не помнила – «позвони мне, как только освободишься, хочу угостить тебя классным кофе». И в постель нежно положить, со злостью подумала я. От Вадика – тишина. Но я все понимаю. Работа, жена, сын. К тому же, не могу сказать, что так уж сильно за ним соскучилась.

– А рванули после пар пропустим по коктейлю? – воодушевленно предложила Лекси. – Что дома зря сидеть? Прикиньте, этот придурок мне уже третий день не звонит! Я сейчас пойду, склею себе нового красавчика и перестану рефлексировать! Вот! – она просияла от собственной сообразительности. – Ну что, идем?

– Идем, – я не дала и рта раскрыть растерявшейся Эле. – Достало уже дома сидеть. Я только в солярий заскочу.

Еле дождалась окончания лекций. Непонятно, что происходило – меня захватил азарт охоты и жажда риска, трудно было объяснить, почему. Обычные посиделки с девчонками, ничего экстраординарного не предполагалось. Хотя, если вдуматься, смазливых денежных мальчиков там всегда тусовалось выше нормы, а легкий флирт отменно помогал держать себя в тонусе.

Девчонки заняли наш любимый столик в нише. Я любила это кафе – здесь можно было развалиться на мягких кожаных диванчиках, отдыхая от жестких стульев и скамей аудитории, и просто наслаждаться музыкой и полумраком, ни о чем не думая.

– Ну где ты так долго?! – протянула Ленка. Не буду ей объяснять, что такое искусственный загар, и что макияж перед сеансом желательно снимать, а потом, поскольку никто не собирался спать, его пришлось со всей тщательностью нанести снова. Ей, белокожей блондинке, солярий был вообще противопоказан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16