Евсей Гурьев.

Эмират. Темная сторона Дубая



скачать книгу бесплатно

Я украдкой посмотрел на шофера. Гребаный Экибастуз! Бородатый треплется по своей гарнитуре как политик на теледебатах! Мать твою, ведь в соседней Саудовской Аравии в определенные районы немусульман не допускают под страхом смерти. Ежу понятно, что в Эмиратах ситуация похожая. Нет, все-таки получше – просто оштрафуют, голову-то не отрубят. Где же надпись была, как же я не заметил?!

– Ну, все. Пи… ц… – голос Георгия стал совсем поникшим, – Сейчас доедете до точки назначения, а там уже будет стоять полицейский патруль, в ожидании. Штраф оформят, надо будет выплатить в течение нескольких дней. Ты только не возмущайся, иначе впаяют неподчинение патрульным при задержании. А это уже уголовная статья.

– Ты чего…? Прикалываешься? Что же делать? – голос у меня осип, сердце колотилось.

Несмотря на прохладу в салоне, по спине опять поползли липкие капли пота. Сегодня был не мой день. Пять тысяч дирхам – это же больше чем полторы тысячи долларов! У меня с собой вообще всего две тысячи… было. Твою мать, ну что за жизнь! Я ведь реально не видел эту хренову надпись. Хотя… неужели была?! Мать твою, копченый суслик, пропади пропадом этот вонючий Дубай!

– Интернет надо было читать! Я же тебя просил: посмотри форумы, что русские пишут! – опять стал раздражаться Георгий, – Это же Э-ми-ра-ты! Тут масса нюансов. Это местные экспаты привыкли, поэтому нормально живут. Водил премируют за такие вещи. Вот он и радуется, даже я слышу, как галдит!

Таксист и вправду оживленно болтал с кем-то по микрофону, слушая собеседника через наушник. Это не мешало ему гнать как сумасшедшему по трассе. Ешкин кот, спешит меня ментам сдать, фанатик хренов.

– Да я читал, читал… – мне приходилось оправдываться как школьнику, голос предательски дрожал, – Но на все времени не было. Разве все предугадаешь? Такой объем информации… Георгий, что делать сейчас, а? Может, я прямо здесь остановлю машину и выйду?

Сказал и сам понял свою слабоумность. Это было не самое разумное предложение. Мы мчались по Шейх Заед Роад, я это точно знал из фотографий на сайтах, главной трассе Дубая. Более десятка скоростных полос. Широченный хайвей. Попросить остановить посреди дороги – глупо, не остановит. Твою мать, твою мать!!!

– Георгий, так что мне делать СЕЙЧАС?! – взмолился я, чувствуя себя последним муд…

– Дай ему трубку. Я постараюсь уговорить.

Я стал тормошить разговаривающего водителя, пихая ему в бороду айфон. Тот не сразу сообразил, что мне от него надо. Потом с опаской взял телефон и замедлил ход. Пару минут Георгий ему что-то втирал просительным голосом. Несмотря на хорошую слышимость, я разобрал только слова: босс, тайред, ментал дисис. Блин, ничего не понимаю. Надо учить английский срочно. Господи, только бы уговорил!

Наконец водила кивнул головой:

– Ок, sir.

Странно посмотрев на меня, он опасливо подал мне телефон. Машина резко набрала скорость, перестроившись в крайний левый ряд. Теперь он погнал еще быстрее, в добавок, каждые пять минут бородатый исламист бросал на меня осторожные взгляды через зеркало заднего вида.

Я снова набрал Георгия.

– Что ты ему сказал?

– Неважно. Главное, что он тебя отпустит. Не забудь накинуть ему чаевых.

– Сколько надо? – я был готов пожертвовать и сто дирхам за свое освобождение. Господи, буду обходить зеленые такси за версту! Век живи – век учись, а дураком помрешь. Хреновы арабы, напридумали тут правил!

– Пятьдесят дирхам нормально.

– Отлично. Спасибо огромное!

– Ну что ты! Мы, русские, должны помогать друг другу.

Где-то я слышал эту фразу…

– Спасибо Георгий. Если бы не ты…

– Ладно, Вилену привет.

Мы мчались по Шейх Заед Роад, скорость на спидометре уходила за 120. В салоне что-то пикало, наверное, ограничитель скорости. Последние десять минут поездки просидел как на иголках, судорожно копаясь в телефоне и пытаясь найти в интернете информацию про зеленые такси для мусульман в Дубае, а также размер штрафов. «Мегафон», правда, сейчас деньги начнет немилосердно снимать, ну и хрен с ним. Тут не до шуток уже.

Наконец исламист аккуратно припарковался напротив очередной стеклянной ракушки. Я так понимаю, приехали. Полиции на горизонте нет. Посидели в тишине. Наконец моджахед озадаченно повернулся ко мне.

– Jumeirah LakeTowers, sir.

– Ес.

Наступила неловкая пауза. Я не знал, что делать. Ждать полиции или выскакивать и драпать со всей мочи. Хотя по такой жаре и с моим весом… Таксист вытер рукой пот со лба, кашлянул и повторил.

– J.L.T.

После этого показал пальцем на счетчик. Там набежало 62 дирхама. Я вздохнул и полез за деньгами. Найдя купюру сто дирхам, протянул ему. Тот отсчитал сдачу и дал обратно. Я отмахнулся, попытавшись изобразить щедрого плантатора.

– No. Keep it55
  Оставьтесебе.


[Закрыть]
.

Однако бородатый настойчиво совал мне купюры и мелочь. Взятку брать не хочет. Да и хрен с тобой. Я взял деньги и на ватных ногах вышел из такси, ожидая воя полицейских машин и местный ОМОН с наручниками. Бородач резко дал по газам.

В нерешительности переминаюсь с ноги на ногу. Ментов нет. Неужели пронесло? Точно пронесло! Солнце начало немилосердно печь. Еще не веря своему счастью, пересек улицу и зашел внутрь прохладного вестибюля станции. Внутри мерно шуршал подъемник эскалатора наверх. Руки немного дрожали. Запихав мятые купюры и монеты в джинсы, вынул телефон и набрал Георгия.

– Спасибо – губы немного не слушались – Доехал нормально.

– Отлично. Менты не цеплялись? Сейчас Вилли тебе перезвонит и состыкуетесь.


Я в изнеможении сел на одно из сидений, тупо уставившись на стоящий напротив ларек с цветами. Обошлось! Вообще на такси не буду ездить, если здесь такие заморочки?! Там для баб, тут для мусульман, еще будет для кого… для индусов?! Автобусы разделены на сектора: женский и мужской. Как тут не запутаться! Надо обязательно выпытать у Георгия про все аспекты, плевать, что буду выглядеть глупо. Бабки дороже. Глупый вопрос – это не заданный во время вопрос…

От пережитого внезапно захотелось поесть, я вспомнил, что последний раз хорошо подкрепился только в самолете. Нет, в основном мы там пили. Сосед на рейсе из Москвы в Дубай, оказался инженером из Нижнего Новгорода, летящим в Индию. В Дубае у него была пересадка. Чем больше мы потребляли горячительных напитков, тем больше нравились друг другу. Мои сомнения, что в форму прийти до посадки не успеем, инженер категорически отверг. Уверенным тоном попутчик заверил, что дотащит меня до туалета, а там быстренько освежит и приведет в порядок перед дубайской пограничной службой. У него, дескать, таких инцидентов с коллегами по проектному институту были десятки. В результате до туалета в «duty free» тащил его я. Распрощались мы у его гейта, до которого пришлось буквально волочить на себе ставшего невменяемым нового друга. Ну, распрощались – громко сказано: я аккуратно разместил его на сиденьях, проверил паспорт и посадочный. Положил документы и билет ему во внутренний карман пиджака, чтобы не потерял. Инженер тут же захрапел. Хорошо, что народу практически не было. До стыковочного рейса у него было в запасе несколько часов, успеет протрезветь.

Да, уже тогда надо было понять, что день будет с приключениями. Надо было все-таки в аэропорту перекусить. Снова засветился телефон, на экране был незнакомый эмиратский номер. Причем номер не обычный, а дублированными цифрами в конце в виде пяти пятерок 55555.

– Здорово. Ты где щас? – энергичный голос явно не принадлежал к категории рафинированных интеллигентов.

– На станции метро. Внутри.

– Короче, сейчас выходишь. Сотик не отключай.

Я послушно встал и направился к дверям.

– Чо видишь? – настойчиво требовал ответа невидимый собеседник

– Вход в небоскреб. Написано: «Horizon Tower».

– Понятно. Газуй направо – он заметно акал, говор был даже сильнее, чем я слышал в Москве, – Детскую площадку засек?

Я повернулся и действительно увидел качели и горки, окруженные пальмами и молодыми деревьями.

– КАроче, прАходишь через площадку. Там выходишь на следующую улицу, пАвАрачиваешь направо. Там – парадное.

– Стой, стой, – взмолился я, – надо ручку достать – записать. После перелета – башка не соображает.

– Ты чо зАблудился в этой жизни? – удивление было неподдельным.

– Просто нервный день.

– Ладно, SPA салон видишь, дальше прямо? Двигай туда, через две минуты буду.

Я повертел головой. Впереди меня действительно висела вывеска SPA. Медленно пошел, обмахиваясь папкой с документами. Здесь было не на много прохладнее, чем в Шардже. Хотя выглядело все намного симпатичнее: чистые небоскребы, зеленые ухоженные дворики, просторные застекленные подъезды. И ни одной живой души на улицах. Только редкие машины.

По эстакаде метро, плавно замедляя ход перед станцией, простучал колесами сине-белый поезд. Неужели они и вправду без машиниста ходят?!

– «Ты чо, два шага прАйти не можешь?» – раздался за спиной уже знакомый акающий говор.

Я обернулся. Парню в черных очках было лет 25—27. Короткая стрижка, русые волосы, подтянутая фигура. Он протянул руку для пожатия. Я замешкался, мои ладони были явно влажные от пота. Ешкин кот, платок-то я уже выбросил.

– Да ладно, хАрош менжеваться, – заметил мою неловкость собеседник, но руку убрал, – пАшли, дАвай скАрее – жарко.

Мы быстрым шагом прошли через детскую площадку, спустились по ступенькам и оказались в другом переулке. Да, это не Шарджа. Такое ощущение, что попал в Европу. Плитка и дорожки между зеленой травой, аккуратные мини-скверики, разбитые прямо между небоскребов, хотя со стороны и не заметишь. Прямо перед нами через дорогу, за равномерно подстриженной лентой живой изгороди возвышалась остекленная вышка, похожая на диспетчерские высотки в аэропорту, только размерами пониже. «Dubai Marina Yacht Club» – прочитал я.

Свернув направо, двинулись вдоль пустынной улицы. Я еле успевал следовать за широкой спиной нового знакомого, тот уже привычно вбегал вверх по широким ступеням в подъезд пятиэтажного здания. Блаженство-о-о, наконец снова прохлада. Кивнув индусу-консьержу в белой рубашке и галстуке, парень нажал на кнопку вызова лифта. В отражении настенного зеркала я покосился на спутника и оценил себя: какой стыд! На фоне стройного и широкоплечего соседа, облаченного в выглаженное голубое поло «lacoste» я смотрелся потерянно, рыхло, неспортивно и…,твою растак налево, рубашка на спине была вся в разводах. Парень снял темные очки и с интересом, в свою очередь, разглядывал меня. Вблизи он казался еще моложе.

– Чего-то выглядишь неважно, – наконец заметил он.

Я пожал плечами. Глупо спорить. Двери лифта распахнулись, и через полминуты мы оказались на подземной автостоянке. Следящий за собой молодой человек сделал приглашающий жест на выход. Запустивший себя потный толстый увалень покорно вышел. Было душно, пожалуй, еще хуже, чем на улице. Никакого ветерка.

– Стой! – окликнул меня спортсмен, – Ты, где так взмок?

– Да, из Шарджи ехал…

– Это я в курсах. А чо тачка, без кондиционера была?

– Да нет, сел просто в мусульманское такси, по ошибке. Чуть полиция не арестовала. Переволновался…

– КАКОЕ такси?! – ошарашено выпучил на меня глаза амбал.

– Ну, Аль-Арабия, только для мусульман, с зеленой крышей. А мы куда идем? – больше всего хотелось быстрее сесть в автомобиль, там наверняка есть кондиционер.

– Я чего-то ничего не понимаю, братишка. Каких мусульман? Это кто тебе сказал? – продолжал допытывать он меня.

– Ну, Георгий, – я с тоской ощутил, как от духоты начинает кружиться голова. А капли пота активно заливают грудь и спину.

– Жорик?

Спортсмен застыл на мгновение, осмысливая услышанное. Потом хлопнул себя по коленям и захохотал. Это был здоровый смех здорового человека. Я жмурился от пота, глаза нестерпимо щипало. Блин блинский, все-таки соленые капли попали в глаза.

Видок, наверное, был у меня еще тот, потому как мускулистый здоровяк стал смеяться еще больше. Правда, быстро спохватился и потащил меня обратно в лифт.

– Давай, братишка, назад. Тебе надо в себя прийти.

Мы снова оказались в прохладной кабине, на этот раз поехали вверх. Я уже плохо понимал, что происходит. Зато парень, напротив, уже не мог сдержаться от животного смеха. Его просто скрючило, как червяка. Ну не мудила ли?!

Двери лифта распахнулись: теперь мы оказались в коридоре, тут, видимо, располагались жилые апартаменты. Воздух был свеж и прохладен. Пройдя пару шагов по коридору, короткостриженный остановился у двери, достал ключи и стал открывать.

Точнее пытался открыть, так как не мог попасть ключом в личинку замка. Его просто накрывало приступом веселья. От сильного хохота на глазах выступили слезы, и он оперся рукой о дверь. Я терпеливо топтался рядом. Можно было отдышаться. Отдышаться старался и амбал, постанывая, он все-таки справился с замком, и мы оказались в просторном холле.

– Двигай туда. Шлепки только сними.

Он потащил меня вглубь огромной просторной квартиры, на ходу доставая телефон. Распахнув дверь ванной комнаты, на мгновение оставил одного и тут же возник с полотенцем.

– Освежись, полотенце чистое, возьми, а я пока Жорику дозвонюсь.

Его снова стало потрясывать от смеха. Я хлопнул дверью. Да уж, этот Георгий развел меня своей дебильной шуткой. За стеной раздавался хохот нового знакомого, как его там: Валера, Владлен? Сдается, что меня выставили кретином. Ладно, сейчас главное освежиться и заново родиться. Быстро разоблачился до костюма Адама и потопал в ванну под душ.

Придя в себя, продолжая машинально водить струей теплой воды по телу, осмотрелся: ванная комната была весьма вместительна. Здесь помещались туалет, биде, зеркало в полстены. Судя по отсутствию шампуней и кремов на широкой столешнице у раковины, этим помещением не пользовались. Видимо в квартире две таких ванных комнаты, как минимум. С отвращением посмотрел на брошенную на синюю плитку на полу потную одежду. Ладно, хоть освежился. Урок на будущее…

Мысли опять вернулись к такси: судя по веселью этого типа, меня здорово и зло развели. Хотя, почему зло? Руки-ноги целы, нервы правда расшатаны… Ну и тварюга же, этот Георгий-Жорж! И этот – тоже, явный дегенерат. Ржет как конь. Поймал себя на мысли, что непроизвольно оттягиваю момент, когда придется вновь одевать тухлую одежду. В дверь постучали.

– Братишка, у тебя там рубашка пропотела вся. Не одевай пока, я тебе халат принес.


Амбала звали Вилен. Вилен Ледников. Сам себя он называл Вилли. Ледников принадлежал к типу людей, которые не очень любят пребывать в неподвижной позе более полминуты. Пока я сидел с чашкой чая в руках, в свежем белом халате, на кожаном диване его тридцатиметровой гостиной, он как боксер приплясывал по отполированной белой плитке, не в силах ни минуты спокойно сидеть. Такой вот человек-электровеник. Акающий акцент оказался петербуржским, точнее выборгским. Календари с видами города Выборга висели во всех трех спальнях двухэтажных апартаментов. Мои приключения его по-прежнему веселили, но теперь он хохотал сочувственно, уже совсем не обидным смехом, да и самому мне было понятно, как абсурдно я попался.

– Тоха, ты не сердись на Жорика, – радушный хозяин, уже в который раз, повторял свой монолог, – Он просто любит людей подкалывать. Беззлобно, но многие сильно обижаются. Ты сам его раздразнил своей скабрезностью. Это не первый и не последний раз. Водиле Жорик сказал, что ты шизофреник с клаустрофобией, поэтому с тобой надо быть осторожнее и не злить. Таксер, наверное, сам здорово перессал… А ты реально на такси не экономь, щас жара дикая – для мозгов вредно. Тут до конца октября – вообще край. Я щас даже на балкон не выхожу. Душно. Даже вечером.

– На какой из четырех балконов? – подколол я его.

– Да на все. Кондеи «каля-каляшка» вон чистит летом два раза в месяц, все равно дерьма налипает много. А чо делать, у меня, вон, видел, как солнце шпарит. Ну, ты реально перебздел, да?

– Чуть ежа не родил, – признался я, – А «каля-ляшка» – это что?»

– «Каля-каляшка?» – Вилли, наконец, перестал двигаться и облокотился на столешницу, отделявшую отсек кухни от огромного холла, – а это пилиппина…

Судя по моему недоуменному лицу, он понял, что нужны пояснения.

– Ну, филиппинка, – убираться сюда приходит два раза в неделю. Они букву «ф» не выговаривают, поэтому пилиппинами называются, ну и язык у них такой смешной.

– Морни-и-и-инг…, – передразнил он, и я засмеялся, -…хеллу-у-у си-и-ир…

И на своем между собой: «Каля-каля, каля-каля, каля-каля…» А ты, сам то, где остановился?

– В Шардже. Шарк отель.

– Далековато. Там Раджив еще работает, – он снова стал широко улыбаться, – Ириски привез ему?

Я, чувствуя новую подставу, кивнул головой. Кажется, одним такси дело не ограничилось.

– А что не так с ирисками?

– Да Раджив блевал один раз прямо на рабочем месте, когда у бутлегеров бухарь левый купил. В Шардже, ведь, спиртное под запретом, а в соседний Аджман мотаться ему было лень, ну вот он и залетел. Там как раз парень жил, который с нами работает – Ренат. Ну, так вот, вечером этот Раджив к нему стучится – типа укрой, а то начальство заметит, что я бухой в говно. А поехать домой боится: могут прочухать и тут же в полицию стукнуть. Это сухой эмират! Ну, Ренат – не человек что ли? Пускает. А тот сразу оккупировал туалет и как начнет блевать, перепил, бедолага, сивухи. Туда-сюда, часа два он там э-э-эдика звал. Ренату пришлось телек на полную включить, чтобы заглушить этот интимный диалог с унитазом. Потом, короче, выходит и заявляет Ренатке нашему, чо это все от русских ирисок, которыми тот его вчера угощал. Как в анекдоте, выпили три литра водки и отравились печеньем, – Вилли оглушительно захохотал, а я понял причину болезненного выражения лица ресепшиониста на мой подарок. Вот мы ему теперь одни ириски и дарим, чтобы вкус не забывал!

– А розовое такси? Туда, и правда, нельзя мужикам садиться? Обвинят в изнасиловании?

– Да кому ты, нахер, нужен, – махнул рукой Вилен, – Баба-водитель, даже если сядешь, тебя выстегнет и никуда не поедет. Какие проблемы-то?!

Так. И тут Жорик меня подколол. Теперь и вовсе не знаешь, где ему верить, а где нет. Вилли посмотрел на часы и спохватился.

– Все, братишка, пора нам с тобой в университет двигать. Время уже двенадцать. Ты документы принес? Я гляну?

Он схватил мою папку со стола и начал сосредоточенно шуршать бумагами, морща лоб и бормоча себе под нос английские термины.

Я поставил чашку и пошел переодеваться в ванну.


Накалившийся от духоты в гараже салон спортивного двух дверного купе «Porche 911» быстро охладился до приемлемой температуры, пока мы двигались по улице вдоль одинаковых высотных зданий песчаного цвета, которые мой собеседник называл аббревиатурой JBR. Вилли вел себя со мной как со старым знакомым. Узнав про владивостокские приключения, вкратце описанные без деталей, он теперь откровенно мне симпатизировал, подробно рассказывая про Дубай и университет, к кому надо подойти и какие документы сдать. Слушая одним ухом, я осторожно принюхивался к своей рубашке, несмотря на то что она полчаса провисела на балконе, а после была обильно опрыскана «Farenheit», взятым у Вилли, запах все еще немного чувствовался. На светофоре Вилен заметил мои проверки и снова заулыбался:

– Антоха, не парься. Там большинство студентов – индопаки. От них порой так воняет, что просто беда.

– Ты там тоже учился? – изумился я.

– Чуть-чуть. Только языковые тесты сдавал. Но в курсах по теме, поэтому знаю. Тут просто на JBR пробняки, трамвайные рельсы кладут, достали уже. А так езды десять минут. Я тебя закину и поеду, а то щас машину у универа не приткнешь. Там по всей «Knowledge Village» такая задница. Все помнишь, чо я тебе говорил?

– Да. А этот «Knowledge village» что-то типа новосибирского студгородка?

– Ты чего?! – он махнул рукой, – Просто несколько универов собрали в одном месте. Твой самый престижный, кстати. Не-е, вру. Самый престижный – это американский. Он чуть в стороне расположен.

– А какой самый престижный университет, вообще, в ОАЭ?

– Американский, но другой, в Шардже.

– В Шардже? – моему удивлению не было предела.

Шарджа с ее «восточным колоритом» и толпами гастарбайтеров явно проигрывала небоскребам и пятизвездочным отелям, мимо которых мы проезжали сейчас.

– Да ты по Ролла не суди, – поморщился Вилли, – Там просто крутые районы чуть в другом месте расположены. Да и Corniche ты не видел. Это набережная ихняя. А виллы там покруче многих дубайских, просто чуть подальше города. Шейх там продвинутый в плане образования, много вложил…

Я скептически хмыкнул, вспоминая грязные стены и незаасфальтированные проезды окрестностей Rolla square. Решил не спорить. Я всего первый день здесь. Может он и прав…

Район «Knowledge Village» оказался и вправду совсем недалеко, и представлял из себя небольшой квартал, застроенный однотипными трехэтажными корпусами с элегантными башенками. Вилли, объехав весь микрорайон, лихо подрулил прямо к главному входу, подрезав двух арабов на запыленной «альмере». Прощались мы как старые знакомые.

– Давай, смелее. Сейчас документы сдашь, и домой вали – тебе поспать надо. На такси с какой крышей поедешь? Ха – ха!

– Цвета российского флага, – мы оба засмеялись.


Вилли стал серьезным.

– Это…, Тоха, завтра-послезавтра, как будешь с Жориком встречаться, не высказывай ему про эти подколы все. Хоть по жесткачу он тебя прокатил, ты после двадцати часов перелета совсем не прочухал тему, но не предъявляй. Он оценит.

– Спасибо. А он человек-то вообще какой? Если не понравлюсь, домой отправит?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное