Евсей Гурьев.

Эмират. Темная сторона Дубая



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Евсей Иванович Гурьев


© Евсей Иванович Гурьев, 2017

© Евсей Иванович Гурьев, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-4185-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая

Глава первая
Россия, Владивосток, июль 2014 года

Дольше по времени – дальше от дома

– Группа «Гости из Будущего».

Все-таки им удалось отловить меня на автостоянке у «Океана».

Снимая депрессию, я последнее время подcел на кино на большом экране. Покупал билеты сразу на несколько фильмов, и тупо сидел с попкорном в полупустом зале среди влюбленных парочек и гомонящих молодежных компаний. Кино заканчивалось уже глубоко за полночь, когда за последними зрителями вечно раздраженные секьюрити захлопывают двери кинотеатра и проводят манипуляции с ночной сигнализацией. Оксане причины задержки объяснялись долгими переговорами по поводу кредитов на развитие производства. Хотя, можно было и вообще не оправдываться. Она, в последнее время, стала весьма равнодушна к моим поздним возвращениям. Оставив «крузер» на стоянке, я возвращался уже в темную квартиру. Любимая видела десятый сон. Месяц назад мы стали спать в разных комнатах, это как-то само собой получилось. Появлялся дома поздно – не хотел шуршать одеждой и будить среди ночи. Где-то я прочитал, что, если супруги спят в разных комнатах, это серьезно укрепляет брак. Сомневаюсь, по-моему, это нас окончательно отдалило.

…Ветер с набережной усиливался, пришлось прибавить ходу. У двери автомобиля кто-то хлопнул по плечу. За спиной стояли два кавказца. Черные длинные волосы, тонкие сжатые губы, злые глаза. Сразу понятно, что ничего хорошего встреча с такими персонажами на вечерней стоянке не сулит. По правде говоря, таких субъектов и днем на оживленных улицах надо обходить стороной. Настроение резко испортилось, этого еще не хватало. На джип позарились, что ли?!

– Ребят, я спешу, – выпалил первое, что пришло в голову.

Теплилась мысль, что кавказские друзья просто ошиблись, и недоразумение будет исчерпано. Но, все быстро прояснилось, когда один из гостей с Юга, облаченный в красную спортивную куртку с надписью «Russia», молча, толкнул меня в грудь. Ан нет, твою мать, не ошиблись! «Братухам-борцухам» надо именно меня. Несмотря на набранные за последний месяц пару десятков килограммов, я потерял равновесие и полетел на обильно политый дождем бетон. За спиной улавливался испуганный шепот, стук закрываемых дверей и резкий шум удаляющейся машины. Редкие свидетели, наученные горьким опытом общения с «многонациональными россиянами», предпочитали оперативно покинуть опасное место. В ста метрах голубыми огоньками мигал киноцентр «Океан», из расположенного неподалеку кафе доносился смех, гремел в ушах низкими басами хит «О боже какой мужчина».

Однако, на самой стоянке, кроме десятка безмолвных автомобилей, дожидающихся припозднившихся хозяев, больше никого не было.

Резкий удар лицо. В глазах у меня потемнело, из носа брызнула кровь. Теперь стало реально страшно.

– Карочи, ты, свынья, ты че: нэ осознал своих ошибок, да? – свистящий хриплый голос раздавался надо мной, – В крутого решил поиграт, да?!

Еще серия сильных боксерских связок по корпусу и бокам. Боже, как больно! Я пытался машинально закрываться руками. Бесполезно. Кто-то них двоих попал прямо в голову. Показалось, что долбанули кувалдой со всей силы. Руки раскинулись в разные стороны, а очень болезненный пинок по животу заставил машинально скрючиться. Похоже, я лежал в луже. Сейчас это было почему-то неважно. Неожиданно мою тушу подняли и прислонили к капоту автомобиля. Коленки дрожали. Почувствовав на своем горле холодный клинок ножа, я окончательно потек. В смысле, впервые ощутил, как по ногам непроизвольно течет собственная моча.

– Сука, слушай сюда, карочи. Виталю надо уважить и сделать всё красива, да?! Перепишешь всё на него, да?! Ми в следующий рас даже разговаривать не будем, свынья. И я тэ башку на..й отрежьу, понэл, биять!!!

Меня колотило. Их звериная, отрицательная энергетика и решимость убивать окончательно деморализовали. Напоследок один из страшных незнакомцев врезал прямо по лицу. Голова мотнулась вбок, хрустнули зубы, рот наполнился кровью. Больше никто не держал, и я сполз вниз. Кавказцы неспешно уходили. Я напряженно следил, как могучая спина в костюме «Russia», одного из бандитов, скрылась за корпусом белого микроавтобуса. Боль была нестерпимой, но, тем не менее, я умудрился потерять сознание.


– Ты пойми, еще в июле понаехало ментов, два микроавтобуса. Тычут постановлением на осмотр складов. Начинают мне предъявлять, что здесь мы клеим логотипы одной московской компании, ну, типа контрафакт. Я уже несколько лет этим не занимался! Чего я враг себе что ли?! Линию остановили, склады опечатали, готовую продукцию вывезли. Обыск и конфискация проводились без понятых… Батура требует сто тысяч. Как бывшему партнеру, типа, скидку делает – так сначала хотел триста. Напирает, что серьезные люди за ним, сука. Я в курсах, что он это сам все организовал. Ментовская крыса…

Максим молчал. Я отхлебнул кофе и поежился. Дверь в кафе сзади хлопала чаще и чаще. Начинался вечер. Менеджеры окрестных офисов, студенты, школьники занимали свободные места. Монотонный гул голосов плыл в ушах, сливаясь со звяканьем посуды и женским смехом.

– Потом, когда экспертиза их опровергла, прокурорские начали лениво копать… Батура вызывает меня к себе, и прямо в кабинете заявляет, что мне так и этак – кирдык. Он де бизнес заберет по-любому. И смотрит волком, гондон!

– Я же тебе говорил: не мути бизнес с ментом, даже бывшим одноклассником. Виталик – он такой. А ты чего…?

– Ненавижу эту гниду. Папаша, мент, еще Баулу служил, а теперь его ублюдок нахватался родительского опыта и сам рэкетирует.

В углу безудержно хохотали молодые девицы, по виду студентки. Сигаретный дым гулял по помещению. По стеклам застучал дождь. Над городом снова завис циклон. Скоро август, а там и осень. Лето превратится в воспоминания через месяц, а спокойная и успешная полоса в моей жизни стремительно заканчивается уже сейчас. Уже закончилась.

– Антон, тебе надо уехать, – тихо сказал Максим.

Я тоскливо посмотрел в окно. На Светланской выстраивалась традиционная пробка. У дома напротив двое узбеков под дождем красили облупившийся фасад. Жаль, что я не тот узбек: ни долгов, ни врагов.

– Куда уехать?!

– В Хабаровск, Новосиб… в Москву, наконец. Тебе надо пересидеть. Он от тебя не отстанет. Если Батуре вожжа под хвост попала, то это – все. Тем более, ты ему через прокуратуру жизнь попортил. Все эти доследственные проверки… Он отписываться будет еще недели две. Тебя не забудет. Вы же вместе начинали… Деньги у вас в обороте немалые. Были друзья – стали враги. Не получится по закону – он сделает по-другому. Эти чеченцы тебя в следующий раз просто убьют.

– Куда ехать? А Оксана? Что я там буду делать?! Денег нет, бизнеса нет. Одно помещение осталось…

– Я хочу тебе подкинуть один вариант…

– Ты бы лучше денег подкинул!

Максим смутился. Я знал, что денег у него нет. Он просто хороший друг, но надо на ком-то хоть чуть сорвать накопившуюся злобу. У Максима все сложилось неплохо. Достойная работа в «Примтеплоэнерго». Неплохие деньги по приморским меркам, чтобы содержать жену и двоих детей. Вон, «cафаря» свежего взял недавно. Ремонт в квартире закончил. Но все это не тот масштаб.

– Ты же знаешь…

Я махнул рукой.

– Ладно, проехали. Я срастил все. Жизнь такая коловая, надо кого-то подье… ть.

– Ты мне очень помог тогда с квартирой…, – начал он.

– Хватит. Не надо. Проехали уже. Ты мне сейчас не поможешь.

– Нет, Антон, я тебе очень должен! -настаивал Максим. – Поэтому есть предложение одно…

– Подожди, вискарика? Ты на моторе приехал? – остановил я его. – Давно тебя не видел, хоть расслабиться есть с кем.

Он поколебался, но утвердительно кивнул головой.

– Давай.

«Chivas» встал в горле и не пошел. Пришлось сделать усилие. Я с трудом перевел дух.

– Антон, – Максим смотрел куда-то в сторону. Ты не представляешь, что такое жить с двумя детьми, с тестем и тещей. Особенно, когда тесть запойный алкаш. Полный урод. Скандалы, драки, у детей вся психика измотана… Ипотеку не потянули бы… Все тогда отказали, кроме тебя. Я до сих пор твой должник.

– Ты все отдал.

– Через четыре года и без процентов, – криво усмехнулся он

– Забей. Сейчас здесь за стол заплатишь и проехали.

– Нет, ты не понял. Есть реальный вариант для тебя. В Эмиратах!

– Где??? – я чуть не поперхнулся листом салата, густо покрытым майонезом.

– В Эмиратах, – повторил Максим. Я звонил. Уже все пробил для тебя…

– Кто у тебя там есть? – мое удивление было искренним. Откуда у этого интелигентишки с окраины города связи в далеких ОАЭ.

– Мы учились в Петербурге. Я же там заканчивал. Батю с Балтийского флота сюда перевели как раз после третьего курса… Потом мы пересеклись еще раз – вместе в Африке работали. Ну, еще до кризиса 2008. Очень серьезный человек. Там солидная фирма. Я ему уже рассказал насчет тебя.

– А, да, помню. Ты мне же после Африки долг и отдал. И что за темы он там двигает?

– Что-то тоже связано с дизайном. Бизнес процветает. Антон, это очень надежный человек.

– У меня семь лет опыта по производству упаковок для кондитерских изделий. Но вот маркетинг… И зачем я ему там, без английского?

– Там нужны люди с опытом управления бизнесом, – настаивал Максим, – Он согласен с тобой поговорить. Ты же производство на ноги поставил, Батура только юридические темы и вопросы с чиновниками утрясал.

Я скептически ухмыльнулся. Все это казалось далекой авантюрой. Друг хочет мне искренне помочь, но явно это не вариант. Мы выпили еще. Темы для разговора как-то иссякли. Немного еще посидев для приличия, мы с Максимом поглядели друг на друга и разошлись.


Между тем, мое положение становилось все хуже, деньги заканчивались. Бывший одноклассник и бизнес партнер, он же опер-уполномоченный по борьбе с экономическими преступлениями, Виталий Николаевич Батура, наоборот подбирался все ближе. Дело явно замыливалось. Из прокуратуры и следственного комитета в ответ на свои жалобы, я получал одни отписки. Конфискованный товар и оборудование никто так и не возвращал. Цех простаивал, опечатанный до сих пор. В конце августа раздал людям зарплату. Неофициально. Из собственного резерва. Загнал «Крузер» в автосалон на продажу, по весьма скромному ценнику.

Потом снова объявились кавказцы, утром, просто, встретили у подъезда и напомнили про Батуру. Бежать было поздно. Пришлось подчиниться. Вместе поднялись в квартиру, забрали документы и мотанулись к нотариусу на Шефнера, где я, в простой будничной обстановке, написал отказ от своей доли в фирме и права собственности на цех, дело семи лет жизни, в пользу мамы Виталика Батуры. Дородной властной тетки. Подавитесь, суки! На прощание, тот самый Аслан в спортивном костюме «Russia» дал мне хорошего пинка на выходе – прямо на глазах у курящих сотрудников. После этого, я медленно брел по улицам, не разбирая дороги. Руки тряслись. Было очень унизительно и мерзко.

Я был крайне неосмотрителен, взяв кредит на новое производство «с нуля»! Естественно, предварительная смета вышла заоблачной, покрыть ее не могли ни квартира, ни автомобиль, ни дача. Уже на предварительном этапе стало сразу понятно, что банкам подобные инновации не интересны. Кредитовать меня под человеческие проценты никто не будет. Развивать схему с откатом в пользу заинтересованных лиц, когда неофициально скидываешь 30% суммы в пользу некого, связанного с банком субъекта, я не решился. Слишком неподъемная величина получается. Всю жизнь не расплатиться.

А в начале августа ушла Оксана. Ушла без предупреждения. В октябре мы планировали свадьбу. В один прекрасный день, возвратившись измотанным после очередных бесплодных переговоров по поводу кредита из банка, застал квартиру в некотором беспорядке. Вещей Оксаны не было. Разнообразный набор невеселых дум промчался в голове, пока сидел у окна и бесцельно смотрел во двор. В этот момент завибрировал айфон, оставленный в кармане кожаной куртки в прихожей. Сердце прыгнуло, и я ломанулся к шкафу-купе. Звонили из клиники по поводу ноющей челюсти, все еще беспокоящей после инцидента на автостоянке. Сказал, что не приеду, денег все равно в обрез. Телефон снова зазвонил, это была Света. Коллега Оксаны по работе. На голову больная, на мой взгляд, девка. Прощебетав: «Ксю просила передать – все кончено. Не ищи и не звони…,» и отключилась.

Не ищи… А зачем ее искать?! Смазливый блондин с еврейской фамилией, из представительства «РЖД», мне был давно известен. Просто – тайное, стало явным. Я в попе, он на коне. Любовь прошла. Видел я ее глаза, когда объявил одним прекрасным утром, что мы продаем машину. Правда, в отличие от меня, Оксана как-то быстро успокоилась. Видимо, сама для себя приняла окончательное решение. Вердикт был, как теперь выяснилось, не в мою пользу. Жених без денег и двух боковых зубов действительно не очень подходит двадцатипятилетней пышногрудой брюнетке, так думающей о перспективах.

Вызвал по телефону такси и на моторе съездил в «Парус», где и закупился всем необходимым. Полил цветы, закрыл шторы и откупорил первую бутылку светлого пива «Барк». Глотнул. Нет, надо покрепче. Из холодильника достал «Столичную», смешал водку с пивом и залпом опрокинул в себя. Достало все! Надо уйти от проблем ненадолго, а потом, может, что-нибудь придумаем.

Однако никаких озарений и блестящих идей так и не возникало. Через три недели бесцельного бухалова дешевым алкоголем, тяжелого сна по двенадцать часов, бездумного рысканья по интернету и мазохистских воспоминаний о прошлом, стало понятно, что надо что-то менять. Лучше от периода «спячки» не стало: я обрюзг, набрал лишний вес, перестал следить за собой. Квартира напоминала притон бомжей.

Чтобы окончательно не оскотиниться, подался к родителям в пригород. Все эти дни не пил, но лучше не становилось. Маме сильно нездоровилось. Последние два месяца она почти слегла, но силы на готовку для единственного сыночка еще оставались. Так и отходил на котлетах и соленьях. Через пару дней, с тяжелой головой, взял у отца старенький «ниссан максима» и съездил в автосалон – для закрытия сделки по джипу. Покупатели давно уже били копытом, пока я с отключенным телефоном др..ил на порнуху дома. Зато теперь будут хоть какие-то деньги на карте. Два миллиона рублей. Три месяца назад -ничтожнейшая сумма. Теперь, вроде как, солидные бабки. Джип, конечно, безумно жаль. Почти новый, и с левым рулем. Сердце екнуло, когда последний раз постучал по колесам своего «братана».

Очередной циклон с океана принес дожди и туман. Вернул родителям машину и, уклонившись от встревоженных вопросов о себе и Оксане, теперь я стоял у ворот родительского дома, ожидая вызванное такси. Задумчиво уставился на высоковольтные линии электропередач, над которыми зияло серое небо. «Пусть в твоей жизни всегда светит солнышко» – писала мне Оксана «в контакте» три года назад, во время конфетно-букетного периода. Солнышко, да… Внезапно в голову пришла мысль об Эмиратах. Там сейчас тоже осень, но, во всяком случае, солнца больше, чем здесь. Может быть, и правда съезжу, голову прочищу. Ну и встречусь с этим приятелем Макса. Старенький «субару легаси» с шашечками неспешно остановился рядом. Пожилой водитель посигналил. Я открыл заднюю дверь.

– Вас же в центр? – уточнил он.

– Ну да…

В салоне было уютно. Водитель оказался разговорчивым.

– На Алеутской сейчас придется постоять. Сегодня на перекрестке с Фонтанной два дятла столкнулись. Тоже, полчаса стоял. Ушлепки! Стоят, разинув рты, и затылки чешут. Вот это да, вот это я попал! А я работаю, у меня человек сидит! Что, по зеркалам сложно смотреть, во время перестроений?! Дебилы…

Я хмыкнул и уставился в окно. Он работает, а я бухаю. Ему то что: вози и вози пассажиров. А у меня… И никаких вариантов как-то изменить события. Хотя… Я достал телефон и набрал номер Максима. Мысль о поездке в Дубай засела в голове. Съезжу, посмотрим, как получится. Все равно, здесь только бабки пропиваю.

Гудки в трубке были недолгими. Максим ответил почти сразу. Вместо запланированного алкогольного тура по проституткам, я решил поехать прямо к нему. Тем более – ближе и в центре толкаться не надо.

– Отец, вон там поворачивай. Мне на Тихую надо.

Дед недовольно тряхнул седой головой.

– У тебя же в центр заказ был?

– Планы изменились. Мне тоже по работе надо, – усмехнулся я, – В пробках меньше постоишь.

– Из-за ваших выкрутасов мне двадцать раз маршруты менять… – проворчал дед, но перестроился в правый ряд, не включив сигнал поворотника. В тот момент я даже и не подозревал, как резко поворачиваю свою жизнь в новом направлении, и к чему это все приведет.


.

Глава вторая
Объединенные Арабские Эмираты, Дубай, сентябрь 2014 года

Не находишь дорогу -прокладывай ее.

– Его высокопревосходительство Шейх Мухаммед бен Рашид Аль Мактум, премьер-министр ОАЭ и глава эмирата Дубай.

Наконец-то очередь перед паспортным контролем дошла до меня. Огромный толстый араб в белом одеянии, с тщательно выбритым узором щетины на висках, c важным видом принял документы. Просканировал и уткнулся в компьютер.

– «First time?11
  Первыйраз?


[Закрыть]
» – вопрос застиг меня врасплох, и я на секунду отвлекся от лицезрения стройных ног красивой блондинки в белой мини-юбке, кокетничающей с пограничным офицером за соседней стойкой, почти идентичным братом-близнецом моего. Кивнул головой и промычал что-то похожее на английское «ес». Английский я изучал в школе и на отдельных курсах с репетитором, но так до конца и не дожал. Разницу между определенным и неопределенным артиклями до сих пор не понимаю. К тому же зажимаюсь при разговорах с иностранцами.

Он шлепнул печать, правда не в паспорт, а на лист А4 с визой, и через секунду мой российский загран вернулся обратно на стойку. Можно было проходить. Вроде как, пугали каким-то сканированием глаз, но, судя по нетерпеливым жестам этого жителя пустыни, я и вправду мог быть свободен. Последний раз, взглянув на худощавую, смеющуюся красотку, вовсю флиртующую с пограничником, прошел через турникет. Ну что же: привет Дубай – супергород песка и солнца.


Толпа встречающих всегда воспринимается как чужая и немного раздражает, особенно, когда ты точно знаешь, что здесь тебя не ждут. Многочисленные индийские, арабские и европейские лица всматривались в выходящих из сектора прилета пассажиров. Меня никто не встречал, поэтому внимательные взгляды скользили по физиономии и равнодушно перескакивали дальше. Медленно прошагав со своей сумкой мимо живого коридора, я оказался в зале прибытия аэропорта. На удивление, против многочисленных отзывов в Интернете, сам дубайский аэропорт был не слишком забит народом. Весьма тихо. Сложилось впечатление, что в зоне «duty free» шлялось гораздо больше транзитных пассажиров, чем в общем зале прибытия.

Вырулив из толпы, бредущей с тележками на выход, я направился к сиденьям. Все ряды были практически свободны. В одном углу дремал индус в розовой рубашке, а с противоположной стороны расположилось арабское семейство: толстая баба лет сорока в белом хиджабе, ожесточенно спорившая с недовольным пожилым усатым дядькой в кепке а-ля аэродром.

Мимо неспешно прошлепала пара арабов и негр, с бейджиками сотрудников аэропорта поверх белой национальной традиционной одежды жителей Залива. Такие же прикиды, как у пограничника, который проверял у меня паспорт при въезде. Поразительно, но в качестве обуви все они использовали обычные шлепки на босу ногу. Я в таких дома по квартире рассекаю.

Кондиционеры дули исправно, поэтому обещанной жарой пока и не пахло. Сидеть после пяти часов перелета не хотелось, поэтому просто поставил сумку на кресла напротив безлюдного эскалатора, судя по указателям, ведущего ко входу в метро. СМС сообщение от «Мегафон»: «Добро пожаловать в Объединенные Арабские Эмираты» эхом разорвало тишину зала ожидания. Айфон долго искал сеть, наконец, адаптировался, выдав незнакомую надпись местной связи: Etisalat

Нужный эмиратский номер получилось набрать только с третьего раза: длинные гудки били по нервам, немного расшатанными последними событиями. Абонент не спешил отвечать. Черт! Твою мать. Может местное время неправильное? Да нет, часы над стойкой справочного бюро слева показывали семь утра. Похоже, по мере путешествия Владивосток – Москва – Дубай, мои биологические часы сбились окончательно. Хотя, вроде, время здесь идентично московскому. Бля, это засада…

Почесав голову и чертыхнувшись, пошел искать туалет. Судя по указателям, он был где-то здесь рядом. Клозет оказался расположен в конце здания, в одном коридоре с молельной комнатой. Изображение мечети на дверях напомнило, что приземлился я в суровой исламской стране. Надо быть начеку. Ладно, вот и заветный тубзик. На всякий случай сверился с дверью – в мусульманском мире как-то не хочется случайно влететь в женскую часть. Доказывай потом этим правоверным, что ты просто раздолбай, а не извращенец… Туалет был также безлюден, как и залы аэропорта: плитка в цветах бирюзы и синевы, белый сухой пол. Чистенько и тянет устойчивым запахом искусственных ароматизаторов.

Подставляя конечности под журчащий кран, машинально осмотрел себя в широком забрызганном настенном зеркале. На меня смотрел тридцатилетний краснорожий увалень, облаченный в однотонную синюю джинсовую рубашку навыпуск. Вид был, мягко говоря, не очень привлекательный: опухшее после алко-перелета лицо, щетина, мешки под глазами, пивной брюхо и самое неприятное – сто два килограмма живого веса, из коих двадцать – явно лишние. Типичный руссо-туристо, только шорт вместо джинсов не хватает. Очередной жирный дубайский пассажир в состоянии легкого похмельного синдрома с двумя тысячами баксов в кармане. Таких не любят девушки, они не пользуются уважением подчиненных. Впрочем, девушки у меня уже нет, да и бизнеса тоже, ибо я, некоторое время как, безработный. Тем не менее, собственное отражение как-то серьезно демотивировало. Свет, что ли, здесь такой? Вроде бы уже и привык к своему брюху, круглой харе с постоянным перегаром, но вид на себя со стороны в общественном месте, совсем уж, неприятно удивил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10