Евгений Старухин.

Лесовик. Вор поневоле



скачать книгу бесплатно

Заново перечитываю свойства предметов. Какой-то предмет всё же не из этого сета. Кроме изменения названия у вещей, добавился плюс к силе. Пусть всего на плюс пять, но при семи вещах этот плюс становится довольно ощутимым. Одно кольцо немного другое, ну-ка, опознание. Не сработало, попробовал надеть два кольца сразу. Не получилось, нераспознанное никак не надевалось. Будем пытаться опознать. Опознание, ещё раз. Сработало.

Замечательное кольцо подмастерья рудокопа. Вес 0,1 кг. Прочность 287/320. Эффект: Рудокоп +2. Сила +10. Требования: профессия рудокопа не ниже первого уровня подмастерья. Ограничения: не совместим с другими комплектами рудокопа.

Итого либо плюс восемь к рудокопу и плюс сорок к силе, либо плюс два и плюс десять соответственно – это же просто сказка. Отказываться ни от того, ни от другого не собираюсь. Вот когда соберу комплект подмастерья, тогда можно будет продать комплект ученика. Очень даже неплохое снаряжение образовалось.

Лук, колчан, копьё. Ну, похоже, снарядился. Стоп, а это ещё что за лук?

Великолепный длинный лук из тиса. Лук был создан так давно, что имя его создателя уже никто и не помнит. Урон 180-220. Вес 4 кг. Прочность 1165/1300. Требования: Ловкость 150, Сила 100, Выносливость 60, Навык «Луки» 50.

Вот это мега-убивашка. А ведь урон-то написан без учёта стрел и моей собственной ловкости. Откуда же у меня эта радость? Ах да, я же эльфам говорил, какой великолепный у меня был трезубец, и они пообещали дать мне взамен великолепный лук. Что ж, лук действительно великолепный. Только мне до него ещё расти и расти. У меня ни один из четырёх параметров не проходит по требованиям.

А ведь ещё имеются кое-какие трофеи с шахты. Два камня душ: один – плохой, другой – грубый. Ещё четырнадцать аметистов и четыре аметиста удачи под это дело предназначены, но ещё не готовы. И даже было шесть простых аметистов, пока не проверенных на принадлежность к камням душ. Не стал откладывать последнее дело в долгий ящик и проверил. Два подходят, четыре нет. Надо будет выяснить, почём нынче обычные аметисты на аукционе. Хм, мне бы вначале выяснить, где ближайший аукцион, а уж потом всё остальное.

Так, а чем я вообще собирался заняться до того, как полез в рюкзак? Ага, вроде дела доделывать. Сирано нет, где старичка-лесовичка искать – вообще неизвестно, не бегать же по лесу с криками: «Леший, леший, ау!» Остаётся пила. Пора шлёпать в деревню. К тому же последняя строчка из логов мне ясно напомнила, что на воле отношения с голодом совершенно другие. Надо поспешить, не хотелось бы умереть на подходе к деревне.

Только вначале раскидаю свободные очки. Как всегда, увеличим удачу и критический удар. Мне очень нравится моё развитие. Простенько и со вкусом. Итого удача уже больше трёх сотен, даже ближе к трём с половиной, а критический удар целых семьдесят. До терминатора ещё не дорос, но уже и не совсем зелёный новичок.

Написал Сирано на почту, что найти меня можно будет в деревне.

И отправился прямиком туда.

Ага, отправился… Как бы не так! Перегруз. Система не дала мне даже с места сдвинуться. Хорошо, хоть есть пара колец, дающих по плюс десять к силе, что добавило ещё плюс сто к грузоподъёмности, иначе вообще с места не сдвинулся бы. Но надо что-то с этим делать, придётся что-то выкидывать. Просмотрел содержимое своего рюкзака очень внимательно и решил выкинуть всё сало, этого хватит с лихвой. Возни с ним много, а толку мало. Обидно, конечно, но остальное выбрасывать хотелось ещё меньше. Можно было выкинуть также три кирки, но решил их продать в деревне. Кстати, а почему обычных кирки только три? Ведь у меня должно быть три кирки с рудника и ещё одна у меня была. Ну вот до чего эльфы мелочные! Даже кирку отобрали! Странно, что они у меня и одежду не забрали. Впрочем, одежда уже совершенно не была похожа на выданную, может быть, именно поэтому и не забрали.

На этот раз отправиться мне всё же удалось, впрочем, пробежав десяток метров, опомнился, переоделся опять в вонючую одежду и, сняв всю бижутерию на ловкость, полез на дерево. Прокачку-то никто не отменял. Персонажа надо развивать, а значит, качаться, качаться и ещё раз качаться. Вскоре я уже скакал по веткам в сторону деревни.

Скачки по деревьям приносили своё удовольствие, особенно когда не получаешь другими ветками по лицу и прочим частям тела. Но, несмотря на эти мелкие несуразности, я действительно наслаждался. Наслаждался лесом, ночью, пьянящим духом свободы, когда можно бежать куда хочешь, а сзади тебя не окликнет злой эльф и не всадит тебе стрелу в ногу. В ночи иногда издалека слышались крики совы, рычание волка, а когда устроил небольшой привал, восстанавливая запас сил, насладился пением цикад.

Впрочем, жадно глотал воздух свободы я недолго, ровно до того момента, как на бегу проглотил какого-то жука. Система мне даже на это сообщила, что мой уровень превышает уровень жертвы более чем на двадцать и опыт мне не полагается. Ну да ладно, но ощущения были не слишком приятными, поэтому решил дышать лучше носом, пусть и не так жадно, а рот держать закрытым. Бег по веткам продолжился.

За три часа скачек до деревни ловкость всё же выросла на один пункт, а вот акробатике чуть-чуть не достало. Рядом с деревней пришлось опять переодеваться, ещё не хватало из-за вони испортить отношения с местными жителями.

Нечасто попадавшиеся в это время игроки не тыкали в меня пальцем на улицах, и это хорошо. Значит, уже немного улеглись страсти по поводу легенды яслей. Прошел мимо дома торговца Карла. Свет уже не горел, спит. Жалко, я бы зашёл, чтобы продать кое-что из ненужного. А то этого ненужного уже накопилось выше крыши, еле передвигаюсь. Ну да ладно, займусь этим завтра. Миновал непривычно тихую кузницу. Всё-таки до этого по ночам в деревне гулять как-то не приходилось. Прошёл деревню из конца в конец. Окна горели только в трактире. Но вот туда соваться желания совершенно не было, уж больно большие меня терзали сомнения в том, что Мартин мне обрадуется. Значит, надо идти к тем, кто обрадуется. А обрадоваться в такое время мне могут только те, для кого я стал другом семьи. Следовательно, идем в гости к лесорубам. Интересно, как там Машка, сменила ли гнома на бессменном посту главного кузнеца деревни или нет?

Дошёл до дома лесорубов. Постучался. В ответ раздался злой рык, странно, собаки обычно лают. Впрочем, практически сразу его перекрыл знакомый зычный голос:

– Кого там демоны принесли на ночь глядя? – Кларисса, как всегда, сама приветливость.

На меня вдруг нахлынуло такое чувство, будто я домой вернулся. И даже немного в горле запершило. Поэтому пришлось немного откашляться, прежде чем получилось сказать:

– Кларисса, это Лесовик, переночевать пустите?

– Ох ты ж, вернулся пропащий! Да ещё и кашляет, заболел, небось? Машка, а ну приготовь комнату другу нашей семьи, а я пока ему открою.

Дверь распахнулась спустя пару мгновений. И меня опять обняли. Уже второй раз за довольно короткое время, правда, на этот раз в виртуале. Но зато не менее крепко. Я бы даже сказал, можно и немного полегче, а то чуть не раздавили. В результате только кое-как сумел пролепетать, что не болен, после чего меня отстранили, осмотрели с ног до головы и, видимо, одобрили.

– Ну заходи тогда, пропащий! Куда ж ты запропастился? Мы тут себе места не находим, а он является посреди ночи как ни в чем не бывало. Ты бы хоть предупредил, что ли, перед уходом! Тоже мне, друг семьи! Ушёл и даже не попрощался!

Хоть я и не был виноват, но после слов Клариссы стало немного стыдно.

– Так получилось, я даже не предполагал, что меня каким-то образом к эльфам в лес утянет.

– К эльфам? Так тут в округе эльфов почитай вёрст на двести и не встретишь, а то и больше. Куда ж ты забрался-то? Да и потом, кто, говоришь, тебя к эльфам-то утянул?

– Непонятно. Я сам не понял, как это произошло…

– Странно… Чудны дела Божьи. И что ты там у них делал? Уж вряд ли с принцессами хороводы хороводил…

– Руду копал. Они меня за шпиона приняли и на рудники сослали. Вот там я три недели и провёл.

– Ох ты ж, пень-кочерыжка! Как же тебя так угораздило-то? И как ты освободился? Неужто сбежал?

– Я им честно рассказал, что сам знать не знаю, как оказался у них, что последний раз был здесь, помогал защитить деревню от сил хаоса. Они как-то связались с бароном, и он подтвердил, после чего меня отпустили.

– Так вот почему про тебя тут люди барона вынюхивали, а мы-то думали, ему твоя стряпня понравилась. Кстати, за сведения о тебе обещали небольшую награду.

– Сколько?

– Пять серебряных монет.

– Как-то недорого меня оценили.

– Вначале предложили золотой, но оказалось столько желающих поделиться информацией, что награду значительно уменьшили.

Так за разговором мы плавно переместились в гостиную. Я сидел, а Кларисса накрывала на стол. Он медленно, но верно заставлялся разными яствами. Вначале появились различные соленья: огурчики, помидорчики, грибочки, черемша, чесночок, перчики; а затем по центру встал большой горшок с варёным картофелем. Напоследок передо мной поставили большую кружку с холодным квасом.

– Ты уж извини, так, на скорую руку собрали кой-чего поснедать. И не вздумай отнекиваться, судя по твоему взгляду, ты явно сейчас нацелился проглотить этот горшок в одиночку.

Я не стал заставлять себя долго ждать и набросился на поджидающее меня изобилие. Кларисса сидела и наблюдала, как я уплетаю за обе щёки. Вскоре к бесплатному зрелищу присоединилась и Машка. Впрочем, их взгляды мне совершенно не мешали насыщаться. Наконец я наелся и отвалился от стола. На нём ещё оставалось очень много еды, и глаза с болью смотрели на это, но живот у меня не резиновый и принимать лишнее совершенно отказывался.

– Как приятно наблюдать, как ест голодный человек. Он не жеманничает, не соблюдает приличия, он просто ест. Правда, Машка?

– Да, горазд поесть друг нашей семьи, ничуть не слабее меня или отца в этом плане, хотя до тебя, мам, не дотягивает.

Кларисса несколько смущённо отмахнулась от неё.

– Наговоришь тоже! Не дай боги, поверит наш гость в эту чепуху. – После этого обратилась ко мне: – Ну как? Наелся?

– Да, Кларисса! Огромное спасибо, давно я так вкусно не кушал. Вы прямо божественно готовите!

– Положим, картошку не я, а Машка готовила. Ну, а соленья всей семьей делаем.

– Машенька, картошка просто божественная. А соленья вообще выше всяких похвал.

– Приятно слышать такие комплименты, да ещё от повара, – поблагодарила Кларисса, а Машкины щёки зарделись ярким румянцем.

– А почему с нами не сидят представители сильного пола вашей семьи?

– Так они на просеке остались. Старший младшего мастерству лесоруба обучает. Дела у них, «мужские». – Своим тоном Кларисса явно дала понять, как относится к этим «мужским делам».

– Ясно, ещё раз спасибо за шикарный стол.

– Ну, раз гость наелся, о прочих мелочах поговорили, то настала пора и дела обсудить. – Кларисса махнула рукой, и Машка принялась убирать посуду со стола. – Какими судьбами пожаловал? Только не говори, что соскучился – ни в жисть не поверю. Не был ты замечен в сентиментальности. Ни закатами не любовался, ни рассветами. Да и прочей чепухой вроде лютиков-цветочков или стихоплётства не занимался.

Отнекиваться не стал, а сразу озвучил интересовавший меня вопрос:

– Мне бы завтра в кузню сходить, мастер Гронхельм ещё не уехал?

– Нет, этот коптилка всё никак не может Машке кузню доверить, твердит, что мала, неопытна, хотя она уже почти всю работу делает, а он только пальчиком тыкает: «Тут надо сделать, там поправить…»

– Мама! – попыталась остановить ее Машка.

– А что «мама»? – тут же контрнаступлением ответила Кларисса. – Я разве неправду говорю? Хотя, если честно, такие произведения искусства, как делает гном, ей ещё не по плечам, но ведь всё приходит с опытом. Научится дочка и будет ничуть не хуже работать, чем он.

– Конечно научится. Маша – очень талантливая и старательная девочка, всё у нее получится.

– Вот видишь, Машка, как тебя хвалят! Все прекрасно понимают, что давно пора передать тебе кузню, а гном всё тут торчит. Кстати, а зачем тебе этот коротышка?

– Да пилу надо починить.

– Так её и Машка запросто починит.

– Погоди, мам, – прервала её юная помощница кузнеца. – У вас ведь и у самого есть навык кузнеца, могли бы сами пилу починить. Тут есть какая-то сложность, да?

– Верно, пила – мифриловая, да и характер у нее откровенно склочный. Спесь из неё так и лезет.

– Что-то не везёт вам с металлом, да? А ведь вы ещё и цветы свои, небось, не закончили?

Точно, куча металла ещё ожидала от меня изменения своей формы. А я про это совершенно забыл. Впрочем, неудивительно, за три недели многое из головы испариться может.

– Спасибо, что напомнила. Надо будет и этим тоже заняться.

– Ладно, кузнецы-недоучки, спать давайте, а то завтра всем рано вставать.

Машка провела меня до моей комнаты, напоследок сказав, что они на рассвете по делам разойдутся, а я могу спать, пока не высплюсь. Дом остаётся в полном моём распоряжении. Большое спасибо им за это, вряд ли бы мне удалось совершить такой подвиг. Ведь до рассвета по местному времени оставалось всего около полутора часов.


День второй

Утро для меня привычно началось с ласкового тычка по ребрам. Я даже спросонья не сразу понял, что не на руднике нахожусь.

– Подъём, спящий красавец, гроза эльфов, ремонтник мифриловых инструментов. Уже все петухи горло сорвали, пытаясь тебя добудиться, а ты всё дрыхнешь без задних ног. Чай, не у себя-то дома, пора бы и честь знать.

С трудом продрав глаза, увидел стоявшего напротив моей кровати странного дедушку, кого-то смутно напоминавшего. Росту в нем было не больше метра, одет в домотканую одежду с вышивкой. Волосы расчёсаны на пробор и придерживаются плетёным кожаным ремешком, борода аккуратно приглажена и заплетена в две толстые косички.

– Ну что, наглазелся, лежебока? Вставать давно пора, а ты всё дрыхнешь. Я уж почти со всеми делами по хозяйству управился. День давно на дворе.

– А вы кто?

– Вот и как тебя опосля этого звать-величать? Постой-ка… Ах да, вспомнил! Таких, как ты, тормозами кличут, при этом почему-то обязательно добавляя, что тормоз это тоже механизм.

После этой фразы я сразу понял, кого мне этот дедушка напомнил. Он был дико похож на моего наставника, только более прилизанный и одомашненный.

– Вы – домовой!

– Ну, хвала богам, признал! И что, я теперь плясать от радости должон?

– Да нет. Зачем плясать? Просто скажите, чего вы от меня-то хотите?

– Кровать освобождай, прибрать мне надоть. А то хозяева осерчают, скажут, не выполняет домовой своих обязанностей. Да и потом братец сводный передавал наказ, чтоб как увижу какого трутня лесного, обратно в лес таких вышвыривать, несмотря ни на какие отговорки.

– Так это вы мне такой своеобразный привет от старичка-лесовичка передаёте? А как мне его отыскать?

– А чего его искать-то? Он уж давно тебя ждёт, да дождаться никак не может – дрыхнешь ты, аки лошадь пожарная. Я ему ещё с рассветом весточку-то послал. Нормальные-то существа живут и в гости ходят только при свете дня, а не по ночам шастают, как тати, и болтают, болтают, болтают по полночи. Нет, ты мне скажи, вот чего тебе днём не говорится?  – закончил ворчанием домовой. Вот, кажется, чем я ему не угодил – поздно пришёл. Разбудил, наверное. А он теперь мне поспать не дал. Похоже на то.

– Спасибо вам большое, а то я уж прямо и не знал, где мне его найти.

– Спасибо, как ты сам прекрасно знаешь, работу по дому не делает.

– Вам помощь какая-то нужна?

– Ну надо же, какой догадливый! Не прошло и полгода, как догадался. Сам. Почти. – Да уж, язвительности этому домовому явно не занимать. – В общем, найдётся у меня для тебя пара-тройка делов: воды в кадушку натаскать, дров нарубить, в конюшне прибрать, да и в свинарнике тоже.

А ведь он утверждал, будто почти со всеми делами управился. Что же было тогда с самого утра? Что же он такого успел сделать?

– У меня складывается впечатление: зря Кларисса своего домового кормит, если он на друга семьи всю работу спихнуть норовит.

– Но-но! Шибздик! Поговори мне ещё тут! Всё братцу расскажу, как ты от работы отлыниваешь.

– Так мне надо выполнять задания представителей леса, а вы – домовой.

– Ну и ладно, сам напросился!

Домовой вложил два пальца в рот и свистнул так, что у меня даже звон в ушах пошёл. Спустя пару секунд распахнувшаяся дверь впустила волка. Настоящего рычащего волка. Я машинально достал копьё.

– А ну, не шали! –Домовой подошел к волку и погладил его по вздыбленной шерсти. – Что ж ты представителя леса обидеть хочешь? Али речь его не понимаешь? Зря тебе, что ли, даден был талант понимания языка зверей и птиц? Али ты настолько туп, что изучить не смог?

Да, пора лезть на форумы, ой пора. А то чувствую, что на каждом шагу на грабли наступаю. По-быстрому забросил единичку таланта в язык зверей и птиц. И рычание волка превратилось в недовольную речь.

– Зачем ты меня звал, домовой? Чтобы напугать гостя? Как тебе не стыдно! Да и вообще, я что тебе, комнатная собачка, чтобы прибегать по каждому твоему свисту? Совсем ты обнаглел. У нас же был уговор. Ещё раз по пустяку меня позовёшь, откликаться больше не буду.

– Так в рамках уговора я тебя и позвал, подтверди мои слова, я буду в долгу.

– Что ж, услуга домового дорогого стоит, только он же меня не понимает.

– Да ты посмотри на его глаза, они же круглые, как яблоки, того и гляди с ветки упадут. Понимает он всё, только нарочно чурбачок изображает, лишь бы не работать.

– Да, похоже, ты прав. – Волк кивнул, подтверждая выводы домового, и обратился уже ко мне: – Человек, домовой просил от моего имени, так что, выполняя его задания, ты поступаешь на благо леса.

– Вы меня извините, но как чистка свинарника и конюшни может идти на благо леса?

Челюсти волка клацнули перед самым носом подавшегося чуть назад домового.

– Домовой, ты точно совесть потерял! Ты меня перед лешим хотел неопытным глупым щенком выставить? В помещениях убираться? Это же совсем ни в какие ворота не лезет!

– Ладно, с этим я действительно перебрал, но воды-то он натаскать может? И дров нарубить?

– Ладно, тут я не против. Человек, эти два задания тебе всё же придется сделать.

Вы получили задание «Помощь по хозяйству». Необходимо заполнить водой кадушку, заполнить поленницу нарубленными дровами. Награда: два очка развития персонального класса.

– Ну, раз так, пойдём посмотрим на кадушку и поленницу.

Волк куда-то скрылся. Домовой же, ехидно улыбаясь, подвёл меня к бочке, вкопанной в землю так, что верхний ее борт торчал на уровне моего пояса. Вниз же бочка уходила довольно глубоко. Навскидку её объём составлял около трёх кубических метров. Рядом с ней стояли два деревянных ведра литров на десять и коромысло. Сдаётся мне что-то, поленница тоже будет немаленьких размеров.

– А где колодец? Откуда воду таскать-то?

– Так по улице вдоль, аккурат около таверны.

– И что, нет нигде колодца ближе?

– Откуда же ему ближе взяться-то? – Домовой присел на завалинку под окном дома.

– А если я ближе найду, то домовой будет должен мне услугу?

– С чего бы это вдруг? – Он даже вскочил обратно.

– Ну как? Я же колодец найду ближе, и в следующий раз домовому за водой придётся ходить ближе. Так что услуга за услугу.

– Не будет тебе никакой услуги, колодец у нас и во дворе имеется, за домом. – Дедок снова сел.

– Что ж вы меня в такую даль посылали?

– А чтоб ты не думал, что с хозяйством так просто управляться. Поленница и чурбаки за конюшней. Топор там же.

– А где конюшня-то?

– Дык вон тот серый деревянный домик и есть конюшня.

Домик был сравнительно маленьким, больше похожим на сарай. Ладно, осмотрю поленницу позже. Сейчас надо заняться водой.

Первая моя ходка уложилась по времени в десять минут. Две минуты до колодца, три минуты на наполнение вёдер и ещё две минуты обратно. Если мои прикидки верны и кадушка около трёх метров, то надо триста вёдер, значит, сто пятьдесят ходок. Сто пятьдесят на семь минут – это семнадцать с половиной часов. Как-то многовато. Стоп! А зачем нужна эта кадушка?

– Уважаемый домовой, простите, а зачем вообще нужна эта кадушка?

– Огород поливать. Поросям, лошадям, корове, птице пить надо? Надо. Вот и им оттуда же.

– Это понятно, но почему из кадушки, а не сразу из колодца? Зачем этот переходный этап?

– Вот прав был братец, прав. Чурка ты стоеросовая, как есть чурка. Неужто ты думаешь, что студёной водой скотину поить можно? Или же это для растений будет дюже полезно?

– Ну не для всех, но для капусты, картошки, репы, моркови, свёклы никакой разницы в температуре воды нет. Тёплую воду нужно разве что огурцам с помидорами, деревьям да кустам. А это не так много. Основная же часть огорода засажена репой да картошкой. Так что воды надо не столь уж и много, даже с учётом всех животных. Четверти кадушки за глаза хватит, а вкалывать на вас на четыре дня вперёд я не нанимался. Если хотите, то можем позвать волка нас рассудить.

– Ясно, лень и хитрость вперёд тебя родились. Но толк в растениях знаешь, так что не зря тебя братец в ученики-то взял. Ладно, натаскаешь четверть кадушки, и будем считать, что эту часть задания ты прошёл. Но учти, со второй частью ты так легко не отвертишься. Там даже волк мою правоту поддержит. Работа хоть и на полгода, зато разовая.

Домовой испарился, я же пересчитывал время. Если бегом туда и обратно, да ведро пошустрее поднимать, то получится по четыре минуты на ходку. А количество ходок уменьшилось в четыре раза, значит, за два с половиной часа должен управиться. Бегать приходилось аккуратно, стараясь не расплескать воду из вёдер. После пяти ходок обнаружил, что подросла ловкость на один процент. Поснимал всю бижутерию на ловкость. Вода стала расплёскиваться чаще, но ловкость начала расти шустрее. Когда кадушка всё же была заполнена на четверть, ловкость выросла ещё на полтора пункта, выносливость – на единичку и неожиданно атлетика на два пункта прибавилась. К концу этой эпопеи измотался я очень сильно. Но времени на отдых не хватало, меня ждало второе задание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8