Евгений Старухин.

Лесовик. Рудники



скачать книгу бесплатно

Убрав миску в рюкзак, я совсем уж было собрался идти вниз, но вспомнил про свою старую кирку. Дождался, пока все уйдут вниз, и поинтересовался у повара, почем он может приобрести лишнюю кирку.

– Вы желаете мне продать свой рабочий инструмент?

– Да!

– И таки вы после этого собираетесь голодать или же вам удалось изобрести способ получать руду силой мысли?

– Это мои проблемы.

– Никаких сомнений, что вы! Только ваши! Неужели вы думаете, что меня хоть в какой-то мере будут интересовать ваши проблемы, когда вы придете просить у меня кирку обратно? Но тогда на этот товар может быть наценка.

– Меня это полностью устраивает!

– Да за-ради богов! Какова прочность инструмента, с которым вы желаете расстаться?

– Двадцать из двадцати.

– Замечательно! Имею вам предложить двадцать кусков руды.

В этот момент мне на плечо опустилась рука. Я оглянулся. Это был тот самый голодный человек, со взглядом убийцы. Теперь у меня была возможность разглядеть его поподробнее. Внешность его была совершенно обычной, ничем не примечательной. Вот только одна деталь выдавалась из общей незаметности. У него не было правого уха. Человека без уха сложно не запомнить. Весьма интересно, до этого момента увечных персонажей в игре мне не попадалось.

– Извини, я слышал, у тебя есть лишняя кирка. И ты хочешь продать ее этому сквалыге за двадцатку.

– За двадцатку не хочу, хочу за сотню, а твой-то какой в этом интерес?

– У меня вчера сломалась кирка. А этот куркуль запросил за новую с меня две сотни руды. Так что я готов взять ее у тебя за сорок кусков.

– Молодой человек, а какое таки вам дело до моего клиента? – Седой орк-повар прищурил глаза на подошедшего человека и ощерил свои немаленькие зубы: – Да и вообще, что за грязные слова произносит ваш рот в мою сторону? Или вы хотите меня обидеть?

– Предлагаю аукцион, – не стал теряться я, – кто предложит большую цену за кирку, тому и продам.

Человек ухмыльнулся, посмотрев на орка, а орк отвернулся.

– Что ж, продано за сорок кусков.

– Вот зря вы так, молодой человек! – Орк повернулся ко мне и, уже не улыбаясь, продолжил: – Выгода определяется хорошими отношениями! А вы за-ради каких-то двадцати кусков руды пошли на поводу у человека, говорящего мне обидные вещи. Придется мне тоже пойти на поводу у своей обиды и понизить вашу скидку.

– Но ведь я же вам ничего плохого не говорил!

– Ваша правда, но урок вам необходим, поэтому размер скидки снижается символически – всего на один процент. И теперь он у вас таки девять вместо десяти. Запомните мои слова: выгода не всегда сиюминутна!

– Спасибо, я учту это на будущее.

Орк кивнул в знак прощания. А я повернулся к своему обалдевшему покупателю:

– Сколько тебе до нормы не хватило-то?

– Теперь хватает. Но откуда у тебя скидка?

– Рудой с ним поделился. Почему это всех так удивляет?

– Да потому что в первый день практически нереально сделать норму, да еще с ним поделиться.

Никто и никогда ему ничего не давал в первый день, а в последующие он уже не брал, обижался.

– Однако! И что, неужели никому не приходило в голову предупредить новичков?

– Ты чего? Это же зона! Здесь каждый сам за себя! Ладно, я побежал руду сдавать.

– А твою руду сейчас примут?

– Примут, энты ведь еще не пришли…

– Энты?

– Ага, большие ходячие деревья, они у эльфов вместо тягловой силы. Они руду по утрам куда-то утаскивают.

– А повар даст-то тебе теперь еду после этого случая?

– А куда он на фиг денется? Ладно, я побег норму сдавать. Жрать больно хочется. Бывай!

– И ты бывай!

Мой путь лежал вниз. В привычном уже штреке меня поджидала жила. Вчера была жила, сегодня жила, завтра тоже будет жила. Никаких тенденций к изменениям. Сплошная стабильность! Пятьсот пятьдесят пять кусков руды к имеющимся сорока я наколошматил за четыре с половиной часа. Плюс к этому получил семь аметистов. Да вчерашние четыре. Итого одиннадцать штук. Итого больше двух третьих нормы по ним. Полчаса толкал тележку вверх. Потом бегом с ней вниз. В этот раз обошлось без падений. Хотя если бы оно было таким же полезным, как предыдущее, то я был бы совершенно не против!

За следующие пять часов до падения характеристик на двадцать процентов успел добыть и поднять наверх еще пятьсот восемьдесят кусков и опять семь аметистов. А оставшиеся до нормы триста двадцать пять я добыл и поднял еще за три часа с небольшим. Кроме того, добавилось еще пять аметистов. Итого у меня ушло на работу чуть больше тринадцати часов. И у меня еще осталось восемь лишних аметистов. Четыре часа оставалось на сон и почти семь часов на прокачку. Что ж, вполне приемлемый вариант. Что мне нужно прокачать? Оглядел свои характеристики: сила набрала пятьдесят процентов до уровня, а выносливость пятьдесят пять. Что-то больно много. Прикинул, по моим предыдущим прикидкам, должно было быть около сорока и сорока восьми соответственно. Стоп! А характеристики же падают, может, это позволяет им лучше прокачиваться? Не исключено…

Я насобирал восемь лишних аметистов. Пришло время опробовать «Познание камня» еще раз. И так откладывал сколько мог, уж очень не хотелось лишаться надежды. Заклинание все-таки сработало. Оно показало мне, что из восьми камней подходят только два. Заодно подросло на единичку зачарование. Оставался вопрос, чем рисовать пентаграммы. Не своей же кровью это делать. Сдается мне, что кроме повара мне вряд ли кто-то поможет с этим вопросом. В связи с этим появлялся новый вопросик: сколько это будет стоить? Решил долбить руду до полной нагрузки.

За полтора часа наколотил всего сто пятьдесят два куска руды. Убавились сила и выносливость на очередные двадцать процентов. Еще через час погасли магические светильники. А добыл я всего двести двадцать кусков руды. Решил все же продолжать долбить руду в темноте. Следующие два часа принесли мне четыре пункта в ночное зрение, два удара по ноге, один отлетевший в голову булыжник и кучу искр из глаз. Нарыл все же триста шестьдесят кусков руды и три аметиста, все оказавшиеся бесполезными, потащил свою добычу наверх.

За набор мелков из десяти штук повар содрал с меня двести семьдесят три куска. И это с учетом девятипроцентной скидки. Не сказать, чтобы тут были приятные цены, но деваться некуда, пришлось платить.

– Скажите, а что вы можете еще предложить?

– О, как бы поудачнее подобрать формулировку. – Он в задумчивости постучал пальцами по подбородку, закатив к небу глаза: – Многое и многое! Проще будет сказать, что вас интересует.

– Вещи на усиление профессии рудокопа.

– О! Таки вы уже успели и про это узнать! Какой вы шустрый молодой человек! Но это очень и очень дорого! Но только для вас, с учетом скидки одна такая вещь обойдется всего в девяносто одну тысячу кусков руды…

Его улыбке в данный момент мог бы позавидовать чеширский кот. Я же думал, как тот шахтер собрал целых три таких вещи. Это же нереально. Хотя почему нереально? За день я добыл тысячу, следовательно, за три месяца – девяносто одна. Стоп! Какие три месяца? Я не хочу здесь столько торчать! Но не извещать же его об этом.

– Это мне как-то не по карману, – все же ответил я. – Пока что.

– О! Таки ваша целеустремленность мне сильно доставляет удовольствие. – Он даже кивнул головой в знак одобрения: – Ну, когда будет по карману – заходите.

– Обязательно! А может быть, вы тогда скажете, что можно приобрести на тысячу?

– Что ж, за тысячу я могу предложить наборы инструментов для всяких разных профессий и различные расходные материалы.

– А мясо? Вы можете продать мне мясо?

– Вы таки хотите оставить старого бедного орка без его работы? Кому будут нужны мои услуги повара, если я буду продавать каждому желающему мясо? Все будут кушать свое, и никто не будет делать норму. Придет охрана и спросит у бедного старого орка, отчего так происходит? А что я буду иметь им ответить? Ничего… И как, вы думаете, поступит охрана со старым глупым орком?

– Понятно. В таком случае я хотел бы приобрести у вас нож.

– Скажите, чем вас обидел старый бедный орк?

– Ничем, с чего вы взяли?

– А зачем вы тогда хотите подвести меня под монастырь? Или вы таки думаете, что мне позволят продавать оружие заключенным?

– Хорошо, вопрос снимается, а какие наборы вы продаете?

– За ваши деньги – любые наборы, что не содержат в себе оружия.

– И почем?

– Минимальные наборы для вас обойдутся в девятьсот десять кусков руды.

– А аметисты вы принимаете?

– Разумеется! Курс составляет сто двадцать пять кусков руды за один аметист при покупке и двести пятьдесят при продаже. – Затем поспешил добавить: – Курс обмена постоянный, и скидки на него не распространяются!

– А в долг вы можете что-то дать?

– Молодой человек, вы своими молодыми глазами таки разглядели здесь табличку с надписью «Банк»? – Дождавшись отрицательного покачивания головой, продолжил: – Нет? Ну вот и славно! А то я уж было забеспокоился за свой рассудок.

После покупки набора у меня останется триста два куска руды. Это заставило задуматься. Наверняка на это тоже можно что-то приобрести.

– Скажите, а что можно приобрести на триста два куска?

– Ну, например, крысиные шкурки.

– Мда, небогат выбор! А еще что-то?

– Да, пожалуй, больше и ничего.

– Совсем печально! А сколько шкурок вы мне продадите?

– Одна шкурка будет стоить тридцать кусков. Итого одиннадцать шкурок.

– Тогда мне бы не помешали шило, игла, нитки.

– В таком случае имею предложить вам швейный набор. Как раз все это там имеется. И учтите, длина шила оставляет желать лучшего!

Он достал набор. Я осмотрел его. Не хватало лезвия, ножниц или какого-нибудь резака для кройки шкур.

Плохой швейный набор. Состав: шило, игла средняя, катушка нити.

Что делать без ножниц, я пока слабо представлял, но альтернативы не было. Насчет длины шила орк оказался прав до боли. Длина жала была около полутора сантиметров. В качестве оружия точно использовать не получится, ну и ладно.

– Давайте набор и шкурки.

Передал повару-торговцу все, что имел. Один кусок руды он мне вернул. На недоуменный взгляд сообщил:

– С учетом вашей скидки за одиннадцать шкурок с вас причитается триста один кусок руды. А я всегда веду дела честно! – Он горделиво задрал подбородок.

– Скажите, а кто уже покупал у вас вещи с увеличением профессии рудокопа?

– Молодой человек, что-то сегодня вы подозрительно щедры на глупые вопросы! Ну неужели вы думаете, что старый орк станет выдавать такую информацию, тем более бесплатно? Я же растеряю тогда всех клиентов! Кто захочет иметь дело со старым глупым орком, выбалтывающим чужие секреты?

– А если этот покупатель мертв, вы сможете мне предоставить такую информацию?

– Хм, интересно-интересно! – Лицо его приняло задумчивый вид, он явно что-то припоминал. – Значит, он все-таки умер. Печально! Кажется, я обладаю скромными сведениями о том, кого вы упомянули. Но вы же поняли мой недавний намек о выдаче информации?

– Сколько?

– Десять аметистов, и я расскажу вам все, что знаю о нем.

– Девять?

– Молодой человек, и как ваш язык поворачивается так говорить! Ц-ц-ц! – Орк, покачивая головой, всем своим видом выражал порицание. – Мы говорим о мертвых! Торг здесь неуместен!

Почему-то ему факт разговора о мертвых не помешал содрать с меня десять аметистов. Мда, с этим орком торговаться совершенно не получалось. Прав он все же, монополия – чрезвычайно полезная штука для монополиста.

– Скажите, а хотя бы столярный резец вы мне достать сможете, я все же столяр, он мне в работе не помешает?

– Что не запрещено, то разрешено, не правда ли? – Он подмигнул мне: – Думаю, удастся достать, но память подсказывает старому орку, что у столярных резцов есть разные варианты лезвий. Вас какой интересует?

– Как бы объяснить, с треугольным наконечником, с острым углом.

– Мне понятен ваш интерес, но лезвие его не будет превышать полутора сантиметров. Вас такая длина устроит?

– Вполне! Еще хотелось бы к нему точильный камень с очень мелким зерном, для заточки.

– Молодой человек, ну вот зачем вы хотите меня обмануть! Такой инструмент не нуждается в заточке с нуля, он продается уже доведенным до ума, а затупленный затачивается об кожу. Не думаете же вы, что можно так просто обмануть старого орка? Могу вам предложить длинную полоску крысиной кожи для этих целей.

– И в мыслях не было вас обманывать, а насчет полоски кожи буду чрезвычайно благодарен.

– Что ж, тогда это пойдет по цене стандартного ремесленного набора.

– Дороговато! Может, уступите немного, как частому покупателю?

– Ой, держите меня семеро! Где же ваша частота? Вы таки успели приобрести мелки, шкурки и швейный набор, продать кирку человеку, говорящему плохие вещи о старом орке, а теперь хотите скидку? Ну где же заблудилась ваша совесть? Неужели она заплутала в этих темных штреках?

– Скажите, а вы мне эту кирку будете еще долго припоминать? – не выдержав, спросил я.

– До тех пор, пока это будет приносить прибыль, – улыбнувшись, ответил орк.

– Иными словами, всегда…

– Заметьте, не я это сказал…

Распрощавшись с ним, я пошел в барак. До побудки оставалось чуть меньше шести часов.

День третий

Проспал я пять часов. Организм добрал не доставшийся ему вчера час. Магические светильники в шахте не работали, наверное, они включаются, когда начинают раздавать еду. Я спустился на свою жилу. Занимать чужие не было желания, так как лишние глаза мне были ни к чему. Рисование правильной пентаграммы отняло у меня почти полчаса. Вначале никак не хотел получаться круг, пока я не догадался оторвать кусок нитки и использовать две свои руки в качестве циркуля, локтем одной упираясь в одну точку, при этом держать локоть другой руки, которая чертила мелом дугу. Процесс получился не слишком удобный, но хотелось сделать все как можно лучше. Все равно получалось не совсем ровно, но здесь смог уже подправить за счет увеличения жирности линии. Со звездой же был полный провал. Ну никак у меня не хотела получаться ровная звезда. В итоге все же нашел обходной путь. По линии окружности выложил нить, получившийся кусок нити сложил в пять раз. И сделал засечки по длине получившегося куска. Ну а соединить засечки было делом совсем недолгим. Уж прямые линии-то нарисовать не самая трудная задача. В общем, как ни крути, а нить себя уже окупила. Без нее не видать мне пентаграммы. Кстати, теперь особой проблемы не будет с любым количеством лучей у звезды. Технологию-то я уже отработал.

Положил один из аметистов в центр пентаграммы. Запустил заклинание «Насыщение энергией». Тут же появилось окно с выбором режима накачки. Один, десять или сто. Не богат выбор. Выбрал золотую середину. За тридцать одну секунду заклинание съело всю мою ману. Во время его действия она почему-то не восстанавливалась. Камень душ получился грубый. Для первого раза, на мой взгляд, получилось очень даже неплохо. Пентаграмма исчезла. Отчего-то я так и думал. Именно поэтому и приобретал набор мелков. Следующий вариант пентаграммы нарисовал гораздо быстрее. Уложился за пять минут. За это время как раз восстановилась мана. Камень душ на этот раз получился плохой. Видимо, пентаграмму не так тщательно вырисовывал. Ясно, надо быть старательным и не допускать халтуры даже в мелочах. Зачарование поднялось до третьего уровня. Расту потихоньку!

Надо было поспешить наверх, скоро там начнется раздача слонов, в смысле еды. Не хотелось бы пропустить это важное событие. За это время ночное зрение добавило еще два пункта. Скоро буду видеть в темноте, как сова.

Наверху пришлось даже подождать минут пять до удара гонга. Ни за что бы не подумал, что этот противный звук может издавать гонг! Получив свою порцию и убрав ее в рюкзак, поспешил вниз. Лучше скушаю свою еду попозже. Когда выносливость и сила упадут в ноль. Интересно, неужели никому до сих пор это не приходило в голову?

Оказалось, что приходило. Перед входом в шахту меня остановил Шрам.

– Еду вниз проносить нельзя. – На мой недоумевающий взгляд он сквозь зубы пояснил: – Крысы чуют еду на очень большом расстоянии.

– Ясно. Не понесу.

Я отошел от входа и начал прикидывать. Прошло девятнадцать часов с момента моего прошлого приема пищи. Значит, до полного снижения характеристик у меня есть одиннадцать часов. Для выполнения нормы мне нужно четырнадцать плюс четыре часа на сон. Итого восемнадцать, остается шесть часов. Значит, именно шесть часов я могу потратить на прокачку характеристик на низких показателях. Маловато, до одиннадцати не дотягивает. Маловато времени в сутках. Да и потом, как мне прокачивать навыки, если не спускаться в шахту? Отжиматься? Приседать?

Сильный удар в бок несколько отвлек меня от лишних мыслей. Надо мной стоял улыбающийся Шрам. Зрелище было не из приятных, не нравилась мне его улыбка. Не предвещала она мне ничего хорошего.

– Жри свою пайку, мясо, и бегом в шахту! Мне не нужны здесь лоботрясы!

Мда, не все так просто, как хотелось бы… Съел еду и погнал тележку вниз. Сегодня вкалывал на пределе своих сил. За двадцать часов я успел накопать и доставить тысячу девятьсот девять кусков руды. Причем четыре часа я вкалывал только при ночном зрении. Это привело к его повышению еще на четыре пункта и на единичку восприятия, но почему-то совершенно не радовало. За этот день также на единичку приросли сила и выносливость, но тоже не обрадовали. Видимо, просто не было сил на радость. За весь день мне досталось двадцать пять аметистов. Пятнадцать из них должны были пойти на норму, а десять в качестве платы за информацию о мертвом шахтере. Проверив все камни, я дико расстроился. Четыре из них годились на камни душ. Жутко не хотелось их отдавать. А зачем, собственно, их отдавать? Шахтер мертв, информация о нем до завтрашнего вечера никуда не денется. Так что чего я переживаю?

Придя к таким выводам, я спокойно отдал норму аметистов, а четырьмя из шести аметистов и излишками руды я как раз покрывал свои затраты на резец. Решил взять его завтра. А сейчас спать. За этот день я вымотался почему-то особенно сильно. Уснул, едва упав на пол барака.

День четвертый

Утром встал вместе со всеми. Чувствовал себя разбитым. Видимо, сказывалась монотонность работы. Купил резец и отправился в шахту. Сделал норму за пятнадцать часов, не напрягаясь уж очень усердно. Что-то меня вчерашний день вымотал. Сегодня накопал двадцать один аметист. Проверяя их насчет причастности к камням душ, нашел только один подходящий. Получил плюсик к зачарованию. Это немного подняло настроение. Следующие пять часов я решил посвятить шитью. Я решил сшить себе крысячие мокасины. Меня уже основательно задолбало ходить босиком по камням шахты. Только вот дело осложнялось отсутствием выкроек. Да, я примерно помнил формы выкроек, которые делал мой дед, но вот была одна сложность: я не знал их точных пропорций и размеров. Но это немного подождет, ведь у меня есть одиннадцать лишних аметистов.

Орк-повар был на своем обычном месте. У меня складывалось впечатление, что он вообще с места не сдвигается.

– Чем таки может помочь вам старый орк?

– Я по поводу информации.

– Один очень мудрый орк мне как-то сказал: «Утром деньги, вечером стулья…»

– Понятно. – Я протянул ему десять аметистов, внутренне удивляясь, что кто-то вложил этому неписю в голову даже знание русских классических произведений.

– Вы же таки нашли три вещи: кирку, каску и жилетку, я ничего не путаю? – Куда-то подевалась его забавная манера речи о себе в третьем лице, да и говор специфический пропал. Я просто кивнул, он явно что-то знал о погибшем шахтере.

– Что ж, вот вам мой рассказ. – Он откинулся спиной на котел и, смотря в небо, начал тихо говорить: – Это был человек, хороший человек. Его звали Михась. Нас с ним прислали на шахту в один день, наверное, именно поэтому мы с ним сдружились. Мы вместе работали на одной жиле, вместе откладывали каждый лишний кусок руды, чтобы получить хоть немного прибыли. Вместе получили десятый уровень ученика рудокопа. Но на уровень старшего ученика никакой возможности перебраться не было, ведь для этого нужно найти жилу с рудой черной меди. А попадается она чрезвычайно редко. Как вы уже наверняка знаете, на одной жиле одновременно могут работать только трое. Поэтому одним из копателей становится нашедший жилу, а двое других назначаются жребием. Так вот мы очень долго искали ее, вместе. Лазили на нижние штреки. Долазились… Нарвались на крыс. Я остался их сдерживать, отмахиваясь киркой, а Михась побежал за подмогой. И привел ее, и я даже был еще жив. Но вот ноги у меня уже не осталось… – Он приподнялся. На месте одной из его ног виднелась деревянная палка. Понятно, почему он всегда на одном месте сидит. – Михась винил в произошедшем себя. Говорил, что он долго бегал, можно было и быстрее, но я знал, что он бежал на пределе своих сил, чтобы спасти меня. После этого случая я не смог добывать свою норму и меня начали оставлять без еды. И тогда мы выкупили для Михася три предмета на увеличение рудокопа. Все, на что хватило наших запасов. И он начал добывать норму за двоих. Ни о каких поисках черной меди после этого не могло быть и речи. Он выматывался как проклятый. Я же начал помогать местному старику-повару от безделья. Постепенно я начал замечать в его взгляде укоризну. Нет, он ничего не говорил, да и взгляды такие были мимолетными, но я их все же замечал. И вот в один из дней он не вернулся с нормой. Я ждал его и голодал. Голодал и ждал. Вскоре умер старик-повар, и мне предложили занять его место, как самому никчемному из шахтеров. Я согласился. С тех пор прошло уже около двадцати лет. Со временем я перестал вспоминать про моего друга, оставившего меня, как я думал. – Слезы текли из глаз старого орка, он будто вновь переживал все, рассказанное мне: – Но теперь оказывается, что он погиб. Ты же нашел его тело?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6