Евгений Смоленцев.

Школа, славная традициями



скачать книгу бесплатно

ПРИВЕТСТВУЮ!

Совсем недавно, Детская музыкальная школа №2 имени М.И. Глинки отпраздновала 80-летний юбилей. Многие учащиеся писали работы на различные темы о школе – об истории отделений, о своих инструментах. И я тоже решил расширить эту тему.

Детская музыкальная школа №2 – одна из лучших в Екатеринбурге. Она является образовательным учреждением группы «Премиум», награждена знаком «Екатеринбургское качество», является лауреатом Всероссийского конкурса «100 лучших школ России». Каждый год десятки её учащихся становятся победителями фестивалей и конкурсов – от городских до международных. Число дипломов победителей достигает нескольких сотен.

Если вы откроете сайт школы, то увидите слова: «школа придерживается традиций русского академического образования…».

А что это такое – академическое образование? И возможна ли опора на традиции в качестве основы воспитания современного музыканта? Традиция и академизм – что это такое? Хорошо это или плохо в современном мире всё ускоряющегося технического прогресса?

ИСТОРИЯ

История школы неразрывно связана с историей Уралмаша – гигантского завода, символа первой пятилетки. Она была открыта в 1935 году, всего через два года после пуска первых линий завода, и находилась под его чуткой и доброй опекой долгие годы.

Школа разместилась на первом этаже жилого дома на улице Ильича. Директором стала пианистка Вера Павловна Головина, прекрасный организатор и талантливый музыкант.

Школа росла, развивалась, были открыты классы фортепиано, скрипки и виолончели, баяна, домры и балалайки.

Трагические годы Великой Отечественной войны внесли свои коррективы в жизнь… Ушли на фронт педагоги: И. В. Овчинин, А. В. Спасоломский, М. Г. Птухин, К. Д. Кузнецов, методист-доцент Уральской консерватории Б. П. Шульгин. Им на смену в школу пришли вчерашние выпускники, влились в преподавательский коллектив приехавшие в Свердловск М. М. Гелис, Г. Р. Коптев, М. И. Левин, А. И. Глушковский и другие.

Помещение школы отдали под детский сад, в котором разместили госпиталь, а школу переместили в библиотеку.

Концерты перед ранеными бойцами и в цехах завода, ночные дежурства в госпиталях и детских садах – как могли, помогали учащиеся и педагоги музыкальной школы стране.

На Урал были эвакуированы многие выдающиеся деятели музыкальной культуры страны, и среди них – Пётр Столярский, Генрих Нейгауз, постоянно приезжал к семье Давид Ойстрах. Они часто бывали в нашей школе, проводили незабываемые уроки и мастер-классы. Это сыграло огромную роль в развитии школы, заложило основы высокого профессионального уровня, на многие годы определило методическое направление в развитии именно русских академических традиций.

В послевоенные годы эта традиция – сотрудничества со знаменитыми мастерами искусств – продолжилась. В школу приезжали композиторы Рейнгольд Глиэр и Дмитрий Кабалевский, Вадим Биберган; музыканты Владимир Спиваков и Вера Горностаева, Дмитрий Башкиров и Николай Петров, Леонид Коган и Наталья Гутман.

МУНИЦИПАЛЬНЫЙ КАМЕРНЫЙ ОРКЕСТР B-A-C-H И CHETHAM'S SCHOOL OF MUSIC

В настоящее время школа тесно сотрудничает с одним из лучших творческих коллективов Екатеринбурга – Муниципальным камерным оркестром «B-A-C-H».

«У юных музыкантов Детской музыкальной школы №2 имени М.И. Глинки есть к чему стремиться весь год, чего ждать и желать всеми силами, – участия в концерте учащихся – лауреатов конкурсов прошедшего учебного года в сопровождении Муниципального камерного оркестра B-A-C-H под управлением Николая Усенко.

С любого хорошего события – будь то вставка, спектакль, концерт – уходишь, слегка изменившись: как будто обновляется сознание, происходит сенсорная разгрузка и вот ты снова готов в бой, полон идей, желаний – ты вдохновлён на подвиг! Такой эффект стабильно достигается со зрительским сознанием на концертах музыкальной школы №2 – случайных и неслучайных гостей, родителей, самих юных музыкантов, педагогов; и такой эффект всегда достигается на традиционном концерте «B-A-C-H – детям» (ранее «Мастера искусств – детям»)».

Учащиеся получают уникальную возможность музицировать с мастерами искусств, ощутить живой звук качественного оркестрового сопровождения, проникнуться разнообразием тембров, что не может не обогатить их исполнительский опыт.

«Этот концерт уходит историей к 1997 году, когда музыкальная школа №2 подружилась с Chetham's School of Music (г. Манчестер, Великобритания) – Высшей школой музыки в Манчестере и её арт-директором, прекрасным музыкантом, виолончелистом и дирижёром Стивеном Трелфоллом. Дружеские связи переросли в профессиональное сотрудничество: школы обменивались визитами, мастер-классами, творческими проектами. И однажды к ним присоединился профессиональный коллектив – Муниципальный камерный оркестр B-A-C-H. На самом деле, Вторая музыкальная имеет большой опыт встреч учащихся и профессиональных музыкантов на одной сцене. Так, дети имеют возможность прикоснуться к большому искусству, почувствовать себя настоящими артистами, быть в единстве в музыке с профессиональным коллективом.

Лучшие, прошедшие отбор юные музыканты школы, показавшие себя за год профессионалами, сделавшими пока только первый или свой очередной качественный скачок в развитии, становятся солистами на сцене и исполняют интересные и сложные музыкальные произведения вместе со взрослыми музыкантами – профессиональным камерным оркестром. Несколько музыкальных номеров, как жемчужины на ниточке, – самодостаточные шедевры, достойные быть в программе любого серьёзного концерта.

«ИМЯ» И ФОРТЕПИАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

28 лет назад, в 1990 году, самой первой в Екатеринбурге Музыкальной школе №2 было присвоено «имя» – основоположника русской классической музыкальной культуры, композитора Михаила Ивановича Глинки!

Гордостью школы является фортепианное отделение; на базе школы работает Городской ресурсный центр по специальности фортепиано. Настоящими мэтрами можно назвать Валентину Александровну Танклевскую и её учениц – Софью Александровну Выгодскую, Елену Семёновну Лазареву. Это одни из лучших педагогов-пианистов Екатеринбурга.

ДИАЛОГИ ЗА РОЯЛЕМ

Школа является организатором престижного международного конкурса – фортепианных дуэтов «Диалоги за роялем» памяти Александра Георгиевича Бахчиева. Все помнят великолепный дуэт – Бахчиев–Сорокина, который возродил в Советском Союзе традиции ансамблевого музицирования. По словам критиков, это был «не просто совершенный ансамбль, но своеобразный дуэтный театр, в котором мы, словно по мановению волшебной … палочки, переносились то в блестящую оживлённость моцартовской Вены, то в тёплую сердечную атмосферу дружеских шубертиад, то в музыкально-литературный салон пушкинской поры, то в изысканное общество российского серебряного века…».

«Нарядные весёлые дети фотографируются у бюстов великих музыкантов в холле второй музыкальной школы, и первое, что бросается в глаза – все они по парам – не только одеты в одинаковые костюмы, но и, к примеру, помогают друг другу переодеть обувь или стоят вдвоём у стенда, посвящённого конкурсу, и что-то обсуждают, вместе вникают в детали. Вот мама говорит энергичному мальчишке: «Сделайся серьёзнее и слушайся Катю», а Катя хоть и меньше ростом, но уже с глазами, полными ответственности за себя и своего напарника по музыке. Дуэты начинаются не на сцене, а ещё до неё – и это первый урок, который гости конкурса усваивают в этот день.

Об этом нам говорит и Елена Геннадьевна Сорокина, председатель жюри конкурса, выдающаяся пианистка, профессор, доктор искусствоведения, президент Общенациональной ассоциации фортепианных дуэтов, заслуженный деятель искусств Российской Федерации: «Фортепианный дуэт как вид исполнительского искусства отличается от других видов ансамбля самой своей сущностью – двое делят один инструмент. В других ансамблях этого не бывает: скрипка и фортепиано, голос и фортепиано – у каждого исполнителя свой инструмент, но не в фортепианном дуэте, поэтому я считаю его символом ансамблевого музицирования. Такого близкого взаимодействия нет ни в одном ансамбле: если ребёнок хорошо умеет слушать партера в фортепианном дуэте, то можно быть уверенным – в любом ансамбле он будет хорош. Умение слушать и слышать партнёра – это самое важное в дуэте не только в музыкальном плане, но и в жизни – в психологическом аспекте. Особенно в наше время монологов. Первое, на что я обращаю внимание, – как притёрлась друг к другу пара, как они подходят к инструменту, как усаживаются за него, как держат контакт глазами, как слышат друг друга в процессе».

Увидеть эталон такого диалога в дуэте за фортепиано нам предоставили возможность в самом начале торжественного открытия конкурса: церемония началась с показа архивного видео музицирования золотого фортепианного дуэта Елены Геннадьевны Сорокиной и Александра Георгиевича Бахчиева. Это был пример не просто музыкальной слаженности, синхронный танец рук, а это была гармония душ. В глазах участников можно было увидеть второй урок мероприятия: музыка в гармоничном дуэте всегда больше, чем последовательно правильное звукоизвлечение, музыка в таком случае создаёт ощущение волшебства.

У фортепианного дуэта Елены Геннадьевны Сорокиной и Александра Георгиевича Бахчиева крепкие связи со школой завязались в 80-е годы: дуэт приезжал на гастроли в Свердловск, Александр Георгиевич давал мастер-классы свердловским преподавателям фортепианных дуэтов. А в 1990 году, когда у нас в городе проходил Международный фестиваль фортепианных дуэтов, организаторами которого были Свердловская филармония и Александр Георгиевич Бахчиев, вторая музыкальная школа стала репетиционной базой для участников – именитых музыкантов со всего света.

«Школа предоставила классы и инструменты – она стала домом фестиваля, – вспоминает в беседе с нами Елена Геннадьевна те события. – Программа у фестиваля была объёмная, участников – много, и справилась со всем этим вторая музыкальная школа. Кстати, я много бываю в последние десятилетия на европейских и американских фестивалях, но равных тому по объёму и качеству, я больше не видела».

Предоставив свою площадку, школа получила качественный скачок в подготовке фортепианных дуэтов. Во-первых, при общении с профессиональными музыкантами и у детей, и у преподавателей возник интерес к этому жанру, а во-вторых, Александр Георгиевич Бахчиев дал несколько мастер-классов, и как результат обучение в фортепианном дуэте входит в этой школе и по сей день в учебный план, а с 2014 года проводится международный конкурс «Диалоги за роялем». И в этом есть третий урок – не только музыкальный, но и очень жизненный: только делясь, мы что-то приобретаем.

Наталья Рафековна познакомила нас с конкурсом фортепианных дуэтов «Диалоги за роялем» имени А.Г. Бахчиева: идея его создания принадлежит Софье Александровне Выгодской, традиционно он проводится в первых числах мая раз в два года, и в этом году проходит третий раз. Кроме того, в 2018 году он включён в Ассоциацию музыкальных конкурсов России. Бессменным председателем жюри является Елена Геннадьевна Сорокина. Конкурс каждый год собирает десятки дуэтов. География обширная: Смоленск, Москва, Санкт-Петербург, Нью-Йорк, Иркутск, Оренбургская область, Свердловская область. Фортепианные дуэты участвуют в одной из трёх номинаций: «Педагоги», «Студенты», «Школьники».

Конкурс однотуровый, для участия в нём надо исполнить два разнохарактерных произведения. Все условия достаточно лояльные к участникам-дуэтам, а всё потому, что главная цель конкурса – чтобы и взрослые, и юные музыканты делали это с удовольствием, чтобы потом поддерживать этот вид исполнительского искусства, развивать жанр и будить интерес к игре в четыре руки, как когда-то это сделал золотой фортепианный дуэт Бахчиева и Сорокиной.

Кроме Елены Геннадьевны, в составе жюри Евгений Александрович Левитан – российский пианист и музыкальный педагог, ученик Берты Маранц и Станислава Нейгауза. Заслуженный деятель искусств РФ, профессор, лауреат Премии фонда «Русское исполнительское искусство»; Елена Павловна Лукьянова – профессор, кандидат педагогических наук, лауреат всероссийского, дипломант всероссийских и международных конкурсов; Эльвира и Анатолий Полонские – признанные мастера фортепианного дуэта Новосибирской филармонии, в их репертуаре большое количество концертных программ, охватывающих самые разнообразные музыкальные эпохи и стили.

В приветственном слове Елена Геннадьевна Сорокина обозначила цель этих уроков диалога: «Главное в конкурсе – это отметить всё лучше, что есть у каждого, поддержать желание играть дальше, играть в ансамбле, играть соло. Такого рода конкурсы, как и повседневная деятельность преподавателей музыки, часто подвижническая, – это борьба за души наших детей, за их жизнь, за их будущее, потому что тому агрессивному натиску, который они испытывают сейчас извне, можно противопоставить только культуру и традиции.»

НАРОДНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ И ДРУГИЕ

В настоящее время в школе успешно работает отделение духовых и ударных инструментов, хоровое, струнное.

Так как я являюсь исполнителем на баяне, то подробнее хотел бы рассказать и о народном отделении.

Первыми педагогами на нём были Анна Васильевна Щеклеина и Василий Егорович Камнев. В 50-е годы их дело продолжили Софья Фёдоровна Верховцева и Анна Александровна Закирова, Вера Николаевна Пашкевич.

Учеников становилось всё больше, и можно было создавать ансамбли и оркестры. Первыми ансамблями народных инструментов в школе стали Струнный ансамбль домристов Софьи Фёдоровны Верховцевой и Ансамбль аккордеонистов под руководством Анны Александровны Закировой. В 1972 году Оркестр народных инструментов музыкальной школы №2 стал лауреатом Всероссийского конкурса творчества юных в Москве.

В настоящее время в школе работают 57 штатных преподавателей. Удостоены звания «Заслуженный работник культуры» – Танклевская В. А., Лазарева Е. С., Выгодская С. А., Воронова Л. И.

ТРАДИЦИИ И АКАДЕМИЗМ

Мы познакомились с историей музыкальной школы. Но в начале – помните? – мы ставили вопрос о значимости традиций и о том, что такое академизм… Давайте вернёмся к этому.

Русский культуролог Пётр Николаевич Савицкий сказал: «Сила традиций и сила творчества в их сочетании – животворящий источник всякой культуры».

Традиция – от латинского «traditio» – передача, повествование; «То, что перешло от одного поколения к другому…», «Обычай, установившийся порядок в поведении и быту». «Для традиции характерно бережное отношение к сложившемуся ранее укладу жизни…», «сложившиеся в обществе традиции… выражают преемственность в общественной жизни и закрепляют в себе наиболее устойчивые моменты».

А «Академический – соблюдающий установленные традиции. В составе названий театров, оркестров, хоров, ансамблей: высшей квалификации, образцовый».

Значит, академическое образование – самое лучшее, образцовое! Нельзя получить хорошего образования, не опираясь на традиции. А они в России поистине уникальные, отличные от других стран.

Содержание музыки, а не демонстрация виртуозной техники – главная задача, стоящая перед исполнителем. Ранее всех эта мысль была сформулирована в вокальной педагогике – учебных пособиях А. Н. Варламова, М. И. Глинки и Г. Я. Ломакина. «Язык сердца, чувств и страсти», – так выразил это требование А. Н. Варламов, чьи задушевные, проникновенные романсы вот уже вторую сотню лет звучат на концертной эстраде. А Михаил Иванович Глинка, помимо того, что был гениальным композитором, прекрасно пел. Да так, что его современник, музыкальный критик Серов, сказал: «Кто не слышал романсов Глинки в его исполнении – тот не знает этих романсов».

Многие исполнители того времени совсем не задумывались о содержании исполняемой ими музыки. Их заботила больше всего техника, виртуозность исполнения, внешняя красота.

Поэтому так важно было дать молодому поколению всестороннее общемузыкальное, культурное и интеллектуальное развитие. Не просто научить его играть на инструменте, а научить понимать (и передать это понимание слушателю), что он играет. А без всестороннего образования, согласитесь, это невозможно.

Это хорошо понимали знаменитые пианисты, братья Николай и Антон Рубинштейны, когда открывали первые в истории России консерватории – учебные заведения, дающие специальное музыкальное образование. На основе этих принципов работали Анна Николаевна Есипова и Теодор Лешетицкий, ученик Карла Черни, который, в свою очередь, учился у самого Бетховена. Николай Сергеевич Зверев, воспитавший таких величайших пианистов и композиторов, как Рахманинов, Скрябин, Игумнов, Зилоти, помимо пианистических качеств (певучего звучания и свободы исполнения) развивал в своих учениках художественный вкус и широкий культурный кругозор. Его ученики занимались по 6 часов в день и обязательно посещали оперные спектакли, много читали, получали всестороннее гуманитарное образование.

Основоположниками профессиональной музыкально-теоретической школы были Сергей Иванович Танеев и Николай Андреевич Римский-Корсаков. Непросто давалось это: очень многие музыканты считали, что изучать гармонию и сольфеджио не только излишне, но и вредно – исчезает свежесть и непосредственность творческого гения. Но, став уже профессором Санкт-Петербургской консерватории, Римский-Корсаков не постеснялся сесть за парту вместе со своими учениками. Будучи уже достаточно известным композитором, он не знал даже интервалов!

Великие русские музыканты вырабатывали эти традиции в течение 19 – начала 20 столетия. Тогда же и сложились замечательные русские исполнительские школы: вокальная (Варламов и Глинка), фортепианная (братья Рубинштейны, Н. Зверев, Т. Лешетицкий, А. Есипова, В. Сафонов), скрипичная (Г. Венявский, Л. Ауэр, П. Столярский), виолончельная (К. Давыдов и Ю. Вержбилович).

НАРОДНАЯ ИСПОЛНИТЕЛЬСКАЯ ШКОЛА

В силу определённых исторических особенностей России «народная» исполнительская школа сложилась гораздо позже. Начало ей положил Василий Васильевич Андреев, который во 2 половине 19 века начал возрождать русские народные инструменты: балалайку, домру, гусли, жалейку…

«Русские народные музыкальные инструменты представляют собой самобытное явление в мировой музыкальной культуре. Неразрывно связанные в своём развитии с духовной жизнью, практической деятельностью, бытовым укладом, эстетическими и нравственными устоями широких слоёв русского народа, они выражают богатство его внутреннего мира, неиссякаемый оптимизм, ум, глубину чувств, особые специфические черты нации.

Русские музыкальные инструменты располагают большими техническими и художественными возможностями. Им под силу исполнение самых различных произведений – от простых, бесхитростных попевок, наигрышей и танцев до сложных оригинальных музыкальных сочинений.

К сожалению, об истории возникновения и создания русских народных музыкальных инструментов, прежде всего домры и балалайки, точных сведений нет. Существует предположение, что далёким предком русской домры являлся восточный инструмент танбур, бытующий и поныне у народов Ближнего Востока, Азии и Закавказья, и что на Русь он был завезён в 9-10 веках купцами, которые вели торговлю с этими народами. Инструменты подобного типа появились в те далёкие времена не только на Руси, но и в других сопредельных государствах, занимавших промежуточное географическое положение между славянскими народами и народами Востока. Претерпевшие с течением времени существенные изменения, инструменты эти у разных народов стали называться по-разному: у грузин – пандури и чонгури, таджиков и узбеков – думбрак, туркмен и узбеков – дутар, киргизов – комуз, азербайджанцев и армян – тар, саз, казахов и калмыков – домбра, монголов – домбур, украинцев – бандура и т. д., однако все они сохранили много общего в контурах формы, способах звукоизвлечения, устройстве и т. д.

Самое раннее упоминание о домре на Руси встречается в памятнике древнерусской письменности «Повесть временных лет», относится упоминание к 1068 году, то есть к периоду централизации Киевского государства, усиления социального гнёта и притеснения народных масс со стороны духовенства и светской власти. Автор «Повести…», киевский монах Нестор, называет домру в связи с описанием народных гуляний, во время которых в центре всеобщего внимания оказывались бродячие музыканты – скоморохи.

Искусство скоморохов – одно из интереснейших, но недостаточно изученных явлений в истории русской музыкальной культуры. В своеобразном по своей природе творчестве скоморохов тесно переплетались элементы разных жанров искусства: драматического театра, цирка, танца, пения, инструментального исполнительства. Играли скоморохи на гуслях, гудках, сурнах, волынках, трубах, сопелях, бубнах. Особой любовью у скоморохов пользовались гусли и домры, которые были их постоянными спутниками. Лёгкость и небольшие размеры инструментов, простота изготовления и звонкий неповторимый тембр делали их незаменимыми участниками всех выступлений.

Весёлые, шуточные представления скоморохов не только развлекали народ. Они высмеивали жадность, ханжество попов и бояр, по-своему выражали протест против угнетения народа. За это скоморохи подвергались жестоким гонениям со стороны церкви и светской власти. Той же участи подвергались и народные музыкальные инструменты. «С самого крещения Руси… духовенство преследовало инструментальную музыку… Преследования эти отличались изрядной суровостью: например, не только за игру, но даже за слушание музыки виновные подвергались отлучению от церкви», – говорится в одной из работ об оркестре В. Андреева.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2