Евгений Перов.

Черные клинки. Ветер войны



скачать книгу бесплатно


Глава 1. За все приходится платить


Мертвец

Бенжу, не в силах подняться, лежал и просто смотрел на полог шатра, разглядывая танцующие отблески костра. Контакт с Учителем дался тяжело и отнял остатки сил, но заставлять господина ждать дальше было нельзя. Бенжу и так слишком затянул с докладом – со дня битвы прошло почти две недели. Все это время он был слишком слаб, чтобы использовать лимб. Израненное тело отчаянно нуждалось в покое, а вместо этого приходилось проводить в седле целые дни напролет.

Проклятый Перешеек!

Стоило закрыть глаза, как память тут же возвращала к сражению. Победа едва не окончилась собственной погибелью. Чертов упрямец Денар! Возомнил себя героем. Устроил бойню, вместо того чтобы поступить как полагается наемнику – растоптать в пыли свою гордость да продать меч тому, кто больше платит. И чего добился в итоге? Сотни людей теперь кормят падальщиков, включая самого Денара… такова, значит, цена чести?

…Когда Бенжу пришел в себя после битвы, ему показалось, что вокруг – стая животных, а не люди, пусть и не самые цивилизованные.

Наемники с хищными взглядами рыскали по усеянному трупами двору, изредка наклоняясь, чтобы присвоить приглянувшуюся вещицу. Один солдат удачи радостно вскрикнул и прыгнул к лежащему телу. Через мгновение он с победоносным видом поднялся, держа окровавленное ухо с блестевшим в нем золотым кольцом. Выдернув серьгу зубами, падальщик зачем-то сунул ухо в карман и принялся разглядывать добытую драгоценность, вертя ее на солнце.

Бенжу в отвращении отвернулся. Как оказалось – лишь для того, чтобы увидеть еще более мерзкую сцену. Пара дюжин солдат со спущенными штанами, отталкивая друг друга, искали возможности совокупиться с двумя или тремя девушками (из-за мелькания голых задов Бенжу не мог разглядеть, сколько их). Наверное, служанки, которые на свою беду пережили эту бойню.

Девушки истошно вопили, но их крики заглушали грубые голоса, нестройно горланящие что-то отдаленно напоминающее песню. Судя по тем немногим словам, что удалось разобрать, – весьма похабную.

Бенжу было хотел прекратить эту оргию, но второй мыслью он справедливо решил, что девушек уже не спасти. Он направился в сторону цитадели.

Возле входа еще одна группа солдат удачи развлекалась казнью купцов, выбравших для путешествия не тот караван. Четверо повешенных торговцев уже кормили мух на всеобщем обозрении, а оставшиеся в живых балансировали, стоя на плечах своих слуг. Положение купцов усложнялось тем, что на шеи им набросили веревки, привязанные к выступам на башне, а руки связали за спиной. Несчастные слуги едва ли чувствовали себя лучше, чем их хозяева. Наемники, развлечения ради, стреляли им под ноги, заставляя удерживать немалый вес своих господ то на одной, то на другой ноге. Если кто-то пытался убежать или в измождении падал на землю, то его тут же настигал смертельный выстрел.

Бенжу вошел в башню и принялся подниматься по винтовой лестнице.

Внутри царил еще больший хаос, чем снаружи.

Головорезы дрались друг с другом за купеческие товары: раздирали на лоскуты дорогие ткани, били изысканный фарфор, двое подонков не поделили ящик бесценного Сидрийского – бутылки выпали на пол, и искрящееся золотом вино запенилось на грязных камнях.

Когда Бенжу наконец осилил подъем, дыхание сбилось, и он едва держался на ногах. Но на последнем этаже он нашел свою цель. Того, кто уже послужил причиной смерти сотен людей, а скоро принесет погибель тысячам.

Рыжеволосый паренек забился в угол, таращился круглыми от ужаса глазами на жестокую драку, что шла вокруг. Дюжина особо жадных и, похоже, особо глупых наемников попыталась заявить свое право на пленника. На их пути встали четверо переживших бойню самаджи. Воины Учителя были похожи на каменные изваяния: ни тени сомнения или страха не отражалось на их сосредоточенных лицах. Ноги полусогнуты, мечи в руках. Они бились с уверенностью и спокойствием. Два солдата удачи уже валялись на полу со вспоротыми животами, но оставшиеся теснили воинов Учителя количеством.

Увидев Бенжу, наемники забормотали проклятия. Большинство опустили оружие, но пара темнокожих геносийцев, огромных и уродливых, решительно двинулась прямо на него. Бенжу стиснул зубы. Сил едва хватало на то, чтобы держаться на ногах. Ни о каком сражении не могло идти и речи.

Тем не менее он выпрямился.

– Давай, – прохрипел Бенжу в сторону, по всей видимости, самого опытного солдата, на лице которого красовалось больше всего шрамов,– давай! – повторил он, усилив голос с помощью Архэ – то немногое, на что сейчас хватило сил.

Геносиец на миг замешкался. Но через миг снова двинулся вперед.

– Сделай еще шаг – и я всажу твой меч тебе же в кишки! – слова Бенжу громыхали, отражаясь от каменных стен.

Темнокожий гигант замер, взгляд его заметался между Бенжу и собственными подельниками. Когда уже казалось, что сейчас наемник бросится в атаку, он все же опустил клинок. Еще мгновение поколебавшись, плюнул на пол и пошел к лестнице, огибая Бенжу по широкой дуге, словно ядовитую гадюку. За ним последовали и остальные солдаты.

Бенжу едва сдержал стон облегчения. Даже его нечеловеческие силы давно находились за пределом своих возможностей.

Так аманат, наконец, оказался в его власти.

Радость успеха омрачила новость о том, что халду, который оставался пленником в лагере, бежал. Как только маг доберется до цивилизации (а в том, что ему это удастся, Бенжу не сомневался), Орден направит все свое могущество, чтобы вернуть заложника. Теперь Бенжу должен опередить мага и оказаться в Столице к тому времени, когда халду начнут действовать…


Бенжу встал. От боли, вызванной напряжением срастающихся мышц, он издал полухрип-полустон. Меч Денара нанес серьезную рану и едва не отсек голову. А такое – не пережить.

Превозмогая боль, Бенжу стянул с себя окрашенную кровью рубашку, которая еще утром была белой. Бросив ее на пол, он зажег свечу, подошел к полированному металлическому щиту в половину человеческого роста и принялся рассматривать свое отражение.

Отвратительный красный рубец начинался у основания шеи и заканчивался прямо в центре груди. Бенжу поднес источник света ближе к ране. По сравнению со вчерашним днем определенно наблюдались значительные улучшения. Он провел пальцем по всей длине рубца – рана больше не кровила. Хорошо. Скоро лишь уродливый шрам останется напоминанием об этой битве.

Бенжу опустил подсвечник ниже. Всполохи пламени высветили бледную звездочку – еще один шрам. Давно заживший. Эта рана послужила причиной того, что он стал тем, кем или чем он являлся теперь.

Варварская стрела нашла слабое место в броне и глубоко засела внутри. Он помнил, как закричал, когда отец собственными руками сломал оперение. Помнил, как отчаянно ловил ртом воздух.

Но дальше стало хуже.

Перед боем лучники бессов обычно втыкали несколько стрел в землю перед собой: так они могли стрелять быстрее. К тому же (наверняка, варвары об этом даже не задумывались) так в рану попадали частицы земли, которые почти всегда вызывали инфекцию.

Последующие дни остались в памяти Бенжу лишь смутными фрагментами. Его то бросало в жар, то знобило. Перед глазами проносились воспоминания и видения. Детство, юность, мертвая мать. Бенжу не мог отличить, что правда, а что нет. Последнее, что ему запомнилось в той жизни – прекрасные зеленые глаза какой-то женщины… А может, она ему просто привиделась.


Бенжу съел немного вяленого мяса и фруктов, запил ужин парой бокалов вина. Приятное тепло разлилось по телу, успокаивая. Почти сразу вернулись силы. Он достал из походного сундука чистую рубашку и надел ее. Поверх – толстый кожаный жакет. Хотя днем было не продохнуть от жары, ночи в пустыне выдавались холодными. Взяв в руки маску, Бенжу едва подавил порыв бросить ее на землю и растоптать. Из-за нее он едва не расстался с жизнью. Но раскрывать свою личность по-прежнему было рискованно.

Утром нужно выступить пораньше. Он представил недовольство наемников. Разношерстной бандой становилось все сложнее управлять. Головорезы боялись того, что по их следам уже мчатся гномы. Сразу после штурма крепости выжившие капитаны хотели залечь на дно.

Они предлагали направиться в Арджубад. Город, стоявший особняком от остальных на Перешейке – он не входил ни в один из союзов. Шепотом его величали криминальной столицей. Но, хотя Арджубад никогда не имел собственной армии, гномьи правители предпочитали с ним не ссориться. Арджубад даже не наносили на большинство карт. Короли Перешейка попросту не замечали его существование. Что, впрочем, не мешало им вести там не слишком законные дела.

Но посещение Арджубада шло вразрез с планами Бенжу. Ему следовало быстрее добраться до Дхур-Алурда. Убеждение наемников стоило еще восемь тысяч дирхемов, при этом половина солдат удачи все равно разбежались. Сейчас в отряде оставалось меньше пяти сотен бойцов. Но распустить остатки армии и подвергнуть риску себя и свою миссию после стольких трудов Бенжу не мог. Особенно – пока находился в таком состоянии.

Он коснулся полога палатки.

И замер.

Тревожный колокольчик, предвещающий опасность, зазвенел в голове. Это чувство еще никогда не подводило. Бенжу попытался прислушаться к внутреннему голосу, пытаясь найти подсказку – откуда ждать беды. Но ощущение было слишком размытым.

Что бы ни служило причиной беспокойства, матерчатые стены шатра от этого не спасут. Укутавшись в покрывало из Архэ, Бенжу уверенно шагнул наружу.


На первый взгляд лагерь выглядел как и в предыдущую ночь и ночь до этого: кругом серые тени палаток да костры, плюющие в небо багровыми языками пламени; головорезы, которые ели, пили или играли в кости. Вот только проклятый колокольчик никак не унимался – напротив, его звон стал даже отчетливей. Последние сомнения развеялись. На лагерь вот-вот нападут. Нужно поднять всех на ноги.

Бенжу поспешил к палатке самаджи. Она стояла недалеко от его собственной. Там же содержался ценный пленник. Перед палаткой горел костер, возле которого сидели четверо солдат, но воинов Учителя нигде не было видно.

– Где Крак? – хрипло спросил Бенжу у наемников возле костра.

– Да кто ж его знает! Нянька я ему, что ли? – решил сострить один из них, крепкий малый с лысой головой и густыми бровями.

Его товарищи сочли шутку уместной и одобрили ее разными видами смеха, от хмыканья до громкого хохота. Лысый встал, потряс головой (от чего зашатался как утлая лодчонка во время шторма) и поковылял к бочонку, что стоял неподалеку. Не дойдя до цели всего пары шагов, он споткнулся о камень и растянулся на земле, приведя тем самым своих друзей в абсолютный восторг.

Бросив презрительный взгляд на пьяных солдат, Бенжу вошел в палатку… и обомлел. Царящая внутри кромешная тьма не помешала ему увидеть картину во всех деталях.

Он нашел самаджи.

Во всяком случае – то, что от них осталось. Искромсанные трупы четырех воинов лежали сваленными в кучу. Страшные раны покрывали незащищенные участки тел. Словно убийцы желали удостовериться, что самаджи мертвы, им отрубили головы и кинули тут же – рядом с телами.

Аманата нигде не было.

Бенжу сжал кулаки от ярости.

Подлые крысы!

Решились на предательство, несмотря на все те деньги, что он заплатил. Да что этот скот о себе возомнил! Они будут молить о смерти. Бенжу пригляделся. Судя по крови, растекающейся от груды тел, убили их совсем недавно.

Вдруг яркий оранжевый свет разогнал темноту. Воздух наполнился едким дымом. Со всех сторон заплясали языки пламени. «Палатку подожгли!». Тут же снаружи раздались голоса.

– Залп! – громко крикнул неизвестный.

Хлопки выстрелов для слуха Бенжу превратились в гул, растянувшись во времени: к этому моменту он уже глубоко погрузился в Поток.

Несколько выстрелов все же достигли цели. Бенжу чувствовал, как его плоть пытается исторгнуть из себя чужеродные тела. Но сейчас были проблемы посерьезней кусочков металла. Не обращая внимания на боль, он направил энергию на пылающий шатер. Затрещали и лопнули толстые деревянные балки. Огромная конструкция задрожала и, словно гигантская огненная птица, разбрасывая вокруг горящие перья, поднялась в воздух.

Солдаты опешили. Их лица застыли от недоумения и ужаса. Оружие в их руках замерло. Все зачарованно смотрели на пылающий в небе шатер. Кто со страхом – кто с благоговением.

Бенжу скривил рот в усмешке.

Тут же огненная птица ринулась в гущу застывших наемников. Ночь наполнилась криками боли. Горящая ткань липла к коже. Искры и раскаленные угли летели во все стороны, обжигая и вызывая новые пожары. Люди корчились в агонии, пожираемые безжалостным пламенем. Те, кому повезло не оказаться погребенными под алым куполом, отчаянно пытались сбить огонь с себя и друг с друга.

Бенжу шагнул навстречу обезумевшей от боли и страха толпе.

Он махнул рукой – полдюжины метнувшихся к нему наемников разлетелись в стороны, как игрушечные солдатики. Сзади раздались выстрелы. Еще один рой железных пчел вонзился в спину, на миг заставив потерять равновесие.

Четверо наемников попытались пронзить его копьями. Но оружие вырвалось из их рук и нашло себе новые цели – в виде стрелков за его спиной. В следующее мгновение и растерявшихся копейщиков постигла незавидная участь. Их головы, одна за другой, повернулись. Раздался хруст ломающихся позвонков.

Бенжу тоже досталось.

Дышать становилось все труднее. Однако наемники больше не решались нападать: держались полукругом, выставив вперед оружие.

Бенжу вспомнилась охота с отцом. Прискакав на громкий собачий лай, он увидел, как целая свора псов зажала возле скалы огромного волка. Матерый самец разделался с двумя молодыми кобелями. Теперь храбрости оставшихся хватало лишь на то, чтобы скалиться и лаять, призывая на помощь хозяев.

Воспользовавшись передышкой, Бенжу приказал застрявшим в теле пулям покинуть его.

С десяток окровавленных металлических шариков упало к ногам.

Толпа расступилась. Вперед вышел один воин, держа в каждой руке по мечу.

Гнут – командир одного из отрядов. Бенжу узнал его. Этот человек с самого начала ему не нравился. На гладком, ничего не выражающем, совсем не соответствующем воину лице вечно блуждала полуусмешка-полуухмылка. В то же время его глаза были пустыми и беспощадными. Поговаривали, что Гнут – садист и убийца. Что по ночам он не спит, а молится демонам из Ада, которые в обмен на кровавые жертвы дают ему нечеловеческие силы и скорость. Что в юности он убил своих родителей. Что на Перешейке он скрывался от возмездия за страшные преступления, которые совершил, живя в Ангардии. Говорили также, что своего предшественника на посту командира отряда он победил в честном поединке, но, когда тот сдался, Гнут приказал отрубить ему кисти и ступни. А затем – бросил в пустыне на растерзание хищникам и птицам.

Однако, так или иначе, за его спиной стоял самый большой отряд Перешейка – Бессмертные. Бенжу не мог его не нанять.

– Сразись со мною, маг! – крикнул Гнут и принял боевую стойку.

– Глупец, – прохрипел в ответ Бенжу.

В сказки он не верил, а внешне воин не выделялся среди других ни размерами, ни ростом. «И что заставило его решить, что он сможет противостоять мне?» – подумал Бенжу.

А затем противник начал двигаться.

Бенжу попытался схватить воина в тиски Архэ. Но тот был слишком быстр, метался из стороны в сторону. Разозлившись, Бенжу послал в него импульс. Воин отлетел на несколько шагов, но не упал. Сгруппировался в воздухе и приземлился на обе ноги. Оказавшись на земле, он тут же снова бросился в атаку.

И тут уже Бенжу пришлось защищаться. Если бы не ранения, наверняка он совладал бы с наглецом. Но сейчас сил едва хватало на то, чтобы избегать мечей, которыми мастерски владел соперник.

Пару раз клинки оказались быстрее.

Кровь потекла из новых порезов.

Снова Бенжу отбросил врага – тот перекатился через голову и уже через миг крепко стоял на ногах. Поединок приободрил остальных наемников. Они стали выкрикивать слова поддержки своему чемпиону.

Гнут улыбнулся. Похоже, сражение доставляло ему удовольствие. Бенжу оно только злило. Сама мысль о том, что он может проиграть обычному смертному, вызвала ярость.

Обратив кипевший внутри гнев в мощный поток энергии, Бенжу обрушил ее на своего врага. Целый пласт каменистой породы превратился в пыль! Но воина там уже не оказалось. За долю мгновения он успел приблизиться на расстояние атаки. Как этот человек двигается с такой скоростью?!

Бенжу попытался сплести вокруг себя кокон из Архэ, чтобы защититься от острой стали, но силы были на исходе. Один клинок увяз в невидимой паутине, второй – пронзил плечо.

Гнут оскалился.

Бенжу зарычал. С каждой новой раной контролировать Поток становилось все сложнее. В этой битве не победить. Даже если удастся одолеть поединщика – с остальными головорезами точно не совладать. Бенжу в очередной раз толкнул воина невидимой рукой. Но в этот раз он знал, что нужно делать. Не дожидаясь следующей атаки, Бенжу помчался в сторону своего шатра, используя остатки сил. Архэ позволяла ему мчаться с немыслимой для простого человека скоростью – быстрее хорошей лошади.

На миг показалось, что план сработал, что удастся скрыться в ночи.

Но этот момент длился недолго: пробежав шагов тридцать, он со всего маху налетел на невидимую преграду.

Сотни маленьких жал впилось в тело и лицо, заставив завопить.

Наемники принялись хохотать в голос. А Бенжу мог лишь валяться в пыли, запутавшись в стальной сетке с шипами, истекать кровью, да сходить с ума от боли и злости на самого себя. Первым к нему подошел Гнут. Наклонившись, воин что-то прошептал.

Бенжу не разобрал слов, но разглядел опускающийся в район виска набалдашник меча.


Вначале послышались голоса.

О чем-то спорили.

– Нужно отрубить ему голову! – громко сказал первый голос.

– А что если тело сможет жить отдельно от головы? – спросил второй.

– Точно! Ты видел рану, которую он схлопотал в крепости? Да его почти пополам разрубили и ничего, живехонек! – согласился третий голос.

Кто-то громко отхаркнул и сплюнул. Второй голос забормотал молитву вперемежку с проклятиями.

Бенжу попытался пошевелиться, но ничего не вышло. Все тело было обмотано проволокой с шипами, которые больно впивались при любом движении.

– Смотри-ка, очнулся! – снова первый голос.

Бенжу попробовал открыть глаза. Когда это удалось, то особых перемен он не заметил. Судя по всему, утро еще не наступило, вдобавок его положили на землю лицом вниз. Повернув голову в сторону голоса, он увидел горящий костер и приближающиеся ноги, обутые в тяжелые сапоги с коваными набойками.

Без лишних слов, подошедший обрушил сапог на его череп. Свет костра потух.


Второе пробуждение длилось едва ли дольше первого. Как только Бенжу издал что-то похожее на стон, на голову тут же посыпались удары, выбивая сознание.


Когда Бенжу очнулся в третий раз, то почувствовал палящие лучи солнца на обнаженной коже. Он лежал на спине. Помня, чем окончились его предыдущие пробуждения, старался не шевелиться и слушал.

Тишина.

Крайне осторожно Бенжу разлепил глаза.

Над ним простиралось открытое небо. Насколько он мог судить из такого положения, рядом никого не было. Бенжу медленно повернул голову влево и сразу же почувствовал, что в шею упирается что-то очень острое. Кровь защекотала кожу, стекая струйкой по задней части шеи.

Инстинктивно Бенжу дернулся в противоположную сторону и тут же заработал еще один порез, на этот раз более глубокий. Он попытался подвигать руками или ногами – бесполезно и к тому же больно. Запястья и лодыжки охватывала все та же тонкая, но прочная стальная проволока. При любой попытке пошевелиться, шипы глубоко вонзались в плоть.

Попался.

В небе появилась черная точка, которая стала рисовать круги. Затем к ней присоединилось еще две. Черные грифы – короли пернатых обитателей пустыни.

Итак, не решив, как наверняка покончить с ним, наемники выбрали беспроигрышный вариант. Они оставили его полностью обездвиженным под жарким солнцем. Если его не сожрут хищные птицы или звери, он по-любому рано или поздно умрет от жажды и голода. Если же их преследуют гномы или кто-то еще, то пусть они и решают, что с ним делать.

Бенжу взвыл от боли и бессилия.


Вождь

Щит врезался в щит. Жалобно затрещало обитое бронзой дерево. Еще более жалобно скрежетнули зубы. На миг показалось, что рука, продетая в кожаные лямки, не выдержала удара – занемела от кисти до плеча. Ноги заскользили по дерну, влажному от утреннего тумана.

Противник достался что надо… в плохом смысле. Высокий, на целую голову выше, широкоплечий центурион. Когда он саданул своим щитом в щит Абигора, тот едва устоял на ногах. А как же гад напирает! Силища медвежья. Только медведи не закованы в броню.

Да уж, воинов не слишком воодушевит, если стена щитов дрогнет там, где ее держит хэрсир клана. Спиной Абигор чувствовал, как упирается в плечо того, кто стоит во втором ряду, того, кто готов занять место павшего сородича.


Паршивый выдался денек… Как и все дни с той проклятой ночи, когда сбежали пленные имперцы. Сколько же дерьма тогда вылилось… Сперва кто-то поджег жилище Оракула, вместе со старым ублюдком внутри. Прирезал одну из литир, а другую похитил. Затем этот побег. Две дюжины отличных воинов отправились кормить червей, когда освободившиеся пленники поливали лагерь из картечницы.

А весь следующий день берсерки преследовали имперцев. Но схватить удалось лишь половину.

Вот и расплата за беспечность пришла…


Абигор вслепую ткнул мечом поверх щита. Еще и еще. На ноги плеснуло горячим. Похоже, высокий рост противника обернулся против него самого – удалось попасть в незащищенную доспехом часть тела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7