Евгений Небольсин.

Русская национальная мысль. Математика. Физика. Биология. Экономика



скачать книгу бесплатно

Что такое пустота? Это абсолютное значение параметра постоянства или сонмище всех видов постоянства. Точка, как прародитель всего вокруг, хоть и несет в себе максимум постоянства, но это только максимум, но уже или еще не абсолют, ибо несет в себе тот самый элемент, в котором разыгрывается весь сюжет эволюции Вселенной – точка имеет отличие от пустоты своим бытием. Но, так как точка несет в себе общее и с бытием и с небытием-пустотой, то природа её двоичная и каждая из оных неизбежно имеет свое специфическое влияние-выражение, а потому будет своеобразно исповедовать и заявлять о себе в окружающем нас и воспринимаемом нами мире. Всякая частица видимого мироздания неизбежно будет нести прообраз и точки во всех смыслах этого слова, и её небытия-пустоты.

(Примечания) 1133-311) Почему мы, созерцая мир вокруг видим круги, прямые и им сопредельное – сферы, плоскости, пространства, точки? Какова природа инерции? Дело в том, что упругость заложена в самом естестве бытия пустоты. Пустота – это есть в чистом виде сущность постоянства, ибо даже элементарная точка имеет величину, пусть бесконечно малую, но это уже есть значение величины (также как разгорающейся спичке было достаточно абсолютно малого участка разогревания для возгорания). А величиной, как известно, называется нами то, что соприродно пораженному грехом естеству, то есть то, что оказалось в поле обозрения греховной природы как её подобия. Но, не смотря на то, что точка оказалась в поле нашего обозревания, оная остается свойством живого, а потому связью с Царствием Небесным, ибо мы сами эту связь имеем. Как с помощью множества точек выразить свойство постоянства? Это есть сфера. То есть каждая точка сферы наделена одним и тем же элементом постоянства. Эллипс этим элементом постоянства уже не обладает, а потому являясь производной сферы, эллипс оказывается в противоречии с окружающей его реалией. А так как возникло противоречие, то автоматически возникло и стремление свести на нет все противоречия. Выход из противоречия может идти только двумя путями: или разрушение до компонентов не имеющих противоречия, или восстановление всей системы до состояния, при котором отсутствует противоречие в нем. В этом суть явления корпускулярности. Так вот естественным для пустоты может быть только сфера.

Итак, всякое иное, всякое не сфера в пространстве, инородно естеству пустоты и потому оказывается в противоречии. Просто сама по себе пустота – это уже фундамент, ибо наделена постоянством. Абсолютное ничто никакими свойствами не обладает, а потому там нет ни постоянства, ни переменных и вообще никак не мыслимо. В нашем случае, сам факт бытия постоянства, как свойства, говорит о бытии-фундаменте, на котором разыгрывается сюжет мировой истории. Это самый первый элемент структуры Вселенной, который утверждает себя только в том, что является ему абсолютно подобным – в сфере. Именно этот момент стимулирует все токи к восстановлению абсолютного подобия в постоянстве пустоты. Пространство, плоскость, прямая и так далее.

Пустота – это форма жизни, воспринимаемая поврежденной искажением нашей чувственной природы как пустота. Само присутствие её оказывает организующее влияние на все и окружающий хаос – в том же числе. Это утверждение также вытекает хотя бы из того, что полнота времен, в коей сформирован образ пустоты всегда различна. Точка – это образ пустоты, несущий в себе элемент постоянства при такой полноте времен, которая имеет самое изначальное и нулевое формирование, а сфера – это тоже образ пустоты, несущий в себе элемент постоянства – при полноте времен иной величины. Все время между двумя состояниями – относительный хаос.

Так в пределах отсутствия противоречия пустоте рождаются формы жизни в процессе эволюционного становления от точки, через материальность к живому организму. Именно поэтому все вокруг несет в себе выражение пустоты в разных, множественных образах. Устойчивость к воздействиям, как свойство упругости и корпускулярности, как естественная работа Закона Сохранения – одно из них.

Как состояние устойчивой упругости можно представить на костном языке математического анализа. Так как естественным подобием пустоте может быть только то, что несет в себе только один элемент постоянства, носителем коего в чистом виде является пустота, то все то, что не подобно, то есть инородно пустоте хоть в малом – все то стремится уйти в свое для себя небытие – как неподобие пустоте стремится исчезнуть из той реалии в какой явление было. Естественным подобием пустоте, как носитель элемента постоянства, являются точка, прямая, окружность, сфера, пространство, плоскость. Если в плоскости появляется эллипс, то он несет в себе элемент инородности пустоте, так как кривизна в каждой точке эллипса различна. Уход в инобытие происходит двумя способами: 1. Распад; 2. Возврат в исходное состояние сферы. Распад до одного элемента постоянства может быть только прямая, а восстановлением до исходного состояния – опять окружность, как часть сферы. Поэтому мир должен как бы делиться на два образа формального выражения: прямая (пространство) и окружность (шар). Именно в этом аспекте работает и изучаемый нами момент инерции, как основа корпускулярного свойства, как стремление быть подобным пустоте в данном виде элемента постоянства. Как либо иначе свидетельствовать об этом свойстве посредством физики и математического анализа мы не сможем, ибо все остальное – множественные дефиниции сказанного в пределах этого общего выражения: распад-возвращение в исходное состояние.

Далее есть смысл заметить и другое. Дело в том, что из сказанного выше становится ясным, что окружность имеет производные и эллипс – частный случай окружности (здесь А.Ф.Лосев чуть-чуть не доработал, утверждая обратное, ибо «окружность» не «является частным случаем эллипса»5, а наоборот совсем). Дело в том, что первообраз всегда есть большее подобие Божественному. Так как прямая является первообразом окружности (это выражение имеет все основания, как инородное логическому анализу), то распад или производная вида, как частного для общего, может осуществиться только до признаков рода – до признаков общего. Вот это общее наделено абсолютной крепостью, в том смысле, что оное более всего постоянное и не делимо. Следовательно, форма всегда будет менее устойчивой к воздействиям и распад, как уход в инобытие инородного пустоте, будет до естественного подобия пустоте в элементе постоянства – до прямой или до кривой с одним коэффициентом кривизны (отрезка, дуги или точки). Вот это состояние, как более подобное Абсолюту в простоте и элементарности, более подобно Абсолюту и в другом – более устойчиво. То есть, ни в какие более реалии, ни в какое иное бытие, кроме окружность и прямая, эллипс уйти не может. Отсюда следует, что все формы эволюции – это есть движение в пустоту, в то, что несет в себе только один элемент постоянства. Просто данное состояние более всего стабильное. Материя должна терпеть остывание. Тогда функция в математическом анализе исповедует только лишь одно – степень инородного выделения от естественного состояния пустоты, то есть степень соотношения с иным именем пустоты – с нолем. Иными словами, с этого момента мы уверенно должны сказать о том, что всякое состояние стабильности, устойчивости – это есть состояние, возникшее благодаря тому, что имеет место быть естественное подобие постоянству или постоянству в чистом виде – пустоте. Это относится не только к математике, но и к физике внутреннего мира материи, и к биологии, и к химии, и к истории, и ко всему тому, что имеет имя учения. Поэтому эти утверждения внесены в шапку, как общее для всех научных направлений в науке.

Пустота несёт в себе стабилизирующее влияние и в то же время, чувственно распознаваемая природа, возникшая из пустоты, должна нести ее свойства, характерные данному уровню эволюционного усложнения Вселенной. Эта двойственность (точка-сфера) стала матерью всех происходящих явлений в самой материи, явленных и явленной уму человека через его чувственную природу организма. Теперь остаётся определить все значимые для нас исследователей свойства пустоты, выраженные на природе материального мира или рассмотрим пустоту в рамках того, что очевидно для нас, в рамках чувственного распознания мира. О чём тут идёт речь? Дело в том, что за границей чувственной недосягаемости, как бы за пределами этой распознаваемой береговой линии также имеет место быть Вселенная. Это также как если нам завязать глаза, то наша Вселенная тут же сужается до чувственного возможного и только этими критериями мы можем мыслить. Но это не значит, что вокруг нас нет питающего жизнь Солнца, звёзд, гор, рек, лесов и так далее. Рукой световую волну не потрогать, но оная есть. Поэтому мы смеем предположить о том, что за ограниченностью визуального восприятия есть тоже Вселенная, которая также может быть распознана органами чувств, но только заявляет о себе лишь как-то опосредованно, через влияние своё на чувственный нами мир. Так чувственная пустота становится зримой и влиятельной. Поэтому мы дадим определение пустоте исходя из того, что имеем, будучи как бы с завязанными глазами. Для чего это делаем? Для того, чтобы понять, что материя, рождена из пустоты и продолжает нести весь спектр её же свойств. Ведь именно эта двойственность стала матерью всех происходящих явлений в самой материи, явленных и явленной уму человека через его чувственную природу организма. С одной стороны, так как пустотой является все то, что чувственно не распознается, то влияние пустоты исходящей из неё энергии открывается уму поведением материи. Жизнь в любом её, даже самом материальном проявлении всегда будет стоять на тех качествах и свойствах, которые наиболее сильно утверждают её степень вечности в пространстве посредством и только посредством её подобия пустоте. Это нам родственно по сути. По этой причине мы вправе говорить лишь о тех свойствах пустоты, которые поддаются нашему созерцанию, как своему же подобию.

Почему реалия обретает свойства пустоты? Если мы рассмотрим соотношение производной с её же первообразной, то перед нами встает следующая картина. Многое свойственное первообразной в её производной утрачивается. И если мы спозиционируем свое мировосприятие на производной для того, чтобы рассматривать первообразную, то заметим, что производная структурно не подобна первообразной и не вступает в привычно зримое взаимодействие. Первообразная в этом смысле становится зримо распознаваемой структурной пустотой. Но так как подобное порождает только свое же подобие, то зримо распознаваемая пустота должна родить зримо распознаваемую пустоту, а первообразная должна выразиться не только в самой этой производной, но и ту реалию, в какой производная оказалась – именно эту свободу выражения, свойственная пустоте. Производная и пустота, в коей оная имеет определение – это полное выражение первообразной. То есть из первообразной исходит не только зримо созерцаемая производная, но и этот весь сопутствующий производной контент, в котором производная может выражать свойства первообразной. То есть всякая производная всегда есть временна, ибо противоестественная собственной природе. Иными словами, зримо распознаваемая пустота производной становится образом и подобием зримо распознаваемой пустоты первообразной, вне подобия которой производная существовать не может. отсюда вытекает ряд умозаключений о первообразной пустоте, кои мы осознаем позиционируя себя на основании производной.

Абсолютная пустота – это совершенство. Потому, что за границами формы-линии берега посредством алогического мировосприятия открывается реальность в критериях живого, то есть, с точки зрения логики, абсолютная пустота, которая несет в себе абсолютное множество достоинств, доставшихся производной от первообраза, то есть, к примеру, у неё нет того, что определяет уязвимость, а значит и все сопутствующие грани – слабость, временность бытия и так далее. У пустоты нет того, что обуславливает противоречия в материи, что и делает материю такой, какая она привычна нам. По этой причине сама материя, возникшая из абсолютной пустоты обладает признаками своего родителя – пустоты. Далее, если мы присмотримся к первообразной и производной, то заметим, что у обоих есть общее – абсолютный ноль. Следовательно, первообразная с производной могут быть связаны только посредством общего их обоих – абсолютного ноля. Исходя из этого, мы должны поднять весь набор свойств ноля и можем это сделать только при взаимодействии производной с её первообразной. И именно этими свойствами материя утверждается как реальность и при этом, пребывая во взаимодействии и благодаря взаимодействию, выталкивает саму себя из этого временного бытия, стремится в небытие. Остывание материи – естественный процесс и происходит по такому же сценарию, что и на поверхности воды волны расходятся от источника стимуляции колебания – чем дальше от источника, тем сильнее подобие пустоте, то есть колебания становятся все менее и менее заметными. Можно предположить о том, что по этой же причине гравитационное поле обязано быть заложено в самой сути материального мира (как подобию своему), ибо материя стремится к естественной для себя пустоте – в пространственное поле Абсолютного Ноля, а гравитационное поле как раз характеризует это стремление. Этот момент легко пояснить, ведь всякое колебание происходит в нашей области мировосприятия – на границе сред между бытием и небытием, а так как мир сей имеет подобие нашей человеческой природе, в которой заложена именно эта двойственность, то становится очевидным, что Вселенная удерживается именно той частью своего проявления, которая находится вне доступа для нашего распознания, что и называем мы лосевским небытием. То есть мир движется в небытие абсолютного ноля и удерживается сим в единстве. (Эта тема затронута в «Физике»).

Ещё одно определение Постоянной. Это Истина, ибо производное Её – закон (ибо закон, согласно нашему определению – форма взаимодействия Постоянства и изменчивой материи). Проявляет себя одинаково на всех уровнях формирования Вселенной (различная только лишь среда в которой Постоянство раскрывает свои свойства в константах).

Далее, Постоянство – Закон Сохранения. То есть подобное порождает только своё подобие по этой самой причине. Возникшее из пустоты, обязано иметь и имеет все свойства своего родителя – пустоты.

Вот что говорит Аристотель о пустоте в своей работе «О душе». «Ведь ясно, что когда не было ничего различено, об этой сущности ничего нельзя было сказать правильно; я имею в виду, например, что она не была ни белого, ни чёрного, ни серого или иного цвета, а необходимо была бесцветной, иначе у неё был бы какой-нибудь из этих цветов. Подобным же образом и этом же основании она была без вкуса и у неё не было бы и никакого другого из подобных свойств. Ибо она не могла бы быть ни качеством, ни количеством, ни определённым нечто; иначе у неё была бы какая-нибудь из так называемых частичных форм (eide), а это невозможно, раз все находилось в смешении. Ведь в таком случае она была бы уже выделена, а между тем Анаксагор утверждает, что всё было смешено кроме ума, и лишь один ум не смешен и чист.» (Аристотель. Сочинения в четырёх томах. Том 1. Издательство «Мысль» 1975 год стр. 84) Но мы говорим, что на самом деле речь идёт не о смешении, а об единстве, благодаря которому эта реальность оказалась вне чувственного распознания. То есть аристотелевское смешение – это лишь некоторая первичная, чисто внешне обозреваемая посредством воспаленной грехом чувственной природы, картина пустоты, в которой смешение на самом деле имеет Божественный порядок вещей, Единство свойств.

Ещё одно определение Постоянству. Назовём Его живым Телом. Дадим иное определение понятию временности. С чего начинается течение времени? С явления взрыва – с распада. Распад – изменение от некоего первоначального до конечного состояния относительно изначальной постоянной. Например, организм живой определяет одно бытие. Как только начинается взрыв (наступает смерть), так сразу же мы замечаем величину отличия от первообраза – начинаются процессы, обусловленные другим бытием, а именно относительно более скоротечными временными характеристиками, при которых начавшиеся внутренние события (обусловившие начавшиеся разрушения форм) не сопоставимы с теми, которые обуславливали постоянство (единство форм) до распада. И чем больше промежуток времени, тем сильнее отпадение от прежде живого первообраза и сильнее не сопоставимое различие. Так вот, до Вселенского Взрыва Постоянство было живым Телом, в котором время не могло иметь тех свойств, которые есть во время катастрофы (в процессе развития её мы живём, ибо время до катастрофы стояло, ведь постоянство пустоты разрушения отрицает развитие распада, то есть также и само свойство этого развития – время). В противном случае, производная от Первообразной не имело бы такой вот реальности, какую мы наблюдаем и какой частично сами являемся. А так как в живом теле нет законов распада, а в разлагающемся организме уже нет законов, утверждающих единство и вечность формы, то естество одного и того же тела, но в разных этих состояниях становятся не соизмеримыми, несопоставимыми между собой и поэтому функционально не досягаемыми друг для друга. То есть естество Абсолютного Ноля у Вселенной не может быть распознаваемым посредством законов бытия, в котором уже работают закономерности развивающегося взрыва. По этой причине, состояние Вселенной, находящейся в состоянии Постоянства (до взрыва) – есть абсолютная пустота относительно состояния Вселенной, претерпевающей постоянные необратимые перемены. Так как человек, исследуя мир, всегда сопоставляет события в самом себе с объектом своего исследования, то есть проводит анализ происходящего в событии при помощи характеристики величины отличия двух крайних состояний двоичной природы развития (то есть взрыва), то мерить в мироздании могут только эту составляющую (сам взрыв), а самая эта причина появления Вселенной – постоянство – так и остаётся за гранью несоизмеримости и не сопоставимости своей для этих характеристик.

Отсюда мы видим еще одно имя постоянства – единство мира, то есть это то, благодаря чему мир остаётся цельным и единым в образе Царствия Небесного, распознаваемом нами как точка.

Если мы дадим определение точке ещё и с другой стороны, то получим важное для нас умозаключение. Дело в том, что только точка является хотя и не в абсолюте, но в наибольшей степени подобна абсолютной пустоте, а потому ей присуще все сопутствующее. Всякое альтернативное точке несет в себе уже какую-то величину инородности ей, а значит и неустойчивости, ибо всякая альтернатива пустоте уже есть величина отличия от пустоты, величина развития, величина нестабильности, которая в точке пока ещё или почти равна нолю. То есть, хотя выглядит как новый образ стабильности, но это в критериях математического анализа уже есть переменная, уже не есть ноль. Иными словами, точка остается наиболее стабильным состоянием, а значит эталоном всякой устойчивости, эталоном живого бытия по тому же самому образу, который мы несем в себе – образу устойчивости в состоянии равновесия. Стул, который мы вывели в состояние равновесия начинает падать. О чем свидетельствует падение? Падение свидетельствует о той первообразной точке равновесия, в коей пребывал стул некоторое время тому назад. Согласно нашему определению о познании (о том, что мы познаем только то, что уже когда-то имело стабильность и является уже процессом распада) и ведая о том, что видимая часть этого бытия есть процесс разложения, мы во всех явлениях во Вселенной зрим именно на эту точку – инструментами логики мы видим Бога и даем имя Ему в той специфике природы, какую несет выбранный нами инструмент – это есть первоначало всех начал. Только духом мы зрим Бога Творца. Но для нас важно иное, что живое восстанавливает свой первообраз, противостоит процессу распада – стремится к устойчивости в самой крайней точке равновесия. Таков наш организм, который постоянно держит наше здоровье в состоянии равновесия. Материя стремится к тому же самому, но звучит это в иных понятиях – стремлением иметь естественное подобие пустоте, стремление не быть инородной ей. Именно благодаря этому свойству жизни восстанавливаться мы видим самые различные формы устойчивости, распознаваемыми наукой как корпускулярность.112225.12.2017 Если мы дадим определение корпускулярности, свойству материи, то увидим очевидное, что корпускулярность обязана своим бытием в этой Вселенной только благодаря тому, что свойство это заложено в самом первообразе устойчивой стабильности – в самой точке-вершине. Иными словами, какой бы степенью эволюционного усложнения от простого к сложному эта реальность не обладала, оная будет наделена стремлением хранить устойчивость, как более устойчивый образ точки. Всякое воздействие всегда будет связано с перестроением только в пределах образа устойчивости точки

Ещё одно определение Постоянства (Абсолютного ноля). Это степень свободы. Под степенью свободы здесь понимается возможность развития в любом направлении. Исходя из этого, пространства с любым количеством измерений имеет место соответствия этому же количеству свобод (одномерное пространство имеет одну степень свободы; двумерное – две и так далее). Тогда, исходя свойств сознания, которое наиболее сильно уподоблено Абсолютному постоянству (имеет кол-во свобод приближенное к множеству), мы можем заключить, что вне материального мира степеней свободы множество. Ибо умом мы можем представить то, что в реальности не имеет возможности быть (хотя бы во временных промежутках, поддающихся анализу человеческим сознанием). То есть чем сильнее деградация, тем меньше свободы в такой реальности, поддающейся анализу разума. Например, вы едите в автомобиле. Ваша свобода ограничена дорогой и свойствами машины. Как только вы вышли из автомобиля, свободы становится на много больше хотя бы в той же плоскости передвижения. Человек и автомобиль – разные уровни деградации одной и той жизни во Царствии Небесном, наделенной различными степенями свобод. Здесь заметно соответствие вектора направления перемены деградации жизни и уменьшение количества свободы. Или другой пример, три состояния вещества: газообразное, жидкое и твёрдое. Молекула имеет разные степени свободы. А мы знаем, что Вселенная остывает. Вывод. Естественное свойство Постоянства – множество степеней свобод только в возможности, ибо только в возможности имеет место быть отсутствие всяких границ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7