Евгений Небольсин.

Русская национальная мысль (Русская философия. Анализ истории). Том 2. Часть 1



скачать книгу бесплатно

Система ссылок      

Новизна этой книги в том, что изложение основной мысли единовременно ведется на разных понятийных языках: богословие, история, биология, физика и математика. Причем изложение идет одновременно и связано посредством системы ссылок. Как бы в общем музыкальном произведении каждый инструмент по-своему подбирает один и тот же мотив и гармонично встраивается в общую структуру музыкального произведения. Если человек не распознал самого себя в изучаемом или исследуемом материале, то он ничего не узнал и ничего не нашел. Математику можно сравнить с барабанами, с помощью коих выразить тонкости основной мелодии невозможно, ибо тут нужны разного рода наполнения и при этом не так, что сначала один инструмент, затем другой и потом третий, но все они должны играть одновременно и в общей гармонии. Таким образом, специализирующийся, к примеру, на математике или биологии сможет перейти по ссылкам в физику, философию, а затем и в богословие, чтобы узнать самого себя в изучаемой или исследуемой реальности и понять свое место в общем служении обществу и Общему Делу. Со временем, надеюсь успеть привязать также с помощью системы ссылок к истории Н.М.Карамзина.

Приведенные мысли касательно точных наук повествуют общие принципы мироустройства, адаптировано к специфике мировосприятия данной научной доктрины. А именно то, как в общих критериях данного научного исследования наука исповедует Божественное происхождение мира. Так как здесь приведены общие тенденции мироздания, то неизбежно, множественные частности от этого общего за пределы этого общего выйти не могут. Иными словами, если мы рассматриваем мир под собой с вершины высокой горы, то если мы будем рассматривать его уже у подножья высоты, то за пределы вида, созерцаемого с высоты, мы выйти не сможем – мы так и останемся в пределах его. Мы будем видеть множество частностей, кусочков того целого, которое нам открылось с высоты. Итак, перед нами математика, физика, биология, экономика, стиль русского рукопашного боя. Историю, как частное и как более востребованное для разъяснений современной ситуацией в России, решил вынести в отдельные тома: четвертый и пятый.

Таким образом, не смотря на великую усложненность, к которой ныне пришли современные ученые в науках, все равно, так как они являются частностями, то остаются свидетельством о том, о чем свидетельствует их общее – о Боге. Суетливость углубленных изысканий скрадывают общее, а потому его все сложнее и сложнее распознавать. Прошу об этом помнить всегда

Богословие и научный анализ

Что такое вершина, с которой открывается лежащий под ней мир. Во-первых, это точка. Во-вторых, эта точка имеет ряд свойств, через призму которых человек видит только то, что имеет подобие ей. Вершина, как прообраз Голгофы Христовой, заложена в природе каждого человека и самой жизни вообще. Просто бытие на вершине – всегда самое тяжелое состояние и стояние бытия Вселенной. Это видно из следующего. Палка, которую поставили вертикально постоянно стремится упасть согласно законам физики.

Но бытие живого – наоборот, как бы выводит палку вновь в состояние вертикали и его равновесия. Так устроен наш организм, что оный противостоит всем покушениям на равновесие его здоровья, постоянно восстанавливает утраченное. (Этот момент потом станет свойством корпускулярности, устойчивости к воздействиям). Таким образом, человек есть вершина бытия жизни, стоять на которой ему естественно.

Точка имеет завершенность в себе самой, этот образ тоже несет в себе вершина и именно образ этой завершенности в себе самой несет каждое живое тело организма. Вне этой целостности завершенного в себе нет жизни (на теле живого не должно быть ран). То есть точка – первообраз любого порядка, который воспринимается как порядок только лишь в одном случае – имеет животворящее определение. Если порядок не потворствует бытию живого в данной ситуации– это не порядок, а хаос.

Сам по себе привычно созерцаемая Вселенная, поражённая грехом, свидетельствует о Божьей Сущности точкой со значением пустоты (то есть ноля), которая становится Центром всего. Ибо Божественное чувственно воспринимаемым грехом не обладает, то есть в Его свойствах нет поражения грехом, а следовательно нет всего того, что может быть соизмеримо греху – речь идет в том же числе о временно явленной протяжённости во времени. В то же время, присутствие Бога есть везде, где материя, несущая в себе двоичность природы, а значит есть влияние через одну из составляющих ее природу, но нет протяжённости, как величины греха и самого греха в Его присутствии???. Но когда поражение грехом появилось в реальности, то так как начало – это ещё не движение, по слову учителей Церкви (смотри здесь (!2)). Иными словами, ещё пока не может проявиться как некая чувственно привычно воспринимаемая реальность, соизмеримая с естеством нашим, а потому учёными о ней свидетельствуется, как самая элементарная жизнь на молекулярном уровне. Как ни странно, но с позиции природы, несущей в себе поражение грехом и, как следствие, наделённой всеми известными науке понятиями об эволюции и законах сохранения, как раз это есть то самое место, через которое первый Адам был изгнан из Рая. Причем первый человек, с позиции научного анализа, только в таком вот виде пребывать мог. Точнее это только то, что попадает в наше поле зрения, имеющее столь сильное поражение грехом, с помощью естественных ему инструментов диалектического материализма. Именно по этой причине, по слову Григория Паламы, научные «… знания хороши для упражнения остроты душевного ока», если занимают свое установленное Богом место, а потому с позиции православного богословия не становится ересью.

Итак, точка – это, с одной стороны, вершина бытия, как прообраз Голгофы Христовой, с которой открывается мир во всем величии и многогранности подобия ей. А с другой стороны, точка – это то место, в котором утверждается связь с миром Царствия Небесного. С третьей стороны, точка – это то, через что произошло падение человечества из Царствия Небесного, а потому всё в этой Вселенной несет в себе подобие ей в образе, ибо подобное в форме порождает только свое же подобие в форме и множестве производных этой формы.

Общие моменты

Естественное место созерцания окружающей человека Вселенной – Вершина вершин этого бытия. Ибо только с того места, с коего на мир смотрит Бог, является нам естественным для созерцания. Мир предстает всеобъемлюще единым целым – в том образе единого, коим является сам человек. В естественный человеку узкий сектор обзора вмещается вся Вселенная – только такое мировосприятие естественно человеку и потому так Бог замыслил о человеке – зреть мир через то, что он имеет. После грехопадения естество мировосприятия не изменилась и он по прежнему может созерцать Вселенную через те же возможности того же самого сектора обзора, коим наделен при сотворении и при этом образ единого, естественного Царствию Небесному, стоит перед глазами как эталон. Таким был представлен мир до грехопадения и это есть тот самый эталон, который ляжет в основу всех образов шаблонов, а также свойственных им мер и единиц измерений, которые в сущности своей несут только то, что есть тождественно в первую очередь живому, а значит и цельное и замкнутое в полноте. Итак, после грехопадения сектор обзора остается тот же, то есть шаблон мировосприятия остался прежним, изменилась только лишь точка отсчета созерцания, а вместе с ним меняется охват восприятия Вселенной – он лишается той всеобъемлющей полноты, а потому может зреть некоторые отдельные участки, но не смотря на это. Подобное познается только своим же подобием, то есть человек может видеть только свое же подобие – цельную замкнутую в себе полноту. Мир по прежнему созерцается в законченной полноте в себе и перед глазами стоит тот же эталон, посредством коего он видит то, что имеет схожесть ему – ту же законченность, замкнутость в себе той же самой полноты, но только теперь эта полнота выражения не всеобъемлющая, а множественно частная – мы продолжаем видеть мир Царствия Небесного, но теперь уже во множествах образков, то есть предметов. Теперь мы видим красивую и привлекательную на вид форму и образ запретного плода, в ущерб внутренней сущности. То есть мы, несущие в себе жизнь, наделены той же полнотой выражения Божественного, который в земных условиях это созерцается как привычный живой организм. К примеру, если мы издали видели всего живого слона, то в непосредственной близости мы опять видим в первую очередь живое, а не форму – мы видим живые клетки, несущие образ того самого организма, который мы созерцали издали. Если мы начнем рассматривать более глубокий мир клеток, то мы опять увидим живые, наделённые полнотой и замкнутостью реалии. Мы увидим то подобное, из которого состоит его подобие в образе живого слона. Точно также мы созерцаем мир вокруг себя. Мы видим не хаос, а наделённые уникально сложенной полнотой маленькие реалии, раскрывшиеся нам с позиции некоторой высоты обзора Вселенной. Чтобы стать «другом парадоксов» и осознать, что хаос, на самом деле – иной порядок, который можно понять лишь на более высокой позиции обозрения, надо подняться на эту более высокую высоту. И эта высота заложена в природе человека, оная была активирована сложными условиями выживания, ибо востребована и оная позволяет распознать связь между явлениями, между реалиями с уникально сложенной полнотой. Так разум вдруг видит эту уникально сложенную полноту маленьких реалий (атомов) в более общих, макроскопических пределах. Ибо иное представление о полноте в наш разум не заложен. Далее, в процессе эволюции, человек распознавать научился иное проявление полноты в иных масштабах и эта способность также обусловлена высотой восприятия мира. Вселенная с её умственно обозреваемым хаосом, в иных пределах высоты созерцания несет в себе порядок, подчинена законам иного порядка, утверждаемого любовью Божьей. В этом важный замысел иконы святого Андрея Рублева Святой Троицы, где вроде бы изображен порядок вещей, но оный не может существовать, но мы видим, что не смотря на этот непорядок и неправильность соответствий или уродства, мир существует и держится Советом Святой Троицы, Её Любовью. Отсюда следует революционный вывод о том, что на самом деле утверждающим началом, обуславливающим возможность движения эволюции жизни, а именно в её возможности распознавать порядок в созерцаемом более глобальном хаосе – есть любовь, которая в те времена, когда жизнь была примитивна и не имела ещё в своей природе этого инструмента, как чувства. Но только счастливая случайность, благодаря коей жизнь выпадала из логически выверенных событий, свидетельствуя о том, что существует иная реалия, с которой возникшая жизнь также имеет сцепление и оная своим влиянием в этом хаосе выстраивает иной исповедующий её порядок вещей. Так как эта реальность более общая, более всего Божественная и великая, то понятно, что оная сможет выразиться на природе людей в процессе эволюции в самый последний момент, в течение бесконечного промежутка времени. Иными словами религиозность появилась в самом начале всего, но на природе тварного, как осознанное и поддающееся современному привычному осознанию выразилась в самый последний момент. Сам факт того, что явление выпало из логически выверенных событий и стала счастливой случайностью, свидетельствует о том, есть некая сторонняя сила, которая зацепила более лучше нечто наиболее подобное ей. Это мы видим в Книге Бытия. Эта видимость противоречия, которая указует нам на ещё одну грань всеобъемлющей полноты живого, неизбежно явленной в эталоне шаблона для миросозерцания, благодаря чему счастливая случайность в процессе эволюции становится все более и более естественным ходом событий. Человек точно выполняет множество операций и даже не задумывается о том, что когда-то любое простое действо было выстрадано зловещим естественным отбором. Человек – существо райское, в котором все выверено в точности, ибо само его бытие в раю – уже есть точное место нахождения, естественное для него. В то время как всякое альтернативное этой точности энергозатратно и для бытия требует трудов в поте лица – это биатлон. Мы видим направление, в котором неизбежно должна двигаться эволюция – подобно эволюции в артиллерии. Артиллерийский снаряд, который имеет малую вероятность попадания в цель постепенно заменяется самонаводящимся реактивным снарядом. Вот какое определение эталона в шаблоне для миросозерцания, определяющего эволюционные токи жизни и сопутствующего им научного прогресса.

Отсюда нам понятна природа корпускулярности и порционности этого бытия – мы видим то, что несет в себе образ законченной полноты эталона, заданного во Царствии Небесном (!1). Мы видим то, что вписывается в шаблон (в работе по физике опубликованной в «Научной перспективе» этому понятию мной дано имя – бытийная единица303). К примеру, мы видим окружность, нарисованную на листе бумаги, но если окружность не закончена в своем образе (если начало линии не сошлось с концом), то это как окружность не вписывается в эталон и потому не воспринимается разумом как реальность. То есть, как окружность ум её не видит и потому не пользует её – оная остается функциональным вакуумом и космической пустотой, хотя в иных образах той же полноты шаблона оная существует (к примеру, кривая линия несет в себе свойство Божественного единства, распознается только совсем иначе – не окружностью, как новое функциональное основание, а непрерывность этой кривой линии). Далее может быть рисовавший окружность что-то дорисовал ещё к ней, но так как не довел до законченность полноты в этом, то видим опять же только то, что успело выразить всю полноту – окружность. Всё в мироздании пребывает в развитии, но так как мы видим только то, что имеет образ Божий, то есть полноту Его выражения (а развитие всегда предполагает возрастание до образа Его), то появляется эта порционность, при которой развитие продолжается до некоторого предела, в котором развитие обретает Божественную полноту выражения и, так как возрастание до образа Божьего продолжается всегда, то вновь исчезает из поля зрения, оставив в поле нашего зрения только то, что имеет эту полноту. До этого самого момента, пока развитие не дошло до этого предела – его нет для нашего восприятия, но как только пересекает этот рубеж становления – возникает как чувственно воспринимаемая реальность. Далее проходя рубеж дальше – вновь исчезает для нашей возможности созерцать чувственно и вновь пропадает, ибо после этого рубежа возрастание ещё не успело набрать полноту Божественного, то есть развитие утратило наш образ – образ полноты. Таким образом, зрим мы вокруг себя самих же себя, то есть полноту образа точки – мы видим все в порциях, в квантах, в обрывках, в островках выражения полноты Божественного. Сам по себе мир вокруг нас – не сплошное бытие, как это естественно для Царствия Небесного – разрозненные упорядоченные порции, островки бытия – планеты, звезды и так далее. О том, что мир – сплошное бытие, свидетельствуют только множественные связи между предметами в космической пустоте. Итак, после грехопадения, мы получили ограничение в возможностях воспринимать Вселенную – она теперь для нас – некая порция, узкая полоска, маленький участочек, воспринимаемый чувственной природой, узенький видимый спектр радуги, упуская из виду весь остальной обширный диапазон электромагнитных волн. Возникшая порция наделена теми характеристиками, которые мы взяли за основу в физике, математике, биологии и экономике. Остается только более подробно разобрать отдельно каждый из них.

Ещё несколько общих определений.

Всякий из нас стоял на берегу реки. Воды её текут вдоль береговой линии. Если бы земля под нами (и мы, стоя на ней) двигалась тоже с такой же скоростью, то нам не распознать перемен в воде – раз нет контраста, то река для нас была бы лужей. То есть, первым условием, которое позволяет человеку видеть изменения в реке – постоянство берега, недвижимая точка отсчёта (в то же время, о постоянстве берега можно судить благодаря течению реки, что также важно для нашего исследования). Всякий из нас помнит все перемены в организме, от раннего возраста до этих минут, когда вы читаете эти строки. Относительно берега или стоя на коем, мы можем замечать перемены в себе от раннего детства до этих мгновений, происходящих в самом себе и окружающем мире – в нас самих и в окружающем пространстве Вселенной постоянно что-то рождается и отмирает, и вновь рождается относительно берега сего. Это та самая часть человеческой природы, которая останется жить после смерти. (Стр.412)

Исходя из этого нам становится ясным общее для всего мира, что всякая частица, если оная оказалась распознаваемой органами чувств или разумом, несет в себе двойственную природу43: постоянство и изменение.( Стр. 330)

Что мы можем созерцать. Если дать определение природе человека, то перед нами встает очевидное – природа человека двоичная. Но нам интересно теперь само соотношение двух составляющих нашу природу двоичности. Так как точка – это есть то. Что оказалось в поле нашего обозрения, то относительно всего остального пространства пустоты оная терпит развитие в образе взрыва. То есть природа постоянства и природа перемен соотносится как бесконечное пространство к точке. Так абсолютно общее соотносится к абсолютно частному, то есть Божественное к тому, что стало нести в себе печать первородного греха Адама. В этом есть Лосевское «… становление синтезирует подвижной покой бытия единицы с принципом упорядочения, объединения, собирания инобытийных полаганий…» (§89 Диалектическая формула натурального ряда). Это важное замечание, ибо всякое эволюционное становление в инобытии точки всегда будет в пределах влияния абсолютной пустоты, формируя интересные образы себя и о себе.

Важное утверждение.

Положим, что никакой пустоты нет, тогда частицы материи не могут входить во взаимодействие между собой. Нет взаимодействия – вообще ничего нет. То, что частицы между собой взаимодействуют говорит о том, что они имеют что-то общее и родственное происхождение – происхождение из одного общего начала и они уже связаны. То есть то, как явления были связаны в первоначале их, в данной степени вечного становления в процессе эволюции осуществляется в критериях возможностей природы эта связь первоначала трансформируется в естественные реалии новой среды. Но в любом случае, взаимодействие частиц между собой происходят именно в тех же пределах природы этого начала, в пределах естества заложенного в каждой частице. Эта связь становится двоичной и пустотой, и движением явлений. Итак, даже если Творца нет и природа явления случайная, то сам факт того, что произошло взаимодействие, свойственное хаосу, оное будет свидетельствовать о первопричине и как-то там в пределах природных возможностей будет выстраивать свидетельство о начале – воспринимаемы сознанием как структурный порядок. Присмотримся к самой пустоте внимательнее. Согласно диалектическому закону все пребывает в развитии от простого к сложному. Хорошо. Вот перед нами усложнение простоты в данном явлении, попавшее нам в поле зрения нашей ограниченной возможностями природы. Что такое пустота? Пустота – это все то, что не распознается чувственной природой организма человека. Под это определение пустоты попадает все, даже вкус яблока, которое не откушено. Поэтому, хотя видимый спектр очень узенький, но это не означает, что все то, что нами не видимо и представлено пустотой не существует. То, что является простотой, претерпевающей усложнение, оное по-прежнему вступает во взаимодействие, но в ограниченных временных промежутках об этом взаимодействии нам опять ничего узнать. Мы узнаем о том, что есть некоторая невидимая реальность только в одном случае, если ум замечает отклонение, то есть когда этих взаимодействий произошло не одно, а множество. Это также как теннисный шарик, ударившийся о стену никакого видимого разрушения ей не нанес, но множество их сделает в стене дыру, хотя взаимодействие шарика со стеной созерцается нами как пустота. Тем самым, само первоначало взаимодействующих явлений хоть и имеет свое уникальное влияние, ибо оное родственно им обоим, но распознаваемо только в образе их поведения при взаимодействии. Итак, если нет пустоты, то и нет того, что несет её образ – нет взаимодействия, свидетельствующего о пустоте – не о чем исповедовать взаимодействию. Если сказать о человеке, что он есть продукт эволюционного становления от простого к сложному, как говорят атеисты, то и молитва тогда просто обретает иное имя. Нам надо принять образ пустоты, чтобы свидетельствовать о ней в новом порядке – творить пустоту. Почему именно пустоту? Потому, что именно пустота является первым признаком добра. Толстой сказал, что любовь – это как палец, о котором я начинаю думать, когда он болит. То есть, как только палец возник в нашем сознании как реальность, так сразу же мы говорим о том, что нет чувственно распознаваемой пустоты – порядок вещей разрушен. И мы восстанавливаем этот порядок структуру, как образ пустоты в самих себе – лечим палец. Такова наша природа воспаленная первородным грехом, что видеть Божественное оная не может, для неё Оное видится греховной пустотой. Чувственное распознание не пустоты имеет много проявлений, не только как болящий палец – это всякая реакция чувственной природы на любой раздражитель или источник, разрушение структурного порядка. Поэтому, когда мы говорим о познании посредством анализа или органами чувств, то сразу должны понимать, о чем идет речь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное