Евгений Небольсин.

Русская философия. Анализ истории (русская национальная мысль)



скачать книгу бесплатно

© Небольсин Е. А., 2014

Предисловие

Во Второй мировой войне мир воевал не против немецкого народа, но против самой идеи фашизма, и пока эти учения владеют умами, нельзя говорить о Победе в полной мере.

Атеизм – основа фашизма. Пока не будет разрушен этот фундамент, фашизм не может быть побеждён. Эти работы посвящены всем героям войны, как попытка продолжить их героические дела. Это желание достойно пронести эстафетную палочку, переданную нашему поколению – стоять за Родину, за Русь.

Чем отличается верующие люди от атеистов? Настоящий верующий всегда думает о ближних. Бог постоянно жертвует Собой, а потому молящийся, приобщаясь к Божественному, обретает тот же образ мышления и поведения, копирует божественный образ служения. Как говорят в народе, с кем поведёшься, от того и наберёшься. То, как Бог держит этот мир, жертвуя своими Энергиями, так и молитвенник становится похожим на Него, обретает психологию, если так можно выразится, русского человека и, подобно Богу, начинает только своей жертвенностью удерживать мир. Человек без молитвы, наоборот, обретает образ дьявола, который только берёт и ищет возможность утвердиться за счёт других и этот образ мировосприятия трансформируется в самые хитрые учения и теории, в коих зачастую «виноват лишь в том, что хочется мне кушать». Так преступник стремится узаконить свою деятельность в рамках государства или данного коллектива. Так рождается идеология шайки воров и головорезов. Они неизбежно станут формой узаконенного терроризма окружающих его людей. Итак, фашизм – это атеизм, выраженный в самых разнообразных идеологиях. Ныне вновь, как в прежние времена Средневековья, фашизм пытается надеть на себя православные одежды, спрятаться под маской верующих.

Когда был ещё совсем молод, мне посчастливилось попасть в Академгородок Новосибирска. Там увидел на книжной ярмарке фотографию с картины, на которой изображён такой сюжет. Возле колодца стоят два монаха. Один из них, по всей видимости, преподобный Серафим Саровский. Он рукой указывает молодому монаху на колеблющуюся воду в колодце и потому не велит впускать в монастырь молодого хорошо одетого интеллигентного человека во фраке. Только лишь потому, что вода в святом колодце покрылась рябью. Тогда, я ещё был не крещённый и потому не понимал мысль художника, но чувствовал, что в этой картине заложен какой-то глубинный смысл, а от самой фотографии исходит нечто такое страшное и таинственное. Старец, как мне казалось, поглядывал искоса и на меня самого. Поэтому её купил. Только теперь мне стало ясно, что в ней отражена вся моя жизнь. Книга является стеной для всех тех, кто враждебен к Православию. Прочитав её, верующими вы не станете, но и враждебно настроенными атеистами уже не будете. По большому счету, все то, что вы будете тут читать – оно вам не нужно, ибо никак не мнение и не знания спасают человеке – нужно совсем иное качество бытия земного – соучастие в жизни Святой Троицы в Благодати, тогда на абсолютно все ваши вопросы вы сами найдете ответ.

Просто жить в Благодати – это естественное состояние человека, которое все ставит на свое место автоматически. Только через живое отношение с Богом вы поймёте то, как осуществляется эта взаимодополняющая связь всеобщих противоречий, в том же числе возникших на основе новых открытий в науке.

Представьте себе, что Вы на вершине горы. Перед Вами внизу единый мир и всё в нём во взаимном дополнении без противоречий. Но как только вы спустились к подножию вершины – мир иной, полный несвязных взаимоисключений, всё смешалось. Много противоречий во Вселенной. Но противоречиями они стали в нашем мировосприятии только по одной причине – мы не видим то, что их делает одним целым, ибо на самом деле противоречия – это взаимно дополняющие друг друга составляющие. Также как левая рука дополняет правую, а не исключает. Это означает только одно, что Вам следует подняться ввысь и увидеть связь самим, своими глазами, а не ломать то, что открылось некоторым великим духоносным подвижникам там на высоте их миросозерцания. Но пока вы этого не сделали, Вы – атеист и у Вас много будет вопросов и разум будет протестовать. Так вот книга сия – это стена для таких людей, не впускающая в святая святых православного богословия до поры до времени Вашего взросления. В ней вы найдете некоторые ответы на Ваши вопросы. Но следует ясно себе представлять, что даже если вы будете все знать, то это не утешит Вас. Ибо не знания спасают и животворят, а Сущность. Пока вы не станете вместилищем Благодати Духа Святого и пока ваша жизнь вне живого отношения с Творцом по Преданию, вы так и будете бесконечно задавать свои вопросы, увидев новые противоречия. Тогда для разъяснения книга уже будет иметь вообще множество томов, что делает такой труд абсурдным и читать это никто не будет.

Для большей ясности о главной мысли этих книг надо сказать, что верующий православный ищет радости не в отдыхе. Отдых настоящего верующего угнетает и его тянет в сам процесс физической нагрузки, через которую приходит вожделенное единение с Богом. Молитва обретает совсем иное качество и Бог открывается в процессе труда также, как живое в движении. Вот тут можно клянчить о детях своих. Атеист же привязан к ошибке, которая несет в себе диаметрально обратное. Он ищет отдых, ибо физическая нагрузка несет себе напряжение, которое по природе всегда есть воздействие. А всякое воздействие на счастье – это утрата его. Говоря проще, человек получает травму психики от любых нагрузок, которую надо заживлять, восстанавливать после ошибки, приведшей к напряжению. Верующий видит радость в исполнении своего долга, а атеист – имеет огромную силу воли, на которой далеко не уедешь, ибо несчастье всегда инородно природе человека и ему необходимо заживлять возникшую болезнь. Такой человек ищет себе работу, которая не травмирует психику или проще говоря, где бы не работать – лишь бы не работать. Тот, кто хоть раз имел приобщение к Благодати Божьей, кто был в единении с Ним, тот ясно знает о том, что выше радости не существует, что такие вроде бы шедевры музыки или песни – на самом деле травмируют душу. Они становятся похожи на скрежет лезвия по стеклу. Вот насколько они тиранят намоленную душу. Тишина становится настолько желанной, что кажется в ней одно утешение. Становится ясным путь отшельника, желающего больших высот блаженства, если это слово подходит или как-то оное сравнивает с чувствами плоти, что на самом деле кощунство. Но я иных слов не знаю. Истинное веселье, может быть лучше подойдет, как сказал святейший Патриарх Кирилл.

Только с этой кондицией жизни в счастья и радости мы сможем повести человечество за собой в строгую аскетическую жизнь, полную стеснений и ущемлений, что становится все более и более востребовано жизнью. Жить мы можем только в радости, иначе все закончится глобальной экологической катастрофой. Даже если бы русские преследовали какие-то цели захвата мирового господства ради каких-то там самых эгоистических целей, но дело-то в том, что источником счастья и радости является только Бог и потому колонизация счастьем, радостью в Боге, естественным порядком вещей для тех, кто оказался рабом, на самом деле колонизацией назвать нельзя. Опыт Руси показывает, что удерживать огромные территории при постоянных попытках вторжения извне можно только счастьем народов, которые проживают на этих землях и равенство всех перед Богом и законами – одна из множества не самых важных граней такого порядка, как говорит Н. М. Карамзин. уверенность в будущем своих детей и внуков толкает людей на великие подвиги, в том числе на смирение перед несправедливостью по отношению себе. Так держались великая империя Китая, Египетское царство, Византия, великие династии цивилизаций Севера. И наоборот, неуверенность в будущем своих детей толкало на подвиг иного плана – брать топор в руки и идти на братоубийственную войну, как это было в Древней Греции, откуда черпают свои дьявольские силы новые прообразы Мавританской культуры Испании, эпохи Возрождения и псевдокультуры современного Запада. Мы русские любим своих детей и хотим быть счастливы в них, а потому противостоим не народам, а профашистским идеям. Русский солдат стоит за этот порядок вещей, как это естественно для Руси. Итак, книга несет в себе лишь некоторую пояснительную функцию, чтобы читатель на первых порах хотя бы перестал быть врагом Православию и самому себе.

В книге приведены некоторые умозаключения, которые иначе представляют мир, но это есть только лишь иной понятийный язык, свидетельствующий о том, что происходит с человеком, пребывающим в прямом богообщении. Это тоже самое Откровение, написанное лишь теми инструментами, которые востребованы современностью. Придут иные времена и востребованным окажется уже иной понятийный язык, исповедующий единение людей с Творцом, но основанный на ином опыте жизни и на иных знаниях о природе. Без этого Церковь становится трудно доступной, от чего возникают страшные общественные потрясения.

Работа была задумана, как дополнение к трудам Николая Карамзина и продолжение несения его интеллектуального подвига, сотворенного им в великом труде его «Истории Государства Российского», как новая форма выражения мысли – счастьем устраивается мир.

Автор книги «Русская философия. Анализ истории» родился в городе Нижнем Тагиле 13 февраля 1969 года, выпускник Свердловского Суворовского Училища 1986 года. После службы в рядах Советской Армии с 1991 года в рядах доблестного русского казачества начал восстанавливать святыни Руси православной. Вел научные поиски, которые частично изложены в содержании этой книги. Имеет несколько научных статей в Российских журналах. Остался верен казачьей присяге и слава Богу.

Том 1. Точка отсчета.

Перед тем, как начать изложение основного материала, в первую очередь хотелось бы сформировать генеральную идею, чтобы содержание остальной части книги было лишь многоплановым комментарием к этой отправной точке отсчета. Эту главную идею сформулировал предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх всея Руси Кирилл. Вот его слово.

«К нам поступил вот такой вопрос. «Ваше святейшество, Вы в своих проповедях говорили, что Господь Иисус Христос по плоти был человек, а когда и вознёсся, имел уже преображённую плоть. Скажите пожалуйста, что-то человеческое всё же в нём осталось? Может это была душа? А ангелы имеют душу? А Господь Бог? Или это только человеческое, «слишком человеческое», как говорил Ницше?» (Из письма господина Никонорова, г. Подольск, Московской области)

Господь, Иисус Христос, имел человеческую природу, точно такую, какую имеет каждый из нас. И отличается только тем, что Он не имел греха и греха не совершал. Он имел душу человеческую и человеческое тело. Если бы у Богочеловека Господа Иисуса Христа, душа была Божественной, а тело человеческое, то это бы не было Божественным воплощением и принятием Бога человеческой природы и человек бы только видимым образом участвовал в Тайне спасения. В древней Церкви возникло такое еретическое направление, которое называется «патрипассианством». Представители этого направления утверждали, что Христос на Кресте не страдал, потому что по Своей Божественной природе Он страдать не мог. Церковь осудило это учение. Христос страдал и телом, и душой. Он имел человеческий разум, человеческую волю, человеческие чувства. Но Христос человеческую природу уподобил природе Божественной. Мы говорим о том, на основании Священного Писания, человек создан по образу и подобию. И подобие является целью человеческой жизни. Человек так должен развивать Божественный образ, по которому Он создан, свою человеческую природу, чтобы в этой природе отобразилось Божественное начало. Это цель жизни. И, по мере духовного возрастания, человек приближается к этой цели. Мы знаем святых угодников Божьих, которые настолько приблизились в уподоблении Богу, к идеалу, что это даже повлияло на физическое состояние природы. Мария Египетская переходила реку Иордан, как по суше. Её физическое тело было уже на грани видимого и не видимого, человеческого и Божественного. И Господь, имея человеческую душу и человеческое тело после Воскресения, сохранил это человеческое тело. Но человеческое тело было преображено потому, что Господь победил смерть. Это тело имело те же свойства, которые будет иметь наше тело после воскресения, после Конечного Суда и всеобщего Воскресения. А что же означает вот это воскресение Спасителя и восхождение Его в Божественное Царство с человеческим телом и человеческой душой. Это означает, что человек через Боговоплощение, через Господа Иисуса Христа восхищен в Тайну Святой Троицы. Мы своим умом не можем до конца понять, как человек может пребывать в Тайне Божественной Троицы. Но он Там пребывает через Господа Иисуса Христа. Человеческая природа там в Жизни Божественной. Святые отцы говорили о том, что человек через Воплощение был восстановлен в образ первозданного человека. Господь не только искупил нас от греха, не только освободил от вины за первородный грех, но Он восстановил в Самом Себе Божественный замысел о человеке, как говорят святые отцы, воссоздал падшего Адама. Вот может быть одно из самых важных откровений, которое дается нам через Господа Иисуса Христа. Мы уже не чужие, мы свои Богу. Ведь каждый из нас не может сказать, что он свой Богу. А в каком же смысле, мы свои Богу? Через Господа Иисуса Христа. Человеческий мир, человеческая природа своя Богу. Нету стены, разделяющей Бога и человека. Поэтому Христианство и является великим откровением о спасении человека, о спасении человеческой природы, о воссоединении связи Бога и человека через Воплощение Господа и Спасителя нашего.» Из телепередачи «Слово Пастыря» 29 октября 2016 года.

1. Для пытливого читателя, не располагающего своим временем, есть смысл немного забежать вперёд и сделать некоторые важные сообщения, о коих будет сказано многажды в содержании книг. В моих книгах много противоречий и это естественно. А исходят оные из самого вопроса о том, как мог совместить в Себе Бог человеческую природу и Божественную? Это тайна не наша, а Самой Божественной Троицы. Дело все в том, что мы познаем в окружающем мире Бога или входим с Ним в прямое общение через свое подобие. К примеру, подходите к другу и жмете его руку – его подобие через свое подобие. Произносите слова и слышите его речь – его подобие через свое подобие. И так далее. Невозможно общаться через неподобные друг другу природы, к примеру, ладонью с произнесённым словами товарища. Бог только для того воскрес из мертвых с плотью, чтобы могли мы быть в адекватном общении с Ним, как со своим товарищем, чтобы ум общался со своим подобием с Умом, сознание с сознанием и ладонь с Ладонью. Это не для разговоров об Истине, не для абстрактных формул, а для живого реального богообщения, для участия в жизни Самого Бога Святой Троицы. Что мы и делаем во время святой Евхаристии. В противном случае, Бог для нас так и остался без живительного подобия, так и был бы абстрактным богом философов. Как Ему это удалось быть и человеком, и Богом – это Тайна Святой Троицы, Его Воля, это акт Любви – умалить Себя до падшего состояния человека, чтобы стать удобоприемлемым нам в богообщении, что было до пришествия Господа Иисуса Христа только в иных образах в Предании, говорят отцы Церкви. «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом», то есть Бог умаливает Себя, для того, чтобы протянуть Свою Ладонь попавшему в яму человечеству. Чтобы вытащить нас из беды, протягивает нам руку и через свое подобие нам делает Себя удобоприемлемым для нашего крайне тяжелого положения, под возможности нашей воспаленной грехом природы. У этого Таинства нет философского или научного обоснования и слава Богу. И не надо задавать нам этих вопросов, ибо искать ответы на них просто не хочется. Не потому, что это невозможно – нет, но совсем по другой причине. Малыш бежит к маме, потому что он её любит, а не потому, что хочет сделать на ней бизнес. Противно слышать, но именно такой ответ желают знать великие знатоки всего. Мы не можем ответить на эти вопросы только потому, что Бог нас бережёт от этого «знания», убивающего всякую радость жизни. Ведь, если уходит радость, то и жизнь останавливается. Наш Бог – Бог несущий счастье и радость, ибо только в ней возможно жить, а не то, что просят у Него некие. Чтобы спасти нас, Он не дает нам познать, но предлагает принять как есть.

2. Изначально следует сказать о самом важном стимуле всех побуждений человека во Вселенной – о счастье, о радости. Это понятие выражает все грани в природе людей и свидетельствует только о том, что человек был создан для жизни во Царствии Небесном – вне Его бытие людей невозможно. Тогда для нас живущих в данной современной реалии возникает самый важный вопрос, вытекающий из этого определения о естестве человека, каким это счастье должно быть и как оное должно адаптироваться в требования жизни жить во все более и более стеснённых земных условиях.

Изначально, следует сказать самое важное, что каждое слово Божье – закон на все времена, и потому после грехопадения замысел Бога о человеке не изменился. Человек так и остался рожденным только для своего счастья и счастье – смысл и образ его жизни. Человеку естественно жить вечно и при этом только в Раю. Повторюсь, что после грехопадения ничего не изменилось в замысле Бога о человеке, он по-прежнему так и остался жителем Царствия Небесного, но изменился образ жизни, благодаря коему становится возможным прежнее пребывание человека в той же естественной ему кондиции, в какой он пребывал во Царствии Небесном. Теперь, чтобы быть в обителях Царствия Небесного востребовано воздержание от всяких вольностей во грехе, то есть единственно верный способ обретения прежней радости жизни, обретения прежней высшей степени райского счастья, Богом заповедано трудиться в поте лица. Ибо теперь, чтобы видеть белое, нужно иметь представление о черном. Воздержание от всяких вольностей во грехе дается очень тяжело и теоретически возможно также как зайца разглядеть в траве без движения. Из опыта молитв очевидно, что человеку тяжело сориентироваться даже в своем духовном мире, сознание блуждает в поисках адекватного Собеседника, как бы везде в этой траве мерещится живой заяц (он в ней сидит, но где конкретно не распознать), ум наполнен образами и все они ложны. Так вот именно для того, чтобы исключить всякое блуждание разума и думки (надо сказать, что сие и есть то самое семя всех зол во Вселенной, ради побед над которыми люди выстраивают все то, что ныне мы понимаем под словами эволюция научного прогресса), Бог заповедал в поте лица добывать хлеб, ибо видеть Бога можно только в тот момент, когда терпишь боль, отрываешь от себя последнее, либо прощаешь своего врага, обидчика. Святой мученик Ириней Лионский говорит, что Адам осознав, что сотворил грех, опоясывает наготу смоквами, ибо оные приносят боль, ибо через это он начинает видеть Бога. Отныне только в страдании уходят змеиные лжеобразы и раскрывается Творец. Иными словами, мир человеку дан для того, чтобы творить помехи и только ради того, чтобы человек видел Творца. И тот, кто его не смог распробовать, тому не быть пленником этой всепоглощающей радости от молитвенного единства со Творцом (вне этой радости эти мудрецы становятся суть еретиками). Тот, кто не стал пленником радости Божьей, тот не может жить, тот не сможет творить свое подобие – счастье. Жизнь и радость в Боге – это разные имена Божественной реальности. Именно по этой причине, наша пораженная грехом природа теперь суть такова, что может жить только в труде движения в поте лица. Только в движении можно распознать и зреть Лицо Бога ради счастья, как жизненно важного качества – таково свойства нашего познания. К тому же примеру, заяц, затаившийся в траве нам не виден. Заметным он становится только когда движется. Отличие в том, что Бог постоянен, пребывает в состоянии абсолютного покоя – двигаться вынуждены мы. Потому святые угодники Божьи, чтобы жить после земного бытия должны продолжать лицезреть Божественное, а потому продолжают жить прежним служением, то есть много трудятся даже после своего земного бытия. Ибо только лишь в движении можно зреть Творца. Но движение движению рознь. К сожалению, деградация личности – это тоже движение, а потому люди узнали об иных, легких путях достижения счастья, научились воровать у Бога радости, которые сильно ограничены противоестеством греха во всех смыслах. Так появились в обиходе алкоголь, наркотики и прочее. Беда в том, что иного пути приобщения даже к такому ничтожному счастью они не ведают, а потому становятся настоящими пленниками этого плохого опыта. Вот почему трезвость человека имеет гораздо более широкие сферы понимания. Потому нам нужно знание о том, кто такой человек и для чего он пребывает на этой земле и какова природа его счастья и каковы естественные, Богом определённые пути к нему.

Надо сказать, что по сути своей тяжёлый, нудный труд – это есть травма психики человека. Да-да, именно так: всё то, что угнетает человека, это всё ранит психику, ей вредит. Вот он израненный приходит к своим любимым и творит то, что сам есть – также ранит других окружающих его людей – криком добивается справедливого отношения к себе, травмирует жену, детей, соседей. Но так может быть лишь в одном случае: когда нарушен Богом откровенный порядок вещей. Ибо есть и другое положение дел, при котором тот же самый тяжёлый физический труд оказывает диаметральное влияние: стимулирует психику, усиливает её, укрепляет здоровье, вводит человека в естественный для него экстаз. При этом невыносимые трудности воспринимаются также, как процесс дыхания или переваривания съеденного обеда. Казалось бы, ум должен думать о процессе усвоения съеденного супа, но так как нет боли, то он занят совсем иным, а именно тем, что для него естественно – к примеру, искать красоту вокруг в самых разных проявлениях и этим жить в радости. Дело в том, что тело могло появиться в природе Вселенной только для вспоможения уму человека пребывать в экстазе радости, что есть ясность ума. Ум – это такой специфично сложившийся костер счастья, в который тело призвано постоянно подбрасывать дрова – это есть естественная функция нашей плоти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21