Евгений Макаров.

Муромское Заочье-2. Очерки о родном крае



скачать книгу бесплатно

Поэтому муромцы всегда должны считать Глеба первым просветителем их стороны.

Сразу после страдальческой кончины своего первого князя Глеба, во время княжения Ярослава 1-го (1015–1054 гг.) Муром принадлежал Великому Престолу Киевскому.

После смерти Ярослава в 1054 году его сын Святослав, получив в свои владения Чернигов, взял всю восточную сторону русской земли до самого Мурома, то есть и Муром вошёл также во владения Святослава Ярославина.

За неимением ясных летописных сказаний нельзя понять, почему Муром никогда не мог стать сильным удельным княжеством. Он постоянно зависел от разных уделов и считался третьестепенной землёй.

Так по разделу земель и городов России между детьми Ярослава и вся Муромская земля осталась у черниговского князя Святослава.

Следовательно, Муром зависел от Черниговского княжества, и им правили посадники Черниговского князя.

Потом, при сыновьях Святослава, одному из которых была отдана Рязань, Муром, до самого перехода Великого Княжения из Киева во Владимир, подчиняется Рязанским князьям.

С восшествием на Великокняжеский Престол Андрея Боголюбского (1157–1174 гг.) Муром уже зависел больше от города Владимира.

Летописи очень мало упоминают о Муромской области и её князьях.

Из этого можно предположить, что Муромские князья были слабы и не имели никаких материальных средств отличиться силой и славой в кругу царствующих. Ни в общих делах за честь русской земли, ни во внутренних распрях междоусобицы Муромские князья почти не принимали никакого значительного участия. Некоторые удельные Муромские князья были известны только по Родословным, и никаким славным делом они не вписали своего имени в Историю России.

Кроме упомянутого князя Глеба родословные донесли до нас имена Муромских князей: Ярослава Святославича (1097–1129 гг.); Всеволода

Давыдовича (1124 г.) – сына Черниговского князя Давыда Святославича; Юрия Ярославича (1129–1143 гг.); Святослава Ярославича (1143–1145 гг.); Святослава Всеволодовича (1146–1147 гг.); Владимира Святославича (1147–1161 гг.); Юрия Владимировича (1161–1174 гг.); Владимира Юрьевича (1174–1203 гг.); Давида Юрьевича (1203–1228 гг.); Ярослава Давидовича (1228-?); Юрия Ярославовича (7-1354 гг.) и Фёдора Глебовича (1354 – ?).

Примечательными из Муромских князей были только двое: Глеб Владимирович и Константин.

В Родословной книге Великих Князей Российского государства о княжении Муромских князей говорится следующее:

– «А сидели на Муроме Князя Святославича Черниговского дети и внучата переменяяся; Муром и Рязань были за Князем Олегом Святославичем за Черниговским.

И в лето 6635 (1127) года Князь Великий Всеволод Олегович внук Святослава Черниговского выгнал дядю своего Князя Ярослава Святославича с Чернигова; и Князь Ярослав сидя в Муроме и на Рязани и сидел 2 года и преставися, на Муром и на Рязань осталися дети его Князь Ростислав, да Князь Святослав; а у Князя Святослава Ярославича сын Володимер и преставися на Рязани в лето 6669 (1161) года, а у Князя Володимера сын Князь Юръи Володимерович, а по нём были на Муроме дети его Князь Володимер, да Князь Давид.

И в лето 6712 (1204) года преставися на Муроме Князь Володимер Юрьевич Муромский, а остался на Муроме брат его Князь Давид Юрьевич.

И в лето 6736 (1228) года преставися Князь Давид Муромский в чернцах, а по нём сяде на Муром сын его Князь Ярослав, а у него были два сына: Князь Юръи, да Князь Василей.

В лето 6859 (1351) года Князь Юръи Ярославич Муромский обновил отчину свою Муром запустевшую от первых князей и в лето 6862 (1354) года Князь Фёдор Глебович пойде ратью к Мурому на Князя Юрия Ярославича и согна Князя Юръя с Мурома, а сам cede на Муроме, и пойдоста оба в Орду и Царь (Хан) даст Муром Князю Фёдору Глебовичу, а Князя Юръя ему же выдал».

В разных древних документах усматриваются неточные даты правления некоторых князей.

С начала появления Мурома в истории и до его присоединения к Великокняжеским городам Киеву и Владимиру в Муромской земле происходили некоторые исторические события, так или иначе связанные с именами её князей.

Владимирский исследователь Н.П.Травчатов в книге «Город Муром и его достопримечательности» (г.

Владимир, 1905 год) пишет:

– «Своё имя племя Мурома передало не одному городу. Вёрст за 30 ниже Мурома, близ деревни Ефаново, вливается с правой стороны в Оку небольшая речка, которая называется Муромкой, а в 12 верстах от Рязани, на левом берегу Оки, стоит село Мурмино или Муромино (Рязанской губернии). Что касается наименования самого племени Мурома, то на финском языке оно означает «Люди на суше».

Но так ли это?

Неустановленный автор повести «О водворении христианства в Муроме» дал иное толкование названию города:

– «Во дни древняя создание города име стены каменны и мраморны, и оттого нарицается Муром».

Но с этим толкованием нельзя согласиться, как совершенно притянутым.

До нас не дошло сведений о времени основания Мурома. Но несомненно, что до призвания князей (862 г.) он уже существовал, так как через два года после этого события город оказывается подчинённым Рюрику, который затем отдаёт его в управление «своим мужам».

В Х-ом и в первой половине XI-го века Муром был уже известным богатым торговым пунктом северо-восточной Руси.

Имея возможность по многоводной Оке и Волге сообщаться с волжскими булгарами, которые каждое лето и сами приплывали сюда на многочисленных судах, жители Мурома и его окрестных мест в большом количестве снабжали их своими товарами. Преимущественно это были шкурки пушных зверей, в изобилии населявших здешние леса: куниц, белок, красных и черно-бурых лисиц. А также они продавали воск, мёд, клей и рыбу.

От булгар взамен они получали разные товары востока: шёлковые изделия, жемчуг и другие.

Нередко заглядывали в Муром и торговые гости из городов Киева, Чернигова, Смоленска, Рязани, и даже греки из Тавриды. Бывали в Муроме и торговые гости из Средней Азии, которые добирались сюда по Каспию, Волге и Оке.

Найденный 18 апреля 1866 года на Воеводской горе клад с серебряными монетами чеканки 935 года с диадемой Самаркандского Эмира Насра – сына Ахмеда, подтверждает эту связь.

Вот эти гости, преимущественно булгары, и подвергались нападениям муромцев, которые, грабя их суда, тем самым наносили большой вред обширной торговле.

Поэтому обиженные булгары в 1088 году взялись за оружие.

Приплыв на лёгких судах из Волги в Оку, они достигли Мурома и взяли его.

Киевский Князь Всеволод Ярославин принял было меры к защите Мурома, но не успел.

Но усмирив муромцев, булгарская рать вскоре сама оставила Муром и ушла в свои земли.

Поскольку Муромская земля граничила с долго не покорявшимися России соседними враждебными народами Мордвой и Черемисами, она нередко подвергалась нападениям и с их стороны.

Но летописи мало говорят об этом.

После смерти киевского князя Всеволода II-го Олеговича Муром поступил в удел его сына киевского князя Святослава, и потом долго принадлежал его потомству.

При сыне Святослава Олеге Муром был главным местом борьбы этого беспокойного князя с родом Мономахов.

В 1096 году Курский удельный князь Изяслав, сын Владимира Мономаха, со своей дружиной напал на Муром и овладел им.

Но вскоре в жестокой битве Олег убил Изяслава и обратно взял свой город. Затем в отмщение, покорив принадлежавшие Мономаху Ростов и Суздаль, он пленил жителей этих городов.

Мстислав Владимирович, прибывший из Новгорода защищать опустошённые области своего отца, вступил с Олегом в битву под Суздалем.

Разбитый Мстиславом Олег убежал в Рязань.

Мстислав опять взял Муром, но только для того, чтобы освободить пленных ростовцев и суздальцев.

В результате примирения князей Муром опять был возвращён Святославичам. С этого времени в городе было спокойно вплоть до самого ужасного Батыева нашествия на русскую землю.

В этом нашествие Батыя в 1237 году Муром остался в стороне от главного направления, по которому монголо-татары шли всё возрастающим потоком, потому и избежал общего истребления.

Но через два года монголо-татары с берегов Дона и Волги опять двинулись к северу, и, покорив Мордву, вошли в Россию.

Разгромив город Гороховец, Батый устремил свою рать к Мурому.

Неизвестно защищали муромцы свой город или без сопротивления заблаговременно скрылись в непроходимых тогда лесах, но только Муром был сожжён и истреблён захватчиками подобно другим городам.

От Мурома Батый снова двинулся на юг России.

Чтобы муромцы не уклонялись от уплаты монголо-татарам налогов ханские «чиновники» в 1257 году переписали всё население Муромской земли, а для надзора за исполнением ханских повелений и сбора податей здесь были поселены баскаки /Татарский пристав для сбора податей и надзора за исполнением ханских повелений/.

Об их присутствии ныне свидетельствуют такие названия селений, как Татарово и Мурзицы.

Через 42 года от первого Батыева нашествия восстановленный Муром снова был ужасным образом разорён монголо-татарами.

Князь Городецкий – сын Александра Невского – Андрей Александрович, задумав согнать с Великокняжеского Владимирского Престола своего брата Дмитрия, выпросил в 1281 году у Хана грамоту и войско, и, остановившись близ Мурома, собрал к себе удельных князей.

Дмитрий бежал, а монголо-татарская рать рассыпалась по русским областям.

Спустя 12 лет после этого, в 1293 году, Муром опять был взят монголо-татарами и в третий раз подвергся гибельной силе огня и меча.

Управляемый, хотя и слабыми, но добрыми и заботливыми князьями, Муром обновлялся после каждого разорения.

В 1351 году князь Юрий Ярославович переселил Муром на древнее его место, вероятно во время частых нашествий монголо-татар оставленное жителями, переселившимися на другое место, может быть, более удобное для защиты или укрытия от неприятеля.

Но добрый и умный князь Юрий недолго после этого управлял Муромом.

В 1353 году (в Родословной князей указан 1354 год) какой-то князь Фёдор Глебович, вероятно из рода муромских князей, силой выгнал Юрия из Мурома, и, привлекши к себе местных знаменитейших бояр, отправился в Орду, куда явился и князь Юрий.

На Ханском суде Фёдор Глебович выиграл, получив в своё владение Муром, а отданный в его руки князь Юрий скончался у него в тяжёлой неволе.

В том же году, после смерти Юрия, Муром окончательно присоединён к Великому Владимирскому Княжеству.

Так пресекся род князей муромских.

Около 1410–1420 гг. Василием Дмитриевичем – сыном Великого Князя Дмитрия Ивановича Донского – Муром был отдан по духовной /Духовное завещание, грамота/ в вотчину своему сыну Василию Васильевичу Тёмному:

– «А сына своего Василия, – говорит он в духовной, – благословляю своими промыслы Новым городом Нижним со всем, да своим же промыслы благословляю сына своего Муромом со всем же». /Цитата автора/.

Князь Константин и обращение язычников в христианство.

После смерти первого Муромского князя Глеба муромцы оставались ещё язычниками, отличаясь грубыми нравами и обычаями.

Так, например, они лечили болезни глаз в особых колодцах, имевших по их верованиям чудодейственную силу. В колодец бросали серебряные монеты в надежде этими дарами привлечь к себе милость и щедрость богов.

Они развешивали над дуплами разных деревьев платки или полотенца, которым поклонялись, принося при этом в жертву богам своих коней.

Также зарывали в землю вместе с покойниками особые плетения из ремней, приспособленные для лазания по деревьям.

Наконец, они сопровождали тризны по умершим разными битвами, драками и обезображиванием своих лиц в знак глубокой горести о покойнике.

Придерживались муромцы и магометанских верований, с коими знакомились через волжских булгар, называя «скверного Моамефа» своим пророком.

С именем святого благоверного князя Константина связывается история обращения в христианство населения Мурома в конце XI – начале XII-го столетий.

Но такая связь устанавливается только Житием (биографией) благоверного князя, написанным спустя долгое время после его кончины.

Через 207 лет после убийства князя Глеба, то есть в 6731 (1223) году /в редакции же иеромонаха Иосаафа – через 177 лет, т. е. в 6700 (1198) году/, князь Константин, услышав о Муроме, что тот велик и славен, начал просить у своего отца Святослава этот город себе в удел, желая обратить его жителей в христианскую веру.

Митрополит Киевский помазывает Константина в «самодержавца граду Мурому».

Родитель благословляет своего сына иконой Пресвятой Богородицы, даёт ему и «прочил иконы и святыя сосуды, и книги и всё церковное строение, и от бояр и воевод, и воин довольно, и стенобиторужие на взятие града Мурома».

Митрополит же посылает с ним епископа, игумена, священника, дьяконов и причетников.

Получив всё это, князь Константин берёт свою супругу Ирину и сыновей Михаила и Фёдора, и в крепкой надежде на помощь Божию «с радостию касается путному шествию».

Не желая применять насилия против жителей Мурома, Константин для мирных переговоров посылает вперёд своего сына Михаила, обещая муромцам всякие льготы.

Но муромцы лестью заманили Михаила в город, убили его там, а труп выбросили на съедение зверям и птицам.

Но тело убитого осталось нетронутым.

Узнав о гибели сына, Константин с войском устремился к Мурому, и первый бросился в битву.

Муромцы в ужасе бегут в город и тотчас сдаются, закрепляя свою верность клятвой, а князь с честью въезжает в Муром и утверждается на престоле.

Первой его заботой было построение Храма Божия: «и воздвиже церковь превелику и красну» во имя Благовещения Пресвятой Богородицы.

Второй храм был поставлен во имя святых страстотерпцев Бориса и Глеба и «ту устроил епископию».

В первой церкви было погребено тело убитого князя Михаила.

Христианское погребение казалось язычникам муромцам странным. Они глумились над ним.

Христиане истолковывали им смысл погребальных обрядов и открывали прочие тайны Христовы.

Но муромцы были упорны в язычестве, о чём сильно скорбел Константин.

Он призвал к себе «нарочитыя» города и градоначальников, надеясь путём бесед просветить души муромцев, то обещая им льготы, то грозя наказанием.

Но язычники продолжали упорствовать, и в озлоблении даже решились выгнать своего князя из Мурома или убить его.

Однажды они пришли толпой к княжескому дворцу «с оружием и дрекольми».

Узнав об этом, Константин обратился с горячей молитвой перед иконой Пресвятой Богородицы.

Молитва была услышана, и безоружный князь только с одной иконой в руках вышел к озлобленной толпе.

Чудесный свет, исходивший от иконы, привёл в ужас язычников.

Они пали ниц, и на вопрос князя: «Зачем вы пришли?» – единогласно ответили: «Пришли просить прощения!».

Тотчас же он с семейством и со своим священным собором отправился в церковь Благовещения, чтобы возблагодарить Господа за исполнение заветного желания.

Затем для желающих креститься был установлен пост, после которого муромцы были торжественно крещены на Оке.

После крещения все в белых ризах отправились в церковь Благовещения Богородицы, чтобы принести благодарственную молитву Господу.

Когда число христиан умножилось, Константин велел ставить новые церкви по городу и по сёлам.

– «По сем, – говорится в Житии, – преставися благоверная супруга князя Ирина».

«Сам же он с сыном Фёдором послужиша Господу Богу и поживши в граде Муроме благочестно и богоугодно отьидоста ко Господу и погребены были в первоначальной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы».

– «В некое время, – далее говорится в Житии, – Богородица с муромскими чудотворцами во сне явилась некоторой старице Варсонофии, и приказала объявить муромцам, что в Храме Благовещения почивают нетленные мощи князя Константина с чады.

Вскоре видение повторилось, старица объявила гражданам видение. Они пошли и нашли над мощами каменные доски, и отпев молебное пение Пресвятой Богородице и новоявленным чудотворцам, отидоша в домы своя».

В 7061 (1553) году царь Иван Васильевич отправился войной на Казань.

В пути он остановился в Муроме, пришёл помолиться муромским чудотворцам, и дал обет построить здесь храм, если по заступничеству чудотворцев Бог дарует ему победу над врагами.

Победа была одержана, и в 7063 (1555) году на средства Государя начали строить храм. При храме был учреждён монастырь, которому государь дал свою жалованную грамоту.

Несколько подробнее Житие изложено в Милютинских «Четьи-Минеях». Здесь речь вначале идёт о Муроме, о том, что он был славным городом, имел стены мраморные и запустел уже впоследствии.

Сравнительно подробно оно рассказывало о пребывании в Муроме князя Глеба, о его обратном путешествии в Киев, и о его мученической смерти.

Но далее в Житие лишь коротко рассказывается о прибытии князя Константина в Муром. Не упомянуто о предварительном посольстве его сына Михаила, а сразу говорится о его битве под стенами города, где Михаил был убит.

Так, вероятно, и было на самом деле.

Автор другой редакции Жития, напечатанной в 1-ом томе «Памятников старины русской литературы», пишет о прекращении языческих обрядов в Муроме следующее:

– «Тем же престаша отцы детей закалати на жертву богам и сквернаго Моамефа пророком называть, рекам и озёрам требы класть (вот где мы находим подтверждение тому, что племя Мурома поклонялось богине «Ма» – воде, рекам, озёрам, потокам, и, по-видимому, отсюда и произошло его название), дуплинам древяным ветви и убрусцом /Полотенцем/ обвешивати и им поклонятися, всё престаша, и кладезям и потокам поклоняющейся очныя ради немощи, умывающийся и сребренники в ня поверзающии, всё престаша.

Где коня закалающии и по мёртвым ремённая плетения древолазная с ним в землю погребающий, и битвы и кроения и лиц настрекания и бесования и горшая согрешения восклицающих? Вей посрамишася и ниц лежат и быша мертвы».

Здесь автор характеризует особенности той языческой религии, которой держались когда-то муромцы.

Далее в Житии князя Константина читаем: «Повелел Константин всем людем идти на реку, глаголемую Оку. И тако вей люди с радостию великою идяху на реку с жёнами и детьми и всяк возраст града Мурома мужской пол и женский бродяху в реце, овии до пояса, и инии до персей /грудей/, другия до выи /шеи/, пресвитери же, по берегу стояще, молитвы глаголаху. А жёны и девицы крестиша на особом месте, а младенцы на руках матеръми держими».

До сих пор неизвестно, каким проповедникам обязан Муром.

Так как этот город принадлежал Черниговской епархии, то, вероятно, тут можно предположить труды Черниговских епископов и лиц, ими посылаемых.

О времени княжения Константина в Муроме нигде конкретно не говорится.

Об этом можно судить, вероятно, по времени крещения муромцев.

Если крещение Руси Владимиром было в 988 году, то муромские язычники приняли христианство по разным источникам в 6700 (1192), или в 6731 (1223)году.

Однако и эти даты сомнительны.

Ведь Муромская область была причислена к Ростовской Епархии в 1160 году, во времена Андрея Боголюбского.

Значит, христианство в Муроме было уже распространённым со второй половины XII-го века.

Поэтому, как замечает Епископ Филарет, подвиг князя Константина надо отнести к 1092 году, и что Константин – это князь Ярослав Святославич, получивший имя Константина или в крещении, или в монашестве, и скончавшийся в Муроме в 1129 году.

Затруднение на пути распространения христианства связано с тем, что многие местности были заселены инородческими финскими племенами, которые еще не успели ассимилироваться со славянами.

К такого рода местностям принадлежал и Муром со своей областью.

В благодатную почву в своё время ложились слова Богомила – ярого противника христианства, известного по прозвищу «Соловей-разбойник».

Летописи говорят, что по течению Оки, «идеже потече в Волгу», живёт Мурома «язык свой», то есть отдельный финский народ, который имел и свой особый город Муром.

Эта Муромская область при начале Русского государства была отдалённейшею от центров славянства.

Далеко она была и от Новгорода, и от тех северо-западных городов, где зародилось Русское государство.

Не менее далека она была и от Киева, куда вскоре был перенесён центр государственной жизни.

В силу этой географической отдалённости Мурома совершенно естественно предположить, что население этой области дольше других сохраняло свою национальную особенность.

Эта обособленность должна была ясно сказываться и в религиозном мировоззрении народа, который должен был дольше и крепче держаться за свою веру и сильнее противостоять попыткам привить ему новые верования.

Какова же была вера Муромского народа?

Характерные особенности этой веры отмечены только в «Житии Князя Константина».

По водворении христианства в Муроме, говорится в Житии, отцы перестали закалывать своих детей в жертву бесам (богам язычников).

В другом месте автор Жития (а он был жителем Мурома) рассказывает, что язычники муромцы дивились христианским обрядам погребения убитого ими князя Михаила, дивились тому, что «могилы верх холмом не сыпаху, не ровно с землёю, ни тризнища, ни дымы, ни кожи кроения, ни лицедрания, ни плача безмерного не творяху».

Эти характерные черты религиозных обычаев и обрядов Мурома, сохранившиеся в народной памяти до XVI-го века, отчасти напоминают древние языческие верования славян, а отчасти сохранившиеся ещё доныне суеверные обычаи мордвы, черемис и других народов, живущих на востоке от Оки.

Разнообразие этих обычаев показывает, что религия Муромы была довольно развитой религией, твёрдо установившейся в народной жизни.

Но просвещение Мурома христианской верой могло находить здесь препятствие не только в языческой вере народа, но и в том магометанском влиянии, которое чувствовалось среди местного населения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11