Евгений Макаров.

Муромское Заочье-2. Очерки о родном крае



скачать книгу бесплатно

В 1156 году Андрей Боголюбский шёл из Вышгорода во Владимир, вероятно, через Муром. В то время земли между Муромом и Владимиром ещё мало были заселены и покрывались дремучими лесами, в глуши которых скрывались язычники, представлявшие для Андрея опасность. При Андрее выдвинулось много преданных князю младших дружинников, получивших от него в условное владение земли («милостники», «дворяне»),

Андрей Боголюбский вёл трудную борьбу за приоритет Владимира и в церковных делах, пытаясь организовать независимую от Киева митрополию.

Духовенство Владимира усиленно создавало местные «святыни» и прокламировало особое «покровительство неба» делам «князя-самовластца».

Но в 1174 году Андрей пал жертвой боярского заговора.

Его же братья – Михаил (умер в 1176 году) и сменивший его Всеволод Большое Гнездо (правил в 1176–1212 гг.) одержали верх над боярами.

Всеволод продолжал линию отца и брата, успешно борясь с сепаратизмом местной знати.

В 1211 году Всеволод созвал совещание представителей от всех городов княжества, которое утвердило передачу княжения уже его сыну Юрию. Но после смерти Всеволода в 1212 году ростовское боярство и киевский князь Мстислав Удалой посадили на престол Владимиро-Суздальского княжества старшего брата Юрия – Константина.

А Константин поделил Владимиро-Суздальское княжество между своими братьями. Образовались княжества Ростовское, Ярославское и Переславское.

После смерти Константина в 1218 году Юрий вернулся на княжение, восстановив своё господствующее положение и авторитет Владимиро-Суздальского княжества. Он нанёс крупное поражение булгарам в 1220 году, а в 1221 году в устье Оки на месте разорённого русскими булгарского Городца основал Нижний Новгород.

Перенесение политического центра Руси во Владимир сыграло большую роль в последующем образовании великорусской народности и русской нации.

В северо-восточной Руси впервые была начата борьба за объединение Руси под главенством князей владимирской династии.

В 1238 году орды Батыя разгромили Владимиро-Суздальское княжество, опустошили и сожгли его города.

Но монголо-татарское иго не смогло уничтожить высоких культурных и политических традиций Владимирской земли. Они были сохранены, восприняты и развиты в процессе «собирания Руси» Московской в XIV–XV-ом веках.

Владимирская губерния Екатерининских времён.

Владимирская Учёная Архивная Комиссия в 1906 году под редакцией пожизненного члена Г. А. Ряжского издала «Топографическое описание Владимирской губернии», составленное ещё в 1784 году.

Цель этого издания – воспроизвести один из наиболее любопытных памятников русской топографии XVIII века – Атлас Владимирской губернии, составленный вскоре после Екатерининского учреждения о губерниях.

До Петровской эпохи русской географической науки, как таковой, вовсе не существовало.

Однако Владимирская земля была отражена в двух наиболее известных картотопографических трудах путешественников Сигизмунда Герберштейна (1549 год) и Адама Олеария (1655 год).

Герберштейн из городов упоминал Владимир, Суздаль, Переяславль и Муром: «Муром (Мурома) на реке Оке отстоит от Нижнего Новгорода на 40 германских миль, от Владимира – в 24 милях прямо на восток. В древности было княжество, жители его назывались «Муромени» и область их изобиловала мёдом и рыбой».

Сообщение Олеария ещё короче. Из городов упоминает о Владимире и Муроме, как о городе, населённом русскими и татарами.

Атлас Владимирской губернии был составлен по инициативе начальника Владимирской губернии «…к особливому Сената удовольствию».

Текст-сводка всевозможных сведений о Владимирской губернии Екатерининского времени состоял из исторических, географических, бытовых и статистических данных, и представлял значительный исторический интерес.

В 1775 году были утверждены наместничества, в числе которых – Владимирское; 2 марта 1778 года была основана губерния с 13 уездами; а 1 сентября 1778 года – снова наместничество с 14 уездами.

Владимирское наместничество вместе с Костромским наместничеством состояло под управлением одного генерал-губернатора.

К северу оно граничило с Ярославским и Костромским; к востоку – с Нижегородским; к югу – с Тамбовским и Рязанским; к западу – с Московской губернией и Тверским наместничеством.

По Указу императрицы Екатерины II-ой в 1781 и 1782 годах уездными и губернскими комиссарами и землемерами было «учинено» положение губернских и уездных границ. В числе 14 округов или уездов были семь старых городов, прежде находившихся в Московской губернии – провинциальные Владимир, Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский и приписные к ним Шуя, Муром и Гороховец; к ним были присоединены только что вновь учреждённые (Указом императрицы Екатерины II-ой от 1. 09. 1778 года) из сёл и слобод: Александров; Вязники – из слобод; Киржач, Покров, Судогда, Меленки и Ковров – из сёл.

Из озёр примечательны Плещееве и Свято, а из рек – Ока, Клязьма, Большая Нерль, Судогда, Теза, Колокша и Трубеж.

Ока своё течение начинала из Елатьменского уезда Тамбовской губернии, протекая через Меленковский уезд, мимо Мурома и далее по границе Муромского и Гороховецкого уездов, входя в Горбатовский уезд Нижегородской губернии, и далее около 164 вёрст (верста равна 1,0668 км.) протекая по Владимирской губернии.

По Оке в течение лета плавали на стругах с верховий Цны, Мокши, Выши, Вада и прочих рек, находящихся в Тамбовской, Рязанской и Пензенской губернии. На судах перевозили хлеб, рыбу, топлёное сало, табак, вино, французскую водку (коньяк) и золу; а также чугунные горшки, сковороды, молоты, железо, пеньку, стекло, дёготь, алебастр и боеприпасы.

Товары везли до Нижнего Новгорода, Казани и других городов.

В губернии по Покровской, Судогодской, Меленковской, Муромской и Гороховской округам «находится великое множество леса», как строевого, так и дровяного – соснового, елового, берёзового, орехового, рябинового, осинового и кленового.

По Оке, Клязьме, Колпи, Гусю и Нармочи с этим лесом смежен «славными сосновыми деревнями» казённый Рожнов Бор. В этих лесах водилось много различных зверей и птиц.

Хлебопашество в губернии «изрядное», местоположение довольно ровное, «пошва земли» отчасти песчаная, смешанная с чернозёмом, а частью состоит из болотистых мест. Сеется рожь, пшеница, полба, овёс, ячмень, горох, греча, просо, чечевица, семя льняное и конопляное.

В урожае «оное» бывает больше, чем остальное вдвое, а то и вчетверо, впятеро и более. Жители «наиболее упражняются» в разведении вишнёвых садов, коими «нарочитый производят торг», также мылом, поташом, строевым и дровяным лесом.

Скотоводство посредственное.

У крестьян на каждом дворе по две, три и более лошадей, по четыре-пять коров и по несколько овец и свиней, и сверх того куры, гуси и утки. Всё это служит им для собственного употребления. Главнейшее препятствие развитию скотоводства – малое количество земли.

Все земледельцы трудолюбивы.

И хотя земля не везде плодородна, «тщанием» крестьян доведена до такого состояния, что «в довольном количестве доставляет им пропитание», а «из сих некоторые и в самой черни живущие крестьяне построением домов своих, жизнию и поведением заслуживают всякую похвалу».

Ремесло жителей состоит в изготовлении деревянной посуды, телег, колёс, саней и прочих нужных в употреблении вещей. А промысел для живущих по рекам – рыбная ловля и ломка алебастра.

Другие же «отходят по пашпортам» в разные города для каменной и плотничной работы.

Некоторые нанимаются в извоз с разными поклажами в Санкт-Петербург, Москву, Малороссию, Оренбург, Астрахань, Казань, Саратов и другие низовые города.

«Образ построения» крестьянских домов весьма прост, однако по большим дорогам «довольно хорош».

Главное украшение состоит в высоте избы и в хорошей чистой «выделке» внутри, в лавках, полатях, полках с фигурными вместо карнизов досками, в двух или трёх «красных» окошках на улицу.

Печи во многих местах делают «белые» с трубами, а прочие – без труб.

Напротив – сени с балясчатым крыльцом, а через них – холодная горница, под которой погреб.

Весь двор кругом стараются, сколько возможно, закрывать хлевами и сараями до самых ворот и до избы дранью и соломой, оставляя к крыльцу небольшое пространство без крыши для света.

Это ещё делается и для теплоты скотине зимой.

Ворота – не последнее украшение.

Они делаются из двух «претолстых верей» /Столбов, на которые навешиваются полотна ворот/ иногда гладко, а иногда отделанных резьбой и накрытых тёсом или дранью.

В задней части двора делают другие ворота, где у крестьянина находится конопляник, а за ним сажен /2,13 метра/ через 30 от двора – овин и сарай для молотьбы хлеба.

О строение риг /Эстляндское «рыта». Молотильный сарай с овином, крытый ток с сушилом. Рига больше овина/ государственными крестьянами почти неизвестно.

Но некоторые помещики и их крестьяне, имеющие риги, весьма ими довольны.

Одежду крестьяне делают из своих домашних сукон.

Кафтаны /Верхнее долгополое мужское пальто разного покроя; запашное, с косым воротом, чапан, сермяга, суконник, армяк/ до колена, сзади с оборками, сверх кафтана опоясываются кушаком.

В летнее время для прохлады носят сделанные из холста лёгонькие понитки /Крестьянское полусукно, домотканина из портяной (пеньковой, льняной) основы и шерстяного утка; зипун, сермяга, рабочий кафтан из этой ткани; новая рубашка, сорочка, впервые надеваемая; понитковая сермяга/ того же, как и серые кафтаны, покроя, а в зимнее время под кафтаны надевают овчинные шубы.

Шапки высокие из того же сукна, или другого цвета, наверху которых четырёхугольная площадка с небольшими рожками, а внизу опушённая мерлушкой, или для всегдашнего употребления – чёрной овчиной, на которой два разреза с небольшими мысами.

Обувь у крестьян – обыкновенные онучи /Часть обуви, обвёртки на ноги вместо чулков, под сапоги и лапти; портянки, подвёртки/ – тоже серое сукно длиной аршина /71,12 см./ в три, которые увивают от пальцев ступни до самого колена; лапти /Обувь, плетёная из липового лыка или берестяного луба/, верёвками от которых укрепляют обёрнутые вокруг ног онучи.

Зажиточные крестьяне для праздников и выездов одеваются в суконные синие и прочих цветов кафтаны, сапоги с медными скобами, а на голову – шляпу с высокой тульей, обложенную по тулье разными лентами.

Девки носят сарафаны или «китаешные и кумашные» ферязи /Женское платье, застёгиваемое донизу/, перепоясываясь шёлковыми астраханскими поясами или покромками от тонких сукон.

Голову убирают «заплетши назади волоса в косу», к концу которой прицепляют на ленточках «сердце», сделанное из шёлковой материи и обложенное оборкой, что называется у них «косником».

Лоб перевязывают разноцветными золотыми и шёлковыми ткаными лентами С «поднизьми» /Ряска, жемчужная или бисерная сетка, бахрома на женском головном наряде/.

Ноги обувают в коты /Женская обувь, род полусапожек, ботинок, башмаки с высокими передами, либо круглые, будто с отрезанными голенищами, с алой суконной оборочкой/ с медными скобами.

Убор замужних женщин весьма разнообразен.

На голове носят сороки с двумя рогами или без рогов.

Жители губернии все христиане православной греческой церкви и управляются из духовных властей епископами Владимирским, Муромским, Суздальским и Переяславль-Залесским.

Народ губернии весьма склонен к весёлостям.

Это видно из того, что они не только в торжествуемые ими праздники «при чрезвычайном питье пива и вина, пляске и пении со своими родственниками и друзьями по целой неделе и более гуляют, но и в воскресные летние дни мужчины и женщины в приятных сельских хороводах с согласнейшим восклицанием непорочность жизни своей проводят».

Что касается нравов жителей губернии, то примечательно, что после учреждения императрицей Екатериной II-ой губерний, они начали «весьма переменяться, как в роде своей жизни, так и в поступках».

В первую очередь купцы и мещане, которые до этого распоряжения пребывали большей частью «сущими невежами», не радеющими о своих торгах и не помышляющими об общей пользе, начали сознавать, что коммерция или торговля – источник не только общественной, но и собственной их пользы.

А эта перемена учит их быть «ласковыми» в обращении с людьми всякого звания. Приметна перемена и в крестьянах, которые «начинают отменять» грубые свои поступки.

Климат в губернии благоприятный. «Воздух по причине малого зноя нарочито здоров и житию способен».

Почтовые дороги пролегают: первая – из Санкт-Петербурга и Москвы через Покров, Владимир, Судогду и Муром в Казань, Арзамас, Симбирск и далее в низовые города; вторая – из Москвы через Переяславль в Ростов и Архангельск.

Всех селений в губернии 6.228, в том числе: сёл – 879, слобод – 25, селец – 946, деревень – 4.360, погостов – 26, число жителей – 87.105 душ обоих полов. Все слободы и сёла славятся прекрасным своим строением, «нарочито довольным для крестьян капиталом и бываемыми еженедельными торгами и годовыми ярмонками, на кои приезжает с разными товарами из разных городов купечество».

Герб Владимирской губернии был утверждён 16 августа 1781 года и представляет собой в красном поле стоящего на задних лапах льва с золотой короной на голове и держащего в передней лапе длинный серебряный крест.

Губернией управляет генерал-губернатор, а в его отсутствие – губернатор, который имеет заседание в Наместническом Правлении.

Государственные поселяне судимы в нижних «расправах», из которых апелляции и перенос дела идут в верхнюю «расправу». Дворянские дела рассматриваются в уездных судах, апелляции из них переносятся в верхний земский суд во второй Департамент и в Гражданскую Палату.

Сбор с уездов и городов производится уездными казначеями, которые подотчётны Казённой Палате.

Преступления законов и всякого рода злодейства ревизует Палата Уголовного Суда.

Первым генерал-губернатором был назначен выходец из старинного дворянского рода, брат канцлера Михаила Илларионовича Воронцова, 60-ти летний граф Роман Илларионович, родившийся 17 июля 1717 года, и управлявший Губернией с 1778 по 1783 год.

Род Воронцовых возвысился во время правления дочери Петра 1-го Елизаветы Петровны. Елизавета, которой братья Роман и Иван /Воронцов Иван Илларионович, граф, камергер, генерал-лейтенант, владелец некоторых селений и земельных дач в Муромском Заочье. В их числе деревни Горбуниха и Малиновка, перешедшие впоследствии по наследству его сыну Артемию Ивановичу Воронцову. А от него – в ведомство Палаты государственных имуществ по закладной за не возврат в срок займа/ Воронцовы помогли взойти на престол, пожаловала их титулами графов, званиями камергеров и чинами: генерал-майора – Романа, и генерал-лейтенанта – Ивана.

Императрица же Екатерина I-я была не очень благосклонна к Воронцовым и не жаловала их своими милостями. Поэтому назначение 19 декабря 1778 года графа Романа Илларионовича наместником во Владимир по существу было почётной ссылкой.

Многолетний опыт Воронцова, как администратора, был необходим для налаживания работы различных учреждений образованного наместничества.

Он оправдал расчёт императрицы, создав хорошо работающий механизм губернского управления.

Граф считался одним из богатейших людей в России. Ему принадлежали многочисленные имения и во Владимирском наместничестве. Роман Илларионович Воронцов умер 30 ноября 1783 года в своём Имении – селе Андреевском Покровского уезда и был похоронен во Владимирском Дмитриевском соборе. Он – отец знаменитой княгини Екатерины Романовны Воронцовой-Дашковой и графини Елизаветы Романовны – фаворитки Петра 111-го, а также дипломата С.Р.Воронцова /Воронцов Семён Романович, граф, генерал, известный дипломат, брат Екатерины Дашковой. В эпоху Екатерины II-ой был полномочным министром в Лондоне и содействовал укреплению англо-русских политических и экономических отношений. С ухудшением отношений Павла 1-го с Англией С.Р.Воронцов был отправлен в 1800 году в отставку. С приходом в 1801 году к власти Александра 1-го вновь стал послом в Лондоне и служил до 1806 года, а затем ушёл в отставку. Умер в 1832 году и похоронен в Лондоне. Был женат на Екатерине Алексеевне Сенявиной – дочери известного адмирала Алексея Наумовича Сенявина. Екатерина Алексеевна рано умерла и оставила его вдовцом с детьми – сыном Михаилом и дочерью Екатериной/.

Вторым Владимирским наместником (1783–1787 гг.) стал 53-летний Иван Петрович Салтыков, представитель одного из древнейших родов России, сын фельдмаршала, родственник императорской фамилии, родился в 1730 году.

Салтыков уже в 32 года был генералом и кавалером высших российских орденов. Отличившись в боях с турками, граф И.П.Салтыков был пожалован Екатериной II-ой в генерал-адьютанты, награждён орденом святого Андрея Первозванного и святого Георгия 2 класса, а также золотой шпагой с алмазами.

Во время мирной передышки граф Салтыков и был назначен во Владимирское наместничество, где находился до 1787 года, когда императрица вновь назначила его командующим армией против турок. В 1795 году, поссорившись с графом Румянцевым-Задунайским, попал в немилость императрицы. Император Павел I-ый призвал престарелого графа на службу и пожаловал ему, безо всякого на то основания, звание генерал-фельдмаршал.

В 1797–1804 годах он был московским военным губернатором. Скончался 14 ноября 1805 года, оставив сыну 16 тысяч крестьян и 2 миллиона 800 тысяч рублей долгов.

Третьим Владимирским наместником (1787–1796 гг.) стал 52-летний генерал-поручик Иван Александрович Зборовский – потомок польского дворянского рода. Он родился 18 мая 1735 года. Жена – Елизавета Фёдоровна Лопухина – внучка царицы Евдокии Петровны, первой супруги Петра 1-го.

Он отличился во время семилетней войны с Пруссией и русско-турецкой войны 1768–1774 гг. При этом он вырос из поручиков до генерал-майора.

До назначения во Владимир он десять лет был Ярославским губернатором и Тульским наместником, где приобрёл опыт в делах управления.

Вскоре после назначения Владимирским наместником, по приказу императрицы Зборовский отправился в командировку. Его путь лежал в Италию, на Сицилию для вербовки волонтёров, организации диверсий и восстаний против турок в Греции, Черногории и Албании.

Одним из добровольцев, обратившихся к Зборовскому с просьбой о зачислении на русскую службу, был некто лейтенант артиллерии Бонапарте, будущий знаменитый французский император Наполеон I-ый.

Сойдись Зборовский и маленький лейтенант-корсиканец в условиях (закон требовал для иностранцев начинать службу в России с понижением на один чин против имевшегося у них в своём отечестве), то возможно не было бы в истории императора Наполеона 1-го и войны Франции с Россией в 1812 году.

В 1797 году император Павел I упразднил Владимирское наместничество.

Зборовский получил должность сенатора. А скончался он в Москве в 1817 году на 83-м году жизни.

После императора Павла Владимирское наместничество больше не восстанавливалось, а оставалось губернией.

Владимирская губерния XIX века.

Во Владимирской губернии по двум направлениям распространены залежи алебастра. Одно из них находится в Перемиловских горах Муромского уезда на правом берегу Оки и идёт вплоть до пределов губернии (село Вареж).

Здесь, в селениях Пертове, Жайске и других, алебастра добывалось до 700 тысяч пудов (пуд – 16,3 кг.) в год.

Из ископаемых самосадочных пород можно отметить железную руду на границе с Ардатовским уездом Нижегородской губернии, на левом берегу Оки выше Мурома, а также на реке Унжа. А болотистую железную руду – в Рожновском бору, на правом берегу Оки по речкам Скаведь, Вилея, Велетьма и другим.

Этнографический состав населения не представляет разнообразия.

Жившие здесь в глубокой древности племена финского происхождения впоследствии поглотились великорусскими племенами.

Появившаяся позднее монгольская народность также исчезла, и в настоящее время всё пространство губернии занимает одно сплошное великорусское население.

Земледелие почти нигде в губернии не является главным исключительным источником существования населения. Даже в лучшие урожайные годы продукты земледелия не могут дать необходимых средств к существованию. Но, тем не менее, земледелие составляет коренное его занятие.

Даже те из крестьянских домов, в которых всё наличное число способного к работе мужского населения уходит на сторону, не оставляют полевых занятий, производят обработку земли наймом или возлагают все заботы по домоводству и хлебопашеству на женщин и остающихся дома бессильных стариков.

В этих случаях женщина поневоле свыкается с работами, свойственными мужчине, и исполняет их с полной добросовестностью.

С 13–14 лет начинает она поднимать соху /Соха – самое простое крестьянское орудие для пахоты; основа сохи – разсоха (владимирское наречие), раздвоенная на конце лесина, колодка, поперечный чурбан; в колодку наглухо вделываются спереди обжи (оглобли), сзади – рукоятки. Под колодкой – полоз, подошва, на развилье которой крепились сошники, лемехи/ на поле и учиться пахать, а в 17–18 лет является уже совершенно сформировавшимся земледельцем.

Улучшения в сельском хозяйстве единичны. Большей частью способы удобрения и обработки полей такие же, как и сотни лет назад. Главными зерновыми являются рожь, овёс, горох и греча. Достаточно засевается земли картофелем /в 1765 году Сенат издал специальную инструкцию по разведению «земляного яблока», как тогда называли картофель/.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11