Евгений Кудрин.

Хозяйка огня. Книга третья



скачать книгу бесплатно

© Евгений Сергеевич Кудрин, 2017


ISBN 978-5-4483-5309-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Затерянная в Подвселенной

Она умерла, иначе. Не так, как умирают другие. Её душу насильно извлекли из тела и не вернули обратно. И она застряла между миром теней и миром огней в странном уголке другого мира, на узкой тропе тёмного леса под широкими кронами высоких дубов. Извилистая тропка вывела к каменной изгороди с кованой решёткой, а за ней из сумрака с каждым шагом вырастали очертания усадьбы.

Железные ворота отворились, ещё долго напоминая о себе металлическим скрежетом. Всё как в тумане. Огни фонарей едва мерцали, и Джелина зашла во двор, не осознавая и не желая того. Чувства подводили. Казалось, запахов вовсе нет. Ни холодно, ни жарко, а может, тепла и вовсе не было в этом непонятном мире.

На крыльце перед парадной дверью её встретил дворецкий, чей призрачный лик сокрыл туманный сумрак. Он манил жестом, приглашал в дом, и податливая душа незамедлительно ступила на крыльцо. Джелина прошла по коридору и попала в просторный зал, где оказалась в окружении других душ, занятых странными делами. Мужчина в строгом смокинге, устроившийся на диванчике, царапал кривым ножом лакированный столик. Люди у окна то раздвигали шторы, то обратно задвигали. Женщина смотрела на картину слева и даже не шевелилась. Они замерли в своих действиях, словно не замечая гостью. Их силуэты оказались смазаны, лица также нельзя было различить. Но светлый образ незнакомки всё же привлёк внимание душ. Они одновременно бросили дела и уставились своими пустыми тёмными глазницами на Джелину. Мимолётный ужас сменился пониманием и умиротворением. Ведь целую вечность, ожидая в неизвестности, они томились в таком странном месте.

Так она простояла недолго. Вскоре подошёл высокий мужчина в чёрных плаще и шляпе. Его продолговатое вытянутое лицо хоть и было различимо, но никак не оставалось в памяти. Сначала он не смотрел на Джелину, но вскоре опустил тяжёлый пристальный взгляд. Мысль о том, что человек в чёрном здесь именно из-за неё, ненароком проскользнула в сознании. А после мужчина развернулся к лестнице, приглашая Джелину на второй этаж. Она с радостью поднялась, чтобы, наконец, скрыться от пялящихся на неё потемневших душ.

Узкая лестница сменилась длинным тёмным коридором. За углом слева медленно открылась дверь, мерным скрипом заманивая в тускло освещённый кабинет. Под казавшимися вогнутыми стенами и потолком, девушке предложили мягкое кресло и чашечку горячего чая. Но аромат, дивно испаряющегося напитка, совсем не чувствовался. Сей жест походил на какую-то традицию, недобрую и даже опасную.

Человек в чёрном сел напротив за стол в такое же мягкое кресло и пристально посмотрел на Джелину, как будто что-то предлагал. И тут она поняла, что с ней хотят заключить некую сделку, предложить определённый исход. Жутко и стало не по себе. Она вжалась в спинку кресла, ибо не озвученные, но каким-то образом понятые варианты казались слишком хорошими, чтобы быть правдой.

Они пугали, поскольку теперь она поняла, что с ней произошло. Мысли смешались, и Джелина отвела взгляд, чтобы подумать. Так она заметила молодого мужчину, спрятавшегося за шторкой у окна. Он стоял позади человека в чёрном, а когда понял что его заметили, сделал полшага вперёд, посмотрел на девушку мягким, но вместе с тем тревожным взглядом. Он отрицательно покачал головой, когда горячий неестественный пар от напитка заполнил кабинет.

Джелина вдруг осознала ускользающую мысль, что находится в опасности. И как только ей пришло это в голову, чёрный мужчина, до того сидевший не шелохнувшись, кинулся к ней через стол, пытаясь поймать за руку и удержать. Но реакция Джелины была быстрой. Она увернулась, от распластавшегося на полу, тёмного призрака и, покинув кабинет, ринулась вниз по лестнице. Свернув налево, она миновала общий зал с потемневшими душами и попала в пустую кухню. Дверь на задний двор, где располагался заросший и давно оставленный без присмотра фруктовый сад, оказалась распахнутой.

Туманный сумрак скрыл Джелину от преследователя на некоторое время, и она углубилась в сад, который окружал зеркально-чистый пруд на другом конце поместья. Девушка остановилась тут, чтобы отдышаться, и осмотрелась. Фиолетовое сияние местного светила практически не проникало сюда. Лишь яркие блики от сумрачных светлячков, встревоженных движением незнакомки, указывали дорогу. Они, будто озорной хоровод непослушных сорванцов, скручивались в маленькие клубочки, стараясь занять выгодное центральное место среди собратьев.

Чудное мгновение прервал раскатистый гул рога. Неестественный протяжный сердитый лай собак послышался где-то вдалеке. Сердце бы судорожно забилось у девушки в груди, будь она из плоти. И оставшись совершенно спокойной и хладнокровной, она двинулась дальше, чтобы найти выход из поместья.

Высокую железную ограду перелезть было невозможно из-за остроконечных прутьев. Укреплённая каменной кладкой в основании, она всё же оказалась с изъяном. На спуске со склона вода подмыла цементирующие швы, и Джелина, немного повозившись, выбила ржавый прут из кирпичей и отогнула в сторону. Оказавшись на другой стороне, она побежала по склону балки, пока не остановилась у жуткого леса, окружавшего поместье. Странные деревья росли тут. Они не имели листвы и низко склоняли ветки, местами почти касаясь земли. Но так было не везде, лишь на окраине только, в глубине лес принял привычный облик. Продвигаясь дальше, Джелина увидела, как ещё молодая листва опадала с веток и застилала тропу зелёным ковром. Голые кроны в фиолетовом свете и шуршащую зелень под ногами – вот что видела душа, чуждая этому миру.

Стихло. Погоня отстала, что казалось странным. Джелина забрела глубоко в лес, услышала звук ручья, спустилась к нему и испила воды. Сладкая на вкус, маслянистая, она придавала сил и душа побрела дальше, пока не нашла укромное место. Она спряталась в корнях массивного дерева, оттопыренных неведомой силой от земли, где рос густой мягкий мох. Перевернувшись на бок и заложив руки под голову, душа, лишённая тревоги и страха, погрузилась в мёртвый сон. Корни, что закрывали её от внешнего мира, тихо скрипя, вдруг осторожно надвинулись, оставляя малую щёлочку.

Спала она недолго. Пробудившись в темноте, Джелина не могла перевернуться, что-то держало её. Она испугалась, но ненадолго, корни вскоре приподнялись и освободили её. Выбравшись, она поскорее отползла прочь, но тут же поняла, что ей ничего не угрожало. Дерево замерло не шелохнувшись.

Казалось, что наступал рассвет, но даже спустя столько времени солнца ещё не было видно. Звёзды в небе горели всё так же ярко, а то, что казалось густым туманом, немного рассеялось. Непреодолимое желание потянуло её в сторону рассвета. Она перешла на бег и через некоторое время выскочила на открытое место, где лес резко заканчивался. Ещё шаг и душа очутилась перед скалистым обрывом над пропастью. Чтобы оценить её не хватило взгляда. Там, впереди и внизу горели звёзды тысячами ярчайших огней, образовывая скопления, несущиеся в круговом вихре.

Заворожённая Джелина подходила всё ближе пока не остановилась у самого краю. Она посмотрела по сторонам и увидела бесконечный обрыв, глубину которого скрывал чернейший полог, а впереди то, что собой представляет источник фиолетового света. Застеленная будто огромным облаком в тысячи звёзд, похожая на лошадиную голову, форма источала тусклый свет, переходящий из белого в тёмно-синий. Великолепие вида пробудило новое прекрасное чувство. Джелина закрыла глаза, а когда открыла, то их уже наполнили слезы.

– Конская голова, – сказала она, когда со стороны раздался далёкий лай бегущих по следу собак.

– Туманность, – сказал кто-то сзади.

Джелина повернулась и увидела знакомого мужчину, того самого, что прятался в кабинете за шторкой. Он, как и прочие души, скрывал лик, но смотрел совсем иначе. Она сделала шаг назад, и незнакомец схватил её за локоть, потянул от края обрыва. В его объятьях девушка поняла, что рядом друг и побежала вместе с ним вдоль обрыва. Вскоре из сумрака показалось серое строение, напоминающее гибрид канатной дороги и рельсового фуникулёр. Не провисавшие металлические тросы его уходили куда-то в звёздную бездну.

– Это единственный выход. Торопись!

– А как же ты?!

– Не спорь, кто-то должен их задержать.

Его повелительный голос подчинял. Джелина без промедления села в кабину подъёмника, стоявшую неподвижно на тросах, но не прикреплённую к ним снизу. Незнакомец помахал рукой и повернул рычаг, размыкая заржавелые колодки. Механизм со скрежетом тронулся с места, медленно набирая скорость, скользя по тросам вниз. Душа землянки хотела что-то спросить и уже протянула руку. Но кое-кто помешал ей, и этот кто-то скрылся за клубами чернейшей пыли у обрыва, став маленькой точкой на фоне огромного острова с каменными корнями посреди космического пространства.

Падение продолжилось недолго. Набирая скорость, кабина померкла, уступая вид звёздному фону. Джелину что-то подхватило и, находясь в невесомости, она почувствовала, как её призрачное тело изменяется. Ладони и ступни озарились ярким белым светом. Он разошёлся по всему телу, заполнил собой бывшее пространство кабины. Душа Джелины исчезла, а на её месте сформировался густой пучок фотонной энергии, полетевший тем же курсом. Преодолев барьер, отделявший Подвселенную от нормального космоса, он устремился к далёкой цели, минуя незнакомые миры, проходя через чужую звёздную систему. Две тысячи лет он преодолевал космос пока, наконец, не достиг знакомой планеты в Солнечной системе.

Книга третья. Джелина

Мы знаем кто ты, Джелина

Если посмотреть на мир её глазами, глазами которые не видели, как он изменился за две тысячи лет, пока она была мертва, то всё покажется более чем просто незнакомым. Лица людей и их причёски, одежда которую они носили, инструменты которые они держали, всё и даже эта комната казалось чужим. Нет, паники не было, словно льдом сковало все чувства. Она помнила лишь последние мгновения жизни, но не могла назвать себя и сказать, что произошло с ней.

Пробуждаясь, она прижала руки к груди, резко вдохнула и тут же выдохнула, освобождая вместе с пронзительным криком, затмившую взор дикую боль, что осталась в её теле с момента кончины. И она не заметила находившихся рядом, людей, но почувствовала, когда сильные руки прижали её обратно к гладкой, плоской поверхности. Её лицо исказила ужасная гримаса невыносимого страдания так, словно что-то проткнуло ей сердце. Но вскоре остаточная память исчезла, и она потеряла сознание, а очнулась только через несколько часов.

За это время её отмыли, одели и покормили, но аккуратно, введя питательные вещества через кровь. Никто ведь не знал, что могло стать с организмом человека так долго пролежавшего в анабиозной капсуле. Хотя то, что назвали анабиозной капсулой, по правде не было таковым. Технология явно неземная, а сосуд с телом молодой женщины, не имел даже поперечных спаек, что в принципе исключало возможность помещения её внутрь. Но вопреки здравому смыслу она была там, и сканер обнаружил живого человека под коркой чёрного чрезвычайно прочного минерала.

Чтобы достать девушку из огромного кристалла, потребовалось бы немало технических решений. Основной проблемой оказалось освобождение тела без повреждений, которые как оказалось никак не исключить. Ведь чтобы расколоть столь прочный материал, требовалась огромная ударная сила, даже на малом квадрате поверхности.

Проблема решилась сама собой, когда после долгой дискуссии инженеры заметили, как неизвестный материал разрушался под действием воздуха. Они ускорили процесс и через сутки освободили девушку, чьё полуобнажённое тело, местами окутывали древовидный окаменевший материал, похожий на остатки корней. Неизвестная лежала на груде тлеющих чешуек, романтично напоминавших своим изгибом жухлые хрупкие лепестки роз.

Очнулась она в тёмной комнате, синий потолок, серый пол и почти без света. Тусклый, он исходил из длинных плоский ламп на высоте полутора метров, освещая коричневые стены. Шею что-то сдавливало, она пыталась нащупать что, и зацепила ногтём тонкую тянущуюся ткань. Осмотрев себя, Джелина, тут же поняла, что стало причиной её лёгкого неудобства. Кто-то одел её в тёмно-синее бельё, прилегающее плотно к телу. Скинув одеяло, девушка встала с кровати и осмотрелась. В углу был столик без ножек, прикрученный к стенке. На нём лежали единственно знакомые из всего окружения вещи: ежедневник в чёрном переплёте и красная фигурка пламенного змея, изрыгающего пламя.

– Мой дневник, – она прочитала первые заглавные буквы вслух, когда открыла чёрную тетрадку, а под ними датированный комментарий уже обычной прописью, но про себя:

1995.06.4. Сегодня я начинаю вести дневник. Не знаю почему, но мне кажется, что так будет правильно. Я постоянно забываю некоторые мелкие события, важные или нет, но хочу их запомнить. Видимо, поэтому я решила всё записывать. Паранойя, не правда ли?! Ах, да. И если мне вдруг понадобится вспомнить своё имя – «Джелина Стейн».

Дальше были странички, на которых в деталях давался почти каждый день на протяжении нескольких месяцев, пока автору дневника, видимо, не надоело так подробно описывать жизнь. Записи создавались гораздо реже, раз в неделю, а потом даже и раз в полгода. И всё бы ничего, да только вот страницы не заканчивались. Не толще обычной тетрадки на сорок восемь листов дневник оказался загадочной вещью. Листов в нём явно больше чем можно было предположить на вид, гораздо больше, но все они как-то помещались в столь тонкой вещице. Но это не удивляло читательницу, и она всё листала и листала, пока не остановилась на случайно записи.

1996.01.3. Новый год отметили удачно. Даже никто сильно не буянил. Ель была просто чудесной, но чуть не воспламенилась, из-за искрящей гирлянды. Я тогда испугалась и не только потому, что боюсь пожаров, а потому что до возгорания думала, что хвоя неплохо бы горела. А вдруг это моих рук дело?

1996.06.22. Случилось необъяснимое. Оказывается, он живой, огонь дышит. Он говорит со мной, а пламя не обжигает. Мне страшно, я боюсь сказать маме.

Стенка в углу вдруг исчезла, и слева от кнопки блокировки комнаты образовался дверной проход. Внутрь зашёл лысый мужчина. Девушка не ожидала его появления, но ничуть не удивилась. Отложив дневник, она осмотрела незнакомца. Он был в сером комбинезоне и рубахе того же цвета, повторявшей очертания мускулистого тела. Его подбородок украшала чёрная эспаньолка. Ни проронив и слова, мужчина подвинулся вправо от прохода и жестом пригласил девушку пройти в него. Без вопросов и страха перед незнакомцем она вышла из комнаты.

Мир вовне оказался едва освещённой широкой ровной площадкой. Неба не было видно, только чёрная непроглядная высь, подпёртая серыми стенками и редкими рукотворными колоннами. Заворожённая, Джелина любопытно озиралась и так подошла к перилам у глубокой пропасти, где взглянула вниз на, залитую огнями искусственного освещения, пещеру. Её взору предстал огромный грот, заполненный постройками людей: их домами, инженерными и фермерскими комплексами, сетью извилистого скоростного монорельса, соединяющего всё воедино и уходящего по почти вертикальным тоннелям ещё глубже. Обомлев от изумления, она, наконец, повернулась к мужчине и спросила:

– Кто вы? И что это за место?

– Меня зовут Рассел и это мой дом. Но сейчас важнее выяснить кто ты! – он протянул ей квадратную отполированную металлическую пластину, а сам сорвал крышку узкого длинного цилиндра тут же залившего светом всю площадку.

– Что это? – принимая вещицу и жмурясь от яркого света, Джелина увидела своё отражение в пластине. Отражение зеленоглазой незнакомки с длинными светлыми волосами, немного рыжеватыми. Собственный вид смутил девушку, но вскоре она поняла, что видит именно себя. Это было первое воспоминание, точнее несоответствие, которое частично восстановило память молодой женщины. Вопросы нахлынули на девушку и она, продолжая смотреть в пластину, опустилась на колени.

– Я не понимаю?! Я… Я не помню! Пытаюсь, но не могу. Будто кто-то стёр всё!

Рассел подошёл ближе, вернул крышку цилиндра на место, тем самым погасив свет, положил руку на плечо девушки и сказал.

– Я тот, кто нашёл тебя в глубинных тоннелях. Наткнулся на твоё тело, заключённое в какой-то мономинеральный агрегат. Я настоял на том, чтобы тебя перенесли из лазарета сюда. Здесь потрясающий обзор всего, что мы создали. Я не хочу, чтобы вид нынешнего мира шокировал тебя, и постараюсь, чтобы твой переход был хоть чуть, но мягче. У нас столько вопросов и, кажется, мы знаем кто ты, Джелина!

– Джелина? – она подняла голову с полными слёз глазами и посмотрела на незнакомца.

– Да, так тебя звали в прошлом, – и, повременив, техник добавил. – В далёком прошлом!

«4047.02.02»

Гласило горящее в темноте табло на центральном транспортном узле, где воедино сходились вакуумные магистральные тоннели. Табло стало для местных символом города и этой закатной эпохи, как в своё время Биг-Бен для Лондона или кремлёвские часы-куранты для Москвы. Джелина смотрела на это табло, опустив голову на прозрачное окно в вагоне монорельса, который быстро мчал её и ещё двух горняков в северный малообжитый район. Она смотрела на быстро мелькающие сливающиеся воедино огни ламп сопровождения слева от путей в углу тоннеля. Вагон стремительно спускался, а через некоторое время послышался нарастающий шум огромных лопастей. Это предупреждало о том, что они поедут вдоль вентиляционных тоннелей, и скоро будет её остановка. Но ещё оставалось время, и она достала чёрную книжку, открыла на закладке и продолжила читать под монотонный скрежет вагона:

2000.03.20. Мы писали сочинение по литературе. Для меня это оказался самый трудный урок, ведь темой я выбрала роман русского писателя «Евгений Онегин».

Джелина улыбнулась, достала ручку из корешка дневника и на полях сделала пометку напротив записи: «С чего бы вдруг? Если я расписала эту целую тетрадку!».

Поезд остановился. Горняки недоумевающе проводили пассажирку взглядом. Одна она вышла из вагона на нижнюю платформу. Двери быстро захлопнулись за спиной, и поезд тут же тронулся с места, поднимая воздух, который растрепал её золотистые волосы.

Это была новая ветка монорельса ещё необустроенная и необжитая. Такое место как раз подходило Джелине, чтобы быть вдали от людей, не ловить их любопытные, а зачастую тревожные взгляды. Она спустилась с платформы по каменной лестнице и оказалась в узком проходе, уходившем налево. Она пошла по нему и вскоре остановилась у двери, которая открылась при её приближении.

Выдолбленная в скале ниша с низким потолком стала домом для Джелины последние два месяца. Помещение не предназначалось для жилья, но специально для неё его оборудовали и подключили к нейронной системе. Её комнату разделяла перегородка из удивительного полимерного материала. Он не только освещал, но также обогревал жилище.

Для подгорного город был освещён на славу. Прожектора гасли лишь при ремонте, а когда сутки переваливали за половину, то свет приглушали и наступали искусственные сумерки. Но даже так день здесь вовсе не ощущался. На поверхность выходили только ночью или в предрассветные часы, чтобы любоваться звёздами и синевой неба, которая теперь уже вовсе не синяя. Не ощущалась и ночь, так как постоянное освещение не давало заснуть. А ведь сутки стали намного длиннее, ведь пять часов добавилось ко времени оборота Земли.

Джелина не знала кто она и откуда, не помнила ничего из прошлого, даже собственного имени, но хорошо понимала, что должна была. Она изучала историю своей эпохи, думала, что события хоть как-то будут связаны с её памятью, найдут отклик в сознании, но это не помогло. Медики «города под горой» разводили руками. Она была совершенно здорова, без видимых травм головы, как будто новорождённый ребёнок, но с опытом двадцатипятилетней. Именно поэтому она покинула людей, которые никак уже не могли помочь, чтобы в уединении попытаться восстановить память. Она читала дневник, одновременно записывая новые заметки, пока чернила в ручке не кончились. Сохранившись по непонятной причине больше тысячи лет, они стали антиквариатом, от которого люди отказались уже давным-давно.

Нет, память не вернулась. Она как лёд растаяла и испарилась, оставив лишь белый след от солей и минералов. Но этот след помог пустому от воспоминаний рассудку определиться, собраться, избавиться от смятения, охватившего душу. И всё это она записала, опять, так как уже делала много раз, мысли, чувства, события:

4047.01.03. Я не поверила в то, что на верху ничего нет и там опасно. Мне нужно было видеть это. Всё, что я помнила о двадцатом веке, не отождествляя себя с ним, противоречило словам Рассела. Но он показал мне, выведя ночью на поверхность. Огромный бетонный блок сначала опустился до уровня ног, а потом снова поднялся, доставляя нас на открытый воздух. Рассел дал мне дыхательную маску. Ветра, как ни странно для такой высоты, не было. Я стояла на плоской круглой бетонной плите и смотрела на звёзды, которые казались гораздо ярче и ближе чем раньше. Рассел объяснил, что из-за истончения атмосферы свет практически беспрепятственно падает на поверхность. Мне было не по себе, но ещё больше я огорчилась, когда в предрассветном сумраке увидела безжизненную пустыню на востоке, испещрённую кратерами от вулканических бомб, залитую лавовыми потоками. Находиться под открытым небом становилось небезопасно и с первыми лучами Солнца мы вновь скрылись под землёй.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное