Евгений Кравчук.

Фиктивность (преднамеренность) банкротства в России



скачать книгу бесплатно

Главным показателем эффективности правового регулирования отношений в сфере предпринимательской деятельности является обеспечение устойчивости экономического роста. Институт банкротства как часть общего механизма направлен на формирование устойчивости экономики страны и преследует цель, выраженную в упорядочении процесса рыночных отношений. Непосредственный результат правового воздействия на отношения по поводу несостоятельности должника выражается в показателях сохранения бизнеса и в возврате долгов кредиторам. А поставленная задача предполагает соблюдение баланса интересов различных субъектов права, вовлеченных в процедуры банкротства. При этом законодателю приходится учитывать различные правовые средства, в том числе и публично-правового воздействия, в процессе проведения процедур банкротства. В связи с этим правовой режим банкротства имеет в своем арсенале нормы публичного права.

В настоящее время институт банкротства является комплексным институтом, который в юридической литературе имеет синоним «конкурсное право»[33]33
  Телюкина М. В. Основы конкурсного права.


[Закрыть]
. Считается, что определения «учение о несостоятельности» и «конкурсное право», «конкурсный процесс» были разработаны еще в российском дореволюционном праве. Примером этому служат работы Г. Ф. Шершеневича[34]34
  Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права.


[Закрыть]
, А. Х. Гольмстена «Исторический очерк русского конкурсного процесса» (1888 г.), К. И. Малышева «Исторический очерк конкурсного процесса» (1871 г.). Советская доктрина не уделяла институту банкротства должного внимания, так как в этот период преобладали плановые формы построения экономических отношений, где не было места этой совокупности норм права. Современный этап развития института банкротства ознаменовался восстановлением понятия конкурсного права. Сложно переоценить вклад в юридическую доктрину, внесенный такими исследованиями, как «Конкурсное право. Теория и практика несостоятельности (банкротства)» (2002 г.), «Основы конкурсного права» М. В. Телюкиной (2004 г.), «Конкурсное право» В. Ф. Попондопуло (2001 г.), «Механизм правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства)» С. А. Карелиной[35]35
  Карелина С. А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства): автореф.

дис… д-ра юрид. наук. – М., 2008.


[Закрыть].

В настоящее время считается, что все правоотношения, связанные с предпринимательской деятельностью, построены в соответствии с рыночными отношениями[36]36
  Попондопуло В. Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства).


[Закрыть]
, где, как известно, роль такого субъекта, как государство определена рамками гражданско-правовых отношений.

В юридической литературе при рассмотрении вопроса о несостоятельности (банкротства) можно встретить понятие конкурсного права. Под ним понимается учение о несостоятельности (банкротстве) должника, система норм, регулирующих права и обязанности должника, не исполняющего свои обязательства определенного объема в течение определенного времени, его кредиторов и третьих лиц в случае недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов[37]37
  Телюкина М. В. Основы конкурсного права. – С. 60.


[Закрыть]
.

Из определения видно, что оно вобрало в себя нормы различных отраслей права (финансового, административного, уголовного, гражданского). Данное взаимодействие приводит к выводу о насыщенности правовой сферы регулирования процессов несостоятельности разными средствами правового регулирования. На это обстоятельство обращается внимание во многих работах российских и зарубежных ученых, занимавшихся вопросами правового регулирования в проблеме несостоятельности коммерческих организаций[38]38
  Папе Г. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарии к действующему законодательству. – М., 2002.


[Закрыть]
.

Поэтому нами принято решение проанализировать различные точки зрения на необходимость формирования современного российского института банкротства. Анализ должен также дать ответ на вопрос о научно-практическом применении процессов несостоятельности. На основании вышеизложенного можно выделить несколько научно обоснованных точек зрения (концепций).

Первая концепция, которая, представляется самой обоснованной, заключается в следующем: конкурсное право является симбиозом различных отраслей частного и публичного права, формируется и развивается на стыке этих отраслей и, соответственно, является комплексным правовым институтом. Подтверждение указанной концепции можно встретить в трудах таких правоведов, как В. С. Белых[39]39
  Белых В. С. Концепция банкротства: законодательная модель и реальность. – С. 3.


[Закрыть]
, Г. Папе, А. Н. Семина[40]40
  Семина А. Н. Правоспособность и дееспособность юридического лица – должника в ходе процедур банкротства. – С. 5, 6.


[Закрыть]
, М. В. Телюкина. Данная концепция берет начало в российской доктрине общей теории права, которая обосновывается понятием комплексных отраслей права и комплексных правовых институтов.

Другие авторы (преимущественно представители санкт-петербургской школы права) склонны рассматривать конкурсное право как институт частного права. По их мнению, комплексным является законодательство о банкротстве, так как оно сочетает в себе нормативные акты различных отраслей. А конкурсное право в чистом виде представляет собой частноправовой институт[41]41
  Каримов А. А. Правовое регулирование несостоятельности индивидуального предпринимателя. – С. 53; Попондопуло В. Ф. Конкурсное право. – С. 34; Чиркунова Е. В. Особенности рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) граждан в арбитражном суде. – С. 8.


[Закрыть]
. Конкретным примером этого взгляда считаем работу Р. Г. Смирнова[42]42
  Смирнов Р. Г. Природа правоотношений несостоятельности (банкротства). – С. 38–40.


[Закрыть]
, в которой, как нам показалось, существует категорическое заявление, носящее полемический характер с мнением, высказываемым М. В. Телюкиной в своих работах. Участвовать в этом споре не считаем необходимым, поскольку он показывает лишь всю глубину дискуссионности в определении места института банкротства и законодательства о несостоятельности. В то же время хотелось бы отметить, что рассматривать вопрос о месте института банкротства в рамке фактора оздоровления экономики в современных условиях невозможно без учета понятия публичного интереса, о чем речь пойдет ниже. И первым шагом на пути к этому считаем изменения, произошедшие в законе о несостоятельности (банкротстве) в период с 1998 по 2002 г. В частности, в законе о несостоятельности 2002 г. в отличие от закона 1998 г. произошло уточнение понятия «градообразующие предприятия» и введено понятие «стратегические предприятия». Думается, что законодатель это сделал в первом случае для сохранения социально-экономической значимости такого предприятия для конкретного населенного пункта, субъекта Федерации, а во втором случае – это результат экономической значимости данных предприятий для всей Федерации. Таким образом, законодатель указал не на особый статус хозяйствующих субъектов, а на единство экономических правоотношений, где равенство субъектов хозяйственной деятельности не является обязательным условием для осуществления предпринимательской деятельности. Поэтому он выделил проведение процедур несостоятельности в отдельную главу закона, закрепив в ней дополнительные условия по процедуре банкротства. А с другой стороны, если давать правовую оценку такому явлению как банкротство (несостоятельность), то это один из инструментов оздоровления промышленности, ее структурной перестройки. Поэтому если определенное предприятие не вписывается в рыночные условия страны, то оно должно быть подвергнуто цивилизованной процедуре ликвидации, в том числе и по воле уполномоченного на то органа исполнительной власти. Это может быть связано и с тем, что производство по делу о несостоятельности должника может преследовать разные цели, в том числе и возврат долга государству в виде налогов и иных платежей, а это также связано с публичным интересом. Поэтому думается, что необходим поиск оптимального решения вопроса о месте публичного интереса в рамке института банкротства российского законодательства о несостоятельности, который предполагает нахождение определенных целей и подходов при реализации государственной политики. Неотъемлемой частью этого является государственная политика в сфере промышленности с учетом проведения финансового оздоровления и процедур банкротства.

Первоначально разберемся с понятием «публичный интерес» в рассматриваемой нами сфере. Выведение понятия публичного интереса также носит дискуссионный характер. Это видно на примере Постановления Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г.

№ 12-П[43]43
  По делу о проверке конституционности абз. 8 п. 1 ст. 20 Федерального закона «“О несостоятельности (банкротстве)” в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева»: постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. № 12-П // СЗ РФ. – 2006. – № 3. – Ст. 335.


[Закрыть]
. В данном документе есть ряд выводов, которые представляют для нас интерес. В частности, в п. 2 Постановления говорится о том, что на основании ч. 1 ст. 8 Конституции РФ и ее взаимосвязи со ст. 34 Конституции РФ государство обязано, по смыслу с ч. 1 ст. 45 Конституции РФ, которая, в свою очередь, имеет подтверждение в рамке ст. 2, 17, 18 Конституции РФ, создавать наиболее благоприятные условия для рыночной экономики. Это следует осуществлять путем непосредственного регулирования государственного воздействия, а также через стимулирование свободной экономической деятельности, основанной на принципах самоорганизации, баланса частных и публичных интересов, корпоративного взаимодействия и сотрудничества, в целях выработки отвечающей интересам и потребностям общества государственной экономической политики. В частности, в сфере финансового оздоровления и банкротства. Таким образом, можно говорить о развитии необходимых для становления гражданского общества начал самоуправления и автономии в экономической сфере, проявлением чего является создание саморегулируемых организаций. При этом государство поддерживает и стимулирует гражданскую активность. Посредством судебного нормоконтроля и иных форм контроля, описанных в ч. 1 ст. 46; ч. 2 ст. 120; ч. 5 ст. 129 Конституции РФ, оно осуществляет свои конституционные полномочия.

Федеральный законодатель в соответствии со ст. 71 («а», «в», «ж») Конституции РФ, устанавливая правовые основы единого рынка и осуществляя при этом регулирование и защиту прав и свобод, прежде всего экономических, для защиты общих (общественных) интересов вправе применить публично-правовой тип регулирования рыночных отношений, который в силу взаимодействия частноправовых и публично-правовых интересов предполагает в то же время сочетание частноправовых и публично-правовых элементов. При этом он располагает широкой свободой усмотрения в выборе правовых средств и вместе с тем связан конституционно-правовыми пределами использования публично-правовых начал (ст. 7, 8, 55 Конституции РФ).

Данное постановление в юридической литературе и судебном сообществе вызвало широкую полемику. Примером этого может служить особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова. В нем говорится, что аргументы и доводы Конституционного Суда РФ не являются убедительными. Это связано с тем, что суд дал определение термина «публичный» чрезвычайно широко, что привело к абсолютно размытому пониманию термина и к стиранию границ частноправового и публично-правового регулирования. Это, в свою очередь, приводит к угрозе для индивидуальных прав и свобод. Публичное право изначально предполагает защиту общегосударственных интересов и целей, наличие в этих отношениях государственных структур, субординации, властно-подчиненных отношений и правовых общеобязательных требований и ограничений, обоснованных в смысле ст. 55 (ч. 3). Институт несостоятельности (банкротства) относится к отрасли частного (гражданского) права не только в силу доктрины и давней традиции, но прежде всего потому, что, по сути, является феноменом рыночной экономики и лежит в сфере хозяйственно-предпринимательской деятельности, связанной с удовлетворением имущественных интересов, требований кредиторов как субъектов гражданского оборота. Этим судья утверждает, что основы регулирования банкротства связаны с регулированием института исходя из ст. 25 и 65 Гражданского кодекса РФ. Эти основы не предусматривают административное или иное властное подчинение одной стороны другой, т. е. не основаны на публичном праве. В связи с этим считаем, что следует отметить наличие оговорки в п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ. Она, действительно, предусматривает, что гражданское законодательство в этом случае не применяется, поскольку «иное не предусмотрено законодательством», но все же этот довод считаем спорным. В подтверждение этого приведем еще одно постановление Конституционного Суда РФ, в котором наблюдаем единодушие с официальной трактовкой понятия. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона “Об аудиторской деятельности” в связи с жалобой гражданки И. В. Выставкиной» говорится, что государство в отдельных случаях может ограничить право пользования, владения, распоряжения, а также свободу предпринимательства, свободу договоров участников гражданского оборота на основе принятия этих ограничений федеральным законом, с учетом защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Поэтому отметим, что понятие «банкротство (несостоятельность)» следует все же рассматривать в совокупности с понятием «публичный интерес», поскольку оба понятия раскрывают сущность социальных и экономических процессов в современном российском обществе.

Все это приводит к выводу о том, что в составе совокупности норм права, регулирующих несостоятельность (институт банкротства), необходимо учитывать административно-правовой метод регулирования экономических отношений. Это связано с тем, что несостоятельность (банкротство) является атрибутом рыночной экономики, что обусловливает рассмотрение банкротства через призму имущественно-стоимостных (товарно-денежных), а также иных предпринимательских отношений. А роль государства состоит в предотвращении экономических правонарушений и участии его как субъекта хозяйствования, регулятора рынка. Поэтому требуется учет и выделение такой нормативной совокупности, как «субинститут антикризисных мер», под которой понимается наличие совокупности отдельных нормативных предписаний, регулирующих экономические отношения в рамках преодоления кризиса органов управления хозяйствующих субъектов, с учетом удовлетворения не только интересов от осуществления предпринимательской деятельности, но и публичного интереса всего общества.

Учет публичного интереса в рамке частноправовых отношений института банкротства предполагает рассмотрение его как комплексного института права. Однако вопрос о юридической природе таких институтов мало изучен. В настоящее время понятие «комплексный институт» рассматривается как институт, содержащий нормы двух и более отраслей права[44]44
  Каримова Е. А. Правовой институт: автореф. дис… канд. юрид. наук. – Саратов, 1998. – С. 17, 18; Сырых В. М. Комплексные институты как элементы системы российского права // Журнал российского права. – 2002. – № 10. —
  С. 22–27.


[Закрыть]
. Он является не механической совокупностью, а гармоничным сплавом однородных отношений. Институт имеет неразрывный предмет регулирования. Он может действовать в рамках нескольких отраслей права, функционирующих в сфере действия родственных отраслей. Для исследования института банкротства интересным представляется не связь между нормами комплексного института, а применение предмета одной отрасли с использованием метода правового регулирования из другой отрасли.

Если нормы одной отрасли права публикуются в источниках другой отрасли права, имеются достаточные основания полагать, что эти нормы могут составлять (образовывать) комплексный институт. Комплексность института создается не по субъективному желанию законодателя, а в силу объективных причин, когда те или иные нормы отрасли не могут применяться в своем первозданном виде для регулирования соответствующих отношений в сфере предмета другой отрасли права.

На нынешнем этапе развития экономики в России вполне приемлемо наличие именно комплексного института банкротства в рамках законодательства о несостоятельности, который способен в полном объеме регулировать экономические отношения по поводу финансового оздоровления (банкротства). Вместе с тем отсутствие учета специфики института и единого мнения по поводу отраслевой принадлежности института банкротства приводит к появлению новых нормативных и подзаконных актов, которые по своему правовому толкованию противоречат друг другу, что порождает правоотношения, которые в споре сторон разрешить крайне сложно.

Все это означает, что требуется выработка новых государственных установлений и их адаптация к новым экономическим отношениям. Конечная цель современных административных реформ в России состоит в совершенствовании способности государства реализовать политику, предписанную законом[45]45
  Хабриева Т. Я., Ноздрачев А. Ф., Тихомиров Ю. А. Административная реформа: проблемы и решения // Административная реформа в России: науч. – практ. пособие / под ред. С. Е. Нарышкина, Т. Я. Хабриевой. – М., 2006. – С. 1—53.


[Закрыть]
. Нет ясной структуры управленческого аппарата, не определены его функции при реорганизации и слиянии различных министерств и ведомств. При этом институт банкротства по своему содержанию непосредственно зависит от содержания экономической функции государства. Поэтому предлагаем в рамках «субинститута антикризисных мер» учитывать нормы права, которые направлены на административно-правовое регулирование экономических отношений[46]46
  Ноздрачев А. Ф. Содержание института административно-правового регулирования экономических отношений // Государство и право. – 1999. – № 10. – С. 15.


[Закрыть]
с выделением регионального административно-правового регулирования[47]47
  Толстошеев В. В. Региональное экономическое право России. – C. 28.


[Закрыть]
.

Рассмотрение в нашем исследовании общепринятых видов административно-правового регулирования, используемых в экономике, считаем нецелесообразным, так как они подробно исследованы в литературе, посвященной административному праву.

Поэтому сосредоточимся на анализе регионального административно-правового регулирования экономических отношений. Проведение такого исследования обусловлено учетом принципа единого экономического пространства Федерации. При этом выделяют федеральный сегмент, региональный сегмент экономических отношений, а также сегмент экономических отношений на уровне местного самоуправления. Все эти сегменты взаимосвязаны между собой, и одной из их связующих служит государственная политика в области развития экономики страны. Немалую роль в этом играет правовое регулирование промышленной политики независимо от права собственности хозяйствующего субъекта. Исследование правового регулирования в сфере промышленной политики невозможно без применения административно-правовых методов воздействия на субъекты хозяйствования. В литературе институт банкротства («конкурсное право») позиционируют как атрибут рыночной экономики. Нормы права данного института направлены на разрешение кризиса неплатежей в казну государства и возникновение кредиторской задолженности в предпринимательской среде. В то же время забывается, что рыночные отношения являются частью государственной политики в области экономических отношений, т. е. рыночные отношения – это часть экономической политики государства, направленной на улучшение своих экономических показателей. Проведение такой политики в нашей Федерации невозможно без учета регионального административно-правового регулирования промышленной политики. Развитие этих отношений между федеральными и региональными управленческими аппаратами требует выделения управленческих полномочий органов исполнительной власти на региональном уровне. Раскрывать общие положения регионального регулирования и пути его совершенствования также считаем вопросом отдельного исследования. Вместе с тем изучить специфические особенности регионального регулирования на уровне административно-территориального деления Федерации (на примере Хабаровского края) считаем необходимым. В ходе этого исследования укажем на специфику промышленной политики государства в Дальневосточном регионе как на проявление мероприятий антикризисного характера, от которых будут зависеть параметры коэффициента финансово-хозяйственной деятельности при расчете коэффициентов фиктивного или преднамеренного банкротства. Они, в свою очередь, зависят не только от общегосударственных социально-экономических параметров, но и от расчета этих параметров по месту нахождения хозяйствующего субъекта.

В развитии экономики страны ключевую роль играет экономический потенциал регионов. В нашем случае развитие Дальневосточного региона напрямую зависит от роста промышленности, который позволит обеспечить регион, и в частности Хабаровский край, промышленной продукцией и снизить импорт продукции как из-за рубежа, так и из других субъектов Федерации.

Регулирование промышленной политики осуществляется правовыми актами всех уровней: федерального, федерально-регионального и субъекта Федерации. Нормативно-правовые акты субъектов России формируют способы преодоления кризисных явлений в экономике региона и способствуют, в частности, развитию промышленного потенциала.

Региональное законодательство Дальневосточного региона в этой сфере выдвигает приоритетные направления. В качестве примеров можно назвать проведение высокоэффективного инновационного проектирования, оформление проектов по созданию новых рабочих мест, установление приоритета жизни и здоровья работников по отношению к результатам производственной деятельности. Кроме того, разрабатывается стратегия развития промышленности региона с учетом ее дифференциации на отдельные группы отраслей, которые в определенное время станут «стратегическими» для вывода региональной промышленности из кризиса.

Учитывая вышеизложенное, приведем мнение В. В. Толстошеева, высказанное им в работе «Региональное экономическое право России», который под промышленной политикой Федерации предложил считать систему правовых, экономических, организационных мер, направленных на повышение эффективности работы промышленности всей страны. В данном случае промышленность рассматривается как одна из составляющих народного хозяйства с учетом ее значения и влияния на социально-экономическое развитие страны на определенный период времени. При следует выделять три уровня управления промышленной политикой: а) стратегический (уровень выработки концепции развития промышленности); б) тактический (уровень выработки конкретных решений исходя из концепции развития); в) оперативного управления (уровень воплощения стратегии и тактики решения поставленных задач).

Субъектами промышленной политики следует назвать: а) органы исполнительной власти и местного самоуправления; б) учреждения, саморегулируемые организации и иные организационные формы, подпадающие под статус некоммерческих организаций; в) предпринимателей и организации, целью которых является получение коммерческой выгоды.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное