Евгений Корпачёв.

Жизнь на Марсе



скачать книгу бесплатно

Гене очень понравилось здесь находиться. Между тем входили разумоиды, заполняя Храм. И довольно скоро набралось достаточное количество народа. Гена не успел толком никого разглядеть.

Вдруг раздался громкий голос священника – высокого, худощавого марсианина с белыми волосами до плеч, густыми усами и длинной бородой, одетого в белоснежные длинные одежды до пола. Хотя волосы его были белыми, седыми их назвать нельзя. На вид ему было около сорока лет. В руке он держал высокий посох, увенчанный каким-то небольшим сферическим, ярко сверкающим камнем. Священник плавно поднялся в воздух и опустился в центре алтаря. Затем он провозгласил начало молитвы. Причём голосом, а не мыслью. Все вокруг замерли и обратили свои взоры к нему. Священник воздел руки вверх и запел. Несмотря на то, что он пел на марсианском языке, Гена всё понимал. Это было прославление Бога.

Священник пел протяжно, высоким голосом. Слов было совсем немного. Голос поющего в полной тишине отражался от стен храма и многократно усиливался, становясь громче. От его пения на сердце становилось тепло и хорошо. Радостным и торжественным голосом священник пел очень красиво. Но что удивительно – губы он не смыкал полностью при пении, и звук исходил прямо из горла. Постепенно голос священника входил в резонанс с эхом, отражающимся от стен и потолка. Вдруг священник упал на колени и замолчал. Все молящиеся, как по команде, также упали на пол. И Гена вместе со всеми.

Наступила полная тишина. И вдруг откуда-то сверху, а может, со всех сторон одновременно, мощнейшая волна ударила в разумоидов. Это была не звуковая или тепловая волна. Это было нечто проникающее в самую душу.

Все разом запели дружно и торжественно. Высокий голос священника слышался громче других. Наверное, это можно объяснить особой акустикой храма. Геннадий не знал слов, но, поддавшись порыву, запел вместе со всеми протяжно, стараясь попасть в тон. Это было несложно, поскольку молитва представляла собой протяжную и торжественную песню, состоящую больше из звуков, а не из слов.

Позднее Сиу объяснила ему, что молитва здесь – не просто произнесение заученных слов вслух, а олицетворение своей безграничной любви и признательности Творцу. И молитва исходит не из уст, а из самого сердца. Пение вслух – для облегчения самого процесса молитвы и увеличения эффекта для всех присутствующих, в особенности для тех, кто здесь впервые или давно не был на службе. Жертвы здесь не приносят. Что может тварь принести Творцу из того, чего у него нет? Жертва здесь – именно молитва от чистого сердца.

Между тем громкость хорового пения стала максимальной. Песня, отражаясь многократно от стен здания, всё усиливалась, становясь громче и громче. Скоро Гена перестал слышать себя. Незаметно для себя он вместе со всеми вошёл в транс, устремляя взор ввысь. Ему показалось, что из-под купола вниз струится божественный свет и тепло. Он ощутил бесконечную любовь, изливающуюся на него. Все молящиеся смотрели вверх и громко пели. Звуки молитвы заполонили всё пространство, стали как будто плотнее.

Гена перестал чувствовать тело, исчезли все мысли, он думал только о том, до чего прекрасны этот свет, тепло и благодать, снизошедшая на него. Всё его сознание заполнил детский восторг и неподдельная радость от того, что он ощущал сейчас. Ему нестерпимо захотелось оказаться ближе к источнику безграничной любви. Всё его естество, всё сознание потянусь туда, вверх. До чего же прекрасно и чисто этот божественное, неощущаемое физически тепло! Оно прекрасней всего на свете!

Тем временем молитва достигла своего апогея, Гена словно растворился в самой прекраснейшей песне, какую ему только доводилось слышать в своей жизни. Ему показалось, что купол храма становится ближе, источник тепла ярче и теплее.

Молитвенный экстаз привёл Геннадия в состояние полной эйфории. Сколько это продолжалось, он не мог сказать. Блаженство заполнило его сознание. Гене не хотелось ничего, кроме как находиться дольше в тёплом, невероятно приятном излучении. У него потекли слёзы радости и умиления. Внезапно священник громко и радостно воскликнул. Молитва резко оборвалась. Сразу воцарилась торжественная тишина. Только незримый свет продолжал струиться вниз. Слышно было, как затихает пульсирующее эхо.

Через несколько мгновений священник медленно опустил руки и посмотрел на молящихся разумоидов. Послышался шорох одежд. Гена почувствовал, что у него под ногами нет пола. Он спохватился и пришёл в себя. Оказалось, что он вместе со всеми неосознанно поднялся над полом до уровня алтаря. Осознав это, он растерялся и тут же рухнул вниз. Расслабленные ноги не выдержали, и Гена неловко упал.

– Сиу, что это было? – он посмотрел на свою спутницу, голос его дрожал. Он был похож на дитя, впервые попробовавшее вкусную сладкую конфетку. Слёзы блестели на его щеках. Они не торопясь выходили из здания месте со всеми разумоидами.

– Служба. Тебе понравилось?

Гена хотел ответить, но от умиления ком невольно подкатился к его горлу, и он только согласно закивал головой.

– Слава Богу. Пойдём. Нам нужно в город.

Они медленно прошли некоторое расстояние до входа, и Гена спросил:

– Я вот что подумал: Как насчёт Библии и святых писаний, которые распространены на Земле?

– Бог один и на Земле, и на Марсе, как и во всей Вселенной. Всё, что писали его пророки – святая правда. Кстати, в Библии описан в основном мир внешних землян. И даны заветы, как жить.

– А как же инопланетяне?

– О так называемых внешними землянами инопланетянах им знать лишнего до поры до времени не полезно. То, что не полезно, может оказаться вредным.

И Сиу с Геной вместе со всеми вышли из храма. Привычно воспользовавшись порталом, они очутились в городе.

ГОРОД. Мван – один из административных центров

К удовлетворению Геннадия, город внешне оказался почти таким же, каким он себе его представлял. Невероятной высоты здания являли собой футуристические конструкции из геометрических фигур – цилиндры, уходящие в небо, конусы, расширяющиеся вверх, шары, овалы, полусферы, спирали и другие довольно замысловатые фигуры, которые выражали полёт архитектурной мысли. Здания были самых причудливых форм. Необычные изгибы невероятных конструкций всевозможных цветов прекрасно гармонировали между собой. Заметно было, что над обликом города старательно потрудились архитекторы. Некоторые здания имели очень смелую, с точки зрения инженерного решения, конструкцию. Строения переплетались между собой диковинными галереями. Сам город был не очень большим, всего около сотни зданий. Хотя иной раз было трудно определить, где кончается одно и начинается другое. Между собой на огромной высоте здания соединялись переходами, похожими на трубы. Нигде не было видно окон, лишь огромные проёмы разнообразных форм. Завораживающее хитросплетение архитектурных решений поражало воображение. Среди цветов преобладали лиловый и изумрудный. Покрытие дороги было из небольших шестиугольных плиток песочного цвета.

Пейзаж дополняла растительность необычных, с точки зрения Геннадия, форм и расцветок – очень много деревьев, кустарников, цветов находилось всюду – на земле, на многочисленных террасах зданий, в некоторых местах целые стены домов были буквально засажены всевозможными видами марсианской флоры. Таких диковинных растений Гена не видел никогда. Некоторые из них были совершенно не похожи ни на что земное, с чем бы их можно было сравнить. Самые высокие деревья, похожие по форме на пальмы, имели ярко-красный ствол и, плавно изгибаясь, уходили высоко вверх, не имея сучков на стволе. На самом верху виднелись тёмные кроны небольших размеров. Стволы их были довольно тонкими по отношению к высоте. Кажущиеся неустойчивыми, они немного покачивались, и оставалось только поражаться, почему они не падают. Вся растительность удивительно сочеталась с архитектурой!

Внимание Геннадия привлекли огромного размера цветы на клумбе. Если, конечно, применимо понятие «клумба». Похожие на цветы роз огромные бутоны шарообразной формы размером с футбольный мяч имели один-единственный лепесток. И этот лепесток закручивался спиралью, при этом раскрываясь шарообразно и веером. Нижняя часть бутона была нежно-алого цвета. По направлению снизу вверх цвет плавно превращался в жёлтый, затем в зелёный, потом в синий. В самом центре цветка он становился фиолетовым. Причём ближе к центру цвет был нежный, светлый, постепенно становясь гуще и темнее по краям. По всему бутону были словно рассыпаны рисунки в виде колечек различных цветов и размеров.

Были и другие, ещё более диковинные и замысловатые представители марсианской флоры, созерцанию которых по отдельности можно посвятить довольно продолжительное время, не переставая изумляться.

Почти не было транспорта. Иногда только высоко по воздуху над зданиями в разных направлениях и на разной высоте проносились какие-то транспортные средства, отдалённо похожие на автобусы, но без окон. Но и они были немногочисленны. Дисколётов-катеров не было видно вообще. Разумоидов было мало. Те, кто находился на улицах, неторопливо прогуливались или беседовали, сидя на лавочках. Вообще сквозила атмосфера покоя, умиротворённости, даже какой-то сонливости.

Приблизительно как-то так Гена себе и представлял марсианский город. Всё тут было ему по душе. Он буквально влюбился в него. Для себя он решил, что обязательно вернётся сюда, побродит по проспектам и внимательно всё тут разглядит. Сиу сказала, что сейчас у них есть свободное время и они немного погуляют здесь. Она покажет ему город и расскажет о нём. Геннадий заметил, что общаться с помощью телепатии действительно легче и проще. Он подумал о том, что если он свободно овладел таким методом общения, то, возможно, и при освоении приёмов левитации особых проблем не возникнет. Сиу снисходительно улыбалась ему, читая его мысли.

Они медленно шли по городу пешком и общались.

– А почему мы не летаем, если это так просто?

– Полёт осуществляется силой мысли, и за течением полёта нужно следить. То есть приходится задерживать на нём внимание. Это что-то сродни управлению велосипедом, если тебе так удобнее понимать. То есть разговаривать можно, но постоянно приходится отвлекаться. Так что гораздо удобнее разговаривать не напрягаясь.

Город Мван – один из небольших административных центров. И ты, как прибывший на Марс, обязан зарегистрироваться.

– Это долго?

– Совсем нет, пустая формальность, больше знак уважения. Собственно говоря, ты уже был зарегистрирован здесь шестнадцать лет назад, когда родился.

Они шли по середине широкого проспекта, по которому вообще не ездили никакие транспортные средства.

Навстречу им шёл разумоид: ростом чуть выше Геннадия, кожа бледно-зелёного цвета; большая, с зачёсанными назад чёрными, до плеч, волосами голова на непропорционально тонкой шее была немного приплюснута сверху, огромный затылок сильно выдавался назад, а лоб был высоким; на лице выделялись огромные, овальные глаза, в три-четыре раза больше, чем у землян, с абсолютно чёрными склерами, а носа практически не было, только какая-то небольшая припухлость с двумя отверстиями; рот – совсем маленький с тоненькими губами; две ноги, руки – с тремя длинными толстыми пальцами без ногтей. Одет он был в длинный балахон золотистого цвета, почти полностью закрывающий фигуру, на ногах сапоги такого же цвета, как балахон.

Сиу поздоровалась с разумоидом:

– Здравствуй, Фойс.

– Здравствуйте, Сиу, – ответил разумоид с помощью телепатии, его голос оказался приятным и высоким, почти детским.

Геннадий тоже сказал:

– Здравствуй… те. – Он понял, что это девушка. Он постарался настроиться как можно дружественнее, кивнул ей головой и даже улыбнулся. Она вдруг засмущалась, лицо покрылось мелкими белыми пятнами. Её глаза, оказавшиеся очень выразительными, вдруг на удивление быстро заморгали, она приложила руку к груди и, слегка поклонившись Гене, торопливо прошла мимо.

Гена повернулся к Сиу, чтобы узнать у неё, не сделал ли он чего-нибудь предосудительного. Мать успокоила его, сказав, что всё хорошо, просто девушка оказалась очень стеснительной. Кстати, Сиу с ней знакома. Недавно она была в гостях у друзей в другой галактике, где познакомилась с этой девушкой. Её зовут Фойс, и она хорошая девушка. Сиу знает её родителей. Если представится случай, Сиу познакомит с ней Гену. Фойс гуманоид.

Затем Геннадию и Сиу встретился другой разумоид: невысокого роста, полный, сине-зелёного цвета, одет в сиреневый халат свободного покроя, который многочисленными складками свисал с рукавов, на груди, на ногах. Голова его была круглой, совершенно без волос. Лицо непропорционально маленькое по сравнению с размерами головы. Глаза небольшие, строение как у кошки, щелевидные зрачки. Маленький рот. Три губы, как у зайца. Верхние губы почти сразу переходили в нечто, похожее на нос. Он едва заметно выдавался на фоне всего лица.

Сиу едва заметно толкнула под руку Геннадия, он вздрогнул и поглядел на неё. Она мило улыбнулась сине-зелёному, он тоже изобразил на лице подобие улыбки и неторопливо прошёл мимо, благодушно глядя на них. Геннадию показалось, что он подумал: «Приветствую тебя, марсианин!»

Пройдя немного далее, Гена оглядываться не стал, а молча спросил:

– Кто или что это? Ты его знаешь?

– Тоже гуманоид, только из другой цивилизации. Я его не знаю. Он не из Солнечной системы. И вообще не из нашей Галактики. Кстати, привыкай к вежливости. В некоторых случаях невежливость могут расценить как агрессию, и тогда проблемы неминуемы. Если тебе ещё что-нибудь или кто-нибудь покажется странным, не подавай виду и не лучше не думай ничего вообще. Понимаю, это трудно – вообще не думать. Нужно учиться размышлять и поступать правильно – ты не на Земле, ты в цивилизованном сообществе.

Далее, прогуливаясь по проспекту, Гена и Сиу увидели троих очень высоких разумоидов. Телосложение худощавое, длинные жилистые конечности. Что характерно – колени сгибаются назад. Узкие плечи, тонкие руки и ноги. Голова маленькая, на очень длинной шее. На голове жидкие волосы, светлого цвета, ниже плеч. Открытые участи кожи бледные. Лица очень морщинистые. Глаз не видно совсем, и вообще непонятно, что есть на лице. Длинные шеи подвижные. Они легко поворачивали голову назад. Одеты они были в рубашки и шорты до колен, высокие сапоги, представляющие собой сетку с мельчайшими отверстиями. Всё ярких цветов. Вообще название видов одежды и обуви носит весьма приблизительный характер. Увидев Сиу, разумоиды оживились и бесшумно задвигали ртами. Оказалось, вместо губ у них коротенькие многочисленные щупальца, обильно смоченные слюной. И подобное движение губ означает приветствие. Сиу тоже обрадовалась и подскочила к ним, подтягивая за собой Гену.

Между ними завязался оживлённый разговор – они оказались старыми друзьями и заговорили о своих прошлых встречах молча, на телепатическом уровне. Геннадий изо всех сил подавлял в себе чувства, вызванные их нелицеприятным видом. Вдруг знакомые Сиу разом повернулись к Геннадию и с интересом посмотрели на него. Он почувствовал с их стороны доброжелательное отношение. Сиу не стала задерживаться и, тепло попрощавшись с ними, повела Геннадия далее.

– Ты девушкам понравился.

Гена хотел вежливо прокомментировать встречу, но тут же осёкся, решив скорее бросить свои землянские штучки и быстрее вживаться во Вселенское сообщество. Он уже понял, что в этом мире не было места проявлениям животных чувств, и всех видно насквозь. Здесь внешний вид мало что значит. Главное – внутреннее содержание разумоида.

Ещё немного погуляв по городу, они подошли к одному из зданий. Стены были покрыты мелкими впадинами и выпуклостями различной формы. Солнечный свет, попадая на эту поверхность, освещал выпуклости, и они казались изумрудного цвета. Неосвещённые участки стены, впадины, светились лиловым свечением. Граница между освещёнными и неосвещёнными участками переливалась различными комбинациями этих цветов. Вход в здание представлял собой довольно большое отверстие неправильной формы. Дверей не было. Сиу и Гена вошли в просторный холл. Увидели на противоположной стене несколько входов в лифты. Это были прозрачные кабины, перемещающиеся снаружи здания вверх и вниз, вход в лифты был изнутри здания. Они направились к лифтам. Уже подходя к ним, они заметили, что следом за ними туда же подходит та самая девушка-гуманоид, Фойс. Гена подумал, что, наверное, этими случайными встречами их знакомство не ограничится.

Они втроём вошли в лифт. Было видно, что Фойс смущена, но не ищет повода для того, чтобы ехать на другом лифте. Он между тем совершенно незаметно тронулся и стал с ускорением бесшумно подниматься вверх. Гене было чрезвычайно любопытно познакомиться с Фойс, но он не знал, как это сделать. Здесь не Земля. И он старался не смотреть на девушку. При этом ясно понимал, что она так же проявляет интерес к нему и украдкой смотрит на его отражение в блестящей стене кабины.

Сиу решила первой начать разговор:

– Фойс, ты в миграционный департамент?

– Да.

– И мы тоже туда. Ну, как тебе Марс?

– Нравится. Скоро с подругами полетим на катере на Землю.

– Познакомься, мой сын Гена, он недавно оттуда.

Глаза Фойс на мгновение немного расширились. Ресниц не было совсем, но глаза были очень выразительные.

– Фойс. Я с Араксиса, система трёх Медуз, галактика Логл.

Геннадий немного засмущался и заволновался. Ещё никогда он не знакомился с гуманоидами.

– Гена. Я тоже с системы, с этой, как её… с Земли я, в общем. – И он протянул ей руку для рукопожатия. Фойс посмотрела в неё, ничего в ней не увидела и вопросительно глянула на Гену. Он пояснил, что на Земле так принято выражать взаимное доверие и уважение. Фойс улыбнулась, и протянула ему свою руку. Гена впервые в жизни прикоснулся к представителю из другой галактики. Рука Фойс оказалась мускулистой и горячей, кожа мягкой и нежной. Чувствовалось, что у неё сильные мышцы. Было необычно держать большую трёхпалую руку. Гена стал объяснять Фойс смысл и историю рукопожатия. Фойс проявляла неподдельный интерес к его рассказу. Геннадий же, встретив благодарного слушателя, начал с воодушевлением рассказывать Фойс о Земле.

Лифт остановился, они вышли оттуда втроём. Перед ними был огромный холл. Стен не было вообще. Точнее, стены были, но они представляли собой тоненькие промежутки между огромных окон неправильных форм. Возле одного из этих окон в кресле сидел молодой мужчина, внешне марсианин. Кресло представляло собой нечто вроде чаши с округлыми краями и множеством мельчайших отверстий. И на тоненькой единственной ножке. Мягкий материал в точности повторял форму тела марсианина. Увидев троих разумоидов, шедших к нему, он обрадовался, поднялся с кресла и заулыбался. От него буквально повеяло добротой и расположением. Сиу не смогла сдержать улыбку и радостно улыбалась ему в ответ. Когда разумоиды подошли ближе, мужчина громко сказал:

– Здравствуй, здравствуй, Сиу, красотка! Ты всё в разъездах, хоть бы нашла время навестить старичка, покатались бы на циклотроллерах, покупались, позагорали на пляжах планет старой доброй Альфы Центавра, там нас всё ждут не дождутся. Опять же – давненько мы не были на весёлых планетах Туманности Андромеды. Ну, не тебе объяснять… Ты и сейчас, я понимаю, по делу.

И они крепко обнялись. Видно было, что они старые друзья.

– Регистрация, сам понимаешь. Нам нужно…

– Понимаю, понимаю. Подходите, дети. Я администратор. Буду вас регистрировать.

Фойс и Гена переглянулись и несмело вдвоём пошли к мужчине.

– Ну, пара, конечно, вы колоритная! – он добродушно засмеялся, а вместе с ним и Сиу. Ребята засмущались. Только сейчас они заметили, что держатся за руки. Разняв руки, они подошли к администратору. Тот, заметив, что они стесняются, тут же переменил тон:

– А встаём вот сюда.

Пред ним находился огромный, в человеческий рост, голографический экран. Он был ребром обращён к подошедшим, и Гена не сразу его заметил. Фойс встала перед голографическим экраном, с его задней стороны. Сверху появился фиолетовый широкий плоский луч и быстро, с головы до ног, отсканировал девушку. Сосредоточенно глядя на огромный экран, администратор манипулировал на экране какими-то органами управления. Затем он произнёс дружелюбно:

– Добро пожаловать, Фойс, на планету Марс. Желаю приятно провести время!

– Спасибо.

И девушка отошла в сторону.

– Геннадий, я понимаю, да?

– Да, я…

– Ничего не нужно говорить. Встаём сюда. Так…

Фиолетовый луч отсканировал Геннадия. Администратор быстро выполнил какие-то действия на экране и радостно объявил:

– Добро пожаловать домой, сынок! Желаю счастья!

– Спасибо.

– Ребята, поиграйте, пожалуйста, у реки. Там много разумоидов, познакомьтесь с кем-нибудь. А мы с Сиу побеседуем, давно я её не видал. Ведь правда, Сиу?

– Миг, от тебя просто так не отделаешься. Не зря тебя назначили работать в миграционный департамент. Мимо тебя даже молекула не пролетит, ты…

– Ну вот и славно, вот и чудно.

Миг вдруг счастливо засмеялся, высоко подпрыгнул вверх и, задержавшись в воздухе на некоторое время, вдруг с невероятной скоростью закрутился, делая сальто. Всё его тело слилось в один мелькающий круг. Провернувшись в воздухе много раз, он подскочил к Сиу и ещё раз крепко обнял её. Она засмеялась, польщённая его вниманием, и повернулась к Фойс и Гене:

– Я задержусь тут с другом детства, а то он обидится. Побудьте пока на пляже. На циклотроллерах не кататься, на катера не садиться, на орбиту не выходить! Фойс, ты старше его, покажи ему тут всё.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7