Евгений Корпачёв.

Жизнь на Марсе



скачать книгу бесплатно

– А из чего построен дом?

– Он углеродный. Точнее, это один большой цельный кристалл алмаза. И в нём вырезаны все помещения. Дому этому несколько тысяч лет. Тогда была такая мода. И со времён постройки в нём ничего не менялось. Незачем.

– А сейчас – что, так не строят? Наверное, дорого.

– Нет, дело не в стоимости. Кстати, если бы это было дорого, то дома из модифицированного углерода, то есть алмаза, не строили бы. С точки зрения сегодняшней моды здесь много лишнего. Сейчас строят всё намного проще. Позже как-нибудь сходим в гости к соседу, посмотришь на его дом. Он его совсем недавно построил.

МАРС. Планета и её жители

Они сели на пол в самом центре зала друг напротив друга, поджав ноги под себя. Слабый тёплый ветерок колебал свободные одежды. Из огромных окон был виден потрясающе красивый вид на реку, за которой находились скалы с водопадами и два дисколёта возле них. За скалами была огромная равнина, за ней вдалеке виднелся лес. Ласковое солнце на безоблачно-голубом небе приветливо освещало землю. И девушка начала рассказ.

– Гена, сейчас я тебе расскажу немного, ты не переживай особенно, привыкнешь ко всему. Главное – не волнуйся.

– Хорошо. Я готов.

– Сначала несколько наиболее важных для тебя новостей. Так вот: мы сейчас на Марсе, я – твоя мама, и здесь – твоя Родина. А зовут меня Сиу. Если хочешь, можешь не звать меня мамой, зови по имени.

Девушка внимательно посмотрела на Гену, слегка закусив губу. Гена напряжённо глядел на неё, ожидая чего-то ещё.

– Это самое шокирующее из твоего рассказа?

– Не торопись, шокирующее тебя ждёт впереди, причём в больших количествах. А на сегодняшний момент для тебя это самое важное. Живи сегодняшним днём.

Гена облегчённо вздохнул. Видимо, он ожидал узнать нечто более страшное, чем то, что он марсианин.

– Я уже догадался, что мы не на Земле, когда изменился вес тела. Но я всегда думал, что для полёта на Марс нужны космические ракеты, скафандры…

– Для полёта, безусловно, нужны. Но мы, в отличие от внешних землян, не усложняем себе жизнь. Сквозь пространство нужно перемещаться через порталы.

– Каких «внешних землян»?

– Во Вселенной великое множество видов разумных существ. Мы с тобой являемся одним из видов – люди. Наш вид живёт везде – и на поверхности Земли, и внутри других планет Солнечной системы.

– А вне Солнечной системы живут люди?

– Конечно. Много где. Например, на планетах тройной звезды Сириус. Они наши предки и относятся к тому же виду, что и мы – люди.

– Какие ещё есть виды разумных существ?

– Очень много. Например, гуманоиды, гидроиды, арахноиды, антропоиды… Одним словом, все разумные существа всех цивилизаций называются разумоиды.

– А в Солнечной системе, кроме людей, живут ли другие разумоиды?

– Да, живут, конечно. Например, гуманоидов и антропоидов много. Они живут, имея различные статусы – гости, туристы, работники, жители.

– Среди граждан Земли – гуманоиды?

– Нет.

Вот как раз гражданами Солнечной цивилизации гуманоиды и вообще представители других цивилизаций быть не могут. Такой у нас порядок. Жителями или гостями – пожалуйста. Кстати, некоторые цивилизации допускают разумоидам иных цивилизаций быть своими гражданами. В том, что среди землян живут гуманоиды, ничего удивительного нет. На поверхности Земли, например, африканцы живут на Аляске. Некоторые люди так же постоянно живут в других цивилизациях.

– А как можно стать гражданином далёкой…

– Давай обо всём по порядку. Сначала о тебе. Ты родился здесь шестнадцать земных лет назад. Я растила тебя около года, затем ты был отправлен на Землю. Есть несколько методов воспитания. Один из самых распространённых – отправка детей в развивающиеся миры. Причина проста – по возвращении домой они ценят те достижения, которых добилась наша цивилизация.

– Неужели можно вот так бросить младенца на произвол судьбы?

– «Бросить» кого-то – это значит оставить его без должного внимания. Мы внимательно следили за тобой. Обычно по прошествии порядка шестидесяти – восьмидесяти земных лет мы забираем детей обратно.

– Да, но мне всего шестнадцать.

– Конкретно по детям на внешней Земле было принято решение забрать всех раньше срока. Внешние земляне стали слишком интенсивно разрушать свой мир, скоро наступит его конец, и при таком положении дел маловероятно, что кто-нибудь из наших детей доживёт до земной старости.

– Как так?

– Они на самом пороге коллапса. Так вот. Я сегодня забрала тебя оттуда, и мы с тобой через портал перешли с Земли на Марс.

– Так этот овраг, через который мы шли, и есть портал?

– Такими порталами напичкана вся Земля. Точнее, порталы – это неотъемлемая часть всей Вселенной, в том числе земного шара. Мы прошли через него и оказались на Марсе.

– Но меня же будут искать на Земле.

– Никому ты там не нужен.

– А других детей как забирают?

– Всех по-разному. Это чтобы не возбуждать лишних подозрений. Например, самое простое – пропал человек без следа, и всё. Мало ли что может случиться. Нет тела – нет дела. Способ зависит от выбора родителей. В общем, в итоге ребёнок, которому шестьдесят – восемьдесят лет, получает тело пятнадцатилетнего подростка. И живёт здесь ещё очень и очень долго. Патологоанатомы на Земле не замечают подмены.

– А новое тело где берут? – Гена заметно взволновался, непроизвольно положив руку на грудь.

Сиу с трудом сдержала смех, прикрывая рот под видом того, что у неё чешется нос.

– Клонируют из клеток того разумоида, чей мозг потом будет пересажен в это новое тело. Не волнуйся, чужие тела никто не забирает. К тому же идеально совмещаются лишь однородные ткани. То есть те, которые взяты от одного из того же организма. Успокойся, марсиане не похищают людей, чтобы отобрать тело.

– А другие цивилизации?

– Есть Вселенский кодекс. Он запрещает совершать любые деструктивные действия в отношении разумоидов. Например, насилие в любой форме. Да никто и не будет этим заниматься. Плохое начало может иметь только плохой конец. Невыгодно заниматься тем, что заведомо кончится плохо.

– А зачем так долго тянуть – шестьдесят лет? Нельзя ли раньше забрать?

– В развивающихся цивилизациях ребёнок проходит первую стадию воспитания. На Марс он приходит уже здравомыслящим разумоидом.

– То есть я – не здравомыслящий?

– Не то что не здравомыслящий… Но характер у тебя ещё не сложился окончательно. Есть опасность того, что ты потеряешь голову от того, что здесь увидишь, и можешь натворить бед. Но риск оправдан, так как там вот-вот случится апокалипсис, и тянуть далее нельзя.

– А электрическое поле – это тоже так и было задумано?

– Конечно. И впоследствии, гарантирую тебе, ты его полюбишь. Первое впечатление хоть и самое сильное, но часто бывает ошибочным. Многие вещи нелицеприятны, но очень полезны.

Оно искусственное. Вообще, здесь всё рукотворное. В том месте, где находится электрическое поле, под поверхностью залегают определённые материалы, и создаётся такой вот гальванический эффект. Это электрический ток со строго подобранными характеристиками. Напряжение, сила тока, его частота, амплитуда колебаний и другие его свойства подобраны таким образом, что электричество безвредно для здоровых клеток организма разумоида. И губительно для больных клеток, паразитов, вредных образований, шлаков и прочих нежелательных для тела инородных включений. Многие хотят жить долго, но никто не хочет быть старым. Для того, чтобы прожить долгую жизнь и иметь идеальное здоровье, используется регенерация тканей, то есть их восстановление. Тело получает нужный импульс и начинает вибрировать на частоте новорождённого абсолютно здорового ребёнка. При этом происходит обновление тканей, в том числе повреждённых или вообще отсутствующих. Всё ненужное организм начинает воспринимать как инородное тело и извергает из себя. Запускается мощнейший процесс омоложения, заложенный в тело природой. Но требуется толчок, чтобы запустить его. Это и осуществляет электрополе.

– И сколько можно прожить, применяя электротерапию?

– Около тысячи земных лет, что составляет около пятисот марсианских.

– А почему не вечно?

– Некоторые участки полностью регенерировать невозможно. Природа сильнее прогресса. Тебе понравилось твоё состояние после очищения?

– После, конечно, хорошо, что говорить. Но во время самого процесса меня чуть не убило.

– Так кажется. Это естественное ощущение. Твой организм был весь напичкан посторонними элементами. После сеанса очищения, вспомни, сколько гадости из тебя вышло, и как ты стал себя чувствовать.

– Ну, вообще-то да… А откуда во мне столько всего накопилось?

– От неправильного образа жизни, нездорового питания, отсутствия очищения и всего другого, вредного для здоровья. Потому и неудивительно, что мало кто из внешних землян доживает хотя бы до ста лет.

– А тебе сколько лет? А есть у меня ещё родственники? Есть ли тут семья, какие вообще отношения?

– Мне триста семьдесят шесть марсианских лет. У тебя есть старшие сестра и брат. И ваш отец – мой муж.

– А где они все? Я хочу их видеть.

– Не торопись. Слишком много информации сразу может тебе повредить, поверь мне. Сейчас я тебе объясню лишь самое основное, чтобы ты понял, куда ты попал.

– А сколько всего марсиан? Нас, в смысле.

– Миллиард.

– А точнее?

– Ровно один миллиард. Небольшие отклонения лишь за счёт того, что кто-то только что умер или только что родился. С населением у нас строго, как и вообще со всем укладом жизни. На Марсе не может проживать комфортно более миллиарда человек. Потому за этим тщательно следят. Чтобы родить ребёнка, нужно особое разрешение, лицензия.

– А как же у вас с мужем… в смысле, с папой, трое детей? Ведь у одной супружеской пары не должно быть более двоих детей, чтобы население не увеличилось?

– Некоторые пары не хотят иметь детей, некоторые погибают. Поэтому иногда у одной пары может быть более двоих детей.

– Вот ещё что: почему на Марс многократно посылались спускаемые аппараты, но они не обнаружили ничего, например твой дом? И как мы дышим – на Марсе ведь, насколько я знаю, непригодная для жизни атмосфера.

– Никто нигде давно уже не живёт на поверхностях планет, кроме развивающихся цивилизаций типа внешних землян. Почти все цивилизации живут под поверхностью. И мы с тобой сейчас тоже находимся под поверхностью планеты. Каждому человеку на Марсе принадлежит отдельная жилая полость. Её размеры ты видишь. Практически все обитаемые планеты устроены одинаково:

Снаружи твёрдая оболочка; под ней слой жидкой магмы, под ней снова твёрдая оболочка. Внутри огромная полость, в центре полости – твёрдое ядро. Ядро под воздействием гравитационных полей испытывает большие внутренние напряжения. Эти напряжения вызывают разогрев ядра до температуры, близкой к температуре плавления. Оно освещает и обогревает внутреннюю поверхность. Гравитация удерживает ядро ровно в центре полости. Таким образом, почти все планеты пустотелые, и внутри горит маленькое солнце.

– Как так получается? Я думал, что внутри планет только слой жидкой магмы с твёрдым ядром.

– Так было в самом начале рождения планет. Некоторые до сих пор так и устроены. Всё зависит от скорости вращения планеты. Сферическая полость внутри планеты образуется вследствие её вращения. Только что образовавшаяся новорождённая планета – суть жидкое раскалённое тело, летящее в космосе и вращающееся. Центробежная сила отбрасывает жидкость на периферию. При этом на полюсах, расположенных в месте пересечения оси вращения и поверхностью образуются два сквозных канала. Внутри, кроме полости, образуются крупные и мелкие капли жидкости. Под воздействием центростремительной силы они притягиваются гравитацией к центру массы планеты и слипаются в шар. Таким образом, ровно в центре полости появляется сгусток. Позже жидкости принимают стабильное равновесное состояние и перестают двигаться. Их поверхности (внешняя и внутренняя) остывают, кристаллизуются и твердеют. Так образуется сферическая оболочка с небольшим твёрдым телом в её центре. На это твёрдое тело действуют гравитационные силы. Оно раскаляется и начинает светиться. Так получается маленькое Солнышко в центре внутренней полости. В процессе формирования планеты, кроме больших отверстий на полюсах, образуется много небольших сквозных каверн, соединяющих внутреннюю и внешнюю оболочки.

После того, как завершились тектонические процессы, происходит дальнейшее формирование планеты: атмосфера, гидросфера, биосфера и так далее.

– А вдруг маленькое Солнце упадёт на внутреннюю полость? Ведь оно же никак не крепится!

– Не упадёт оно никогда. Оно крепится очень надёжно: гравитационные связи самые надёжные.

– А почему марсиане живут в отдельных полостях, а не на внутренней поверхности?

– Все хотят быть вместе, но жить отдельно. – Сиу улыбнулась.

– И что находится во внутренней полости?

– Там нечто вреде парка или заповедника планетарного масштаба. Природа первозданная. Всегда лето, всегда день. Там огромная зона отдыха. Проходят массовые мероприятия вселенского масштаба. Если всё будет нормально – обязательно там побываем с тобой. Кстати, моя полость внешне очень похожа на внутренний Марс.

– То есть мы подобны шахтёрам?

Сиу с трудом сдерживала смех.

– Ну, если говорить совсем по-простому, то – что-то вроде того. По крайней мере, живём внутри планетарной коры. Нелегко сразу изменить своё мировоззрение. Ты жил на Земле и не мог представить себе иного существования, кроме как на поверхности планеты.

– Но на поверхности жить лучше – небо, моря, лес, ветер и всё такое.

– Когда-то давно марсиане тоже, как и земляне, жили на поверхности планеты. И тоже там были города, поля, леса, реки, моря и всё, как на Земле. Но на поверхности жить хуже. Вредное космическое излучение, бесконтрольный климат планеты вреден для здоровья. Неуправляемая стихия, ураганы, произвольно развивающаяся флора и фауна, ядовитые растения и насекомые, опасные животные, да ещё много вредных факторов, ухудшающих и сокращающих жизнь разумоида. А здесь мы – в тепличных условиях. Климат и погода – по желанию, никаких природных катаклизмов.

– А как образовываются эти пустоты?

– Всё рукотворное, и создано уже давным-давно. Технология простая по идее и вместе с тем сложная технически. Глубоко в толще породы с помощью лазера пробуривается шахта. В её окончание помещается плазменный преобразователь – небольшой устройство размером с чемодан. Оно начинает работать, излучая вокруг себя расходящуюся волну плазмы в форме полусферы. Материал, попадающий в область действия волны, в данном случае горная порода, начинает расщепляться на элементарные частицы и превращается в плазму. Эта волна раскалённой плазмы постепенно расходится в стороны, разрушая породу.

Так образуется полость. По достижении нужного размера пустоты преобразователь изменяет характеристики излучения, и полусфера перестаёт увеличиваться. Расплавленный слой плазмы остывает и твердеет. Таким образом образуется полость с плоским ровным основанием и полусферическим сводом. Причём оболочка полусферы чрезвычайно прочная и плотная, способная легко выдерживать нагрузки и не обваливаться. Кстати, жилые полости часто делают там, где были горные выработки для добычи полезных ископаемых.

– А куда девается выработанная порода?

– Отходы выбрасываются на поверхность планеты. Они имеют структуру песка или не очень крупных камней. Марсианские породы после плазменного перегрева приобретают обычно красноватый оттенок. Поэтому поверхность Марса вся засыпана красным песком. Это руда из полостей под поверхностью, где живём мы. Кстати, мусор уничтожается таким же путём. Вода, бывшая ранее на поверхности Марса, теперь почти вся находится внутри планеты, в полостях. Видишь эту реку?

– А из какого источника плазменный преобразователь получает питание? Это сколько же энергии нужно, чтобы создать такую гигантскую полость?

– Хороший вопрос. Здесь как раз всё просто. Дело в том, что существует неиссякаемый источник энергии практически неограниченной силы. Пространство вокруг нас буквально насыщено энергией. Вокруг ядра любого атома с огромной скоростью движутся электроны. Любой атом, таким образом, представляет нечто типа динамо-машины. Осталось только подключиться, и пожалуйста – потребляй готовую электрическую энергию. Так и работает атомный генератор.

– Так бы все и подключались.

– А мы так и подключаемся.

Геннадий наморщил лоб и потёр его рукой. На его лице отразилось осмысление полученной информации. Сиу спокойно смотрела на него и молчала, не перебивая ход его умственных размышлений. Гена глубоко вздохнул и с раздражением сказал:

– Бред какой-то! У меня всё это в голове не укладывается. Я не верю своим ушам, не верю своим глазам. Прости, но я не верю тебе. Если бы я об этом услышал или прочитал – тем более не поверил бы. Наверное, это всё сон. По-другому я не могу это воспринять. Сейчас я проснусь у себя в интернате, и опять…

– Понимаю тебя. Непросто поверить в то, чему сам не был свидетелем. Однако нельзя отвергать что-либо лишь потому, что этому нет доказательств. Если какому-либо событию нет ни подтверждения, ни опровержения, очень может быть, что это событие реально существует. Но тебе проще – всё это происходит с тобой. Представь себе тёмную мрачную пещеру. Человека, всю жизнь прожившего там, будучи прикованным цепями к стене в её глубине. Костёр, горящий снаружи недалеко от входа. Между костром и пещерой ходят люди, происходят события. Человек смотрит на искривлённые мечущиеся тени на неровных стенах, слышит искажённое эхо звуков, доносящихся снаружи, видит огонь, мерцающий во мраке. Он никогда ничего другого не видел и не слышал. И он абсолютно уверен, что вещи, доступные его восприятию – это и есть реальность. А то, что находится снаружи пещеры – неправда, миф и бред. Но вот он освобождается от уз и выходит наружу. И постигает, что же на самом деле представляет собой мир.

Геннадий молчал, слушая её. Затем сказал:

– Что-то подобное я где-то слышал… Слушай, а почему марсиане не откроют землянам источник энергии?

– Да ты что! Земляне… Им только дай источник неиссякаемой бесконечной силы! Они же сразу сделают на её основе оружие, поубивают друг друга и разнесут вдребезги Землю. Что бы они ни изобретали, в конце у них всегда получается одно и то же: бомба.

КАТЕР-ДИСКОЛЁТ. Марсианский летательный аппарат

– Я вот ещё что хотел спросить. Если с помощью порталов можно свободно перемещаться в пространстве, можно ли с такой же лёгкостью перемещаться во времени? – Гена смотрел во все глаза на Сиу и жадно слушал её, боясь пропустить хоть слово.

Она посмотрела на сына внимательно, продолжительно.

– Так, на сегодня с тебя хватит новостей. Мы лучше…

– Ну пожалуйста, хотя бы ответь: да или нет?!

– Парадокс миропознания: чем больше узнаёшь – тем больше непонятного. Так что ты не спеши получать ответы на вопросы. Узнаешь в своё время. И не всё так однозначно, как можно себе предположить.

Из её слов Гена сделал заключение, что, скорее всего, путешествия во времени возможны.

– Пойдём, я лучше покажу тебе наш сад. Поверь, там тебя ожидают приятные открытия.

Они встали. Сиу взяла за руку Гену и повела по большому залу к лестнице. Они спустились вниз. Тёплый воздух встретил их у выхода, дохнув им в лицо свежим дыханием. Запахло рекой, но не так, как на Земле. Это был запах чистой воды со сладковатой примесью цветущих растений.

Гена, увидев диковинные деревья и кустарники и ещё более диковинные плоды, вдруг вспомнил, что он со вчерашнего вечера и до сих пор ничего не ел. Его внимание привлекли самые необычные плоды – по форме похожие на застывшее пламя костра, цветом ярко-фиолетовые, размером с клубнику. Он съел один. На вкус он оказался кисло-сладкий, сочный, очень вкусный, по структуре мягкий. Ничего подобного Гена на Земле не ел.

Он заметил, что его одежда не марается от фруктового сока.

– Сиу, а на летающих тарелках мы будем летать? – Он, не отрываясь, смотрел на них. Они стояли на противоположном берегу и тускло поблёскивали в солнечных лучах своими округлыми серебристыми формами. Гена видел, что каждая из них стояла на трёх тонких опорах-подножках.

Мать поглядела внимательно на сына. У него был вид маленького ребёнка, впервые в жизни увидевшего заводной игрушечный паровозик. Она поняла, что нужно либо не показывать ребёнку новую игрушку, либо не дразнить его и дать поиграть, пока он не попытался её взять сам.

– Геночка, это катера. Не называй их тарелками. Понимаю тебя. Сейчас прокатимся. Только тогда не ешь больше ничего, может вытошнить в катере.

Чуть заметно вздохнув, Сиу легко взяла сына на руки, словно грудного.

Гена почувствовал себя весьма неудобно у неё на руках. Они были приблизительно одинакового роста. Но противиться не стал, ибо понимал, что Сиу не станет ничего делать зря.

А она вдруг свободно поднялась в воздух достаточно высоко и полетела без всяких приспособлений прямиком к катерам. Гена машинально схватился руками крепче за её шею. От высоты, встречного ветра и скорости у него захватило дух. Под ними неслась река. Летели они достаточно быстро. Гена не переставал поражаться событиям, происходившим с ним.

– Чудеса! Как ты это делаешь?

– Что? Полёт? Да в левитации нет ничего особенного. Чудес вообще не бывает по определению. Есть явления, которые мы не можем или не хотим объяснить. И левитировать так же просто, как и ходить. Даже проще, так как усилий тратится меньше.

Они двигались над рекой по воздуху, не используя для этого никаких технических средств. Их одежды развевались от встречного потока воздуха.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7