Евгений Константинов.

Товарищ пришелец



скачать книгу бесплатно

Павел нет-нет да зыркал по сторонам, но Константин Титов на глаза не показывался. До журналиста вдруг дошло, что если Белявский пришелец, то он вряд ли пройдет милицейский контроль, что-то в контролирующих приборах обязательно сработает, зазвенит. Но нет, ничего не зазвенело. Ну и какой же это пришелец?

– А тебе не кажется, что 0,25 алкоголя для нас двоих слишком маленькая доза? – спросил вдруг Белявский и, не дожидаясь ответа, завернул в имевшийся в зале отлета магазинчик, где взял две бутылки армянского коньяку. Богатенький Буратино!

– На запивку пару пивчанского прихвати, забугорного, – посоветовал Павел.

И тут Белявский замешкался у витрины, явно озабоченной просьбой рыболова.

– Ну вот же чешское пивчанское, – пришел ему на выручку Павел. – В обычные магазины такое не завозят, разве только по большим праздникам. А здесь – пожалуйста.

– А закуску какую? – неуверенно спросил Николай.

– Орешки, конечно, – пожал плечами Павел. – Вон те, в зеленой упаковке. Или вон даже кедровые продаются – тоже неплохо, но их мы в Хабаровске объедимся, причем на халяву.

Принимая наполненную коньяком стопочку, Павел снова обратил внимание на длинный ноготь Николая, который словно в ответ на проявленное внимание подсветился изнутри. Или это только показалось Павлу?

Возникла новая мысль: во время прохождения контроля Павел забыл снять кисет с осколком метеорита, но аппаратура никак на этот предмет не отреагировала – точно так же, как не отреагировала на Николая Белявского – «пришельца». Конечно, талисман мог быть не металлом, а камнем. Получалось, что либо аппаратура на тот момент была неисправна, либо…

Павел так и не понял, до какой степени захмелел Белявский, зато себя перед посадкой в самолет чувствовал довольно-таки поддавшим. Во всяком случае, язык слегка заплетался. А раз такое дело, почему бы и не задать вопрос, который так на языке и вертится.

– А вот скажи мне, приятель, веришь ли ты, что на нашей Земле могут оказаться самые настоящие пришельцы? – едва ли не дословно воспроизвел он слова Титова, как только они заняли места в креслах самолета и пристегнули ремни.

– Конечно, – сразу ответил Белявский. – Я даже не верю, а знаю. Сложно предположить, сколько сегодня так называемых пришельцев на Земле из других звездных систем, а с моей планеты в настоящее время только на территории вашей страны их восемь. Или все-таки девять? – зачем-то спросил он у Павла.

Самолет начал разбег, журналист вперился в иллюминатор, а в голове у него вдруг зазвучала фраза из его любимой книги детства «Незнайка на Луне», неоднократно произнесенная Пончиком: «Вот тебе и весь сказ!»

– Эта вещь, что ты носишь… – нарушил молчание Белявский, когда самолет взлетел. – Это не метеорит. Это осколок нашего корабля. Летательного аппарата, если тебе так понятнее. Маленькая частичка обшивки…

– Кхе-кхе… кхе, – закашлялся Павел. Кажется, хмель улетучивался с той же скоростью, с какой самолет набирал высоту.

Как и на выставке, он вытряхнул «миндальный орех» себе на ладонь. – Почему же при проходе контроля аппаратура никак на него не отреагировала?

– Такое свойство материала. – Вновь, как и на выставочном стенде, Николай дотронулся до талисмана длиннющим ногтем, который сразу словно бы подсветился изнутри.

– У вас там что? – зачарованно произнес Павел.

– Коротко объяснить сложно. Если в двух словах, то это датчик, специально настроенный на обнаружение фрагментов нашего аппарата.

– Фрагментов вашего аппарата… Летающей тарелки, что ли?

– Никакая это не тарелка. Это… – Белявский пощелкал пальцами, как бы подыскивая нужное слово. – Это аппарат… такой аппарат, который…

– Ладно, – хмыкнул Павел. – Обойдемся без технических подробностей. Но какие ваши, так сказать, цели и задачи?

– Мы пытались узнать, где произошло крушение, в каком именно мире. Долго искали… В пересчете на земные годы – почти двадцать ваших лет. И вот мне повезло…

– Повезло – в чем?

– Я обнаружил вот этот осколок. – Белявский кивнул на «миндальный орех». Павел поспешил убрать талисман в болтавшийся на груди кисет и прижал его рукой, словно защищая.

– И что теперь? Что ты, то есть вы собираетесь делать?

– Все зависит от обстоятельств. Сначала все проанализируем, разложим, как вы говорите, по полочкам. Потом будет принято решение…

– Вы? – Павел вдруг понял, что ему не нравится такая откровенность Белявского. Особенно: «будет принято решение». Будто речь шла не об инопланетном вмешательстве в дела землян, а о размышлении домохозяйки, в каком виде приготовить на ужин картошку – пожарить, отварить либо сделать пюре.

– Кто вы-то? И какое может быть решение?

– Мы – единственная всесторонне развитая цивилизация. В рамках известного нам, естественно. Решение – наиболее приемлемое на данный момент. Вплоть до изоляции, или, как вы говорите, зачистки до нулевого уровня, – спокойно ответил Белявский.

– Изоляция, или зачистка, кого? – нахмурился Павел.

– Не беспокойтесь, землян это не касается. А вот выживших…

– Значит, при крушении вашего аппарата кто-то выжил? И вы собираетесь их зачистить до нулевого уровня?!

– Нет, не собираемся. До принятия решения слово «собираемся» вообще неприменимо. Однако какие-то действия будут предприняты.

– И вы надеетесь, что я вам в этом деле чем-то помогу? – скривился Павел.

– Ты нам уже помог. – Белявский вдруг приложил руку с «мерцающим» ногтем к его руке, все еще прижатой к груди, и в следующее мгновение Павел провалился в глубокий сон.

* * *

На самом деле Павел никогда не боялся ни летать самолетами или вертолетами, ни ходить морем на каком-нибудь судне, ни ездить поездами-автомобилями. И клаустрофобию он не испытывал, и высоты не боялся, и на волнах не укачивало, разве что высокую скорость недолюбливал. А выпивал журналист перед разными путешествиями как бы символически, но в большей степени, чтобы нормально уснуть – особенно если едешь или летишь в ночь. Тем более если полет в тот же Хабаровск длится почти восемь часов. И все равно, что в поезде, что в самолете спал Павел очень чутко, и в этом была его слабость – весь следующий день чувствовал себя разбитым.

В этот раз его разбудили, когда пассажиры уже начали покидать приземлившийся в аэропорту Хабаровска самолет. Спросонок, не совсем еще понимая, где находится, но очень сильно желая побыстрей посетить туалет, Павел прихватил свой маленький рюкзачок и поспешил на выход. Это было еще одной слабостью его организма – если приспичит, то терпеть он мог минимум времени, при этом думать не мог больше вообще ни о чем. Поэтому, оказавшись наконец-то в здании аэропорта, Павел в прямом смысле помчался по направлению к туалетной комнате, благо помнил по прошлому путешествию, где она находится.

К счастью, организм выдержал, вскоре Павел с огромным облегчением покинул кабинку и подошел к умывальнику ополоснуть холодной водой разгоряченное лицо.

– Все в порядке? – спросил кто-то, стоявший у соседней раковины.

До Павла не сразу дошло, что обращаются к нему.

– Товарищ Балашов, вы как себя чувствуете? – следующий вопрос.

– Тит? – сначала удивился Павел, но тут же вспомнил, что удивляться нет причины. – Я вас, то есть тебя, все выглядывал и в аэропорту, и в самолете…

– Так у меня такая работа – оставаться незамеченным, сколько бы ни выглядывали.

– Ну, да, понятно…

– Как твой попутчик?

– Попутчик? – Павел вновь подставил сложенные лодочкой ладони под воду и ополоснул лицо. – Мы с ним перед полетом тяпнули коньячка с водочкой, а то я без этого летать боюсь…

– Это мне известно, – покивал Титов, – а говорили о чем?

– Да я, как взлетели, почти сразу вырубился. Так и проспал до самой посадки, даже ужин с завтраком пропустил. Только живот почему-то все равно словно переполненный. Вот опять, – всплеснул мокрыми руками Павел и устремился в ближайшую кабинку.

– Ты там особо не задерживайся, приятель, – услышал он через закрытую дверь. – Здесь багаж быстро выдают. Встречать на выходе нас будет местный представитель турбазы. Паша, ты главное запомни – видишь меня в первый раз.

– Еще в Москве запомнил.

– Ну, тогда не подведи…

– Хорошо, – прокряхтел Павел.

* * *

Выйдя в зал выдачи багажа, журналист увидел Николая Белявского, который, придерживая на полу свой рюкзак, ловко подхватил другой рукой с движущейся ленты их общий тубус со спиннингами. В свою очередь, Павел завладел собственным объемным рюкзаком – вот и вся недолга – не то что в Домодедово, где багажа иногда можно дожидаться больше часа, а то и вовсе не дождаться – улетит вдруг багаж в неизвестном направлении…

Во время прошлого путешествия в Хабаровск вместе с Павлом и Лёвой из Москвы летел Олег, посему ни о проблемах с доставкой на базу, ни о чем-либо другом у журналистов голова не болела. Теперь сопровождающего не было. Впрочем, при выходе на улицу Павлу сразу же бросился в глаза трафарет с надписью «Сибирский таймень», который поднимал над головой молодой парень, черты лица которого показались журналисту знакомыми. Рядом с ним уже стояли Титов и какой-то коренастый мужик с рыжими усами – оба с увесистыми рюкзаками за плечами и с брезентовыми чехлами для рыболовных снастей в руках.

– Здравствуйте, – немного смущенно улыбнулся парень, протягивая руку подошедшему Павлу. – Я – Василий, внук деда Ивана.

– То-то я смотрю, лицо вроде бы знакомое, – ответил Павел на крепкое рукопожатие.

– А я вас по фоткам узнал, – сказал Василий и обернулся, протягивая руку Белявскому.

– Николай, – представился тот.

– А вот это, – чуть обернулся Василий, – Константин и Анатолий, они тоже из Москвы и тоже будут с нами рыбу ловить.

– Отлично! – расплылся в деланой улыбке Павел.

Если рука у Константина, то есть Тита, была не то чтобы вялой, но, можно сказать, спокойной, то у рыжеусого – словно у кузнеца, которому не привыкать разгибать подковы. Павел даже слегка поморщился от такого рукопожатия. Ему стало интересно, как на подобное приветствие отреагирует Белявский. Анатолий с кривой ухмылкой тиснул Белявскому протянутую руку, и тут, видимо, нашла коса на камень. Через несколько мгновений ухмылка рыжеусого сошла на нет, во взгляде скользнуло удивление и в следующее мгновение едва ли не паника. Но Белявский уже ослабил хватку и отступил, слегка кивнув псевдокузнецу.

– Павел, у нас проблема, – доложил Василий. – Диспетчеры не дают добро на вылет заказанного нами вертолета.

– Какие-то неполадки? – нахмурился Павел.

– С бортом-то нашим все в порядке, – в сердцах махнул рукой внук старого егеря. – Просто, по слухам, к нам какая-то большая шишка ни с того ни с сего прибывает. В связи с этим все вертолеты аэропорта на целую неделю поступают в распоряжение этого шишкастого. Не знаю, чего они задумали – может, на охоту всем скопом вылететь или какие официальные дела будут решать…

– Здрасте! Дела у них! А то, что мы, согласно договору, деньги за вертолет заранее проплатили – это как?

– Деньги они обещали вернуть, – пожал плечами Василий. – Потом…

– Потом, значит! – начал закипать Павел. – А то, что у меня командировка распланирована? А то, что вот, чел… – показал он на Белявского и осекся. – Что вот, очень важный товарищ специально эту поездку под свои дела подогнал, да и… Константин с… Анатолием тоже свое время планировали – это как? Не в деньгах же, в конце-то концов, дело! – не на шутку разошелся Павел. – Да я, в конце-то концов, представитель средств массовой информации или кто?! Я ведь и описать весь этот беспредел могу. Причем легко! И ведь опубликуют – и в журнале, и в газете! В газетах!!! У меня в Москве знакомых главных редакторов пруд пруди…

– Вертолетик ищете, уважаемые? – Откуда ни возьмись, вдруг нарисовался невысокий мужичок с лисьими зубками. – Официально не найдете вертолетик, можете мне на слово поверить. Официально – бесполезняк.

– Почему? – вдруг подал голос Белявский.

– Форс-мажор, уважаемые, можете мне на слово поверить!

Уж кому-кому, а этому вертлявому, какому-то расхлябанному человечку верить хотелось меньше всего. В глазах Павла в чем-то человечек походил на миногу, снабженную острой хищной мордочкой.

– А если не официально? – спросил он и бросил взгляд на Титова и его рыжеусого приятеля, которые пока что молчали.

– Могу помочь решить вашу проблему, – извернулся всем телом человек-минога. – Много не возьму, уважаемые, можете мне на слово поверить!

– Я заплачу, – вновь подал голос Белявский и достал пухлый бумажник.

– Подожди, Николай, – отмахнулся Павел. – За что много не возьмешь?

– Обеспечу доставку, – оскалил лисьи зубки вертлявый. – Можете мне на слово поверить!

– Ну, допустим?

– Есть вертолет, который считается, что на ремонте, но на самом деле давно уже починен. Летчик – мой человек. И площадка есть вертолетная. И доставку обеспечу. Прямо отсюда. А с вас, уважаемые – бабульки небольшие возьму, и можете мне на слово поверить. А с летчиком за доставку на место и обратно – отдельная беседа. Вам же все равно обещали компенсировать, значит, ничего не потеряете.

– Я за все заплачу, – повторил Белявский.

– Да подожди ты! – Павел хорошо понимал, что от человека-миноги никуда не денешься и без него в сложившейся ситуации не обойтись, но очень уж не нравился ему этот посредник.

– Константин, Анатолий, что вы по этому поводу думаете?

– А куда деваться! – развел руками Титов. – Если деньги вернуть действительно твердо пообещали, то мы – в доле.

– Другими словами, расходы на вертолет – поровну?

– А куда деваться…

– Вот и ладненько, – вывернулся откуда-то из-под мышки Павла человек-минога. – Вертолетик, что называется, на всех парах. Взлет – буквально через час, максимум – полтора.

– То есть, – вскинул брови Павел, – вертолет в любом случае полетит?

– Конечно, – не моргнув глазом согласился человек-минога. – На вертолет пассажир всегда найдется.

Показалось странным, что на базу «Сибирский таймень» хочет попасть еще кто-то. Вокруг множество мест, куда только вертолетом можно добраться, и тут такое совпадение. Павел пожал плечами, выразив тем самым если не согласие, то подчинение обстоятельствам.

– Вот и ладненько! А за доставку я много не возьму, можете…

– Мы в машину-то твою поместимся с вещами? – перебил Павел.

– Поместимся, поместимся. Машина длинная, можете мне на слово поверить.

В воображении Павла возник длинный неровный автомобиль, одновременно напоминающий стретч[2]2
  С т р е т ч – удлиненный автомобиль, тип лимузина. Как правило, стандартный автомобиль, удлиненный в условиях незаводской мастерской посредством врезки дополнительной центральной секции.


[Закрыть]
и разрекламированную в последнее время микролитражку «Ока». Представилось, как стретч, вихляясь и изгибаясь так же, как и его владелец, мчится по не очень ровным местным улочкам.

– Так и я на машине, – улыбнулся Василий. – Раз не смог отсюда транспорт обеспечить, то уж до площадки вертолетной довезти вас обязан… Только вот я же с вами лечу, отсюда-то машину жена заберет.

– А нормально все. На площадке и оставить можно. Позвонить потом и объяснить, как добраться… – У человека-миноги ответ, пусть сомнительный, был на все.

Василию оставалось только оговорить цену за перелет и согласиться, не возражать же в присутствии клиентов.

* * *

Подержанную грязно-синюю «Ниву» можно было назвать как угодно, только не «длинной». Зато Василий разъезжал по Хабаровску и окрестностям именно на «Оке». Единственным пассажиром у него стал рыжеусый. Павел, Белявский и Титов расположились в «Ниве» человека-миноги, именем которого до сих пор никто не поинтересовался.

Все время, пока грузились, тот излишне суетился, одновременно помогая с вещами, невнятно что-то рассказывая. Когда тронулись и проехали с полкилометра, человек-минога остановил машину напротив слегка покосившейся будки телефона-автомата и устремился в нее. Вскоре до Павла донеслось:

– Сергей! Я клиентов везу. Тебе клиентов. На один рейс. Как какой рейс? Ты не Сергей, что ли? Не тот Сергей? А куда я попал?

Наконец-то водитель дозвонился до «того» Сергея, и, судя по обрывкам фраз, появлению клиентов летчик обрадовался.

– Ну, все, с тебя как всегда, – закончил разговор делец от пассажироперевозок. Повесив трубку, водитель запрыгнул в машину и подмигнул сидевшему рядом Павлу:

– Все о’кей. И Серега Серый заработает, и я сегодня не напрасно бензинчик расходовал. Серый – это у летчика такая фамилия, – пояснил человек-минога. – А я назад не пустой поеду. Там какой-то мужик прямо на площадке палатку поставил. Серый лететь с ним почему-то отказался, не договорились, наверное. Пришлось мужику в палатке ночевать, а я его обратно в Хабаровск отвезу, выручу человека, можете мне на слово поверить.

В центр города въезжать не пришлось, свернули на узкую разбитую дорогу, потом на грунтовку, на которой «Нива» так усердно жужжала обоими ведущими мостами, что пассажиры начали задумываться, не продешевил ли водитель. Как с такой дорогой справлялся на своей «Оке» Василий, относилось, наверное, к вопросам магии…

– Палатка на летной площадке – знакомая картина, – под непрекращающуюся тряску принялся вспоминать Титов, сидевший сзади рядом с Белявским. – Как-то довелось побывать в командировке в Восточных Саянах. Требовалось попасть в горный поселок, до которого через перевал только самолетом «Ан-2». Добрались мы до местного аэродрома – грунтовка, будка с кассой и туристов полным-полно. На перевале ветер, и вторую неделю уже ничего не летает. Делать нечего, развернули мы и свою палатку в общий ряд. День прождали, другой, перезнакомились со всеми. На третий день – новость – вылетел самолет, скоро будет. Все давай вспоминать, кто за кем очередь занимал. Но сколько этот 12-местный самолетик народу возьмет, да еще с вещами! Все равно все радуются, хоть какая-то подвижка. Через час прилетел самолетик, два круга над нами сделал, помахал крыльями и прочь. Потом только до всех дошло, что сесть ему было негде – вся полоса палатками заставлена…

В итоге большинство так в горы и не попали, домой уехали. Ну а нам в какой-то степени подфартило – с собой спирт был и удалось нанять «КамАЗ», на нем до перевала километров пятьдесят, а потом пешочком – с потом и кровью. Зато командировочное задание выполнили.

– Сегодня на небе ни облачка. Улетите, уважаемые, в любом случае, – обнадежил водитель, – можете мне на слово поверить.

В конце концов, «Нива» и за ней «Ока» остановились на краю ровной поляны, в центре которой стоял вертолет. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это легендарный «Ми-8». Видимо, для улучшения обзорности многие металлические панели на нем были заменены листами плексигласа. Судя по тому, что поверхность плексигласа помутнела, а коричневая окраска гармонировала с проступающей ржавчиной, лететь предстояло на ветеране туристического бизнеса, а может, даже и войны во Вьетнаме.

Добротная туристическая палатка красного цвета стояла в стороне и взлету помешать не могла. Послышалось завывание мотора, и на поляну выполз снегоход, снабженный вместо передней лыжи мотоциклетным колесом. Водитель этого транспортного средства, представившись Сергеем Серым, пожал всем руки, после чего отпер висящий на двери вертолета амбарный замок, который тут же использовал для обездвиживания гусеницы снегохода.

– Ты о цене-то договорился? – спросил Сергей человека-миногу. Судя по тону, особого уважения к посреднику он не испытывал, но скорее не презирал, а просто подсмеивался.

– А ты сам договаривайся. Так лучше будет.

– Куда летим? – посмотрел летчик на туристов.

– База «Сибирский таймень», – ответил за всех Павел.

– И вы туда же? – Сергей бросил недовольный взгляд на красную палатку. – Нет, туда не полечу.

И, утверждая необратимость своего решения, Сергей отомкнул замок и перевесил его на вертолет.

– Почему не полетите, уважаемый? – Павел перевел удивленный взгляд с летчика на человека-миногу. – На небе же ни облачка.

– Место там плохое. Да и дорога плохая…

– Так заплатим же, сколько скажешь, заплатим, уважаемый! – Какая такая дорога нужна вертолету, Павел понятия не имел.

– Да что с того! Место от этого, что ли, лучше станет?

– Нормальное там место, – приближаясь, сказал Василий, который успел припарковать свою «Оку» рядом со снегоходом.

– И как же нам туда добраться, если вы не полетите? – подал голос Белявский.

– Да никак, – хмыкнул Сергей Серый. Бросил недовольный взгляд сначала на «Оку», потом на ее владельца, но обратился все-таки к Павлу:

– Ну, зачем тебе тот «Сибирский таймень»? Непременно эта база, блатная, нужна? Давай я вас на одну заветную точку заброшу. Там зимовье приличное, туда и лететь ближе, и рыбалка ничуть не хуже.

– У меня на той базе девушка знакомая, – неожиданно для самого себя сказал Павел. – Я ради нее прилетел.

– Девушка, – покачал головой Сергей. Этот аргумент, видимо, был для него весомым.

– Мы за неприятную дорогу много заплатим… – вновь встрял Белявский.

– А ведь я тебя узнал, – прищурился вдруг летчик, глядя на Павла. – По фотке в журнале «Знатный рыболов». Ты там с тайменем в обнимку, и девчонка рядом. Та самая, что ли?

– Та самая, – кивнул журналист.

Сергей вздохнул и вновь перевесил амбарный замок с вертолета на снегоход.

– Хорошо. Цена та же, что в аэропорту. На такую машину, конечно. – Похоже, все остальные, кроме Павла, летчику были неинтересны. – Но, естественно, в два конца.

– Естественно, – кивнул Павел. – Обратно-то мы на лодках сплавляться будем…

– Ну, тогда давайте деньги и грузитесь…

Уже усаживаясь в кресло рядом с пилотом, Павел оценил, что Серый не стал жадничать, не воспользовался ситуацией. Правда, было непонятно, с чего такое благородство. Но об этом можно было спросить позже.

По правилам, на месте Павла должен бы располагаться второй пилот. Но сейчас все дублирующие приборы и переключатели были сняты, а оставшиеся от них пустоты закрыты пластиной все из того же помутневшего плексигласа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22