Евгений Константинов.

Товарищ пришелец



скачать книгу бесплатно

Во время весенней экспедиции он не сразу разглядел ее там, на рыболовной базе «Сибирский таймень». Суетливая выгрузка из вертолета, не менее суетливое размещение вместе с Лёвой – главным редактором журнала и лучшим другом Павла – в домике для двоих, затем легкий перекус, спиннинги в зубы и бегом на речку. Уж больно заманчиво выглядела река, пока они летели на вертолете. Казалось, стоит забросить блесну в воду, и на нее со всех сторон бросятся оголодавшие ленки и таймени. Выяснилось, что в ближайших окрестностях базы река Ярап слишком мелкая – в коротких сапогах перейти, и рыба, предпочитавшая держаться в более глубоких местах, отсутствовала. Уходить далеко на ее поиски Лёва с Павлом не решились, тем более начало смеркаться, и рыбаки вернулись на базу в предвкушении завтрашней полноценной рыбалки. Привели себя в порядок, немного выпили водочки и пожаловали в столовую на ужин, где их поджидали шикарный стол и еще два рыбака-туриста, с которыми журналисты познакомились в вертолете, но нормально пока еще не общались.

За шумной, веселой трапезой гости не обращали внимания на повариху. Павла и остальных больше заинтересовал рассказ старого егеря Ивана про местную неуловимую рыбину по прозвищу Таймеша. Рассказ походил даже не на байку, а на страшилку. По словам старика, выходило, что периодически этот неуловимый Таймеша забирает в свои подводные владения самых азартных рыболовов. Как это происходит, никто не ведает, просто спиннингисты, в одиночку отправлявшиеся специально ловить тайменя, исчезали. Иногда на берегу находили их снасти, вещи, но от самих людей не оставалось даже косточек.

А началось все, по словам егеря Ивана, после загадочного мощного взрыва в этих местах, случившегося чуть ли не двадцать лет тому назад. То ли метеорит упал, то ли что-то еще произошло. В связи с этим Иван назидательно советовал гостям рыбачить не меньше чем по двое. Чтобы не случилось новой беды…

И только когда изрядно подвыпившие рыбаки стали расходиться на ночлег, Павел, заглянувший на кухню поблагодарить хозяев за вкусный ужин, увидел, какой красоты повариха их угощала! Никаких сил на флирт у него не осталось, но имя красавицы сибирячки вертелось в голове чуть не половину ночи – Катюша.

Утром, еще затемно, выехали на рыбалку. Ехали на тарантайке – маленькой, самодельной повозке с вездеходным приводом, поставленной на перехлестнутые цепями огромные надувные камеры. Агрегат без больших проблем тащился по нагромождению валунов – прошлогоднему руслу Ярапа. Доехали до другой, более многоводной реки Кур, где на высоком берегу стояла крепкая избушка – охотничье зимовье. Как раз рассвело, и спиннингисты, не теряя времени, поспешили заняться любимым делом.

Сначала рыбалка не заладилась, хотя и время для клева было самое подходящее, и места – залюбуешься, и снасти – самый наивысший класс, а уж про приманки и говорить нечего! Но, несмотря на все мастерство Лёвы и Павла, рыба не клевала. До тех пор, пока главный редактор не «просек фишку». Требовалось всего-то после заброса дать приманке на несколько мгновений зависнуть в толще воды и даже чуть-чуть сплавиться по течению, создавая имитацию обессиленной рыбешки, как на нее с жадностью набрасывался ленок – красивый и сильный подводный хищник, бурно сопротивлявшийся на крючке в течение всего процесса вываживания.

Павла, как любителя разнообразных трофеев, радовало еще и то, что ленки были двух видов – тупорылые и острорылые. Он вел рыбацкий дневник, в котором отражал все свои достижения, и теперь в записях должны были появиться свежие интересные странички.

Рыбы стали попадаться одна за другой. Журналисты взяли себе по пять ленков, остальных сразу после поимки и аккуратного извлечения крючка из пасти отпускали в родную стихию. Уставшие, но донельзя довольные, они вернулись в избушку, где их встретила Катюша. Она уже успела и прийти на берег Кура, и приготовить на печке вкуснейшую уху. Коллеги-туристы, кстати, не поймали ни одной рыбки и выглядели мрачновато. Удачливые рыбаки поделились с ними секретами ловли, выделили по паре уловистых блесен и даже набросали на бумаге карту реки, отметив перспективные места.

После обеда и короткого передыха Лёва и Павел взяли мощные спиннинги с более крепкой леской и крупными приманками, чтобы поохотиться на короля сибирских рек – тайменя.

– Смотрите, Таймешу не подцепите! – напутствовала их повариха. – Если почувствуете, что-то огромное, лучше сразу леску обрезайте.

– Катюша, мы не затем сюда прилетели, чтобы леску обрезать, – с улыбкой возразил Павел.

– А разве вас рассказ деда Ивана не впечатлил?

– Да не верю я во все эти сказочки. Лучше удачи нам пожелай.

– Напрасно вы, Павел, не верите, – серьезно возразила Катюша…

* * *

…Лёва дошел до поворота реки и задержался на очень симпатичном месте – судя по замедленному течению и темноте воды, здесь был глубокий омут, а значит, теоретически могла держаться и крупная рыба. Такие места Лёва всегда облавливал основательно, дотошно меняя одну приманку на другую. Павел не стал ему мешать и поспешил дальше. Он всегда старался пройти и обловить как можно больше мест, тем более на незнакомой реке.

В душе он ликовал! Такая природа, такая река, рыбалка и тишина вокруг – что может быть лучше! Но вскоре оказалось, что могло быть и еще кое-что. Павел остановился на очередном повороте у вынесенной рекой на галечный берег толстенной сосны, забросил воблер[1]1
  В о б л е р – тип спиннинговой приманки в виде имитации объемной рыбки.


[Закрыть]
и тут же почувствовал на противоположном конце снасти повисшую тяжесть. Поклевка!

Павел сразу понял, что на крючок попался не ленок, а кто-то гораздо более крупный. Согнулся спиннинг, на катушке затрещал фрикционный тормоз, сдавая метр за метром натянутую струной леску. Рыбина тянула вверх по течению, и Павлу, словно на поводу, пришлось идти за ней – дело вообще-то знакомое.

Обойдя дерево, он вышел на длинный песчаный плес, за которым увидел впадающую в Кур другую речку – тот самый мелководный Ярап. А еще он увидел выскочившую из леса девушку. Не глядя по сторонам, она подбежала к самой воде, скинула сапоги и начала торопливо снимать одежду. Павел не поверил своим глазам: в этой глухомани в начале мая девушка собирается купаться?! Но, похоже, именно это она и собиралась сделать. Оставшись абсолютно голой, она, ни секунды не раздумывая, вошла в воду. И в это время под ногой рыбака громко хрустнул сучок.

Девушка оглянулась на хруст, и только тогда Павел узнал в ней повариху. Катюша испуганно метнулась обратно на берег за одеждой. А Павел едва не выпустил из рук спиннинг – так сильно рванулась подсеченная рыбина. Она не просто рванула, а, мгновенно разогнавшись, выскочила из воды на половину своего огромного тела и затрясла головой в попытке избавиться от засевших в пасти тройников.

Павел справился с рыбьей уловкой – ему неоднократно доводилось лавливать и щук, и судаков, и даже сомов. Бороться с крупной рыбой он умел и любил. Но этот таймень оказался очень уж силен. Катюша оделась, подошла к нему, ничего не говоря, и стала молча наблюдать за борьбой человека и рыбы. Появившийся из-за поворота Лёва отбросил свой спиннинг, достал из рюкзачка новенькую видеокамеру, купленную в валютном магазине «Березка» на чеки Внешторга, и стал снимать происходящее. А Павел, обалдевший от нахлынувших эмоций, продолжал вываживать тайменя.

Звенела леска, визжал фрикционный тормоз, бесновалась рыба, вынуждавшая человека бегать по берегу в поте лица, даря одну за другой порции адреналина. Удовольствия – выше крыши! Ко всему – рядом была наблюдательница, по достоинству оценивающая грамотные действия рыболова, а также Лёва, все это снимавший на видеокамеру.

Павел успел пожалеть, что друг не был с ним в момент поклевки и тем более когда Катюша раздевалась и заходила в воду, и тут Лёва, чертыхнувшись, сообщил, что в видеокамере сели батарейки. Не теряя времени, он передал ее девушке, а сам взялся за фотоаппарат. И вовремя: Павел в очередной раз подвел начавшего уставать тайменя к своим ногам и, не обращая внимания на фонтан брызг, обхватил его поперек туловища и ловко выбросил на берег.

Таких гигантов ловить ему еще не доводилось. В длину таймень был не менее полутора метров, а в пасть ему можно было просунуть сразу три кулака. Впрочем, совать кулаки между таких зубищ да живой рыбе рискнет только полоумный.

– Завидую! – восхитился Лёва, вновь и вновь фотографируя трофей и его обладателя. – Я тоже такую рыбку хочу поймать.

– Так беги, лови! Река шикарная, мест отличных полно…

– Все! Бегу! А ты постарайся тайменя своего не уморить.

– Ни в коем случае.

Лёва и в самом деле поспешил дальше, вверх по реке, а Павел, развернув тайменя головой к воде, начал потихоньку толкать его вперед по мокрой гальке.

– Вы его и вправду отпустите? – поинтересовалась Катюша.

– Конечно. Разве можно такую красотищу губить. А что? – У Павла мелькнула мысль, не хочет ли она забрать рыбину к себе на кухню.

– Просто некоторые рыбаки оказываются такими жадными, что ничего не отпускают, даже мелочь!

– Мы не жадные…

Полностью погруженный в воду король сибирских рек уплывать тем не менее не торопился, лежал на боку, вяло пошевеливая хвостом и едва приоткрывая пасть – слишком много потратил сил, сопротивляясь человеку. Ухватив тайменя за хвост, Павел принялся водить его взад-вперед, благодаря чему вода усиленно циркулировала через жабры, – такую незатейливую операцию рыбаки называли искусственной реанимацией.

– Давайте я помогу, – предложила Катюша и, не дожидаясь согласия, перехватила у Павла тайменя, обняв так же, как и он несколько минут назад, – поперек туловища, и потащила подальше от берега, на глубину.

– Осторожней! – крикнул Павел. Но Катюша уже потеряла равновесие и, не выпуская тайменя, упала вперед, погрузившись с головой в воду.

«Все-таки искупалась! – подумал Павел. – В ледяной воде, да еще и в одежде!»

Однако на купание это было не очень-то похоже. Секунда сменялась секундой, а девушка все не выныривала, на поверхности даже всплеска не наблюдалось. Как такое могло быть? Не уволок же таймень девушку за собой на дно, вцепившись в нее огромной пастью! В природе, конечно, возможно всякое, но не до такой же степени.

Секунды продолжали истекать, и Павел в растерянности заметался по берегу, начал кричать и звать на помощь того же Лёву, скрывшегося из вида. Но толку от этого не было. Прыгать в воду, нырять в чернеющую глубину? Наверняка тоже бесполезно. Сильное течение, скорее всего, унесло нахлебавшуюся воды и утонувшую повариху. Утонувшую?!

Павел побежал вниз по течению, за поворот, всматриваясь в воду в надежде разглядеть девушку, чтобы сразу же броситься ее вытаскивать, понимая, что происходит что-то ужасное! Он пробежал метров двадцать, когда, споткнувшись о торчащий из земли корень, упал, пребольно ударившись локтем о булыжник. А когда вскочил, наконец-то увидел далеко впереди выходившую из воды Катюшу. Не понимая, каким образом она могла там оказаться, к тому же так долго оставаясь под водой, он помчался к ней, крича что-то неразборчивое и размахивая руками, привлекая к себе внимание. Она его увидела, помахала в ответ. Тяжело дыша, он остановился перед ней, дрожащей от холода. Времени на расспросы не было.

– Катюша, бегом в избушку, там согреешься! – велел он и, вцепившись в ее руку, поволок за собой.

Печка прогорела, что и неудивительно – ужин намечался на базе, и ночевать в избушке никто не собирался. Но тепло еще сохранилось.

– Быстрей скидывай все с себя! – приказал Павел не терпящим возражений тоном и начал вновь разводить огонь в топке. Это получилось быстро, благо заготовленные в сенях дровишки были сухими.

Следующим шагом для «реанимации» теперь уже человека было применение водки – как внутреннее, так и наружное. Павел торопливо нашел в сумках непочатую бутылку, скрутил крышку, повернулся к возившейся где-то за спиной девушке и обомлел. Во второй раз за сегодняшний день он увидел Катюшу обнаженной, но на берегу она была далековато, а здесь – на расстоянии вытянутой руки – такая красота!

Он поднес бутылку к ее дрожащим губам, она послушно открыла рот и сделала три добрых глотка. Поперхнулась, водка брызнула, Павел успел подставить ладонь и стал растирать попавшие на нее капли по животу девушки. У нее все было идеально: ноги, бедра, большие, словно налитые, груди… Раскрасневшееся лицо сибирячки Павлу тоже очень нравилось. Растирание плавно перешло в ласки, которым Катюша вскоре начала отвечать. Согрел ее Павел быстро, были даже мгновения, когда он мысленно благодарил строителей избушки за настолько прочно сколоченные нары…

Глава 3
Майор госбезопасности

Звонок в дверь заставил Павла отвлечься от столь приятных воспоминаний. На пороге стоял худощавый мужчина и держал в вытянутой руке раскрытое удостоверение с гербовой печатью.

– Павел Балашов? Меня зовут Константин Титов, майор госбезопасности, – представился он. – Разрешите войти? Есть важный разговор.

– Да ради бога, проходите, конечно, – пожал плечами Павел и пропустил незваного гостя в свою холостяцкую квартиру. – Чем, собственно, обязан?

– Собственно, чайком не угостите? – без стеснения спросил майор.

– А может, лучше водочки? – в тон ему поинтересовался Павел.

Сам-то он был уже не то чтобы хорошенько поддатый, но помимо того, что разговелся с Белявским, после его ухода добавил, да и пивком лакирнул.

– Легко! – улыбнулся Константин Титов.

– У меня в комнате бардак. Лучше пойдемте на кухню, там есть все, что нужно…

– Перейдем на «ты»? – предложил гость, закусив водку кусочком черного хлеба с тонким ломтиком сала – из морозилки.

– Легко!

– Можешь называть меня просто – Тит.

– Просто – Паша. – Они пожали друг другу руки, вновь чокнулись и выпили.

Гость перешел к делу, начав с совсем неожиданного вопроса:

– Слушай, приятель, ты научную фантастику читаешь? Про космические корабли, которые бороздят просторы, и тому подобное…

– Обожаю с детских лет! Но не только научную. Сказки и вообще всякие там фантазии. Даже сам иногда пописываю, но так, что называется, «в стол».

– Я тоже люблю, – кивнул Константин Титов. – Но не пописываю. Наливай.

Они выпили по третьей.

– А вот скажи мне, приятель, ты мог бы допустить, что среди людей на нашей планете есть самые настоящие пришельцы?

– Пришельцев – допускаю, – не раздумывая, ответил Павел. – А в магов и всяких там вампиров и зомби не верю.

– Логично, – улыбнулся гость и как бы между прочим сказал: – Твой недавний гость – пришелец.

Услышать подобное от представителя госбезопасности Павел никак не ожидал. Не ожидал настолько, что аж поперхнулся, вскочил, закашлялся. А Константин Титов абсолютно буднично продолжил:

– Не землянин, не человек, пришелец из другого мира… Да ты присядь, Паша, присядь, в ногах правды нет. – Титов взялся за бутылку и разлил по стопкам остатки водки.

– Мы с ним точно так же выпивали – из этой бутылки, из этих же стопок. – Хозяин квартиры потер пальцами виски.

– Как он себя назвал?

– Белявский Николай…

– Ну-ну, – Майор взял лежавший на подоконнике журнал – тот самый, о командировке Павла в Хабаровский край. Быстро пролистал в поисках нужной страницы и показал журналисту разворот, но совсем другой статьи – про ловлю воблы на Нижней Волге, авторами которой значились Николай Попов и Андрей Белявский, кстати, хорошие знакомые Павла.

– Вы хотите сказать…

– Мы же перешли на «ты», Паша, – перебил Титов.

– Хочешь сказать, что мой новый знакомый взял имя Попова и фамилию…

– Вот именно. Этот так называемый Белявский не говорил, зачем собрался в Хабаровск?

– Сказал, что хочет поймать большого тайменя. Но…

– Договаривай, Паша, договаривай. Важна каждая деталь. Ты даже не представляешь, приятель, насколько все серьезно! Белявский ушел от тебя с большим рюкзаком. Что в нем? Что ты ему дал?

– Сейчас, – слегка дрожащей рукой Павел взял стопку, гость сделал то же самое, только его рука, потянувшаяся, чтобы чокнуться, была тверда.

– Белявский сказал, что у него вообще ничего нет из снаряжения, ну я и снабдил его сапогами, теплой одеждой и тому подобное, чтобы у меня самого рюкзак не такой тяжелый был…

Павел запнулся. Титов смотрел на него молча, недоверчиво, словно вынуждая оправдываться.

– У меня сложилось такое впечатление, что он никогда в жизни рыбу не ловил.

– Понятное дело, – усмехнулся майор. – Но почему именно под Хабаровск?

– Не знаю. Может, прочитал наш журнал, понравилась статья, фотки красивые…

– Паша, ты учти, наша организация заботится о безопасности страны. Даже всего человечества. Мы можем в любую минуту принять любые меры. Самая безобидная из которых – обыск твоей квартиры.

– А зачем ее обыскивать? – удивился Павел.

И на миг представил, сколько бы такой обыск мог занять времени. Его квартира была буквально забита разнообразными вещами. В поисках какой-нибудь записки или документа пришлось бы перелопатить больше тысячи книг, примерно столько же художественных открыток, сотни журналов, кассет, дисков, десятки альбомов с фотографиями и марками; если же сыщиков интересовала, допустим, маленькая деталька, то им пришлось бы рыться в кладовке в грудах инструментов и запчастей, оставшихся от бывшего хозяина квартиры, а также в коллекции монет и значков, годами собираемой Павлом, но больше всего имелось в закромах всяческих рыболовных снастей и приманок, представлявших собой настоящие залежи залежей…

– Ну, мало ли. Может, ты с ним в сговоре. Или, к примеру, он каким-то образом тебя загипнотизировал.

– Чушь! Я его сегодня второй раз в жизни видел…

– Вот именно! Второй раз видел, а уже и домой к себе пригласил, и вещички свои дал, и, как с лучшим другом, собираешься отправиться за тридевять земель, рисковать там.

– Да чем рисковать-то? Мы же на рыбалку…

– Почему на выставке он подошел именно к твоему стенду и обратился именно к тебе?

Павел только сейчас вспомнил, что первым делом так называемый Белявский заинтересовался висевшим у него на груди кисетом, вернее, находившимся в нем осколком метеорита. И только сейчас задался мыслью, каким образом тот мог догадаться про осколок, на котором словно кто-то выдавил необычный знак. Кисет и сейчас висел у Павла под футболкой, но говорить о нем Титову ему почему-то не захотелось. Вместо этого он спросил:

– Получается, что на выставке вы за ним следили?

– А ты как думал? Мы, можно сказать, его ни на секунду из вида не выпускаем. Знаешь, сколько народа в операции задействовано – о-го-го! – Титов, не спрашивая разрешения, открыл холодильник. – О! Пивчанское!

– Угощай… ся, – чуть заторможенно предложил Павел. – И мне тоже дай, пожалуйста.

Титов достал две бутылки жигулевского, откупорил открывалкой с деревянной ручкой, протянул одну хозяину квартиры и сказал:

– Паша, а ведь мы могли тебя официально, по повестке вызвать в нашу контору, но, видишь, я сам к тебе пришел. Что ты по этому поводу думаешь?

Вместо ответа хозяин квартиры лишь растерянно развел руками.

– Ладно, Паша, – сказал Титов, прикладываясь к пиву, – вижу, ты и в самом деле ни сном ни духом. Вот и продолжай себя вести как ни в чем не бывало. А мы сделаем вот что. Я с товарищем возьму билеты на тот же рейс, что и вы. И как обычные туристы-рыболовы мы приедем вместе с вами на ту же базу. А там, на месте решим, как быть. Ты делаешь вид, что меня не знаешь, якобы познакомимся либо в самолете, либо в Хабаровске – все должно произойти естественно. Николаю Белявскому – ни полслова и вообще постарайся быть рядом с ним поменьше и под ногами у нас не путаться…

– Константин, а может…

– Твое присутствие необходимо, Паша, – предвосхитил Титов готовую сорваться с губ просьбу отказаться от поездки. – В идеале расклад желателен такой, чтобы мы все вместе, там порыбачив, вернулись в Москву как бы закадычными друзьями.

Павел со вздохом почесал затылок.

– Здесь вот ведь какая тема, приятель, – видя его сомнения, продолжил Титов. – Поделюсь важной, засекреченной информацией. Около двадцати лет тому назад в тех местах, про которые ты пишешь в своей статье, наблюдалось… м-м-м… явление, схожее с падением крупного метеорита. Не такого, как Тунгусский, конечно, но все равно – и деревья поваленные обнаружили, и свечение в небе местные жители наблюдали. Правда, каких-либо обломков, увы, не нашли. Так, может, Николай наш Белявский не просто на рыбалку туда собрался, как думаешь?

Глава 4
Москва – Хабаровск

Как всегда, Павел прихватил с собой в аэропорт фляжечку коньяка и бутылку пива – чтобы выпить перед посадкой в самолет, мол, трезвым боялся летать. Впрочем, подобную же причину он приводил и когда путешествовал поездом, только вместо коньяка брал водку, да и пива побольше. Вещей набралось прилично: пришлось дополнительно брать катушки и приманки, еще один фонарь, на всякий случай еще один нож. Павел даже пожалел, что еще больше не нагрузил Белявского, когда тот был у него дома.

Белявский приехал в аэропорт вовремя. Они вместе сдали багаж, и места у них оказались соседние. Павел не сводил глаз со своего спутника, но тот держался абсолютно спокойно, словно летал самолетами не реже, чем ездил на метро.

– Ну что, выпьем для храбрости? – предложил журналист.

– Выпьем.

В одном из карманов жилетки у Павла всегда была деревянная стопочка. Из нее и пили – по очереди, стараясь не попасться на глаза работникам аэропорта. И здесь Николай Белявский проявил себя как обычный москвич – не суетился, на витрины не заглядывался, стопку с коньяком маскировал грамотно, неторопливо закусывал предложенными Павлом жареными орешками. После коньяка выпили пиво, посетили общественный туалет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22