Евгений Катрич.

Ким. Отработанный материал



скачать книгу бесплатно

Редактор Марина Васильевна Бороздина

Дизайнер обложки Максим Александрович Сидоренко


© Евгений Катрич, 2017

© Максим Александрович Сидоренко, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-6476-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

– Они отходят к северным холмам, – хриплым голосом проговорил лейтенант и тут же почувствовал, как крупная рука первого помощника канцлера Илторианской Империи сгребла в кулак его мундир и с силой притянула к себе. Невзирая на тяжёлое ранение в живот, силы и не думали покидать первого помощника.

– Кто… Кто это был? – прошипел он, приоткрыв бледные губы. Прожигающий взгляд воспалённых глаз заставил молодого командира небольшого гарнизона, размещённого на отдалённой планете Курсо, занервничать. Ходили слухи о вспыльчивом характере первого помощника канцлера и его скорых расправах над неугодными. – Это уртонийцы или дилториане?

– Мои бойцы утверждают, что это… люди, – растерянно ответил лейтенант и тут же почувствовал, как рука первого помощника канцлера разжалась, отпустив его мундир. Молодой офицер выровнялся и на всякий случай отступил на пару шагов от гравитационных носилок. – Мы потеряли шестнадцать солдат…, если не считать вашу личную охрану.

Лейтенант посмотрел в сторону северных холмов, откуда начали доноситься раскаты взрывов и грохот тяжёлого оружия. Подошедший сержант встревоженно посмотрел на помощника канцлера, перевел взгляд на лейтенанта и, пригладив шестипалой рукой жиденькую бородку, глухо заговорил:

– Вторая пехотная рота вступила в бой, – сержант вновь глянул на помощника, вокруг которого крутились два медика, пытавшиеся остановить кровотечение из рваной раны живота. Ранение было сложным и помощника канцлера уговаривали отправиться в госпиталь, но тот отказался, распорядившись, чтобы ему немедленно добыли пленных. – Нам пока не удаётся прижать их к холмам. Надо дождаться седьмой механизированной, тогда с техникой мы сможем…

– Мне плевать на потери! – задыхаясь, прокричал первый помощник канцлера, пытаясь приподняться на носилках, но хмурый медик придержал его за плечи, и вернул в горизонтальное положение. – Это жалкая раса людишек посмела на меня напасть… Лейтенант, любыми способами добудьте мне доказательства…

Глаза помощника канцлера закатились, и он потерял сознание. Лейтенант шумно выдохнул и махнул рукой медикам, чтобы те забирали раненого. Повернувшись к сержанту, офицер приказал:

– Завтра первый помощник канцлера Пирттоу покинет планету, и военная комиссия начнёт разбираться, как могло произойти, что отряд диверсантов едва не убил его здесь, – лейтенант понизил голос. – Я не собираюсь отвечать ещё и за ощутимые потери. Что могут сделать обычные пехотинцы против искусственных созданий землян, запрограммированных на уничтожение противника. Им некуда деться с планеты…

Лейтенант в очередной раз запнулся.

Его взгляд устремился на шаттл, окутанный пламенем, заходивший на посадку. Зашипев, он сжал шестипалые кулаки.

– Только не это! – лейтенант повернулся к сержанту и крикнул: – Немедленно сообщи в центр, что на орбите находится вражеский корабль.

Дальнейшие события понеслись вскачь. Любой ценой не дать шаттлу взлететь. Теперь, чтобы сохранить свой пост, ему потребуются любые доказательства: оборудование, оружие, тела диверсантов. Будет большой удачей, если у них получится захватить пленного. Но кроме отчётов о стремительно растущих потерях, лейтенант ничего не получил. Под массированным огнём, извергая пламя двигателей, шаттл начал быстро удаляться, и вскоре командир гарнизона получил короткое сообщение на свой коммуникатор, поставившее на его карьере жирную точку: «Потери – шестьдесят три, тела противника не обнаружены».

Глава 1

Ким пришёл в себя от грохота маршевых двигателей старого тарторианского десантного бота, лёжа на холодном решётчатом полу. Справа от него находились рюкзаки, сваленные в кучу, оборудование и… тела погибших солдат его отряда. Всего в метре от него располагалась голова капрала РО-2317/В, смотревшего на Кима застывшими глазами. В груди убитого виднелась большая рана, оставленная явно тяжёлой плазменной винтовкой.

Ким попытался приподняться, но сразу рухнул обратно, пронзённый ужасной болью. Стиснув зубы, он старался вновь не потерять сознание. Последнее, что он помнил, как илторианская пехота перешла в наступление. Один за другим падали его бойцы. Отступая к шаттлу и волоча за собой раненого капрала, Ким получил два попадания лазерной винтовки. Первый луч ударил в живот, но пластинчатая броня скафандра выдержала атаку, больно обдав жаром. Второй красный луч впился в левое плечо точно между бронированными пластинами. От внезапной боли Ким потерял сознание ещё до падения на поверхность планеты. Сейчас, очнувшись в шаттле, он не мог понять, почему его спасли. Ким относился к искусственникам, созданным в лабораториях инкубаторских станций. По негласным правилам Земной Федерации искусственно созданных бойцов не сохраняли. Если не выполнил задание, а к тому же получил серьёзное ранение – ты списанный материал. Изменить это не могли ни сотни успешных боевых операций за спиной, ни идеально выполненные боевые задачи. Не смог выполнить очередное задание, – твоё место в утилизационной камере.

Осторожно, чтобы не потревожить пульсирующее болью плечо, Ким повернул голову налево. Вдоль борта сидели десять солдат в чёрных, хорошо бронированных скафандрах с гвардейскими нашивками. Эти войска состояли только из чистокровных людей, выношенных и рождённых женщинами. Киму было уже за тридцать, и его карьера штурмовика подходила к завершению. Ещё год-два и его ждёт охрана тюрем или добывающих колоний. На его лице появилась кривая улыбка. Он понимал, что после провала сегодняшней операции, у его отряда не будет даже этого времени.

– Ты смотри, он ещё и улыбается, – злобно прошипел один из гвардейцев и грубо пнул Кима в плечо. От наплыва боли моментально потемнело в глазах, стиснутые зубы заныли, прося ослабить хватку.

– Стор, оставь его в покое, – расслышал Ким голос, принадлежавший лейтенанту Энтони Морану. Гвардейская рота лейтенанта отвечала за безопасность майора Байрона, курировавшего операцией по устранению первого помощника канцлера Илторианской Империи. – ИМ-9874/А не виноват, что удача была на стороне противника.

ИМ-9874/А… Этот номер был выдан Киму в лаборатории станции и выгравирован на затылке. Кимом он назвал себя сам и оповестил об этом братьев по оружию. Искусственникам запрещалось иметь имена, но тайно они всё-таки давали их друг другу. Если бы об этом стало известно, их бы тут же отправили на коррекцию сознания или списали.

Ким почувствовал в себе изменения несколько лет назад. После подавления восстания в системе НР-1044 он не сдал найденные информационные карты, а тайком стал изучать их. Первые же знания позволили Киму взглянуть на окружающее пространство другими глазами.

Земная Федерация, вырвавшись на просторы вселенной, вела себя очень агрессивно по отношению к другим расам. Любой мир не длился больше ста лет, после чего вспыхивали войны за обладание ресурсами, борьба за технологии, новые планеты, пригодные к колонизации, и господство во вселенной. Всё это начало приводить к недовольству граждан, отправляющих детей на пожирающие и изматывающие войны. Ряд восстаний, которые едва не раскололи Федерацию, заставил правительство задуматься над решением этого вопроса.

Вот тогда и было принято решение о создании искусственных солдат. Это значительно расширило простор деятельности Земной Федерации. Больше не будет недовольных, протестных митингов, восстаний, а самое главное, что таким солдатам не надо платить жалованье. Чистокровные люди продолжали служить в армии, но теперь их функции больше сводились к управленческим.

Правительство Земной Федерации опасалось доверять созданным бойцам управление крупными подразделениями: армиями и флотами, дивизиями и батальонами. Максимум, чего мог достичь искусственник, это командование фрегатом или корветом. Большинство функций искусственников сводились к пехоте, штурмовым отрядам и охране дальних границ. Каждый, кто не проходил тест на лояльность, не выполнил приказ или задание – отправлялся на утилизацию.

Огромные станции еженедельно ставили в строй Земной Федерации до тысячи искусственных бойцов. За сотни лет цикл создания боевой единицы был налажен идеально. Процесс выращивания, тренировки и отправки на службу был отработан до мелочей и выполнялся с ювелирной точностью. Каждая созданная особь подвергалась тестам и экзаменам, по результатам которых определялись будущие командиры, сержанты, рядовые или просто отбракованные. Огромный штат учёных неустанно работал над новыми способами контроля за искусственными солдатами. Ким слышал, что в последних поставках находились бойцы, которых контролировали чипы, вшитые в мозг.

Многие расы осуждали действия Земной Федерации, но открыто выступать не решались. Даже Союз Свободных Систем, насчитывающий сотни рас, старался не вмешиваться в дела землян. Среди чистокровных солдат уже год ходили слухи о грядущей крупной войне. Да и Ким замечал, что что-то происходит. Потери среди искусственных бойцов резко возросли, как выросло и количество операций, в которых Ким принимал участие. Их постоянно перебрасывали из одного сектора в другой, что в итоге из-за изматывающей нагрузки привело к провалу операции на планете Курсо.

– Вот и отправляй после этого «пробирочных» на важные задания, – до Кима снова долетел ворчливый голос Стора. Парень не собирался униматься, сделав вид, что не услышал приказ офицера. – Отправили бы гвардию, а не этот мусор…

Новый удар в плечо и Ким почувствовал, что теряет сознание, проваливаясь в спасительную темноту, где не было ни боли, ни чистокровных людей, издевательства которых уже начинали пробуждать в нём злость, а это верный путь на утилизацию.


– Лейтенант, подойди, – услышал Ким требовательный голос майора Гива Байрона. Вбитое годами войны чувство осторожности не позволило пошевелиться или открыть глаза. Отодвинув пульсирующую боль, Ким старался не пропустить ни единого слова. – Операция провалена, у нас на хвосте илторианский крейсер. В системе НР-1075 нас ждёт корабль. Эта тарторианская посудина будет уничтожена, поэтому на борту корабля не должно остаться ничего, что может связать произошедшее с нами.

– А что со штурмовиками делать? – спросил лейтенант. – Одиннадцать выжили…

– Это списанный материал, мусор, не заморачивайся, – тут же ответил майор с нескрываемой злостью в голосе. – Двойную дозу снотворного каждому и как только выйдем из гипер-прыжка сбросим шаттл на ближайшую планету. Все лишнее занести на шаттл… Я, конечно, уничтожил бы их, но, боюсь, обломки разлетятся, а нам это не нужно. Если вопросов больше нет, выполняйте.

– Вас понял, господин майор, – с готовностью ответил лейтенант, и через минуту по решётчатому полу старого шаттла застучали тяжёлые ботинки бойцов.

Что-то вносилось и грубо бросалось на пол, ценное оборудование вскоре покинуло шаттл. Еще несколько минут возни, и Ким уловил знакомое шипение, издаваемое медицинским инъекционным пистолетом. Он почувствовал, как рядом с ним кто-то присел, а в следующее мгновение в шею уткнулось холодное дуло медицинского оружия.

– Спасибо за службу, сержант, – над ухом прозвучал голос лейтенанта и раздался короткий успокаивающий звук. Сознание плавно стало покидать Кима, ожидая повторной дозы препарата. Но пистолет оторвался от жертвы, и Ким услышал удаляющийся голос лейтенанта: – Каждый имеет право на второй шанс…

Глава 2

Боль усиливалась и в какой-то миг Ким почувствовал, что его подбросило и с силой ударило о поверхность. Оглушающий рёв входящего в атмосферу шаттла полностью выбил из сознания остатки снотворного. Шаттл в который раз тряхнуло, наградив Кима очередной порцией боли. Отдышавшись и стиснув зубы, Ким начал подниматься, помогая себе правой рукой. Две тусклые лампы в потолочных нишах виновато моргали, отвечая на колебания шаттла.

Во рту появился знакомый привкус металла от медицинского коктейля, в который входили обезболивающие препараты и слабые антибиотики. Значит, лейтенант ему вколол только одну дозу снотворного.

– Спасибо…. лейтенант… – прошипел Ким, выравниваясь в полный рост. Шаттл вновь ощутимо тряхнуло и машина начала заваливаться на правый бок.

С грохотом по полу покатились контейнеры и оружие, сопровождаемые более лёгкой мелочью. Осторожно переступая, Ким двинулся в сторону кабины шаттла, откуда навязчиво пищали сигналы тревоги. Шаттл резко накренил нос, свист и грохот усилились, поверхность под ногами задрожала и в корабле резко возросла температура.

Протиснувшись в кабину, Ким занял место пилота и, пристегнув ремни, чтобы не выбросило из кресла, начал всматриваться в приборы. Пальцы правой руки быстрыми движениями, доведёнными до автоматизма за время постоянных войн, начали переключать тумблеры, переводя шаттл в режим посадки. Убрав тягу с маршевых двигателей шаттла, Ким тут же активировал тормозные двигатели и выпустил посадочные закрылки.

К горлу подступил комок тошноты, перед глазами зарябило. Нащупав штурвал, Ким со всей силы потянул рукоять на себя. Вой тормозных двигателей быстро сменился свистом, и шаттл понемногу начал поднимать нос. Малый экран, показывающий схему захода шаттла к поверхности планеты, запестрел красным цветом. Через несколько красный цвет сменился на жёлтый, подарив пилоту возможность удачной посадки.

– Давай… – прорычал Ким, продолжая тянуть рукоять штурвала на себя.

Где-то под ногами прогремел взрыв, подбросивший машину вверх. Мгновение и шаттл завращался вокруг своей оси. Ким понял, что произошло и теперь их шансы выжить стремительно падали к нулю. Внутренний контур правого нижнего тормозного двигателя, не выдержав нагрузки, взорвался, а левый нижний продолжал выдавать полную мощность, заставляя стальную машину вертеться вокруг оси подобно кинетической пуле.

Еще несколько мгновений центральный экран показывал искристую бирюзу неба, сменявшуюся пейзажами пустынной планеты и разбавленными скромными островками зелени. Экран погас и последовал мощный удар, выбивший из лёгких воздух. В глазах потемнело, ремни кресла впились в тело, словно намереваясь его разрезать. Новый удар, и Кима в который раз забирает сочувствующая темнота…

Сознание тормошило Кима удушливым запахом палёной проводки. Открыв глаза, он несколько минут осматривался по сторонам. Из-под панели поднимались струи черного и белого дыма и, смешиваясь, исчезали в широкой щели над головой, где Ким увидел безмятежно плывующие облака. Шаттлу хорошо досталось при падении, его внутренний силовой корпус разорвало, но это спасло Кима от удушья.

Отстегнув ремни, Ким пошевелился и медленно поднялся. Шаттл значительно завалился на левую сторону, и передвигаться по нему было не очень удобно. Двери кабины были наполовину открыты, и на попытки сдвинуть их с места не реагировали. Из-за деформации корпуса их просто заклинило вздыбившимся полом. Ким протиснулся в проём и осмотрел десантный отсек шаттла.

Здесь господствовал полумрак. Если не считать искрившуюся проводку, единственный источник света находился за спиной Кима. Проникнув в десантный отсек, он слышал протяжный стон. Ким прислушался и направился в сторону звука к правой стороне шаттла. Под сиденьями вдоль борта лежал Стен, молодой парень, зачисленный в отряд два года назад для восстановления численности отряда после очередной операции.

– Стен, сейчас, потерпи, – присев рядом, Ким начал отбрасывать в сторону мусор и угловатые контейнеры, которыми привалило парня. Откинув пыльный свёрток, Ким увидел синюю татуировку на затылке парня: СТ-9135. – Можешь подняться?

– Так точно… – прошептал парень и, повернув к Киму голову, начал выбираться из-под сидений. На правой ноге парня виднелась медицинская латка, наложенная на бедро ещё на планете Курсо. – Что произошло, сэр?

Серые глаза парня заметались по десантному отсеку и остановились на зашевелившейся куче, из которой через несколько секунд появилась рука, а вслед за ней и голова Барри.

– Ким, мы потерпели крушение? – спросил Барри, как только его взгляд приобрёл осмысленность и, осмотревшись, замер на силуэте Кима. – Где мы находимся? Последнее, что я помню, как накладывал себе повязку на ногу. Ко мне подошёл медик…, а потом сплошной провал.

– Надо открыть внешние двери, – сказал Ким, чувствуя, как в горле начинает першить от едкого дыма.

Добраться к двери удалось не сразу. Пришлось вначале попотеть над завалами незакрепленного оборудования и хлама. В процессе работы был найден Вик, который пока не желал приходить в сознание. Быстро осмотрев его, Ким вернулся к раскопкам выхода. Питания не было, поэтому следовало расчистить путь к правой створке, там находился рычаг для разблокирования магнитных замков.

Вскоре толстые, тяжёлые двери с грохотом рухнули на жёлтую почву, и ворвавшееся в десантный отсек солнце заставило всех зажмуриться. Ким выждал паузу и убрал руку от лица.

Золотистый песок изящным волнистым рисунком украшал окружающую поверхность. Плавные дюны были варварски потревожены упавшим десантным шаттлом, который раскалённым лучом прочертил прямую, разметав податливую почву. Разбросанные части шаттла, развалившегося при жёсткой посадке, за несколько мгновений превратили умиротворенный пейзаж в оскал природы.

За спиной Кима зашёлся в кашле Вик. Боец, прищурившись, смотрел в сторону открывшегося проёма, устраивая повреждённую руку на широкую повязку. Сильно прихрамывая на левую ногу, к Киму подошёл Барри. Остановившись рядом, он задумчиво осмотрел пустынный пейзаж и, не поворачивая головы, спросил:

– Нас списали? – Барри находился с Кимом с первого дня их пребывания в регулярных войсках Земной Федерации. Тогда из их «выпуска» сформировали штурмовую роту. После трёх изматывающих боёв и потери половины личного состава Ким получил звание капрала, сменив на этой должности погибшего. Остались позади ещё десятки сражений, и он стал сержантом, а их рота уменьшилась с двухсот солдат до сорока. После каждого боя их отряд пополнялся новыми бойцами, но только Киму и Барри удалось пройти весь этот путь.

– Да, Барри, – коротко ответил Ким. Сейчас у него не было никакого желания обсуждать это. Внутри него рождалась растерянность, Ким не знал, что будет дальше. Всю его жизнь за них решали, указывая и направляя, а теперь они были предоставлены сами себе, и будущее нарисовало большой вопросительный знак.

– И что дальше? – Барри задал вопрос, на которой Ким уже несколько минут тоже искал ответ.

– Для начала необходимо проверить наших, – ответил Ким, посмотрев на друга. Инструкции выживания взяли верх над зарождавшейся паникой. – Разбиваем лагерь, проведём инвентаризацию имущества, подлечим раны, и будем действовать по обстановке.

Глава 3

– Одинадцать… – прошептал Ким, вонзая короткую лопату в песок и поднимаясь на ноги. Одиннадцать могил они копали два дня, впервые таким древним способом они хоронили своих боевых товарищей. Эти двое суток для измотанных бойцов выдались самыми тяжёлыми. Постоянно сползающий песок забирал последние силы, но никто не жаловался. Сохраняя молчание, и сменяя друг друга, они продолжали копать. Стоя около последней могилы, Ким тихо произнес: – Вот и всё, ребята. Это ваше последнее пристанище…

Ноги норовили подкоситься, а руки отказывались держать рукоять лопаты. Ким повернулся и посмотрел на расположившихся полукругом солдат. Здесь были все, кто выжил, кроме снайпера Дани. Его ранение в живот, осложнённое жёсткой посадкой, не позволяло ему даже подняться.

– Зак, как Дани? – устало спросил Ким бойца, который прошёл углубленный курс медицины и отвечал за физическое состояние в их отряде. После многочисленных сражений из него получился опытный медик, но тяжёлые ранения чаще всего заканчивались летальным исходом.

– Ещё рано что-то говорить, – устало ответил Зак. Ким видел насколько тяжело бойцам чувствовать себя выброшенным мусором. Их сочли списанным материалом, который не захотели восстановить. Они были никому не нужны и удивительно, что они вообще до сих пор живы. Зак машинально потрогал голову и, посмотрев на окровавленные пальцы, молча развернулся и пошёл в сторону шаттла. Его шлем не выдержал попадания пули кинетического оружия, но защитные пластины смогли погасить скорость. Осколки шлема срезали часть кожи на голове, но все-таки Зак остался жив.

Поникшие бойцы, шурша подвижным пеком, потянулись следом за медиком. Связист Ид что-то негромко говорил Лаки, – водителю и пилоту десантных ботов и шаттлов. Стен, опираясь на плечо Вика, то и дело оглядывался на насыпные холмы, которые быстро приглаживал неугомонный ветер. Пройдет совсем немного времени, и изменчивая поверхность навсегда скроет следы многочасовой работы, пустыня примет свой прежний вид. Барри остался стоять рядом с Кимом. Провожая взглядом молодых, полных сил солдат, Ким не мог понять, почему их отправили умирать на эту пустынную планету. Ведь они не раз получали ранения и более опасные, многие даже теряли конечности, но современная медицина довольно быстро возвращала их в строй. Ким смотрел на затылки бойцов с номерами и непроизвольно провёл рукой по голове, где находились и его данные.

Ким повернулся к Барри и уже открыл рот, чтобы спросить, но капрал его опередил, протянув старенький планшет. На экране прибора побежали строки, перечисляющие всё, что у них осталось, количество и состояние. Ким задумчиво просматривал содержимое шаттла. Из огромного перечня нужно было выделить только самое необходимое: оружие, старые полевые аптечки, десяток батарей, два контейнера с просроченными сухими пайками, несколько ремонтных комплектов для скафандров…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6