Евгений Гатальский.

Сочувствую ее темным духам… 13—21



скачать книгу бесплатно

Рей пытался справиться с потоком грандиозных рассуждений Майлза. Он кивнул ему, давая понять, что все понял, хотя альтер-эго Разрушителя мешало ему должным образом воспринимать услышанное.

– Осталось только понять, как превратить темных духов в живые тела привычного нам цвета, – сказал Майлз. – После этого проблема с бессмертием будет решена.

– Ты уверен, что тебе это удастся? Превратить души в плоть?

– Если у меня не получится – будь уверен, мои сверхлюди с увеличивающимся в геометрической прогрессии интеллектом смогут это осуществить. И тогда я, ты и все остальные мертвые люди обретут новую и бесконечную жизнь.

Рей понял, что он вновь ощущал себя живым – редкое, на самом деле, ощущение. Он чувствовал, что испытывает невиданный интерес к только что услышанной информации. Получается, его Афина тоже стала темным духом? Если то, что говорил Майлз, правда, то Рей сможет воссоединиться с ней, вне зависимости от того, будет он на тот момент живым или нет.

Но…

Разрушитель изо всех сил противился сладостным мечтам Рея, а ненужная тяга Рея к знаниям о темных духах вынуждала Разрушителя повторять про себя:

Я солдат державы Бейла. Мое кодовое имя – Разрушитель. Я подчиняюсь только Сикстену Бейлу. Моя основная задача – пробраться на территорию Паксбрайта и уничтожить Йоханна Шелтера. Я не имею права допустить своей смерти до момента смерти Шелтера. Наградой за смерть Шелтера станет моя собственная смерть.

– Ты хочешь сказать, что ты намерен победить смерть? – тихо спросил Рей.

«Тебе не нужно этого знать. Тебе это не нужно!» – мысленно орал про себя Разрушитель

– Я хочу сказать, что мне по силам превратить темные духи в нечто более материальное, чем просто духи. Именно поэтому я готов использовать свой опыт с сверхлюдьми при работе над ними…

– Шелтер! Мне нужен Йоханн Шелтер! – внезапно для себя прорычал Разрушитель.

Майлз слегка напрягся – в голосе его появились презрительные нотки.

– Как уместно ты упомянул нашего главного консула, Рей. Ведь он, погруженный в свои бесполезные мысли по поводу надвигающейся войны, не оценил то открытие, которое бы перевернуло с ног на голову его представления о реальном мире.

«Машина времени Элиаса. Темные духи Майлза. Слишком много грандиозных, но в то же время опасных для человечества открытий» – подумал Рей, несмотря на то, что Разрушитель изо всех сил старался запретить ему думать о чем бы то ни было.

– Ученый Совет отказал мне в патенте на темные духи, – продолжал Майлз. – Шелтер отказался разубедить Ученый Совет в их выборе. Даже несмотря на то, что я сказал ему по поводу своего рака. Рака у меня нет, – поспешил добавить Майлз, увидев приподнявшиеся брови Разрушителя. – Я его выдумал, чтобы Шелтер не смог отказать мне в патенте на Канцерфецит. Оказалось, выдумал его напрасно.

– Великий Лжец в действии! – сказал Рей.

– Не согласен. Здесь все наоборот. Шелтер отверг того, кто искренне предлагал ему помощь.

Ведь у меня на руках макет плацебо, которое с легкостью решит все проблемы человечества…

Я солдат державы Бейла. Мое кодовое имя – Разрушитель.

– …они отвергают своего верного союзника…

Я подчиняюсь только Сикстену Бейлу.

– …стало быть, отвергнутый имеет право стать союзником кому-то другому…

Моя основная задача – пробраться на территорию Паксбрайта…

– … или самому, без чьей либо помощи, переубедить всех несогласных…

и уничтожить Йоханна Шелтера.

– Где Йоханн Шелтер? – спросил Разрушитель.

Майлз пожал плечами.

– Я не знаю. В последний раз я видел его в Музее Эпохи Прошлого Мира, когда я показывал ему фотографии своего мертвого отца – первого темного духа, которого мне довелось увидеть.

Разрушитель испытал разочарование. Он почему-то ожидал от Майлза гораздо большего…

Тут же он услышал пренебрежительный приказ своего повелителя:

– Убей его.

– Почему ты называешь свои галлюцинации с покойниками темными духами? – спросил Рей. – Откуда ты взял этот термин?

– Убей его, – повторил Бейл уже громче. – Этот Майлз ничего не знает о твоей цели. Затеи этого Майлза представляют угрозу твоему правителю. Уничтожь его.

– Сейчас ты все поймешь. – В глазах Майлза загорелся азартный огонь. – Я думаю, ты согласишься со мной и увидишь в них то, что вижу я. Ты выгодно отличаешься от Шелтера и от политизированного Ученого Совета с их консервативным рациональным мышлением. Приготовься – увиденное может шокировать тебя…

– УБИТЬ ЕГО! УНИЧТОЖИТЬ! – вдруг закричал Бейл

Рей пытался бороться с Разрушителем, но он знал, что у него ничего получится.

Разрушитель пытался уничтожить Рея, но в своих попытках, увы, не преуспел.

Кто-то из них должен проиграть – но пока проигрывали оба.

– Я сейчас вызову темных духов, – заговорщическим шепотом произнес Майлз.

– Как ты это сделаешь? – с огромным для себя трудом спросил Рей.

– Я выпью Канцерфецит, после чего мы будем ждать, когда они придут.

– Они – то есть, темные духи?

– Да.

Майлз достал из кармана своего лабораторного халата пузырек с черной, словно деготь, жидкостью. Желание попробовать содержимое – последнее, что могло возникнуть при взгляде на пузырек.

Рей понял, что не только он сходит с ума.

А Разрушитель понял, что приговор Бейла пора приводить в исполнение.

Но как?

Майлз тем временем отхлебнул совсем немного из пузырька.

– Безвкусная жидкость, – сообщил Майлз. – Вовсе не опасная. Не вызывает привыкание. Канцерфецит – путеводитель в мир спиритических сеансов. Наркотик, действующий не только на того, кто его принимает, но и на тех, кто рядом с принимающим находится. Сейчас они придут…

Но…

Темных духов пока не было.

– Он еще жив? – прозвучал вкрадчивый голос Бейла в наушнике Рея.

– Ненадолго, – ответил Разрушитель.

– Что? – переспросил Майлз.

– Я спросил, долго ли еще нам придется ждать? – выкрутился Рей.

– Еще чуть-чуть, Рей, совсем чуть-чуть.

Прошла одна минута… две… три…

Темных духов пока не было.

– Почему я не слышу звуков боли? – дрожащим от гнева голоса спросил Бейл.

– Он умирает очень тихо, – прошептал Разрушитель.

Его глаза метнулись к белоснежным шкафам.

– Что находится в этих шкафах? – спросил Рей.

– Это криогенные боксы. В криогенных боксах Паксбрайта запирают неизлечимо больных людей, чтобы в дальнейшем вылечить их, когда будет изобретено нужное лекарство. Я же в этих шкафах синтезирую жидкий биоматериал, который сгущается при холоде и превращается в идеальную кожу моих идеальных сверхлюдей.

– Ясно.

Прошло четыре минуты… пять…

Темных духов пока не было.

– Сегодня их нет дольше, чем обычно, – нервно произнес Майлз.

Рей разочаровался – ведь он уже начинал думать, что Ларри Майлз не меньший гений, чем его старший брат. Получается, работа Майлза над Канцерфецитом принесла результатов не больше, чем трехлетняя, рутинная, смешанная с синдикатскими наркотиками работа Рея.

– Может, их просто не существует? – спросил Рей.

– Если я бы знал, что темных духов не существует, неужели я бы стоял тут с тобой, как дурак, пил безвкусное лекарство и ждал бы пришествия того, чего нет?

Сильный довод, подумал Рей.

Но…

Разрушитель был готов нанести свой удар. Его рука дернулась под лабораторный халат, к ремню на поясе, под которым скрывался автомат…

Но…

Вдруг он увидел… свою мать. Вернее, ее темную полупрозрачную тень. Рей стал моргать, уверенный, что ему померещилось.

Но…

Призрак матери никуда не исчез.

Келлендра стояла возле темно-зеленой стены с загадочной, то есть, естественной для себя, улыбкой. Рей всегда видел разницу в улыбке матери, адресованной Элиасу и улыбке, адресованной ему лично, но подлинная истинность ее образа заставила Рея забыть все то, что он планировал. Намерения Разрушителя словно бы исчезли. Ему пришлось убрать руку от автомата.

Парализованный, растерянный, как никогда прежде, Рей обернулся к Майлзу и, сверля дыры на синяках под глазами ученого, спросил:

– Ты тоже ее видишь?

– Келлендру Криц, великолепного ученого и по совместительству твою мать? – беззаботно переспросил Майлз. – Да, вижу.

Вдруг на груди Келлендры появилось блестящее пятно. Оно стало расширяться, блеск ее был столь ослепительный, как освещение потолка. Рей стал щуриться, и вместе со страхом увиденного, в его голову закралась пытливая мысль, что все, что он сейчас видит – не более чем трюк Ларри Майлза, никак не связанный с самим Канцерфецитом. Трюк, придуманный в надежде заполучить столь желанный патент от Ученого Совета.

Тут же блеск в груди исчез – и на ее месте образовалась пустота, сквозь которую Рей мог видеть темно-зеленые стены лаборатории.

– Как она здесь появилась? – дрожащим от страха голосом спросил Рей.

– Это я и пытаюсь выяснить, – ответил Майлз. – И как только у меня это получится, будь уверен, Ученый Совет с бесконечными извинениями предоставит мне патент. Безо всяких Шелтеров, замолвливающих за меня словечко, – презрительно добавил он.

Келлендра стала ходить по лаборатории, внимательно рассматривая голых кибердевушек. После чего она остановилась, посмотрела на Рея и улыбнулась ему, отчего тот густо покраснел.

– Суть Канцерфецита состоит в том, что тот, кто его принял, видит умерших – любимых или ненавистных, – сказал Майлз. – Тех, кого считает особо важным или тех, чье существование, чья утрата навсегда изменила его жизнь или мировоззрение. Пока мне непонятно, каким образом эти, казалось бы, галлюцинации видят все находящиеся поблизости люди.

Но Келлендра пока молчала, что давало Рею повод думать, что перед ним – лишь голограмма, а не реальный дух. Что все, что он видит – лишь попытка Ларри Майлза выдать свой бред за что-то значимое, совсем так, как было в случае с его работами по квантовому мистицизму.

– Скажи что-нибудь, – обратился Рей к призраку.

Его мать никак не отреагировала.

Рей в отчаянии посмотрел на Майлза.

– Они иногда говорят, но происходит это очень редко, – с грустью пояснил Майлз. – В самый первый раз, когда я их увидел, вернее, увидел его – это был мой отец – он тоже не произнес ни слова. На его груди тоже были пятна, совсем как у твоей матери – я тогда посчитал, что это раны от выстрелов – ведь мой отец был застрелен в Спелсере много лет назад.

– Сомневаюсь, что это раны, – сказал Рей. – Моя мать умерла от передозировки снотворного, по всей видимости, намеренной. Эти дыры означают что-то другое.

Блестящая дыра в теле Келлендре увеличивалась в размерах. Она стала настолько огромной, что складывалось впечатление, будто ее голова со все еще улыбающимся лицом была оторвана от тела.

Жуткие ассоциации навеяли Рею мысли о его матери. Он вдруг подумал о чем-то важном, и это важное тут же было сформулировано в вопросе:

– Почему появилась именно она? Ведь не я, а ты выпил Канцерфецит – стало быть, должен был появиться твой отец или кто-то еще из твоих родственников.

– Я не знаю, – ответил Майлз. – Я пока не знаю, как все это объяснить. Но знаю точно, что темные духи – неограненный алмаз, и мне предстоит пройти долгий путь, чтобы провести ему идеальную огранку для моей работы со сверхлюдьми.

Рей всматривался в темный силуэт матери, все еще не веря в то, что он видит, надеясь, что мать исчезнет, и на ее месте появится единственный смысл его жизни – пока еще мертвая, пятнадцатилетняя жена Афина…

– Ты тянешь время, Разрушитель, – услышал Рей холодный голос правителя.

После этих слов исчезнувший было Разрушитель вновь напомнил о себе:

Я солдат державы Бейла. Мое кодовое имя – Разрушитель. Я подчиняюсь только Сикстену Бейлу. Моя основная задача – пробраться на территорию Паксбрайта и уничтожить Йоханна Шелтера. Я не имею права допустить своей смерти до момента смерти Шелтера. Наградой за смерть Шелтера станет моя собственная смерть.

Но…

Майлз – это не Шелтер. Разрушителю не прививали ненависть к Майлзу, поэтому зараженный новыми рефлексами Рей смог задать следующий вопрос:

– А их можно касаться?

– Ты их не почувствуешь, – ответил Майлз. – Твоя рука пройдет сквозь нее, как воздух.

Разрушитель стал бить по черепной коробке Рея, требуя, чтобы рука Рея вновь коснулась автомата, спрятанного под лабораторным халатом.

– Чтобы увидеть Темных Духов, нужно лишь немного Канцерфецита? – спросил Рей… или Разрушитель – пока он не мог понять, кем сейчас является.

– Да. Похоже, одного пузырька хватит мне на год испытаний.

Блестящее пятно на груди Келлендры стало настолько огромным, что размыло очертания ее тела. Над землей осталась висеть лишь одна ее улыбка, по-прежнему загадочная, по-прежнему обращенная к Рею, по-прежнему заставляющая его краснеть, по-прежнему…

Все.

Келлендра Криц исчезла.

Исчезла так, словно ее и не было вовсе.

– Ну вот, – сказал Майлз, выпячивая в гордости грудь. – Первый визит к тебе от Келлендры Криц. Правда, недолгий – хотя, надо признать, мой отец провел со мной гораздо меньше времени. Уверен, что в следующий раз она будет находиться дольше и что-нибудь обязательно скажет…

– Если ты его не убьешь, то услышишь новую мелодию моего звукового оружия, – угрожающе прозвучало в наушнике Рея.

Рей запаниковал.

– Я тебе налью немного Канцерфецита, – пообещал Майлз. – Ты, и только ты, заслуживаешь отведать плод моей изнурительной научной работы. Ведь если бы не ты, Рей, все этого не было бы… Подожди, сейчас я найду для тебя колбу.

Майлз уже было встал, но Рей жестом левой руки остановил его.

Его же правая рука уже находилась под халатом…

– Меня не устроит немного Канцерфецита, – сказал он. – Мне нужен весь Канцерфецит.

Майлз замер, словно изваяние.

– Но это же мой научный труд.

– А кто тебе его отдал?

– Я думал, что ты отдаешь его навсегда. Ты же так странно себя вел. Я был уверен, что тебе не интересны разработки своей матери.

– Они и сейчас мне неинтересны, – сказал Рей.

Майлз непонимающе моргнул.

– Тогда зачем он тебе понадобился?

– Чтобы увидеть ее.

– Кого – ее? – спросил Майлз, приобретая все более и более недоуменный вид.

Рей не смог ответить – его рука под халатом крепче сжала автомат.

Кто же он такой?

– Ты же ее уже видел, правильно? – спросил Майлз. – Свою мать, я имею в виду. Или… ты имел в виду кого-то другого?

С некой обреченностью в серо-желтых глазах Рей кивнул.

– Свою мать я видеть не хочу. Думаю, что она хотела меня видеть, раз именно она появилась в качестве темного духа. Мне не интересны мои родители. Мне не интересен мой брат, черт бы его побрал. К черту этих родственников. Знать их не желаю. Я не дерево, чтобы цепляться за корни… Я имел в виду Афину.

Может, все-таки Рей?

– Кто такая Афина? – спросил Майлз, недоумение на его лице, казалось, достигло пика.

В наушнике Рея прозвучали первые аккорды органа. Чуть позже к нему присоединилась флейта.

Рей побелел от ужаса. Он судорожно сжал автомат так, что тот стал топорщиться под его лабораторным халатом.

Или все-таки Разрушитель?

– Что ты прячешь под халатом? – спросил Майлз. Похоже, он встревожился по-настоящему. – Что за странные вещи ты говоришь? Я не понимаю, что с тобой происходит…

– Я тоже, – признался Рей.

– У тебя есть три секунды, чтобы прикончить его. – Голос Бейла заглушил начальные аккорды звукового оружия. – Иначе твои уши вновь услышат эту прекрасную мелодию. Три…

– Прости, – умоляюще произнес Рей.

– За что?

– …два.

– За это. – Автомат взметнулся в воздухе.

– …один.

Раздался выстрел. Пуля пролетела мимо Майлза и угодила в живот Мэйбл. Рей вновь направил ствол на Майлза, ненавидя себя за отсутствие точности.

– ТЫ СПЯТИЛ? – закричал Майлз, глядя на легкий дымок, исходивший из дула автомата.

– ДА! – крикнул в ответ Разрушитель, выстрелил вновь, и на сей раз не промазал.

Пуля попала в плечо Майлзу. Он закричал от боли и, чтобы не упасть, схватился за груди одной из кибердевушек. Майлз оказался спиной к Разрушителю, когда тот стрелял в третий раз.

Он вновь промазал. Пуля угодила в какой-то из переключателей на стене. Потолок с его чудовищно ярким светом отключился, все двери криогенных шкафов отворились. Разрушитель тут же подбежал к Майлзу, опрокинул его в открытый шкаф и тут же стал закрывать дверь, ударяя прикладом автомата по раненому плечу, которое несчастный ученый подставлял под удар, дабы не оказаться запертым в криогенной камере.

Но…

Дверь уже закрылась. На ее торце багровели свежие капли крови.

Разрушитель сел на дверь, не давая Майлзу выбраться, и нажал на кнопку, в которую совсем недавно угодила пуля.

Чудовищно яркий свет вновь загорелся, но двери большинства криогенных шкафов остались открытыми.

Рей подумал о Финзгеффеле, после чего сразу же направился к машине, чтобы вытащить из багажника владельца музея. Его нужно познакомить со своей новой участью…

*************

Все-таки он Рей… и Разрушитель одновременно

С такими мыслями в голове он не мог в полной мере считать себя Разрушителем – ведь определенно, в этих мыслях затесался старый, еще не убитый, ненавистный себе сильнее, чем когда-либо, Рей:

«Я устранил Майлза. Я заморозил Финзгеффеля. Я смогу повелевать покойниками. Я смогу присвоить себе плоды трудов Ларри Майлза над Сверхчеловеком. Я найду машину времени Элиаса, и Сверхчеловеку будет по силам исследовать ее возможности. Я воскрешу Афину, и с ней я стану повелевать новой вселенной с ее новой парадигмой. Афина будет повелевать Темными духами. А стану больше, чем Грезоносец. Больше, чем бог. В новом пантеоне будут лишь два имени – Рей и Афина. Триумф жизни и смерти. Вселенная с новыми законами…

Я солдат державы Бейла. Мое кодовое имя – Разрушитель. Я подчиняюсь только Сикстену Бейлу. Моя основная задача – пробраться на территорию Паксбрайта и уничтожить Йоханна Шелтера. Я не имею права допустить своей смерти до момента смерти Шелтера. Наградой за смерть Шелтера станет моя собственная смерть.

К черту собственную смерть! Пусть она так и останется несбыточной!

Его ждет новая жизнь… вместе с раздвоением личности.

Унылая личина, жаждущая смерти, раскололась на части, и у каждой из этих частей есть причина жить дальше.

Что ж…

Да будет так!

Арест и разоблачение

– Что ж… Да будет так.

– Ты что, спятил? Ты позволишь фараонам себя арестовать?

– Именно так.

– Может, лучше не стоит, а? Может, они взорвутся, как тогда?

– Ты не придавал значение случайности в случае с переносом во времени – но сейчас, ты надеешься на такую же случайность, вероятность которой столь же мала, как и вероятность вашего переноса во времени? Не думал, что ты, Саймон, со своим презрением ко всему, способен верить в чудеса.

– Что ты делаешь? Не останавливайся!

Но…

Элиас уже притормозил у обочины.

Майкл, Эми, Саймон и Клод с недоумением смотрели на Элиаса, на то, как легко он согласился на свой арест… и на их арест тоже.

– Ты что, не понимаешь? – буйствовал Саймон. Его голос стал выше, чем обычно. – Твое незаконное пересечение границы здесь ни при чем. Это всего лишь предлог. Они хотят доставить тебя Гриду, потому что Грид знает, что ты способен создать новую машину времени.

Элиас кивнул – это еще сильнее разозлило Саймона, тот выпучил свои серые глаза буквально в миллиметре от небритой щеки Элиаса.

– Все я понимаю, – спокойно сказал Элиас. – Смею предположить, что понимаю я больше твоего…

Майкл взглянул в зеркало заднего вида – полицейская машина, так же, как и кемпер, притормозила у обочины. Черно-синие огни на дверях перестали вращаться, сирена стихла – и в следующее мгновение показалась троица из записей видеокамер – Мартин, Строумэн и Ребекка. Все трое держали автоматы наготове и осторожно продвигались к задней двери кемпера.

– Дави на газ! – шепотом прорычал Саймон.

– Нет.

– Ты идиот? Дави на газ, иначе нас убьют.

– Мы нужны им живыми.

– Конечно, но после встречи с Гридом, которая состоится после нашего ареста, мы четверо, в отличие от тебя, вряд ли останемся в живых.

– Мне это как раз и нужно.

Саймон замер.

– Встреча с Гридом, – пояснил Элиас.

– Вот оно что. Ты хочешь поквитаться с Гридом? Ценой нашей свободы?

Клод подскочил и подбежал к водительскому сиденью – явно не для того, чтобы сказать Элиасу пару ласковых. Прозвучало это довольно шумно, что вынудило ооновцев крикнуть:

– Никаких движений в салоне. – Судя по голосу, кричал Мартин. – Еще один посторонний звук – и мы будем вынуждены открыть огонь на поражение.

Клод замер. А Саймон крикнул:

– А то как же, придурок! Мы знаем, что никакого огня на поражение не будет. Твоему боссу мы нужны живыми!

Клод с открытым от испуга ртом ударил Саймона по руке – и Майкл волей-неволей согласился со своим скрытым соперником по любви. Было явным безумством со стороны Саймона проявлять свою привычную дерзость в столь непривычной обстановке. Майкл оглянулся на Эми. Ее зеленые глаза широко открыты, зрачки расширены – даже в такой стрессовой ситуации Майкл почувствовал – именно почувствовал, а не увидел – насколько же ее глаза прекрасны…

Никто из ооновцев не посчитал нужным отреагировать на выпад Саймон. Воцарилась казавшаяся безумно долгой короткая тишина, перебиваемая становящимися все громче шагами ооновцев. Майкл метнул взгляд на зеркало заднего вида и увидел, что Мартин обогнул кемпер по левой от себя стороне, а Строумэн – по правой. Оба приближались к передней части автомобиля, их пальцы на курках явно были под напряжением – это больше всего напугало Майкла. Насколько он понял, ооновцы первым делом хотели убедиться в том, что именно Элиас находится в салоне. Третью сотрудницу ООН, носившую, кстати, имя его бывшей девушки, Майкл не разглядел.

– Ну и где огонь? – кричал Саймон. – Как мне кажется, кто-то в этом кемпере, с голосом, очень похожим на мой, издал далеко не один посторонний звук…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное