Евгений Гатальский.

Сочувствую ее темным духам… 13—21



скачать книгу бесплатно

– Ты уверен в этом?

– ДА! – синхронно прокричали Майкл, Эми, Саймон и Клод.

Лаборатория резко остановилась. Саймон едва не ударился головой о лобовое стекло. Майкл упал на колени, после чего он, как и влюбленная парочка, решил остаться на полу.

– Задавайте свои вопросы, – сказал Элиас, почему-то тяжело дыша. – И быстрее – мне кажется, за нами могут следить.

– Почему мы едем в Гриверс? – спросил Клод, опередивший открывшего было рот Саймона.

Пауза.

Короткая пауза.

– Я хочу убить Итана Грида за то, что он отправил моего отца, Родерика Крица, на съедение Сикстену Бейлу.

– На съедение? – переспросил Клод. – Буквально?

– Да.

Пришельцы из прошлого ошарашено переглянулись.

– Великолепно, – едко произнес Саймон. – И тебя, Майки, этот чудик назвал сорвиголовой… Убийство канцлера Гриверса ради своих личных интересов… Лабораторные пробирки кажутся тебе скучными? Или тебе просто нравится втягивать нас в авантюры межгосударственного уровня?

– Вас это не касается, – жестко сказал Элиас. – Вы не пострадаете. Я не буду заставлять вас убить Грида. У меня с ним личные счеты. К тому же, Грид знает от Рея о существовании машины времени, и некоторые, связанные с ней проблемы после смерти Грида будут решены.

– Как ты собираешься убить Грида? Уверен, что такая персона, как он, без охраны не передвигается.

– В Гриверсе продается лицензия на убийство. Работает она в отношении любого. Есть простая, где нужно указать имя жертвы и привилегированная, где имена не указываются, а указывается количество жертв. Игрок, наш общий с Механиком приятель, прислал мне такую квантовой почтой – не бесплатно, разумеется.

– Лицензии на убийство? Очень интересно. Теперь Гриверс кажется мне еще более заманчивым, чем раньше.

– Моему брату он тоже казался заманчивым – именно из-за этой заманчивости он оказался в желудке Сикстена Бейла.

– Ооооу, – слегка опешил Саймон, но тут же пришел в себя:

– Ладно, черт с твоим братом. Скажи-ка лучше вот что. Зачем ты нас взял с собой? Лаура сбежала, угроза вроде бы миновала.

– Ты же видел изображение со скрытой камеры – это так, по-твоему, миновала угроза?

– Ты не мог этого знать наверняка. Или все-таки мог?

– Конечно, не мог. Но я предполагал, что нежданные гости, возможно, посетят ваше леклеровское укрытие после побега Лауры, и, как ты мог видеть, мое предположение оказалось безошибочным.

– Так почему ты нас не оставил в Паксбрайте? – продолжал наскакивать Саймон. – В вашей стране хомячков не один только Леклер.

Перед ответом Элиас тяжело вздохнул, покачивая при этом головой:

– Между Паксбрайтом и Синистером, если вы еще не догадались, скоро начнется война, поэтому в Гриверсе будет гораздо безопаснее, чем в Паксбрайте.

– То есть, ты заботишься о нас? – саркастически спросил Саймон.

– Можно сказать, да. Мне до сих пор неловко, что вы оказались в чужом для себя времени.

Считайте заботу о вас моей попыткой загладить вину.

– А если тебя убьют при попытке убийства Грида, то кто тогда будет дорабатывать машину времени?

– Для этого случая у меня припасен запасной план, но пока у меня нет времени рассказать о нем, но, обещаю, что в самое ближайшее время вы обо всем узнаете.

– Все-таки оправдал свою ложь, ну да ладно. Следующий вопрос – где ты все это время пропадал?

– Находился в итианской лаборатории, контролировал процесс созревания проточных двигателей и разрабатывал запасной план, о котором, как я и говорил, вы узнаете в самое ближайшее время.

– А теперь наиболее волнующий меня вопрос – зачем ты нас звал в свою итианскую лабораторию две недели назад?

Пауза.

Довольно длинная пауза.

– Ну же! – поторопили ученого Саймон и Клод.

– По поручению консула Шелтера я хотел использовать вас для убийства Сикстена Бейла.

– Что? – синхронно спросили Майкл и Эми.

– Смерть верховного протектора гарантировала бы сохранение мирного неба над Паксбрайтом, – добавил Элиас.

Очередная пауза – длиннее предыдущей. Майкл и Эми, несколько контуженные услышанным, не отрывали глаз друг от друга. Клод сдвинул брови и еще сильнее прижался к Эми.

– Интересно, – протянул Саймон. – Очень интересно. Ты хочешь убить Грида, хотел заставить нас убить Бейла… Ты довольно-таки кровожаден для выходца из страны покладистых хомячков.

– Сложные времена требуют сложных решений.

– Ну да, ну да, конечно же… Зачем тебе, недосягаемому в научных изысках брутальному ученому, использовать безнравственных юнцов из прошлого для убийства самого опасного человека из будущего?

Элиас словно бы оценивающе смотрел на Саймона и только потом ответил

– В твоем вопросе уже кроется ответ. Я не использовал вас четверых в своих целях, потому что ты, Саймон, – умен и безнравствен. Это очень опасное сочетание. Таких, как ты, невозможно переделать. Ты задаешь слишком много сложных и неудобных для меня вопросов. Тобой сложно управлять, и ты, как на зло, ведешь за собой остальных.

Клод скептически покачал головой.

– Ты бы сразу увидел подвох в нашем с Шелтером плане, и предсказать твои действия после этого стало бы нереальной для нас задачей.

– Меня льстит такая похвала, Элиас, но я чувствую – вот хоть убей меня – чувствую, что ты чего-то не договариваешь.

– Что именно, по твоему мнению, я от вас скрываю? – глядя прямо в глаза Саймону, спросил Элиас.

Саймон оглянулся назад – на сидевшего возле мотоцикла Майкла, одобрительно кивающего ему; на Эми, которая почему-то с некой стыдливостью отвела от него взгляд; на Клода, смотревшего на Эми с недоверием. Саймон тяжело вздохнул и спросил:

– Почему именно мы оказались в будущем? Вот хоть убей меня, Элиас, но даже я с моим рационализмом, ни за что не поверю в то, что это всего лишь навсего случайность.

Элиас бросил короткий взгляд на Эми, затем ответил:

– Тебе придется в это поверить. Потому что это случайность. – Последнее слово Элиас произнес с тяжелым скрипом в зубах. – А счастливая эта случайность или нет – решайте сами. По крайней мере, вы увидели то, что никогда не увидят ваши родственники и друзья, погибшие в 2021 году от ядовитой пыли Серого Урагана.

Саймон не отрывался от Элиаса, вертел в своей руке серебряную зажигалку, лицо его выражало глубочайшее недоверие. Элиас оглянулся назад, на трех других пришельцев. Майкла вполне устраивала версия Элиаса со случайностью, он искренне не понимал, зачем нужно копаться в событиях прошлого, когда есть насущные проблемы в настоящем. Эми смотрела в потолок, а Клод так же недоверчиво, как Саймон, буравил взглядом бурый плащ Элиаса.

– Можете не верить мне, – сказал Элиас. – От этого ваш перенос во времени не перестанет быть случайностью.

Саймон хмыкнул, Клод тоже хмыкнул, но тихо и несколько запоздало.

– Теперь я хочу задать вам несколько вопросов, после чего мы продолжим наш путь. – Элиас расправил плечи. – По поводу той девушки, которая угрожала Эми расправой. Что вам о ней известно?

Пришельцы переглянулись, после чего, как всегда, говорить стал Саймон:

– Ее зовут Лаура Блейк. Вернее, звали – она сама нам призналась, что это не настоящее имя. Она чересчур сексуальна, мы с ней ходили на концерт LoveLess, она разговаривала с нами на отвлеченные темы – в общем, до покушения на Эми никаких подозрений не вызывала.

– Литовка всегда подозревала Лауру в чем-то неблаговидном, – вмешалась Эми.

Саймон скривил губы.

– Твоя Литовка распространяет лициды. В этом я сам лично убедился, когда нашел в ее квартире серые пластины – ведь именно так выглядят эти лициды, да, Элиас?

Элиас задумчиво кивнул.

– Ну вот, – пожал плечами Саймон. – Не хотел тебя расстраивать, Эми, но твоя подруга оказалась наркоторговцем…

– Ложь! – повысила голос Эми.

Клод стал поглаживать Эми по спине, нашептывая ей на ухо что-то успокаивающее. Саймон вновь пожал плечами, а Майкл вспомнил свою реплику, оброненную когда-то в разговоре с Литовкой:

«Я не знаю, кому верить, поэтому верю вам обеим»

Он и подумать не мог, что каждая из женщин, клевещущих друг на друга, окажется в равной степени правой.

Одна – действительно наркоторговец, а вторая, что гораздо ужаснее, чуть не уничтожила то единственное сакральное, что осталось в жизни Майкла.

– Эта Литовка могла что-либо знать о машине времени? – спросил Элиас.

– Нет, – ответила Эми. – В этом я уверена на сто с лишним процентов.

– Почему Литовка подозревала Лауру в чем-то неблаговидном?

К удивлению Майкла, Эми покраснела, перед тем, как озвучить свой ответ:

– Она увидела в конспектах Лауры по иридодиагностики… сведения о тебе.

– Обо мне?

– Да. Из этого она сделала вывод, что человеку, имитирующему учебу в университете и изучающему биографию некого Элиаса Крица, явно есть что скрывать. Но по-настоящему я встревожилась тогда, когда Литовка сказала мне про подлинное содержание конспектов Лауры. Ведь я, в отличие от Литовки, знала, что все это означает. Из всего этого напрашивался только один, пугающий меня, вывод. Лаура знала, что мы связаны с тобой, поэтому через нас она хотела выйти на тебя, чтобы… чтобы ты мог починить машину времени.

– Правда? – спросил Элиас.

Эми засомневалась перед ответом.

– Скорее всего. Я почти уверена, что Лаура знает, где находится украденная машина времени.

– Стало быть, Фрэнк и ее банда работают на нее? – спросил Майкл.

– Думаю, да.

– Или все они работают на кого-то другого, – добавил Элиас.

Молчание. Все пятеро, находившиеся в передвижной лаборатории, обдумывали то, о чем только что говорили. Майкл и Саймон стали курить сигареты, а Элиас запалил свою трубку, так что совсем скоро все помещение оказалось в смеси табачного и желтовато-пряного дыма.

– А ты сама видела эти конспекты? – спросил Элиас.

– Да. После внезапного отъезда Литовки я стала сомневаться в ее словах, сказанных по поводу Лауры, поэтому я сама, на свой страх и риск, проникла в комнату Лауры и перечитала ее конспекты. После чего я поняла, что Литовка оказалась права. В этих конспектах содержалась вся твоя научная биография, Элиас, вплоть до 119 года, когда ты перестал посещать научные центры что в Сионвиле, что в Итиане.

– Интересно… – В раздумьях Элиас стал стучать трубкой по темному монитору на приборной панели. – Очень интересно…

– После того, как я своими глазами увидела так называемые конспекты по иридодиагностике, я решила рассказать о них Клоду и Саймону. Мы стали обсуждать эту тему так же, как обсуждаем ее сейчас, как вдруг приехал Майкл с каким-то проповедником, в результате все отвлеклись на него, а я решила подняться к себе в комнату, пока Саймон песочил того за его религию.

Курящий Саймон сделал вид, что снял невидимую шляпу и отсалютовал ею в сторону Эми.

– Я поднялась к себе в комнату, – продолжала Эми, – и села за свой дневник, хотела написать о своих подозрений, связанных с Лаурой, как из-под кровати выскочила сама Лаура с ножом в руке. Она… она загнала меня в угол и сказала, что убьет меня, если она в ближайшее время не увидит тебя…

Зеленые глаза задержались на ученом, затем Эми шмыгнула носом, отогнала от себя особенно густое облако отуанского дыма, после чего добавила:

– Скорее всего, Лаура поняла, что я была в ее комнате, поэтому решила сбросить с себя маску и перейти к активным действиям.

Она перевела взгляд на Саймона и добавила:

– Этим и обосновалась нелюбовь Лауры к Литовке, Саймон. Литовка слишком много знала. А слова Лауры про якобы лесбийские наклонности Литовки и ее торговлю лицидами – чистейшей воды клевета.

Саймон кивнул, но по его прищуру было очевидно, что он все равно остался при своем мнении. Клод согласно покачал головой и еще сильнее обнял Эми, а Майкл теперь не знал, что ему думать про Лауру, Литовку, про свои дни в леклеровском общежитии, которые, судя по всему, навсегда останутся в прошлом…

Майкл и Саймон положили окурки в пустые треснувшие пробирки. Элиас докурил трубку и завел мотор своей лаборатории. Кемпер стал медленно набирать скорость. Под тихий убаюкивающий шум мотора Элиас произнес:

– Осталось два вопроса, ответы на которые я безумно хочу узнать. Первый – как похитители узнали про существование машины времени и про то, что она материализуется в Беттери Филд. Второй – как эта Лаура, как бы ее на самом деле не звали, нашла наше укрытие.

Майкл вновь погрузился в молчаливые раздумья и почувствовал, как от них начинает болеть лоб. Саймон же, напротив, стал рассуждать вслух:

– Думаю, лучше начать отвечать на твой второй вопрос, Элиас. Ты не против?

– Нет, конечно. Итак, второй вопрос – он был про наше укрытие, которое неведомым образом нашла Лаура.

– Именно.

– Я слушаю.

– Итак, машина времени. – Саймон растянулся на пассажирском сидении, его серые глаза уткнулись в потолок кемпера. – Все проблемы, которые когда-либо с нами происходили, связаны именно с ней. Итак, о существовании машины времени знают: мы четверо – то есть, Майкл, Клод, Эми и я; Элиас Криц, то есть, ты; твой брат Рей; Лаура; троица, непосредственно ее похитившая; канцлер Гриверса Грид и консул Паксбрайта Шелтер.

– И Механик, – добавил Элиас.

– Точно. Механик. Вольнодумец, сохранивший свою жизнь ценой предательства единомышленников. Я могу допустить, что он слил информацию не только этой Ребекке из ООН, но и тем, кто ответственен за похищение машины времени в Беттери Филд. Но я бы не стал вешать на него все грехи. Позволь мне, Элиас, логически порассуждать на тему предателей.

– С удовольствием, – Элиас покровительственно махнул рукой в сторону Саймона.

– Спасибо…

– Вы забыли тех троих, что только что уничтожили наши скрытые камеры, – вмешался Клод.

Саймон бросил в сторону Клода короткий взгляд и тут же повернулся обратно лицом к Элиасу.

– Поясняю. Трое ооновцев, за которыми следил плюшевый заяц Эми, сразу же исключаются из списка подозреваемых. Исходя из того, что мы подслушали, напрашивается вывод, что фараоны уверены – хоть и чуть-чуть сомневаются в этом – что разыскивают изобретателя водородной бомбы. Их дезинформировал Грид, которому они служат, так что Грид тоже исключается из списка подозреваемых…

Саймон взял паузу, чтобы дождаться реакции Элиаса, и после того, как Элиас согласно кивнул, Саймон продолжил:

– Напомню, что Механика мы пока решили не брать в расчет, так что в списке подозреваемых остаются: я, ты, Майкл, Клод, Эми, Рей, банда похитителей и Шелтер. Кто-то из вышеперечисленных слил информацию Лауре. Мы четверо, разумеется, вне подозрений. Твой брат, скорее всего, мертв, скорее всего… съеден, – При этих словах Саймон поежился, – так что Рей также исключается. В кругу подозреваемых остаешься ты, плюс банда похитителей, плюс Шелтер. Не думаю, что похитители знали о нашем укрытии. Эми предположила – а в истинности ее предположения я почему-то не сомневаюсь, – Саймон вновь отсалютовал Эми своей невидимой шляпой, – что Лаура и похитители сотрудничают друг с другом, так что похитители узнали о нашем укрытии не раньше, чем сама Лаура…

Элиас отвел взгляд от дороги и с подозрением посмотрел на Саймона.

– Ты к чему это клонишь?

– Ты понимаешь, к чему я клоню. – Саймон едко улыбнулся ученому. – Остаются только ты и Шелтер…

Передвижная лаборатория резко повернула налево…

– И мне кажется, что главному консулу, которому грозит расправой великий и могучий Синистер, вовсе нет дела до скромного леклеровского общежития при университете какой-то дико смехотворной лженаучной дисциплины…

У Майкла перехватило дыхание. Он чувствовал, что у Эми и Клода тоже.

– Стало быть, – Саймон вздохнул, его серые глаза угрожающе замерцали, – остаешься только ты…

Кемпер затормозил.

– Ты же говорил, что мы спешим… – заметил Саймон, но Элиас поднял верх свою грубую как наждак ладонь, веля Саймону замолчать.

– Допустим, что я слил Лауре информацию о вашем местонахождении, – яростно стал рассуждать ученый. – Как ты объяснишь тот факт, что Лаура собирала информацию обо мне? Зачем ей эта информация вообще понадобилась, если я, согласно твоему предположению, нахожусь с ней в сговоре?

Саймон пожал плечами.

– Возможно, она не уверена в тебе, как в сообщнике.

– А может быть, Механик рассказал о машине времени кому-нибудь еще? – вмешался Майкл. – Например, тому же Игроку, с которым он и ты, Элиас, дружите.

– Он бы не стал так поступать, – уверенно заявил Элиас. – Он сдал нас ооновцам, поскольку его жизнь зависела от этого. В любом другом случае Механик не стал бы меня предавать. Он же знал моего отца, черт возьми! И не раз спасал отца от передряг, связанных с Эльжасминой.

– С кем, с кем? – спросил Саймон.

– С матерью Грида, прошлой правительницей Гриверса.

– У нее на редкость дурацкое имя…

– Сейчас вообще не время говорить о ней.

– Я согласен с этим, – закивал Саймон. – И с твоей позицией по поводу Механика я тоже согласен. Механик – на редкость классный дед, и окажись я на его месте, я поступил бы также. И именно поэтому я не стал бы вешать на него все грехи.

– Наверное, ты прав, – нехотя согласился Элиас.

– Стало быть, опять все сводится к тебе…

– А может, это все таки Шелтер? – вмешался Майкл.

Саймон обернулся к Майклу.

– Аргументы?

– Ээээ… не знаю, безопасность Паксбрайта?

Саймон хмыкнул. Майкл решил обосновать свою точку зрения:

– Просто я не понимаю, зачем Элиасу связываться с Лаурой. А Шелтер мог использовать Лауру, чтобы заставить Элиаса… ну, я не знаю…

– Не убивать Итана Грида, – закончил Элиас.

Пришельцы из прошлого синхронно посмотрели в сторону ученого.

– Где-то две недели назад, я сказал Шелтеру, что планирую убить Грида, – сказал Элиас. – Может, он нанял Лауру для того, чтобы не дать мне этого сделать?

– Да, как раз две недели назад Лаура приехала в наше общежитие, – сказал Майкл.

– Вот здесь вы оба не правы, – вмешался Саймон, заставив все пары глаз обратиться к нему. Саймон стал курить очередную сигарету, после чего продолжил:

– Поясняю. В первый раз мы увидели Лауру тогда, когда вернулись из бессмысленной и, честно сказать, до сих пор напрягающей меня поездки в Итиан. Именно тогда ты, Элиас, понял, что нами управлять бесполезно, так?

– Так.

– И ты помчался в сионвильскую резиденцию Шелтера, чтобы доложить ему о провале вашего совместного плана, так?

– Так.

– И именно там, в Сионвиле, ты рассказал Шелтеру о своем намерении убить Грида и забрал оттуда свои замечательные камеры, так?

Небольшая пауза.

– Так.

– Выходит, Шелтер не мог послать Лауру в Леклер, потому что Лаура оказалась в Леклере до того, как Шелтер узнал о твоем намерении убить Грида. Стало быть, твое предположение ошибочно.

Элиас вновь завел мотор, кемпер снова стал набирать скорость, вновь послышался тихий убаюкивающий мотор, который никого не мог убаюкать…

Все смотрели на Элиаса. Элиас посмотрел в зеркало, увидел четыре ожидающих ответа взгляда, после чего тихо сказал:

– Да. Мое предположение ошибочно.

Саймон довольно потер руки.

– Стало быть, опять все сводится к тебе, – вновь сказал он.

– По-моему, нет смысла обсуждать сейчас все это, – тоненьким голосом произнесла Эми. – Ведь мы ничего не знаем, поэтому любые, даже кажущиеся нам незыблемыми, выводы, могут быть ошибочными.

Элиас согласно кивнул, не отрывая глаз от дороги, следом кивнул Майкл, а затем – Клод.

Саймон покачал головой.

– Нет, пуговка, думаю, что ты не права. Если мы доверяем свои жизни человеку, которому в полной мере нельзя доверять, то мы просто-напросто полные кретины, которые заслуживают быть обманутыми. Прежде всего, нам нужно разобраться в Элиасе, понять его подлинные мотивы, которые, лично мне, пока не понятны.

– Я думаю, Элиас не врет, – просто сказала Эми. – Он спас мою жизнь и сделал мне новое лицо. Вряд ли он может быть плохим.

– Чтобы кого-то обмануть, моя дорогая Эми, нужно поначалу казаться хорошим. Чтобы обман сработал эффективнее. Понимаешь?

Эми пожала плечами в ответ и положила голову на плечо Клода. Этот невинный жест вызвал у Майкла глухую боль в его влюбленном животе…

Любовь

Как он умудряется думать о ней в столь неподходящее время?

Сирены.

Воющие сирены.

Тихий убаюкивающий шум кемпера разорвали воющие сирены, следом за ними в воздухе прозвучал голос, усиленный мегафоном:

– Элиас Криц! Говорит Отряд Особого Назначения Гриверса. Вы обвиняетесь в несанкционированном пересечении государственной границы Гриверса, произошедшим в первые дни по Скорпиону. Это нарушает положение сто первое Гриверского Пенитенциарного кодекса и определяется как тяжкое преступление. Приказываем вам остановиться!

Темные духи

Самость уже не в силах делать то, к чему больше всего стремится, – творить сверх себя. Этого хочет она превыше всего, в этом самое страстное ее желание.


Вот она.

Лаборатория Ларри Майлза.

Лицо, освобожденное от противогаза, дышит вкусным воздухом, а в багажнике холодной машины лежит связанный Финзгеффель.

Робот молча смотрит вперед, а Рей тем временем меняет свою синистерскую форму на купленный заранее лабораторный халат.

Рей потратил две недели для поиска сведений о Йоханне Шелтере. Он бродил по научному центру Сионвиля, по главным библиотекам Паксбрайта, все время представляясь учеником Финзгеффеля, которому было поручено изучить архивы всех паксбрайтовских библиотек. Всем сомневающимся Рей в качестве доказательства предъявлял письменное разрешение Финзгеффеля, где было указано, что Рей (который представлялся «конспиративным» именем – Ридли Пассом) имеет право замещать главу МЭПМа во всех сферах его деятельности. Само собой, Финзгеффель мог выдать такое разрешение, только находясь под прицелом автомата Рея, что, собственно, и произошло. Рей обещал сохранить жизнь владельцу музея в обмен, как выразился Рей, на покорность. В итоге покорность Финзгеффеля обернулась тем, что он оказался связанным в багажнике военной машины с кляпом во рту и, как надеялся Рей, с ощущением собственной беспомощности в голове, а сам Рей, после того, как собрал все сведения о Шелтере, которые только мог найти, пришел к выводу, что ему необходимо навести своего старого приятеля. Ученого, которому он доверил работу над материным Канцерфецитом. Ученого с бесконечными амбициями и уже как следует подмоченной научной репутацией.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное