Евгений Гаглоев.

Ларец, полный тьмы



скачать книгу бесплатно

Серия «Пандемониум»



© Евгений Гаглоев, 2019

© ООО «РОСМЭН», 2019

* * *

«Чудеса существуют вовсе не ради того, чтобы открывать их секреты…»

Алан Дин Фостер. «Преддверие бури»


1
Облако в форме паука


Поздней осенью, когда дни становились короче, ночи – длиннее, а в прогнозах синоптиков все больше преобладали дожди и промозглая сырость, поток туристов, осаждающих Клыково, заметно уменьшался. Автобусы с экскурсионными группами, желающими посетить клыковские пещеры, приезжали гораздо реже. На узких городских улицах становилось меньше прохожих, да и движение машин было куда тише. С приближением зимы жизнь в городке словно замирала.

В такое время, в холодные дождливые вечера, развлечений у местных жителей было не так много, поэтому обитатели Клыково радовались каждому общественному мероприятию. Горожане ходили на выставки в художественную галерею, посещали экспозиции краеведческого музея, проводили время в небольших кафе.

Нынешним вечером таким мероприятием, собравшим почти две сотни человек, стало открытие после ремонта обновленного кинотеатра «Антарес». Все здание было ярко освещено, приятную музыку, доносящуюся изнутри, слышали даже на другой стороне дороги. На стоянке у «Антареса» было припарковано несколько десятков машин. Сегодня здесь присутствовал весь цвет городского сообщества.

Человеческая память устроена очень замысловато. Люди всегда стараются как можно скорее забыть все плохое и помнить только хорошее. Вот и дурная слава кинотеатра, в котором совсем недавно произошло убийство, была забыта вместе со старым внутренним оформлением «Антареса».

Новый владелец заведения, недавно появившийся в Клыково, – по слухам, дальний родственник и единственный наследник погибшего Михаила Шорохова, – не только отремонтировал фойе, но и полностью реконструировал кинотеатр. Теперь старинную кассу и буфет с потемневшим прилавком заменили современные пластиковые стойки, оснащенные компьютерами и экранами электронной продажи билетов. Неприветливых пожилых кассирш сменили улыбающиеся молодые парни и девушки, которые быстро управлялись не только с продажей, но и с приготовлением поп-корна. И уже ничто не напоминало о недавних трагических событиях.

К радости горожан, новый владелец решил не менять название обновленного кинотеатра. «Антарес» давно считался неотъемлемой частью истории города, многие поколения жителей знали и любили его именно таким. Фасад здания также не был изменен, его лишь покрасили и слегка освежили. За все это мэр города и благодарил нового собственника.

Они стояли на небольшой трибуне перед толпой горожан, приглашенных на торжественное открытие кинотеатра.

Мэр, Сергей Арсентьевич Белобров, высокий, представительный мужчина в строгом костюме, произносил напыщенную речь, то и дело принимаясь трясти руку наследника Шорохова. Их фотографировали журналисты местной газеты. Женя Степанова и Луиза Соловьева тоже с важным видом сделали несколько снимков на свои мобильники. Тимофей закатил глаза. С тех пор как девчонки начали сотрудничать с «Полуночным экспрессом», они были готовы писать статьи обо всем, что видели. Их куратор, журналист Влад Пивоваров, ободряюще улыбнулся, подняв большие пальцы обеих рук вверх. Он стоял рядом со своей коллегой Доминикой Поветрулей и периодически бросал на Тимофея странные взгляды.

– А нас-то зачем сюда притащили? – подал голос Димка Трофимов, слоняющийся неподалеку от Тимофея. – Я думал, кино покажут. А они только болтают да лопают бесплатные закуски.

Димка и сам зажал в кулаке сразу три маленьких бутерброда с паштетом из гусиной печенки. Стас Кащеев, стоявший рядом с Димкой, на глазах Тимофея смахнул с ближайшего подноса целую горсть миниатюрных тарталеток. Эти двое так любили набить живот, что Тимофей не переставал удивляться, как обоих еще не разнесло, словно борцов сумо. С Димкой все понятно, тот сжигал калории в бешеных количествах, когда перемещался на своих сверхзвуковых скоростях. Стас играл в баскетбол, поднимал тяжести в тренажерном зале, а еще считался одним из лучших бойцов в группе Воинов. Он ел втрое больше Зверева, видимо, чтобы поддерживать себя в постоянной физической форме, оставаясь при этом узким и длинным, как хорек.

– Рекламный ход, – догадался Тимофей. – Чтобы учащиеся увидели обновленный кинотеатр и рассказали о нем всем своим друзьям. По городу разнесутся слухи об открытии, и народ повалит на новые премьеры. Вот почему пригласили много молодежи, да еще местных шишек в придачу. А Карина где? Она ведь тоже работает в службе новостей академии. Решила переложить все на Степанову с Соловьевой?

– Осталась с Алисой, – отмахнулся Димка. – Алиска попросила ее помочь в библиотеке. У них там сейчас ревизия или что-то в этом духе. Все пытаются понять, сколько книг стащили Вещие Сестры.

– А шишек действительно много, – отметил Стас с набитым ртом, озираясь вокруг. – Много местных высокопоставленных лиц.

В толпе собравшихся Тимофей уже успел заметить Ивана Поликутина, отца Клима, а еще Платона Евсеевича Долмацкого, отца Серафимы. Странно, что оба были здесь, они ведь на дух друг друга не переносят и чуть что принимаются скандалить. Теперь понятно, почему в кинотеатре нет ни Клима, ни Серафимы. Эти двое явно решили воспользоваться отсутствием родителей и провести вечер наедине.

Тимофей скользнул взглядом по переполненному залу. Шериф Владимир Мезенцев пришел в сопровождении Евгении Белявской, теперь уже все знали, что эти двое встречаются. Он не сразу узнал Мезенцева без полицейской формы, да и Евгения без своего обычного белого врачебного халата выглядела гораздо привлекательнее.

Директриса академии «Пандемониум» Елена Федоровна о чем-то шепталась с журналистом Маратом Закревским, который снова приехал из Санкт-Эринбурга. Тимофей помнил, что тот как-то связан с Королевским Зодиаком. Значит, если он здесь – жди беды. Возможно, Закревский появился из-за убийства Натальи Васильевны, бабушки Жени Степановой, о котором было столько разговоров.

А вот и Тарас Стахеев, одноглазый владелец самого популярного кафе в городе. Ради того, чтобы присутствовать на открытии кинотеатра, он покинул барную стойку в своем «Одноглазом валете» и даже напялил строгий черный костюм, который едва не трещал на его мощных плечах при каждом движении. Неподалеку топталась и Алена Александровна Сухорукова из краеведческого музея со своей верной подругой и помощницей Марьяной.

В зале появился отец Тимофея, Егор Зверев. Он шел под руку со своей молодой женой Анфисой; та широко улыбалась присутствующим. Заметив репортеров с фотоаппаратами, Анфиса тут же принялась позировать им. Позади шли Ирина Зверева и Олег Дубровский. На Ирине было короткое черное платье, волосы она распустила по плечам, Дубровский пришел в простых синих джинсах и белой рубашке. Едва он появился в зале, репортеры тут же переключились с Анфисы на него – всех интересовала молодая знаменитость. Супруга Егора Зверева обиженно поджала губы. Лизу Тимофей не увидел, но раз остальные Зверевы явились, значит, и она должна была подойти.

Парень сразу воспрянул духом. Ему реально хотелось увидеть Лизу, она нравилась ему все сильнее. Внешне – точная копия Ирины, но совершенно другой характер. Простая в общении, веселая, с замечательным чувством юмора. Кроме того, Тимофей скучал по Оксане, которая недавно улетела на съемки в другую страну, и Лиза в каком-то смысле заменила ее. С Лизой Тимофей мог говорить обо всем, и она всегда с интересом слушала, а иногда и помогала дельным советом. Он еще поискал ее в толпе, но так и не увидел.

– Спасибо за теплые слова, Сергей Арсентьевич! – раздалось с трибуны. – Я очень рад познакомиться со всеми вами, уважаемые дамы и господа. Надеюсь, этот кинотеатр будет радовать горожан еще долгие годы…

Нового владельца «Антареса» звали Алексей Корф. Это был высокий и широкоплечий мужчина лет тридцати, смуглый, с угольно-черными волосами. Он ничем не напоминал погибшего Шорохова, видимо, был очень дальним его родственником. Корф много шутил, улыбался в объективы камер и сразу вызвал расположение новых знакомых. Чужой человек в городе, где почти все друг друга знали, Алексей хотел поскорее со всеми перезнакомиться. Возможно, именно поэтому он предложил предоставить сцену кинотеатра в дни, свободные от показов фильмов, для репетиций театрального кружка академии. Эта новость привела юных артистов в дикий восторг.

– Супер! – взвизгнула Маша Конева, глава кружка. – Сцена здесь почти в два раза шире, чем в академии! Для нашего мюзикла – самое то!

Олег Дубровский, как постановщик нового мюзикла, полностью разделял ее мнение. Он быстро договорился с Корфом, что премьера спектакля состоится здесь же и посмотреть ее смогут не только обитатели академии «Пандемониум», но и все желающие жители Клыково.

Этот злосчастный мюзикл… Роли до сих пор не распределили, все это время участники постановки занимались вокалом и хореографией. Тимофей тихо надеялся, что ему дадут самую крошечную роль, какая есть в спектакле, чтобы как можно меньше торчать на сцене. Пока же его вместе с другими нещадно заставляли учиться петь и танцевать. Дубровский словно забыл, что работает с ненастоящими актерами, и требовал от учеников полной самоотдачи. Но до премьеры было еще далеко, и Тимофея волновали совсем другие проблемы.

– Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить двух основных спонсоров, которые помогли с реконструкцией этого кинотеатра, – продолжал тем временем Корф. – Господина Поликутина и господина Долмацкого!

Зал взорвался аплодисментами. Иван Поликутин и Платон Долмацкий заулыбались в объективы камер. Они стояли в разных концах зала и старались не смотреть друг на друга. Рядом с Поликутиным возник Клим. Отец обнял его за плечи и с новой силой улыбнулся камерам.

Тимофей удивленно приподнял бровь. Значит, Клим не с Серафимой!

А вот и она. Серафима Долмацкая вошла в зал в сопровождении своей двоюродной сестры Марины. Та с недавних пор тоже училась в академии, но Тимофей ее практически не знал, у них не было общих занятий. Обе девушки были в красивых, нарядных платьях. Тимофей удивился: Марина в свободное от занятий время ходила в джинсах и футболках, а Серафима до знакомства с Климом вообще не вылезала из обтягивающих штанов и кожаных курток. Вот что с человеком делает любовь!

Серафима приветливо помахала Тимофею, и он с улыбкой кивнул ей в ответ.

Марина тихо сказала сестре:

– Твой папа здесь. Вон, позирует фотографам. На твоем месте я бы соблюдала осторожность…

– С какой стати? – удивилась Серафима.

– Клим ведь тоже где-то в зале? Если он сейчас к тебе подойдет, твоему отцу это точно не понравится. Ведь он терпеть не может Клима!

– Это его проблемы, – жестко произнесла Серафима. – Клим встречается со мной, а не с моим отцом.

– Не хочу стать свидетельницей очередного скандала, – расстроенно произнесла Марина. – Я от вас обоих довольно наслушалась. Твой папаша уже успел пожаловаться моему, как он недоволен связью любимой дочери с каким-то клыковским бездельником.

– Клим – первый парень, который мне по-настоящему понравился. Не бандит, не мошенник из тех, что постоянно окружают моего отца. Не пойму, чем он так не угодил папаше?! А ты ведь не хочешь, чтобы я на всю жизнь осталась одинокой?

– Конечно нет! – испугалась Марина. – Клим и мне очень симпатичен, вы друг другу идеально подходите. Но если Платон Евсеевич против… Ты ведь не пойдешь против него?

– Я буду встречаться с тем, с кем захочу! – упрямо отрезала Серафима.

– Зная твоего отца, сильно в этом сомневаюсь. Пока ты живешь с Платоном, он будет решать за тебя…

– Все сказала? – Это прозвучало грубо, и Серафима тут же об этом пожалела.

– Я не хочу с тобой ссориться, – сказала Марина. – Но ты и сама понимаешь, что я права.

– Понимаю, – печально вздохнула Серафима. – Прости, если обидела. Но меня это так бесит! Клим – хороший парень из приличной семьи. Его отец – один из негласных хозяев этого города, у него даже мэр в лучших друзьях. А мой отец ведет себя так, будто мы живем в дремучем Средневековье! Я уж и не знаю, как его уговорить…

В этот момент из толпы вынырнул Клим. Он молча кивнул Марине и быстро схватил Серафиму за руку.

– Пойдем! – заговорщицки шепнул он. – Я хочу тебя кое с кем познакомить!

Марина тут же понимающе улыбнулась и отошла в сторонку, чтобы не мешать влюбленным.

– С кем? – насторожилась Серафима.

– С моей мамой! Ты ведь ее еще не видела.

Тимофей, слышавший их разговор краем уха, заинтересованно оглянулся. Он тоже никогда не видел мать Клима. А Поликутин уже тащил ошарашенную Серафиму к невысокой стройной женщине в длинном черном платье.

– Мама, познакомься! Это Сима, моя девушка! – радостно выпалил он.

Его мать удивленно уставилась на Серафиму, а та от смущения была готова сквозь землю провалиться. Такое с ней случалось крайне редко. Почти никогда.

– А это моя мама, Виктория Поликутина, – представил родительницу Клим.

– Добрый вечер, – тихо проговорила Серафима.

– Очень приятно, – ответила Виктория, внимательно ее рассматривая. Взгляд у нее был пронзительный. – И как давно вы знакомы?

Серафима в свою очередь с любопытством косилась на мать Клима. Перед ней стояла красивая женщина лет сорока, сероглазая, темноволосая. Серафима сразу обратила внимание на ее украшения – сказался долгий опыт работы с папочкой. Ожерелье, серьги и браслеты Виктории выглядели довольно скромно, но стоили при этом баснословно дорого, – у Серафимы в этом деле глаз был наметанный. Подобные украшения многое говорили о своей владелице.

– Довольно давно, – ответил Клим. – Ты была в отъезде, поэтому я все никак не мог представить вас друг другу. Моя мама занимается благотворительностью, – сообщил он Серафиме, – и часто ездит в командировки по всему миру.

– Какая интересная у вас работа, – заметила Серафима.

– Интересная, верно, но иногда я подолгу не вижу семью. Особенно Клима, поскольку он сейчас большую часть времени проводит в общежитии академии… Но что поделать? Значит, так нужно, – вздохнула Виктория. – А ты чем занимаешься, Сима? Тоже учишься в «Пандемониуме» или где-то еще?

– Эм-м, – замялась та. – Я уже работаю. Приходится иногда помогать отцу…

– Как похвально, – улыбнулась женщина. – Немногие работают в твоем возрасте. А тем более помогают родителям…

– Да и лишние деньги никогда не помешают, – слегка осмелела Серафима. – Мне даже удается кое-что откладывать.

– Это хорошо, что ты уже сейчас заботишься о своем будущем…

– Ее будущее – это я, – уверенно заявил Клим. – Вот закончу учебу, и мы поженимся…

Его мать едва заметно усмехнулась.

– А вам не кажется, что еще слишком рано говорить об этом? – с улыбкой осведомилась она.

– О, им точно не кажется! – внезапно появляясь рядом, проговорил Поликутин-отец.

– Иван!.. – обрадовалась Виктория. – Уже пообщался с репортерами? Тогда присоединяйся к нашей беседе. Оказывается, у Клима есть девушка. Я так много пропустила, пока была в отъезде… Ты знаком с Симой?

– Даже слишком хорошо! И с ее отцом тоже! – грозно буркнул Поликутин-старший. – Это дочь Платона Долмацкого!

– Ох, – выдохнула Виктория, и ее лицо вытянулось. От былого радушия не осталось и следа. – Какая жалость…

– Я не понимаю, за что вы так не любите моего отца, – пробормотала Серафима, – но вы сильно ошибаетесь на его счет…

– Да неужели?! Вряд ли я ошибаюсь, деточка, я прекрасно знаю твоего папашу! – Иван Поликутин разошелся не на шутку. – И отлично представляю, на что он способен! А вы, значит, уже и пожениться решили?!

Виктория поспешно взяла мужа за руку, чтобы хоть немного успокоить, но это не помогло.

– Мне нет никакого дела до ее отца! – вспыхнул Клим. – Серафима не виновата в том, что она дочь Долмацкого!

– Я запрещаю тебе встречаться с этой девицей! – жестко заявил ему отец. – У вас не может быть ничего общего!

– Кажется, я слышал свою фамилию? – раздалось позади Тимофея.

К ним шагал Платон Долмацкий в дорогом черном костюме, яростно сверкая глазами, – странно, что молнии не летели.

Тимофей понял, что нужно немедленно убираться куда-нибудь. И что за дурацкая привычка вечно оказываться не там, где нужно?! Зверев задом попятился к запасному выходу.

– Ты, кажется, вздумал запрещать что-то моей дочери?! – зло поинтересовался Платон Евсеевич. – Кем ты себя возомнил, Иван, – Господом Богом?

– Я, в отличие от тебя, манией величия не страдаю, – бросил ему Иван Поликутин.

– Папа… – напряженно произнес Клим.

– Не лезь, – шепнула сыну Виктория.

Скандал разгорался. Мужчины осыпа?ли друг друга ругательствами, привлекая внимание окружающих людей. Было очевидно, что они действительно ненавидят друг друга. Тимофей, не дожидаясь продолжения, выскользнул на задний двор кинотеатра. Громкие крики и музыка остались за негромко хлопнувшей дверью, но, как оказалось, и во дворе было неспокойно.

Прямо на бордюре сидели Димка и Стас, бурно выясняли отношения и одновременно лопали бутерброды – смывшись с праздника, они прихватили с собой целый поднос закусок.

– Еще раз спрячешь мою зубную щетку, – возмущенно говорил Димка, – я спрячу все шнурки от твоих кроссовок.

– Какое вероломство! – ужаснулся Кащеев.

– И вы туда же, – вздохнул Тимофей, усаживаясь рядом. – И почему все так любят скандалить?

– А кто еще? – спросил Стас с набитым ртом.

– В кинотеатре Платон Долмацкий и старший Поликутин собираются поубивать друг друга.

– Ничего себе! – вытаращил глаза Димка. – А я-то думал, что ничего интересного сегодня уже не произойдет. Может, вернемся и посмотрим?

– На драку? – поморщился Зверев. – То еще зрелище. Не хочу я смотреть, как два взрослых мужика выколачивают друг из друга пыль…

– Драку я могу тебе и тут организовать, – сказал Димке Стас. – Если не признаешься, что это ты развесил мои трусы на люстре в общей гостиной.

– Что?! – расхохотался Тимофей. – Впервые об этом слышу.

– Бессовестное вранье, – проговорил Димка с непроницаемым видом.

– Ты уверен, что трусы взял Димка? – осторожно спросил Тимофей.

– Ну не ты же! У кого еще ума на такое хватит? Да и чему тут удивляться, он же из рода злыдней! Я его давно вычислил: натворит что-нибудь, а потом быстренько смоется, будто его и не было. Не зря же у него такие способности к молниеносным перемещениям в пространстве.

В академии училось несколько ребят из семейств злыдней. Действительно, все их способности были будто специально отточены для различных проделок и каверз. Кто-то мгновенно перемещался, как Димка, кто-то протискивался в самые узкие щели и трещины, кто-то видел сквозь стены и железные двери, как Серафима. Один сплошной криминал.

– Злыдни – злыдни и есть, – заявил Стас. – Один вред от них и убытки. Так испокон веков заведено.

– У нас в корпусе двери почти никто не запирает, – пробурчал Трофимов. – Развесить твои алые паруса на люстре мог кто угодно! Но если так хочется помахать кулаками, я с удовольствием тебе наваляю, как учил сэнсэй Канто. Все равно больше заняться нечем, да и бутерброды закончились.

– Вы серьезно? – нахмурился Тимофей.

– А то! – Димка проворно вскочил на ноги и принял боевую стойку.

Стас с довольной ухмылочкой последовал его примеру, распределив свой вес на обе ноги. Димка был пониже его ростом, поэтому Кащеев не сомневался в своем превосходстве. Тимофей тоже знал, что Стас, как правило, выходил победителем из всех потасовок, а Димка потом долго обижался и в отместку подстраивал Кащееву разные подлянки. Он ведь и правда был потомком злыдней, что с него взять?

– Давай! – Димка нетерпеливо откинул со лба темные волосы.

Стас тут же ринулся к нему. Сделав обманный выпад рукой, он резко ударил ногой. Но Трофимов тут же пригнулся, а вот Тимофей не успел. Он вообще не ожидал, что внезапно окажется втянутым в сражение. Получив ногой по лбу, Зверев ничком рухнул на газон, широко раскинув руки и ноги.

Стас и Димка, забыв про потасовку, кинулись к нему.

– Тим, ты как? – перепугался Кащеев.

– Не каждый день получаешь пяткой в лоб, – признался Тимофей, часто моргая. – Но у меня это уже входит в привычку.

– Извини, – расстроился Стас. – Это все из-за Димки.

– Почему это из-за меня? – вскинулся Трофимов. – Я что, виноват в том, что пригнулся?

– Вот именно! Мог бы и сам получить! – бросил ему Кащеев. – К Тимофею у меня никаких претензий нет, это ты – бич рода человеческого!

Трофимов принялся громко возмущаться, а Тимофей лежал на спине, и в ушах у него звенело. Стас протянул ему руку, чтобы помочь подняться. Зверев, вцепившись в его ладонь, медленно встал. И тут же его глаза широко распахнулись от изумления.

Димка и Стас, увлеченные перепалкой, ничего не замечали, и Тимофей, даже не успев подумать, повалил обоих с ног и сам рухнул рядом.

– Ты че… – начал Димка.

Но в тот же миг раздался истошный визг тормозов, и мимо почти пролетел шикарный автомобиль. Чудом не зацепив мальчишек, он с грохотом врезался в кирпичную стену кинотеатра. Двигатель пару раз чихнул и заглох, из-под смятого капота повалил черный дым.

Парни вскочили на ноги и ошалело переглянулись.

В машине было двое. На переднем сиденье скорчился личный шофер семейства Поликутиных, на заднем сидел сам отец Клима. С перекошенными от ужаса лицами, они изнутри молотили кулаками по стеклам. Похоже, двери заклинило от удара, и они не могли выбраться наружу. Тимофей неуверенно шагнул к автомобилю, чтобы помочь, но Стас схватил его за шиворот.

– С ума сошел! – рявкнул он. – Чуешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5