Евгений Бажанов.

Миг и вечность. История одной жизни и наблюдения за жизнью всего человечества. Том 5. Часть 7. Разбитые мечты



скачать книгу бесплатно

16 декабря 1985 года

…Наташенька ежедневно решает хозяйственные вопросы. Удивляюсь, как много она делает, как у нее все получается!

…Я занимаюсь видеотекой, вместе регулярно смотрим видеофильмы. Принимаем Натулиных родителей, Вику с Толей – показываем им фильмы, по ходу переводя диалоги на русский язык.

17 декабря 1985 года

…Наташенька моя опять возилась полночи, легла поздно. Надо мне за эту проблему взяться.

23 декабря 1985 года

…Вырвался с работы в 19:30, сел на микроавтобус и прибыл в пансионат «Кунцево». Наташенька с родителями уже приехала туда на такси.

Стоял страшный мороз – минус 20 °С. Природа была в глубоком чистом снегу. И «Кунцево» предстало совсем по-иному, не так, как под дождем 7–8 ноября. Дали нам прекрасную трехкомнатную квартиру, теплую, просторную, уютную.

В итоге «Кунцево» на этот раз очень понравилось. Гораздо больше, чем «Клязьма». Там, как в общежитии, а здесь – прямо дача со всем комфортом и в то же время с уединенностью, великолепными пейзажами. Будем ездить. Наташеньке ведь очень нравится, и она там по-настоящему отдыхает.

25 декабря 1985 года

…Католическое Рождество. Наташка вчера соорудила елку: она у нас американская, искусственная, серебристая, игрушки те, что привезли из США. Елочка получилась очень красивая. Я предлагал купить настоящую, но Натулька не хочет.

…Анютка вчера упала (до этого Викуля), а сегодня госэкзамен по английскому. Надеюсь, что все будет в порядке с экзаменом. Падения не случайны – температура держится в районе нуля, страшный гололед. Как скачет температура!

Умер замдиректора ИДВ Кривцов, вместо него будет В.С. Мясников. Наш друг.

Вечером продолжали смотреть многосерийный фильм «Thorn birds». Потрясающе сильная картина. История семьи в Австралии в 20–30-х годах ХХ столетия.

28 декабря 1985 года

Сегодня день рождения Мамуленьки!!! Нашему Родненькому Человечку был бы 71 год.

Утром поехали с Наташкой на Черемушкинский рынок, купили белые хризантемы, с ними – в Донской монастырь. Плита была почти под снегом, с подтеками замерзшей воды. Снег отбросили, поместили цветы у плиты, постояли немного. Я вспомнил детство, поступление в институт и последние годы Мамочки. Вечером поехали праздновать день рождения к Викуле и Толе. Очень хорошо посидели вчетвером. Вернулись в 23:00.

1 января 1986 года

В закончившемся году сдало здоровье. Еще в 1984 году вовсю гонял в Пекине в футбол, бегал по утрам, а в 1985 году под силу осталась только ходьба. Живот болел меньше, но с 31 декабря 1984 года появились боли в правом боку и часто на протяжении всего прошлого года беспокоили. Одолели фурункулы – то в носу, то на губе, то в глазу. Пару раз застужал горло, насморк мучает постоянно.

Иногда напоминает о себе радикулит.

Понял, что жизнь – короткая и хрупкая штука, что осталось жить всего ничего. Не успеешь оглянуться – и пора прощаться. Понял, что пропустил время рождения ребенка. Избегал этой темы, стеснялся говорить с Натулей, как родить потомство. Ведь в США были и врачи, и все условия. Проморгал. Сейчас и рожать уже страшно.

Опишу встречу Нового года. Отмечали дома: мы, Натулины папа и мама, Викуля, Толя, Абакумовы (Наташа и Володя), Черно-рыж Леня, Лена и их дочь Карина, 11 человек. Натулька поставила искусственную елку, привезенную из США, украсила ее игрушками оттуда же, всеми рождественскими «причиндалами»: носок, башмачок, золотой дождь и т. п. Еду скупали чуть ли не месяц: мясо, соленья, спиртное. Основную работу сделала, конечно, Натулька. Гости принесли кое-что сухим пайком.

Стол получился богатый и красивый: икра, язык, колбасы, шампанское, водка. Скатерть – рождественская, красные свечи в обрамлении искусственной зелени.

Сели в половине 12-го, проводили Старый Новый год, выслушали выступление М.С. Горбачева и подняли бокалы шампанского за Новый год. Смотрели новогоднюю телепрограмму, шоу по видео, английского комика Benny Hill. Н.А. и Е.П. уехали в 2:30, с ними Абакумовы. Всемером досидели до 7 утра. Я лег спать, Натулька убирала, как всегда, до победного конца. Легла в 9 утра.

Вечером пошел гулять один. Пешком дошел до общежития МГИМО (Новочеремушкинская, 26). Ностальгия вдруг «заела». Жил там в 1964–1965 годах, 20 лет назад. В районе мало что изменилось: те же убогость, запущенность и какая-то дикость (пустыри, безлюдные дворы и улицы). Несколько раз обошел вокруг общежития, нашел окна комнаты, в которой жил, «пятачки», на которых сражался в футбол. Обнаружил целый ряд изменений: вход перенесли за дом, старый – заперт, рядом выстроили какое-то странное здание (клуб, больница?).

Вернулся на трамвае, потом пешком.

* * *

Завершу эту главу выдержками из дневника Наташиного папы Евгения Павловича за 1985 год.


26. V. С Бажановыми и Севастьяновыми (2) были на даче. Уезжали в дождь. Весь день стояла хорошая погода. Вернулись в 12 ч ночи.

30. V. У Наташи невыносимая боль в зубе. Болит более двух месяцев. Неделю лечит врач в Боткинской, а боль нарастает. В 21:30 с Ниной поехали в поликлинику, зуб у Наташи вырвали.

31. V. Навестили ребят. Смотрели фильм «Крестный отец».

1–2.VI. Были в Троицкой. 2.VI приехали ребята.

5. VI. У нас были ребята и Резо (Реваз) Очигава.

15–16.VI. На машине ребят ездили на дачу. Вечером присутствовали на дне рождения Валеры (невропатолога из 4-го Гл. управления).

22. VI. По дороге в Троицкую на ухабистом участке меня растрясло и начались боли. Потом затихли.

23. VI. В обед выпил немного коньяка и вермута со льдом. Через 1,5–2 ч начались боли. Дома принял горячую ванну и стало легче, но при купании при резком движении ощущал сильную боль. Ночью спал с перерывами, болело.

25. VI. С 9 до 11 ч находились в больнице у Нины. Сделали рентгеновские снимки. Предварительное мнение – камень в мочевом канале.

26. VI. В 14 ч лег в больницу им. Боткина, 7-й корпус. 1 июля сделали операцию, удалили камень.

31. VII. Выписался из больницы. Жил у Наташи. У нас ремонт.

5. VIII. Перебрался домой.

С 8.VIII выписан на работу. Взял отгул 2 дня.

10. VIII. Были на свадьбе Анюты.

11. VIII. С ребятами ездили на дачу.

12. VIII. Вышел на работу.

13. VIII. С Ниной посетили Акимченко в гостинице «Россия».

17–18.VIII. На дачу к нам приезжала Ира Рахманина.

19. VIII. С Ниной смотрели в «Зарядье» кинофильм «Неудобный человек».

2. IX. Подал заявку на путевку в Трускавец, сан. «Рубин», «Алмаз». 17.IX. Дома устроили пробу батарей. Течь в спальне и столовой. Дежурила Наташа.

29. IX–5.X. Командировка в Таллинн.

7. X. На даче были Наташа, Женя, Вика и Толя. Делали шашлык. 17.X. Приезжала Наташа. Выяснилось, что будут заказывать новые держатели для гардин в столовой. Поставленные снимут. Нужно менять окна и двери.

19–20.X. Мастера делали шкаф в коридоре. 19.X провел в Троицкой. 20.X у нас гостили Наташа и Женя.

25. X. Нас навестили трое Ляшенко.

26. X. Были на дне рождения Владимира Сергеевича.

27. X. Взяли универсал, вывезли с балкона вещи. Ребята ездили на своей машине.

30. X. С Ниной в филиале МХАТа смотрели спектакль «Кроткая» Достоевского.

2. XI. У Наташи обедали и смотрели три фильма.

6. XI. Отмечали день рождения Жени Бажанова.

7. XI. Наташе в поликлинике вскрыли нарыв на пятке. В 15 ч уехали в пансионат «Кунцево».

8. XI. Наташа ездила на перевязку в поликлинику.

9. XI. В 15:40 из пансионата вернулись домой.

14. XI или 15.XI отвез три материала по госпремии т. Гаврилову. С Ниной ходили на премьеру спектакля «Серебряная свадьба» Александра Мишарина в МХАТе.

16–17.XI. С Наташей и Женей провели время в пансионате «Клязьма».

18. XI. Прошло собрание коллектива.

19–30.XI. Ездили в командировку в Одессу и Ленинград. Ночью с 2-го на 3 декабря у Н. начал болеть бок.

6. XII. Умер муж Светланы – Юра.

7–8.XII. Были в пансионате «Клязьма». Женя простуженный.

8. XII. Вечером с Ниной навестили Светлану.

9. XII. Состоялись похороны Юры Булычиева.

10. XII. Полдня ждал дома мастеров, чтобы отремонтировать умывальник.

13. XII. С Ниной и Наташей ходили в Театр им. Вахтангова.

14. XII. Участвовали в поминках, 9-й день, Юры Булычиева. Потом заехали к Наташе.

15. XII. Провели день на даче у Никитиных.

19. XII. У Наташи отметили мой день рождения. Присутствовали Кленовские, Степановы, Дворниковы.

21–22.XII. С ребятами побывали в пансионате «Кунцево».

24. XII. Вечером 21.XII начались боли в левой части головы с отдачей в затылок. Так временами и 22, и 23, и 24.

27. XII. Случились два приступа стенокардии. Принимал валидол. Вечером давление 150/85. Начал пить лекарство.

28. XII. Давление 140/85.

Глава 2. Возвращение в науку

Несмотря на груз домашних забот, Наташа практически сразу (с 1 августа 1985 года) вернулась в Отдел социалистических стран Азии Института востоковедения АН СССР. Встретили ее тепло. Первым заместителем директора института продолжал трудиться хороший знакомый Наташиного папы Георгий Федорович Ким. Он всегда благоволил Наташе, очень высоко оценивал ее научный потенциал и всячески поддерживал мою жену. По-доброму, можно сказать, по-отечески относился к Наташе заведующий отделом Игорь Степанович Казакевич.

Продолжалась, и даже стала теснее, дружба Наташи с выдающейся кореисткой Фаней Исаковной Куликовой-Шабшиной. Активно общалась моя жена с монголисткой Галиной Сергеевной Яскиной, поддерживала товарищеские отношения с кореистами С. Суслиной и В. Воронцовым, с монголистами М. Гольманом и Е. Байковой. Кореист Тихомиров, бывший высокопоставленный сотрудник КГБ, не скрывал своих симпатий к Наташе, чуть ли не пытался ухаживать за нею. Кореисты старшего поколения, Юрий Ванин и Геннадий Грязнов, в силу своих ограниченных способностей, малой продуктивности и идеологической зашоренности испытывали к Наташе зависть, которая все более нарастала, хотя до поры до времени скрывалась.

Завидовать ведь было чему. Наташа не только повидала мир, пожив в общей сложности 10 лет в двух важнейших государствах, США и Китае, но и опубликовала две монографии. Напоминаю, это: «Позолоченное гетто. Очерки о жизни в США эмигрантов из Китая, Кореи и Японии» и «Последний рубеж». Кроме того, вышла в свет пара десятков Наташиных научных статей.

Наташа сразу с головой ушла в работу, тем более что появление у государственного руля в СССР М.С. Горбачева вызвало оживление советской внешней политики, в том числе на азиатском направлении. В 1985–1986 годах моя супруга сумела подготовить три классные аналитические записки, которые были направлены в высшие политические инстанции СССР – ЦК КПСС, МИД, Минобороны, КГБ. Одну из них, которую считаю абсолютно уникальной по источниковедческой базе и анализу проблем, привожу здесь.

Отношения между КНДР и КНР на современном этапе
(1982–1985 годы)

Н.Е. Бажанова, старший научный сотрудник Института востоковедения АН СССР

Введение

Отношения КНР с КНДР, как и со всеми другими социалистическими странами, прошли извилистый и сложный путь. На протяжении более чем 20 лет (с 1960-х и вплоть до начала 1980-х годов) Пекин открыто пытался оторвать Пхеньян от СССР и социалистического содружества, подчинить корейское руководство своему политическому контролю и использовать его в борьбе за реализацию собственных устремлений на мировой арене. На разных этапах эти задачи решались с неодинаковой степенью успеха. Руководство КНДР, само зараженное националистическими настроениями, то сближалось с КНР, тесно взаимодействуя с ним в международной политике, то по различного рода причинам несколько отдалялось от Пекина.

С 1982 года в китайско-корейских отношениях открылся очередной этап. Его специфика связана с тем, что в 1982 году китайское руководство на XII съезде КПК утвердило корректировку внешнеполитического курса, провозгласило линию на «независимость и самостоятельность» внешней политики КНР, на «развитие дружеских связей со всеми странами мира на основе пяти принципов мирного сосуществования», на подчинение своей деятельности на международной арене задачам модернизации страны. В рамках откорректированного курса Пекин отказался от прямой конфронтации с СССР, от стратегического антисоветского партнерства с Западом, согласился на улучшение советско-китайских отношений, активизировал политическую поддержку развивающихся стран. Появились и продолжают появляться новые нюансы и в подходе к КНДР, к ситуации на Дальнем Востоке в целом. Все это, естественно, сказалось и еще будет сказываться на подходе КНДР к КНР, на корейско-китайских отношениях. В данной связи рассмотрение нынешнего этапа отношений между КНДР и КНР представляет определенный научный и практический интерес.

I. Экскурс в историю отношений между КНДР и КНР
(1949–1981 годы)

Отношения КНДР с КНР были крайне неодинаковы на разных этапах своей эволюции.

В первый период, охватывающий 1949–1957 годы, когда Китай в целом шел в едином строю сил социализма, сотрудничество КНР с КНДР было действительно тесным и эффективным. 5 октября 1949 года, сразу вслед за образованием Китайской Народной Республики, между двумя государствами были установлены дипломатические отношения, в августе 1950 года стороны подписали первое соглашение о товарообороте.

В ходе корейского конфликта (1950–1953 гг.) оснащенные советским оружием и боевой техникой китайские добровольцы сыграли важную роль в изменении хода боевых действий. Вслед за достижением перемирия КНР стала оказывать КНДР значительную материальную помощь в восстановлении хозяйства[2]2
  См.: Капица М.С. КНР: три десятилетия – три политики. М., 1979.


[Закрыть]
.

В конце 50-х – начале 60-х годов, когда китайские лидеры перешли к «дифференцированной» политике в отношении социалистических стран, КНДР превратилась в объект усиленной обработки Пекина, направленной на отрыв корейского руководства от СССР.

Со второй половины 1962 года стали заметны симптомы усиливавшегося влияния Пекина на позиции северокорейского руководства, что проявилось в подходе КНДР к единству социалистической системы, участию в интернациональных процессах. Корейское руководство приняло линию Пекина в его конфликте с Индией, развернуло «антиревизионистскую» кампанию, поддержало антисоветские выпады КНР в связи с Карибским кризисом. В 1962–1963 годах представители ТПК[3]3
  Трудовая партия Кореи.


[Закрыть]
на съездах ряда коммунистических партий солидаризировались с позицией китайского руководства[4]4
  См.: Огнев Ю.И. Китайско-корейские отношения и особенности внешней политики КНДР (1963–1977). М.: ИДВ, 1978.


[Закрыть]
.

Трения между Пхеньяном и Пекином возникли в конце 1964 года, когда в ответ на просьбу КНДР о кредите китайская сторона предложила создать смешанную комиссию для определения целей и действительно требуемых сумм. Такое вмешательство во внутренние дела встретило отпор с корейской стороны, побудило ее в новом свете оценить политику КНР. Переоценке способствовала также позиция Пекина перед лицом возросшей агрессивности США в Юго-Восточной Азии.

Летом 1966 года Пекин пошел на открытое обострение отношений с КНДР. Появление в «Нодон синмун» от 12 августа 1966 года редакционной статьи «Защитим самостоятельность» в известном смысле завершало этап скрытого отпора КНДР великодержавным притязаниям Пекина[5]5
  См.: Яковлев А.Г. КНР и социалистический мир. 1949–1979 гг. Кн. I. М.: ИДВ, 1981. С. 328–324.


[Закрыть]
.

В 1966–1967 годы маоисты, используя хунвейбинов, обрушились с нападками на КНДР. Ее обвиняли в том, что она выбрала «путь беспринципного компромисса», пытается сидеть между двумя стульями. Хунвейбиновская печать публиковала разного рода измышления о внутреннем положении в КНДР, ее экономических и внутриполитических осложнениях. Масштабы антикорейской кампании приобрели такой размах, что корейская сторона вынуждена была выступить 26 января 1967 года со специальным заявлением[6]6
  См.: Нодон синмун. 1967. 27 янв.


[Закрыть]
.

В начале 1970-х годов Пекин приступил к нормализации отношений с социалистическими государствами, при этом действительно всестороннее восстановление связей, включая межпартийные, имело место только с КНДР. Широкое развитие получили контакты между двумя странами по военной линии. Оживились взаимная торговля, научные, культурные и спортивные обмены, контакты между общественными организациями. Реакция КНДР на все более откровенный поворот преемников Мао Цзэдуна к сближению и взаимодействию с Западом позволила им выделить эту страну в качестве одного из наиболее перспективных объектов своей политики по отношению к социалистической системе в новых условиях[7]7
  См.: Яковлев А.Г. Указ. соч. С. 124–125.


[Закрыть]
.

В 1976–1979 годах, когда китайцы уже совершенно беззастенчиво действовали как попутчики Запада, в том числе в деле подавления национально-освободительных движений, корейская печать характеризовала Китай как страну, якобы проводящую «пролетарскую революционную линию»[8]8
  Нодон синмун. 1978. 7 марта.


[Закрыть]
.

Развивая отношения с КНДР по всем линиям, Пекин, разумеется, был особенно заинтересован во взаимопонимании и широком взаимодействии с корейской стороной по вопросам мировой политики, и прежде всего по вопросам борьбы против «гегемонизма», под которым он подразумевал политику СССР.

Внешняя политика КНДР все больше вступала в противоречие с интересами Советского Союза. КНДР имела близкий с китайцами подход к таким вопросам, как определение характера эпохи и ее движущих сил, проблемы разрядки, войны и мира, разоружения, движения неприсоединения и «третьего мира», коллективной безопасности в Азии и Европе. КНДР приветствовала занятие Китаем Парасельских островов, выступила в унисон с китайцами с осуждением «вмешательства внешних сил» во внутренние дела Африки, заняла негативную позицию по отношению к помощи социалистических стран Анголе и Эфиопии, двусмысленную позицию в отношении кэмп-дэвидской сделки. Пхеньян совместно с Пекином действовал в полпотовской Кампучии, резко осудил Вьетнам за «агрессию» против этой страны, умолчал о нападении КНР на СРВ.

Установление дипломатических отношений между КНР и США и заключение китайско-японского мирного договора были положительно восприняты в Пхеньяне. Корейское руководство, видимо, в тот период питало иллюзии, что в условиях сближения КНР с США и Японией Пекин сможет оказать какое-то содействие в деле нормализации отношений КНДР с этими государствами и урегулировании корейской проблемы.

Вместе с тем дальнейшее развитие стратегического партнерства Пекина с США и Японией в ущерб целям Пхеньяна в корейском вопросе, некоторые двусторонние разногласия, ужесточение линии Китая в экономических связях с КНДР, внутренние процессы в КНР порождали у корейского руководства все большие недовольство и беспокойство.

КНДР была обескуражена заявлениями Дэн Сяопина в Токио и Вашингтоне в начале 1979 года, смысл которых состоял в том, что объединение Кореи не является актуальной задачей, что с ее решением можно подождать и 10, и 100, и 1000 лет. Недовольство корейской стороны усилилось в результате визитов в КНР в 1980 году министра иностранных дел Японии Охиры и министра обороны США Брауна, в ходе которых Пекин углубил взаимопонимание с Вашингтоном и Токио по «корейскому узлу». КНДР по существу оказалась перед единым фронтом США, Китая и Японии в корейском вопросе.

Ким Ир Сен имел в виду Китай, когда заявил на VI съезде ТПК, что социалистические страны «не должны идти на беспринципный компромисс с империализмом, не должны жертвовать интересами других стран ради собственной выгоды» (эта часть доклада в китайской печати была опущена).

В Пхеньяне не могли спокойно относиться к тем процессам в Китае, которые развенчивали культ личности Мао, вели к отказу от многих прежних догм и постулатов, близких руководству КНДР. Китайский прагматизм опрокидывал многие «теоретические» положения чучхе, наносил удар по всей идейно-политической платформе корейского руководства.

В тот же период в очередной раз обострились противоречия между двумя странами по вопросам экономического сотрудничества, в частности по поставкам в КНДР китайской нефти. Во время переговоров по торговле на 1980 год китайцы потребовали перейти на оплату нефти в конвертируемой валюте и по мировым ценам. В связи с отказом корейской стороны на эти условия поставки нефти в КНДР были прерваны[9]9
  See: The Japan Times. 1980. May 5.


[Закрыть]
.

II. Корейско-китайское политическое сотрудничество в 1982–1985 годах

Для корейско-китайских отношений последних лет характерен интенсивный делегационный обмен на самых различных уровнях, включая высший.

В 1981–1982 годах были осуществлены взаимные визиты на уровне премьеров (Ли Ден Ока и Чжао Цзыяна), поездка в Китай корейской партийной делегации во главе с членом Политбюро ЦК, секретарем ЦК ТПК Ким Ен Намом, неофициальный визит Ху Яобана и Дэн Сяопина в Пхеньян в дни празднования 70-летия Ким Ир Сена, обмен военными (с китайской стороны во главе с министром обороны Гэн Бяо) и парламентскими (с китайской стороны – член Политбюро ЦК, член Секретариата ЦК КПК Си Чжунсюнь, а с корейской – секретарь ЦК ТПК Хо Ден Сук) делегациями, группами руководящих работников Министерства иностранных дел и другие поездки.

Центральным событием в корейско-китайских отношениях явился официальный визит Ким Ир Сена (15–25 сентября 1982 г.) в Китай, первый с 1975 года. Благодаря этой поездке политическое, экономическое и военное сотрудничество сторон заметно активизировалось.

В 1983 году в КНДР выезжали: партийно-правительственная делегация на празднование 35-летия республики во главе с председателем ПК ВСНП[10]10
  Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей.


[Закрыть]
, членом Политбюро ЦК КПК Пэн Чжэнем, министр иностранных дел КНР У Сюэцянь, парламентская делегация во главе с заместителем ПК ВСНП, членом Секретариата ЦК КПК Чэнь Писяном. В Китае, в свою очередь, побывали: делегация ТПК во главе с членом Политбюро ЦК ТПК Со Юн Соком, парламентская делегация во главе с председателем Постоянного совета ВНС КНДР Ян Хен Себом. Неофициальный визит (свой первый за рубеж) нанес Ким Чен Ир. В 1983 году были, кроме того, проведены две закрытые встречи Ху Яобана с Ким Ир Сеном на корейско-китайской границе.

В 1984 году имел место обмен визитами между Ху Яобаном и Ким Ир Сеном. В Китае побывали премьер Административного совета КНДР Кан Сен Сан, министр иностранных дел Ким Ен Нам.

В 1985 году состоялась встреча Ким Ир Сена с Ху Яобаном в пограничном городе Синыйчжу. В праздновании 35-й годовщины вступления китайских добровольцев в войну в Корее участвовала партийно-правительственная делегация КНР во главе с членом Политбюро ЦК КПК, членом Секретариата ЦК КПК, заместителем Премьера Госсовета КНР Ли Пэном. В Нью-Йорке была организована встреча члена Политбюро ЦК ТПК, вице-президента КНДР Пак Сен Чера с Чжао Цзыяном.

В последние годы происходит существенное развитие всего комплекса делегационных обменов между КНДР и КНР (табл. 1).

Таблица 1



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14