Евгений Бажанов.

Миг и вечность. История одной жизни и наблюдения за жизнью всего человечества. Том 1. Часть 1. Крупицы прошлого. Часть 2. В плавильном котле Америки



скачать книгу бесплатно

В 1956–1961 годах он являлся заместителем секретаря парткома Госкомитета, а с января 1961 года по ноябрь 1963 года возглавлял партком. В советские времена это была очень высокая позиция, Евгений Павлович входил тем самым в руководство Госкомитета. Все эти годы Е.П. Корсаков избирался членом райкома КПСС (Куйбышевского, затем Бауманского районов), тоже большая честь в ту эпоху. А в сентябре 1961 года на XVI Московской городской партийной конференции удостоился даже избрания в ревизионную комиссию парторганизации всей столицы.

За годы честного, добросовестного труда Евгений Павлович был награжден многими государственными наградами.

Выступая на каком-то мероприятии, Евгений Павлович заметил: «Я недавно ушел, как говорится, на заслуженный отдых, хотя и не хотелось оставлять любимое дело».

Теперь о Нине Антоновне. В связи с рождением Наташеньки она некоторое время была всецело погружена в домашние заботы. После отправки Натули в Баку прошла с 25 марта по 31 июля 1948 года курсы физиотерапии Центрального института усовершенствования врачей. А 28 августа 1949 года заняла должность участкового врача в поликлинике № 20 Свердловского района г. Москвы. Ей достались жильцы улицы Новослободской. Работа была адская, до 15 вызовов в день! Приходилось много ходить пешком, обслуживать большое число пациентов. Но зато завязались полезные знакомства. Среди таковых были Тумаркины. Нина Антоновна приобрела у них в рассрочку бриллиантовый гарнитур: серьги и кольцо. Теперь я храню этот гарнитур.

А Тамара Григорьевна поведала следующую историю, связанную с фамилией Тумаркиных. Ей рассказывал папа, что в Баку в сталинский период служил военный комендант с такой фамилией. Как-то поступила директива бакинцам сдать все имеющиеся запасы золота и другие драгоценности. Кто-то сдавал, другие припрятывали. Устраивались облавы. Конфискованное подчас «прилипало» к рукам сотрудников органов правопорядка. На этом и попался военком Тумаркин. Он был любвеобильным молодым человеком и подарил подруге шикарный бриллиантовый гарнитур. Хозяева гарнитур опознали. Тумаркина должны были судить, потом он куда-то исчез. Тамара Григорьевна пересказала эту историю Евгению Павловичу. Тот воскликнул: «Тумаркин, кажется, действительно жил в Баку!».

Мотаясь по городу от больного к больному, Н.А. Корсакова не только досконально освоила премудрости врачевания и обзавелась широчайшим кругом благодарных пациентов, но еще стала подлинным знатоком Москвы. Впоследствии я всегда поражался, насколько хорошо ориентировалась теща, как куда проехать и где что находится в гигантском мегаполисе. Удивляла Нина Антоновна даже асов-таксистов, когда давала им указания относительно кратчайших и наиболее удобных проездов к тому или иному жилому дому или учреждению.

Будучи человеком суперактивным, неугомонным и торопливым, Нина Антоновна сломала в 1951 году ногу. Как помнит Тамара Григорьевна, случилось это так. Кленовские (Тамара Григорьевна и Юрий Антонович) приехали в отпуск в Москву.

Одна из задач, которую хотели решить, – приобрести картошку, поскольку в Баку ее не хватало. Продавалась она только на рынке, хорошего качества (ереванский сорт), но была очень дорогая.

И вот Нина Антоновна сообщает бакинским родственникам, что в близлежащем овощном магазине на Кутузовском проспекте дают картофель. Втроем (она и бакинцы) помчались в магазин, набрали полные сетки картофеля. Нина Антоновна, как обычно, находилась в состоянии возбуждения, что-то увлеченно рассказывала, подвернула и сломала ногу. Пришлось накладывать гипс.

О своей суматошной медицинской практике в те годы Нина Антоновна много рассказывала. Мне запомнился эпизод о ее служебной поездке в Подмосковье. Попутчиками в поезде оказались офицеры, которые устроили соревнование, кто выпьет больше чарок водки. Участвовала в соревновании и Нина Антоновна. И соревнование выиграла!

Постепенно Нину Антоновну стали беспокоить сосуды на ногах. И она ушла с поста участкового врача. Евгений Павлович устроил ее в 1954 году в Клиническую ординатуру Мосгорздравотдела на базе Московской городской клинической больницы им. С.П. Боткина. Училась по специальности терапия на кафедре знаменитого профессора Б.Е. Вотчала, который, в свою очередь, был учеником не менее знаменитого профессора М.С. Вовси, проходившего при Сталине по делу о «врачах-вредителях».

С 1 октября 1957 года «в порядке служебного перевода» по окончании Клинической ординатуры Нина Антоновна была зачислена на должность врача-терапевта Больницы им. С.П. Боткина. Больница стала для моей тещи вторым домом – она проработала в этой больнице 33 (!) года, вплоть до 31 июня 1990 года. И все это время в спецкорпусе № 7 Хозяйственного управления Совета Министров СССР (в 1956–1970 годах – ординатором, в 1970–1990 годах – заведующей терапевтическим отделением). Уволилась по собственному желанию в возрасте 69 лет из-за закрытия корпуса № 7 в рамках горбачевской перестройки. Но уже с 3 августа 1990 года приступила к работе на новом месте – в городской поликлинике в отделении профосмотров. В 1991 году ушла на пенсию (19 января).

Врачом Нина Антоновна была замечательным – высококвалифицированным, сердечным, отдававшим работе всю свою душу.

Вот выдержки из характеристик, которые Нина Антоновна получала от начальства в разные годы и при разных обстоятельствах (в советскую эпоху таких обстоятельств было множество – это могли быть поездка за рубеж, приобретение автомобиля и пр.):

«…За указанный период проявила себя квалифицированным, аккуратным, дисциплинированным врачом, честно и добросовестно относящимся к своим обязанностям. Чутко и внимательно относится к запросам больных, за что пользуется со стороны последних большой любовью и уважением. Она хороший товарищ. Морально устойчива.

…Много уделяет внимания медсестрам отделения и повышению их квалификации. За хорошую работу имеет благодарность от администрации больницы.

Администрация, партийное бюро и местный комитет больницы рекомендуют КОРСАКОВУ Н.А. для поездки в качестве Советского туриста по Дунаю.

Главный врач: /проф. А.Н. Шабанов/

Секретарь партбюро: /Реутова В.И./

Председатель месткома: /А.А. Булдакова/

26 марта 1960 г.»


«…Корсакова Нина Антоновна работает в больнице имени С.П. Боткина с 1954 года. За время работы проявила себя как высококвалифицированный специалист, вдумчивый, заботливый врач, заслуженно пользующийся уважением и любовью больных и сотрудников.

…Сочетая отличную производственную работу с общественной, Н.А. Корсакова неустанно работает над повышением своей квалификации, участвует в общебольничных конференциях, посещает заседания терапевтического общества. Морально устойчивая, заботливая мать и хороший товарищ.

Дана для поездки в санаторий «Карловы Вары».

Характеристика утверждена на заседании партбюро, протокол № 26 от 20 сентября 1965 года.

Главный врач: /Латченко/

Секретарь партбюро: /Коробкова/

Председатель месткома: /Терентьева/»


«…За время своей работы проявляет себя как врач высокой квалификации, исключительно вдумчиво и внимательно относящейся к больным.

Тов. КОРСАКОВА Н.А. пользуется большим уважением и любовью как со стороны больных, так и персонала отделения. Активно участвует в общественной жизни больницы.

Характеристика дана для представления в Райвоенкомат.

Главный врач больницы заслуженный врач РСФСР Латченко Н.С.

Секретарь партбюро: Коробкова В.Т.

Председатель местного комитета: Терентьева Т.А.

18 ноября 1968 г.»


«…За время работы проявила высокую степень организованности, целенаправленности, инициативности в работе в сочетании с высокой квалификацией.

В должности администратора отделения является требовательной к себе и к своим сотрудникам.

Активно участвует в общественной работе. В течение 20 лет является членом профбюро корпуса.

Корсакова Н.А. является участником ВОВ, ветераном труда.

Характеристика дана для представления в профсоюзный комитет для приобретения машины.


Зав. 7-м корпусом М.Ф. Кириллова

Парторг Ф.Ф. Лысенко

Председатель профбюро Г.А. Потопанова


23 января 1989 г.»

«Администрация, партийная и профсоюзная организации Московской городской клинической ордена Ленина больницы им. С.П. Боткина просят выделить легковой автомобиль ГАЗ-2410 для приобретения в личное пользование сотруднику больницы:

1. Корсакова Нина Антоновна Волга ГАЗ-2410.

В больнице им. С.П. Боткина работает с 1954 г. зав. I терапевтическим отд. 7 корпуса. Ветеран труда, «Отличник здравоохранения», участник ВОВ. Награждена правительственными наградами.

Постоянно ведет большую общественную работу, в течение многих лет является членом профбюро корпуса.

Машину ранее не имела и в настоящее время не имеет.


Гл. врач больницы И.П. Кузин

Секретарь партбюро Л.Е. Матвеева

Председатель профбюро Л.М. Дементьева»


Нескончаемым потоком шли благодарности Нине Антоновне от пациентов. И это было вполне естественно. Почти каждый вечер, а то и ночь, Нина Антоновна консультирует больных по телефону, а затем едет к наиболее проблемным на такси. Мотается по вечерам, даже ночам в свою больницу. Трагически воспринимает смерть тяжело больных пациентов – ревет, не спит ночами.

Нину Антоновну просто боготворили скрипач Давид Ойстрах, писательница Вера Инбер, певица Клавдия Шульженко, а также многие-многие другие как «звездные» фигуры, так и обычные люди.

Вот типичное послание H.A. Корсаковой от благодарных пациентов:

 
«Нине Антоновне!
Немало Вы больных встречали,
Вселив надежду снова жить.
Отбросив муки и печали,
Вы вновь готовы им служить.
Вот это свойство и забота
Присущи, видно, только Вам
И Ваша нужная работа
Достойна представленья к орденам.
Пусть не в бою, а в мирные минуты
Болезни Вы готовы побеждать,
В науке пробивая новые маршруты,
За это надобно врачей-то награждать.
 
Трещаловы
12.11.81 г.»

А это посвящение от Веры Инбер:

«Вера ИНБЕР

РАССКАЗЫ О ДЕТЯХ

Нине Антоновне

Корсаковой с большой благодарностью от Веры Инбер

25. XI.64 г.

Палата № 3»

Для полноты картины добавлю, что, будучи высококлассным профессионалом-терапевтом, Нина Антоновна из-за эмоциональности и ранимости души не могла хладнокровно оценивать состояние здоровья своих близких. Сразу же впадала в панику, в легкой простуде супруга или дочери ей мерещились симптомы страшных недугов.

* * *

В 1956 году бабушка вместе с Наташенькой переехала в Москву. А дедушка оставался в Баку, жил под присмотром сына Юрия Антоновича и его супруги Тамары Григорьевны.

В дневнике Евгения Павловича встретил такой пассаж (от 6.XI.1966):

«...Юрий сказал, что Нина любит деньги и может, как отец, попасть в неприятную историю».

Я спросил Тамару Григорьевну, что это значит. Она нехотя поведала, что Антон Тихонович работал в мастерской, изготавливал мебель. Покупал сырье (древесину, фанеру, детали) на рынке, не всегда правильно оформлял документацию. Дедушку посадили, вроде бы он находился в заключении в 1948-1949 годах. После освобождения остался в системе МВД, руководил столярными работами заключенных, оборудовал кабинеты всем начальникам, стал их любимцем.

В начале 1961 года дедушка заболел, температурил. Сделали рентген – туберкулез, дедушку положили в больницу. Устроил его папа Тамары Григорьевны. Больница находилась рядом с домом родителей Тамары Григорьевны, где жила и она с Георгием Антоновичем. В больнице условия были отличные, внимательный уход, регулярные визиты родных. Но месяц спустя выяснилось, что у больного онкология. Стали показывать лучшим профессорам, в конце концов консилиум местных светил медицины вынес вердикт: рак с метастазами, лечению не поддается.

Кленовские посоветовались с папой Тамары Григорьевны. Решили, что, пока не поздно, пока дедушка чувствует себя более-менее сносно и может путешествовать, его надо отправлять в Москву. Столица воспринималась как сосредоточение медицинских достижений, там, мол, все могут. Юрий Антонович купил отцу билет в вагон СВ, в комфортных условиях тот выехал 22 мая 1961 года в столицу.

Но вышло такое осложнение. Кленовские заранее не предупредили Корсаковых о состоянии отца, о планах отправить его в Москву. Ничего не ведая, Евгений Павлович и Нина Антоновна как раз в это время отправились в зарубежный круиз. Это был первый подобный круиз, чтобы попасть в него Евгений Павлович приложил огромные усилия. К тому же добился солидной скидки на стоимость путевок.

В Москве А.Ф. Кленовского 23 мая положили в Боткинскую больницу. Там решили использовать лучевую терапию (а в Баку врачи считали, что ее применять поздно). Пролежал Антон Федорович в больнице неделю. 29 мая его навестили в очередной раз Антонина Тихоновна и Наташа. Пообщались, вышли во двор. Дедушка подошел к окну, помахал им рукой. А на следующее утро, 30 мая, позвонили из Боткинской и сообщили, что А.Ф. Кленовский умер.

Начались хлопоты по захоронению. Юрий Антонович примчался из Баку. Антонина Тихоновна позвонила другу Корсаковых, Евгению Карамзину, занимавшему ответственный пост в Министерстве морского флота СССР. (Как заметила Тамара Григорьевна, он, хотя и дружил с Корсаковыми, но завидовал Евгению Павловичу, особенно тому, что у того столь яркая жена.) Карамзин предложил Антонине Тихоновне связаться с Корсаковыми и досрочно вернуть их из круиза. Бабушка решительно возразила, ведь Корсаковы так ждали этого круиза, так добивались участия в нем!

Помог получить разрешение на захоронение на Ваганьковском кладбище Петр Соломонович Улицкий, коллега Евгения Павловича по Комитету и приятель Корсаковых. Дали место на участке № 5, рег. № 1751, похоронили за одной оградой с могилой некоего Преснухина.

Антонина Тихоновна потом возмущалась, зачем больного человека отправили из Баку в Москву. Тамара Григорьевна в ответ удивлялась: «Это же ее муж! И потом надеялись на облегчение состояния больного в столице».

Родители Наташи, ее дядя и тетя (Кленовские) ездили на могилу Антона Федоровича как минимум раз в год, в день его смерти (30 мая 1961). Ну а потом ездить стало некому. 30 апреля 2016 я нашел эту могилу (ориентируясь по подсказкам Тамары Григорьевны). К моему удивлению, многое неплохо сохранилось. Четкая подпись на камне «Кленовский А.Ф. 26.VI.1985-30.V.1961», железная ограда на замке, целое надгробье и даже какие-то искусственные цветы на нем. В июне 2016 года я начал работы по смене ограды и установке нового памятника на могиле дедушки.

…Что касается Антонины Тихоновны, то возникает вопрос о причинах ее переезда в Москву. В заявлении Антонины Тихоновны в суд для установления факта нахождения ее на иждивении мужа было сказано, что переезд в Москву произошел «в связи с заболеванием сердца».

На самом деле надо было заботиться о внучке – ведь оба родителя напряженно работали и к тому же вели активную светскую жизнь. Еще одна причина переезда, как считает Тамара Григорьевна, заключалась в некоторой отчужденности между бабушкой и дедушкой.

Ну, а теперь поговорим о Наташеньке. Первые впечатления маленькой девочки от Москвы – необъятный город, огромные дома, масса людей, машин. Квартира родителей на Кутузовском проспекте поразила чистотой и чудесным ароматом неведомых духов.

Познакомилась с соседскими девочками, до отъезда на летнюю дачу играла с ними во дворе. Сразу удивили странности взаимоотношений между детьми. Сегодня девочка с тобой дружит, причем дружит против третьей девочки, но назавтра все наоборот – эти две девочки дружат против Наташи. В дневнике, уже будучи взрослой, Наташенька в данной связи отметила: «Я не понимала этого, но думала, что так положено, хотя и не соглашалась в глубине моей крохотной души».

Летом Корсаковы снимали дачу в деревне Желябино. А осенью Натуля пошла на учебу в школу № 711, расположенную неподалеку от дома. Училась в высшей степени старательно и сразу вышла в лучшие ученики. Бабушка, как и в Баку, строго контролировала внучку, призывала учиться еще лучше.

В школе сдружилась с тремя Наташами. Одна из них, Наталья Михайловна Леонова, является ныне женой российского посла в США СИ. Кисляка. Другая тезка, по фамилии Манакова, переехала на постоянное местожительство в Канаду. Третья, Рахимова, проживает с нами в одном доме на Кутузовском проспекте. По рассказам одноклассников, эта дружная четверка «враждовала» с другой четверкой. Хотя моя Наташа вообще-то не имела привычки с кем бы то ни было враждовать – она любила людей, и они в большинстве случаев отвечали ей взаимностью.

В отличие от подруг Наташа не увлекалась отдыхом, предпочитая грызть гранит наук. По ее собственным воспоминаниям, не посещала даже танцевальные вечера в родной школе. Не обладала соответствующим платьем. Но «об этом не горевала, все время тратила на учебу».

В конце концов достойное платье удалось пошить. Мама приобрела хороший отрез у жены упоминавшегося выше морского капитана Василевского. Василевские вернулись из служебной командировки в Адене и казались Наташеньке несметно богатыми. Они навезли с собой разные ткани, кофточки, платья. Особенно же детское воображение Натули поражала шариковая ручка капитана и жвачка, имевшаяся у его сына. Ведь жвачка тогда, вспоминает Натуля в своем дневнике, «была пределом вожделений всех детей». Ну, а коллекция сына Василевских из нескольких иностранных монет делала его в глазах Наташеньки богачом. Но зависти она не испытывала. Хотелось это иметь, однако без особых чувств и переживаний. Новое же платье казалось девочке таким напыщенным, что она стеснялась пойти в нем на вечер в школу.

В целом гардероб Наташеньки оставался весьма ограниченным. Даже на коньках она каталась во дворе своего дома в старом пальтишке, перелицованном из родительского. Сама называла его «балахоном». Другие же девочки щеголяли в настоящей спортивной одежде: брючки, свитерки. Наташа стеснялась своего наряда, чувствовала себя как «корова на льду», хотя каталась при этом здорово, лучше всех. За неадекватный наряд Натулю поддразнивали, и однажды она, вернувшись домой, расплакалась, стала жаловаться на «неуклюжую одежду». Слезы совпали с приходом папы с работы.

И произошло, согласно записи в Наташенькиных воспоминаниях, следующее: «Так как я никогда ничего не просила, хотя о многом мечтала, папа тут же выдал свои брюки, чтобы из них сшить мне нормальные брюки для катания. Как я была счастлива, когда явилась на каток в подобающем виде. Спасибо папе! Иначе до комплекса неполноценности было недалеко».

Скромность Наташиного гардероба вызвала озабоченность у школьного начальства. Однажды классная руководительница и председатель родительского комитета нагрянули с визитом к Корсаковым, намереваясь предложить им материальную помощь на экипировку Наташи. Их встретила в роскошном халате Нина Антоновна, провела в элегантно декорированную гостиную. Визитеры сконфузились и даже не рискнули поднимать тему помощи. Они осознали, что дело не в бедности Корсаковых, а в их принципиальном подходе к воспитанию дочки.

Помимо прилежания в учебе и скромности, семья воспитывала в Наташеньке и другие хорошие качества. Бабушка Антонина Тихоновна научила девочку вести хозяйство. Вспоминает Наташина тетя Тамара Григорьевна:

«Антонина Тихоновна была прекрасной хозяйкой. Она не имела высшего образования. За ее плечами была лишь гимназия. Но то, что касалось домоводства, это был настоящий ас. Она умела приготовить почти что любое блюдо из ничего. Даже в военное время, когда с продуктами было туго, и то Антонина Тихоновна ухитрялась приготовить что-то необыкновенное. И всему этому бабушка старалась научить Наташу. Так что она могла и убрать квартиру, и хорошо и вкусно приготовить».

При этом Натуля сама любила изысканно покушать. С раннего детства у нее развилось пристрастие к сырам. Когда Евгений Павлович работал в ЦК ВКП(б), ему полагался паек из дефицитных продуктов. Он договорился о том, чтобы в его пайке преобладал сыр, которым кормили малютку Наташу.

От родителей Наташа научилась гостеприимству, хлебосольству. Квартира Корсаковых всегда была наполнена людьми. Многие друзья из других городов вообще останавливались там. Случались настоящие курьезы. Как-то у Корсаковых квартировалась семья Самаренко. А тут звонят упоминавшиеся выше Василевские, только что прибывшие из Адена. Трубку взяла Наташенька, которая скрыла от Василевских, что в квартире уже имеются гости. Пригласила Василевских приехать. И они тоже поселились у Корсаковых. Представить только: 9 человек на 35 кв. м при миниатюрных кухне, ванной, туалете! И такое стеснение условий жизни по собственной воле!

Ну, а семья брата Нины Антоновны, Георгия Антоновича Кленовского, обосновалась у Корсаковых надолго. Вот что я записал со слов супруги Георгия Антоновича Тамары Григорьевны:

«Муж после войны служил в Ханларе. Бытовые условия там были первобытные. В 1948 году Георгий Антонович подал заявление на поступление в Военную академию им. Ф.Э. Дзержинского (ныне – Военная академия РВСН им. Петра Великого). Вызвали его на собеседование в один из грузинских городов (Поти или Батуми). Там получил отказ со ссылкой на претензии властей к его отцу Антону Федоровичу. Но вскоре Георгия Антоновича перевели служить в более комфортное место, в Тбилиси. Оттуда молодой офицер направил письмо Сталину с жалобой на отказ зачислить его в Военную академию. При этом ссылался на знаменитую фразу вождя о том, что сын за отца не отвечает.

Через какое-то время офицера вызвали к командующему округом генералу. Перед ним на столе лежало его письмо Сталину, расчерканное красным карандашом. Генерал попрекал молодого офицера за апелляцию прямо к вождю, через головы всех. Но зато согласился перевести Г.А. Кленовского служить в родной город Баку, в штаб армии. В Баку семья Георгия Антоновича поселилась в комфортной трехкомнатной квартире и как-то постепенно желание уезжать на учебу в Академию у него угасло. Не получив соответствующего диплома, он так и не стал генералом (хотя заслуживал этого звания по всем параметрам).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19