Евгений Бажанов.

Миг и вечность. История одной жизни и наблюдения за жизнью всего человечества. Том 9. Часть 13. Новые горизонты. Часть 14. Научная дипломатия



скачать книгу бесплатно

Список примеров неприличного поведения Кашлева в отношении иностранных гостей можно было бы продолжать. Иногда он допускал бестактность из-за легкомыслия и опьяненности, но чаще из вредности, чтобы вставить шпильку мне или кому-то еще из подчиненных.

Тем не менее в общем и целом наши международные связи, особенно научные, продолжали развиваться.

Глава 2. Корея в фокусе

Особую интенсивность приобрели наши связи с южнокорейскими партнерами. В декабре 1997 года бывший Наташин докторант Ким Дэ Чжун нежданно-негаданно победил на президентских выборах. Еще незадолго до них, когда мы предсказывали президентское будущее Киму, южнокорейцы, практически без исключения, смеялись: только, мол, человек, не разбирающийся в делах Кореи, может проявлять подобную наивность. Ким Дэ Чжун – слишком старый, слишком левый и слишком далек от центров политического и экономического влияния в стране, чтобы получить большинство голосов избирателей. Ведь он из Чоллы, а власть в РК давно и прочно контролируют представители другого региона, Кёнсан-Пукто, «мафия» «Тикэй».

Чудо, однако, случилось. Ким Дэ Чжун выиграл. Ему помог финансово-экономический кризис, который нанес чувствительный удар по жизненному уровню населения и усилил в обществе оппозиционные настроения. Сыграло свою роль и молодое поколение, которое выросло гораздо либеральнее отцов и которому опостылели военные правители, авторитаризм, засилье монополий (чеболей) в экономике, конфронтационный подход к Северу, пресмыкательство перед США. Если на юго-востоке РК, в Кенсане, большинство голосовало все-таки против Ким Дэ Чжуна, то в столичном регионе, вслед за Чоллой, поддержали Ким Дэ Чжуна, связывая с ним надежды на выход из кризиса, оздоровление политической и экономической системы, потепление отношений с КНДР.

Мы пребывали в эйфории – друг и подопечный Наташи стал Президентом Республики Кореи! Причем президентом с программой кардинального реформирования страны. В дневнике я отметил:

20 декабря 1997 года

18 декабря Ким Дэ Чжун выиграл президентские выборы. Южнокорейские и японские СМИ (телевизионные и радиокомпании, информационные агентства, журналы и газеты) буквально атакуют Наташу. Все хотят знать, как и о чем Ким Дэ Чжун писал диссертацию, какой, по мнению Н.Е. Бажановой, будет внутренняя и внешняя политика нового президента.

Сразу по окончании выборов нам с Наташей стал названивать российский посол в Сеуле Е.В. Афанасьев. Приезжайте, просил он, помогите установить связи с новой администрацией. Сделать это послу оказалось непросто. Ким Дэ Чжун, обидевшийся на российские власти еще с момента защиты докторской, все последующие годы лишь накапливал негативные эмоции в отношении официальной Москвы. Он жаловался нам: «В Южной Корее становится все меньше людей, хорошо настроенных к России. Из-за ослабления мощи вашего государства, внутренних неурядиц в нем, а также вследствие отказа вашего правительства расплатиться по долгам с РК южнокорейская элита потеряла интерес к контактам с Россией, смотрит на нее свысока.

Только я понимаю, насколько велик российский потенциал, стремлюсь развивать сотрудничество с россиянами. Однако ваши власти меня просто-напросто игнорируют».

Действительно, в начале 1997 года Ким хотел приехать в Россию, но не приехал, потому что российские официальные лица не пожелали общаться с южнокорейским оппозиционером.

Придя к власти, Ким Дэ Чжун не торопился «брататься» с обидчиками. На инаугурацию 25 февраля 1998 года он пригласил из РФ только депутата Госдумы корейца по национальности, меня с Наташей, а также двух наших приятелей-банкиров – М.Н. Николаева и В.И. Гудименко, с которыми решили учредить Фонд сотрудничества с Республикой Корея (ФСРК).

Российские дипломаты отвезли нашу делегацию в отель «Силла». Слышали от южнокорейцев в Москве, что у них в стране из-за сурового экономического кризиса люди стали меньше пользоваться автотранспортом. Мы, однако, этого не заметили, пробки казались такими же, как и прежде. Зато зима уже отступила. Было сухо, солнечно и тепло. Зелень, конечно, еще не появилась, все выглядело голо, довольно серо и трущобисто. Впервые, пожалуй, бросилось в глаза сходство Сеула с Пекином прежних времен – кривые улочки, скромные, а то и убогие домишки, лепящиеся друг к другу, пыль, не очень хорошо одетые люди.

Почему так все смотрелось? После Европы? В предыдущем году мы ездили исключительно в Австрию и Германию. А может свой отпечаток наложил кризис? Или все дело во времени года? «Пересменка» между зимой и весной повсюду самый невзрачный период.

Первая встреча, согласованная еще из Москвы по телефону, состоялась в нашем же отеле с соратником Ким Дэ Чжуна Ким Дэ Суном. Начали ее в кафетерии, а затем проследовали в корейский ресторан. Я еще по телефону почувствовал печаль в голосе Кима. Выяснилось, что после победы Ким Дэ Чжуна на выборах 10 декабря никто ему из президентской команды даже не позвонил. Ким Дэ Сун, всегда преувеличивавший свою роль порой до безобразных размеров, на этот раз был предельно откровенен: «Я извиняюсь, но ничем не могу вам помочь. Я вдруг осознал, что мне 69 лет и я не нужен, Дэ Чжун предпочитает видеть вокруг себя более молодых людей».

Вскоре после нашего размещения в гостинице заехала машина и отвезла Наташу и меня в посольство. Сели совещаться с послом. Он повторил просьбу посодействовать выходу на Кима и его окружение, записать перед отъездом суть разговоров с новой элитой.

На следующий день с утра начали перезвон. Питер Чжун, помощник губернатора провинции Чолла-Пукто Ю Чжун Гюна, и куча его коллег терроризировали нас вопросами: «Какова у вас программа? Какую вы хотите иметь?». Очередное и подробное объяснение ничего не меняло. Следовал новый звонок все с теми же вопросами. Но главное договорились о встрече с губернатором.

За нами заехали и отвезли в офисное здание с провинциальными представительствами. Возили кругами полчаса, беспрерывно болтая по мобильным телефонам (их в РК стало несметное количество, даже сидя на унитазах в общественных туалетах корейцы вели переговоры). Офисное здание оказалось довольно простеньким, с тесными комнатками, да и сам кабинет Ю был небольшим. Но его хозяин, по единодушным оценкам всех корейских собеседников и российских дипломатов, являлся тогда второй по величине фигурой в стране. По определению прессы, Ю должен был «спасти» Сеул, «вытащить государство из долговой ямы».

Ю встретил нас радушно, сияя. Чувствовалось, что человек пьян от популярности. В мае 1996 года во время визита в Москву он надувался, а сейчас просто «поплыл». Беседовали о создании Фонда сотрудничества России с Южной Кореей, о журнале, посвященном РК, о деловом партнерстве. Подарили норковую шапку (он тут же заявил, что жена ее отнимет), оставили почти царскую шапку для Ким Дэ Чжуна (обещал обязательно передать). Просили «пробить» участие российского посла во встрече 26 февраля с президентом. Ю сказал, что не может даже свою жену «протащить» на ужин в Голубом дворце 25 февраля, все решает служба безопасности, и у него нет в данной области никакого влияния.

Беседовали недолго, Ю был занят, поручил помощнику Питеру Чжуну быть на связи с нами. Питер сказал, что покормит нас, просили сделать это в каком-то городском ресторане, например, в районе Инсадон. Нас доставили в Инсадон, где мы побродили по антикварным лавкам. На ланч без объяснений отвезли в отель «Сеул Плаза». За едой Питер в грубой манере возмущался тем, как его обсчитывали и обманывали в России, «обчистили», мол, до ниточки. Явно хотел выместить обиду на нас. Чжун, в частности, не реагировал на предложение Николая заказать побольше еды. А ведь у Николая было достаточно денег, чтобы купить весь ресторан с отелем «Сеул Плаза» в придачу!

В тот же день, позднее, побеседовали со старым знакомым, заместителем министра по вопросам объединения Кореи Муном (в прежние годы проводили с ним конференции в Москве). Говорили о проведении Российско-корейского форума, т. е. о том, что интересует и нас, и его. Через день он прислал нам подарки: всем мужчинам – по вазе, Наташе – большой корейский сервиз. Мы ответили меховой шапкой.

А тем же вечером вновь поехали в Инсадон. Посетили весьма экзотический ресторан под названием «Горная деревня». В лабиринте переулков – буддийский храм, который и есть ресторан. При входе снимаем обувь, проходим к низкому столу, сидеть надо на полу, на циновках. В зале одни корейцы (за небольшим исключением). Пищу принесли всем одну и ту же, не спрашивая, что хотим. Ресторан буддийский, вегетарианский, поэтому и еда соответствующая: в пиалках травы, корешки, соусы. Почти ничего съедобного, разве что суп, пахнувший ржаным хлебом и кимчхи. Начался концерт – народные танцы с барабанами и прочая экзотика. Девушки-танцовщицы стали приглашать публику из зала.

Следующий день – кульминационный. Ранний подъем и рассадка по автобусам. Наташу и меня приглашают в красный автобус для главных гостей, Мишу и Володю определяют в синий, категорией ниже. В нашем автобусе появляются миллиардер Сорос, бывшие послы США в Южной Корее, цэрэушники Грег и Лилли. Входит и ректор МГУ академик В.А. Садовничий. Он подходит к Соросу и представляется. Сорос покровительственно хлопает ректора главного российского вуза по плечу, милостиво сообщает, что узнал академика.

Кавалькада автобусов трогается в путь. Замечательный, солнечный, прохладный день, +14 ?С. Сеул выглядит нарядно и торжественно. В районе комплекса зданий парламента скопление людей, множество полицейских. Нас высаживают у главного здания, проводят в зал, где можно поболтать и выпить кофе. В зале собраны все сливки южнокорейского общества, от разговоров стоит гул. Но вот ожидание окончено. Звучит приглашение проследовать на трибуны. Они расположены на свежем воздухе амфитеатром вокруг подиума.

Слева садятся корейцы, большинство с депутатскими значками, справа располагаются иностранные гости, в том числе дипкорпус. Среди последних – бывший Президент Германии Вайцзеккер, бывшие японские премьеры Накасонэ, Такэсита, бывший Президент Филиппин Акино, президент МОК Самаранч. Приводят под зонтиком экстравагантного Майкла Джексона. Начинают прибывать и центральные фигуры действа. Появляются бывшие президенты РК, их трое, в том числе только что выпущенные из тюрьмы Ро Дэ У и Чон Ду Хван с женами. Далее на подиум восходит их обидчик, нынешний президент Ким Ен Сам, здоровается со всеми за руку. Наконец, мы видим кортеж победителя. Ким Дэ Чжун с супругой Ли Хи Хо и свитой поднимаются наверх, Ким жмет руки тем, кто десятилетиями пытался его убить, сажал в тюрьмы, издевался, притеснял. Мудрая линия поведения! Не мстить, а объединять, Корея в этом сейчас очень нуждается.

Избранный президент произносит клятву и подходит к микрофону. Его приветствует море людей, собравшихся на площади внизу (около 40 тыс. человек). Говорит четко, громко, местами с напором и пафосом. Периодически с площади раздаются аплодисменты, возгласы. Реакция не истерическая, но довольно активная. Кстати, выход Ким Ен Сама на подиум присутствующие встретили почти полным молчанием.

Ким Дэ Чжун объясняет причины кризиса, предлагает пути выхода из него, излагает свою линию в отношении КНДР. Все в высшей степени разумно, сбалансировано, примирительно. Ключевые тезисы: демократия и упорный, честный труд, сотрудничество со всеми великими державами, мирное сосуществование с Севером.

После речи – парад, все корейские провинции представлены артистами в красочных нарядах. Они танцуют, поют, демонстрируют исторические и нынешние достижения (от броненосца древности до макетов современных заводов).

Церемония завершается. Позднее М. Николаев и В. Гудименко отправляются на общий прием, а мы с Наташей в 17:30 уезжаем на ужин в Голубой дворец, офис и резиденцию Президента РК. Центральное офисное здание сделано типа традиционного дворцового. В холле стоят богатыри в желтых халатах с копьями. Идем налево в коктейльный зал.

В зал входят Ким Дэ Чжун и его супруга. Здороваются с каждым гостем персонально. Обращаясь к Наташе, Президент РК тепло говорит: «Я очень благодарен за все, что вы для меня сделали. Давайте не терять связи друг с другом». И добавляет: «Вы выглядите еще прекраснее, чем раньше!» Его супруга Ли Хи Хо Наташу целует.

Все присутствующие перемещаются в противоположное, правое крыло дворца, где накрыт ужин. Мы садимся за один стол со старым знакомым Лим Дон Воном, назначенным старшим помощником Президента РК по вопросам внешней политики и национальной безопасности. За нашим же столом находятся шефы охраны и протокола нового президента, дочь бывшего Президента Филиппин К. Акино, несколько американских профессоров.

С Лим Дон Воном и генералом – начальником охраны – беседуем о значении победы Ким Дэ Чжуна для будущего Кореи, о реакции корейцев в Москве на это событие, об отношениях Южной Кореи с США, Китаем, Россией, Японией, КНДР. Лим говорит об очень серьезных намерениях Ким Дэ Чжуна помириться с Севером, о его желании иметь активные и позитивные отношения со всеми крупными державами. Дочь Акино, блестяще говорящая по-английски, рассказывает о фуцзяньских корнях ее мамы, восхищается Б.Н. Ельциным.

При прощании Ким Дэ Чжун опять сказал: «До встречи в Москве!» Вечером, по возвращении в гостиницу, я передал протокольщикам, что договорился с Лимом и шефом протокола о допуске банкиров на предстоящую встречу с президентом.

Возбужденные событиями, ночью мы с Наташей не могли заснуть. Зашли в европейский ресторан в гостинице «Лотте». Он был заполнен золотой молодежью. Юноши и девушки под грузом алкоголя качались, падали. И кричали, пели, спорили, поднимали друг друга на руки. А в темном углу ресторана вспыхнула настоящая драка. Конфуций, конечно, всего этого не одобрил бы.

26 февраля день начался с перепалок с протокольщиками из южнокорейского МИДа. Они упорно повторяли, что никаких указаний сверху об участии посла России во встрече с президентом не получали. Неожиданно помог господин Ви, подчиненный Лим Дон Вона. Он, оказывается, работал в Москве, знает нас лично и случайно услышал наш разговор с мидовцами на тему встречи с президентом. Ви дал команду пригласить посла.

Отъехали с мотоциклетным сопровождением на двух машинах. Протокольщик предложил записаться в книгу почетных посетителей Голубого дворца. Далее нас провели на второй этаж, в зал приемов. Там была толпа журналистов с камерами, видеотехникой. Наташа, по указанию протокольщиков, села во главе и должна была всех представить президенту.

Он вошел и, улыбаясь, приблизился к ней со словами: «Так рад Вас видеть опять!». Президент поздоровался с остальными. После того как он сел рядом, Наташа сказала: «Мы очень рады Вашей победе, уверены, что под Вашим руководством Корея и корейско-российские отношения будут процветать». Представила присутствующих россиян, Володю Гудименко как президента Фонда сотрудничества с РК (ФСРК).

Ким Дэ Чжун нашел несколько слов для каждого. Володю спросил, чем занимается фонд. Володя хорошо объяснил. Совместно сообщили, что первая программа (проект) – публикация биографии и одной из последних книг президента, номер журнала Moscow Magazine о Корее. Просили благословения. Получили. «Детали обсуждайте с Лим Дон Воном», – предложил президент. Наташе Ким опять сказал: «Я очень вам благодарен за помощь в подготовке диссертации».

Вернулись в отель довольные и воодушевленные. В вестибюле в очередной раз наблюдали, как местные юнцы, в основном девицы, в экстазе приветствуют Майкла Джексона. Буквально в истерике бьются, охрана певца еле от поклонниц и поклонников отбивается. А чуть позднее с нами приключилась такая история.

Поднялись на лифте на этаж, где проживал М.И. Николаев. Подошли к его двери, рядом стоял кореец и молча наблюдал за нами. Наташа открыла дверь – и, о чудо, за столом сидит Майкл Джексон. Он обернулся к Наташе и, широко улыбаясь, поздоровался. Наташа поприветствовала его в ответ, и завязался разговор. Певец поинтересовался, не кинозвезда ли Наташа.

Следующим утром мы уже вылетали назад в Москву. Перед отлетом передали в посольство свои записи (сделанные накануне ночью) о беседах с окружением Ким Дэ Чжуна.

Михаил Иванович подтвердил свое намерение всерьез раскрутить Фонд сотрудничества с РК. Этим мы по возвращению в Москву и занялись. В мае 1998 года фонд был уже официально учрежден в качестве некоммерческой организации, цель которой всемерно способствовать развитию общественно-политических, торгово-экономических, научно-образовательных, культурных и спортивных связей между Российской Федерацией и Республикой Кореей.

Мы занялись формированием авторитетного попечительского совета ФСРК. Разослали соответствующие приглашения представителям политической, экономической и культурной элиты России и Южной Кореи, провели беседы с некоторыми из них. Параллельно опубликовали целую серию материалов о Ким Дэ Чжуне, его администрации, Корее и нашем фонде в российских СМИ, издали две книги, автобиографию и биографию нового Президента РК. В этих публикациях постарались представить нашу оценку эпохальных событий, происшедших в политической жизни Южной Кореи. В частности, биография Ким Дэ Чжуна была предвосхищена следующим предисловием:

«Эта книга посвящена новому Президенту Республики Кореи Ким Дэ Чжуну. Его нередко называют «самым масштабным политиком» на стыке двух столетий, корейским Ф.Д. Рузвельтом, который способен предложить новый курс для своей родины и всей Азии в наступающем XXI столетии. Ким Дэ Чжун действительно задумал нечто грандиозное – вытащить Южную Корею из нынешнего кризиса и поставить ее на рельсы устойчивого развития за счет всесторонней демократизации политической и экономической жизни, превращения Республики Кореи в подлинную процветающую демократию в Азии.

…В 1990-х годах Ким трижды посещал нашу страну и всякий раз испытывал трудности при общении с российскими политиками и чиновниками. Ставил палки в колеса официальный Сеул. Мешала и недальновидность некоторых российских должностных лиц.

Несмотря на это, российская общественность доброжелательно отнеслась к посещению Москвы Ким Дэ Чжуном, где он блестяще защитил докторскую диссертацию в Дипломатической академии. В частной беседе в конце 1996 года Ким Дэ Чжун тепло отзывался о нашей стране. Он говорил: «Россия – великая держава, рано или поздно она преодолеет внутренние трудности и заявит о себе во весь голос, станет краеугольным камнем мира, стабильности и процветания на Дальнем Востоке. Помимо всего прочего, я искренне и глубоко уважаю российскую культуру, другие достижения вашего народа».

Сейчас, когда человек, наизусть декламирующий «Евгения Онегина» и гордящийся своим российским докторским дипломом, пришел к власти в Сеуле, наступило самое время для всестороннего развития наших отношений на основе взаимного понимания и уважения интересов друг друга к обоюдной выгоде для обеих стран. Ведь Республика Корея – наш сосед, и со всех точек зрения очень важный сосед».

…Мы планировали устроить презентацию книг о Ким Дэ Чжуне, готовили другие мероприятия – встречи российской и южнокорейской общественности, практический семинар для инвесторов двух стран, спортивные соревнования и т. д. Но, увы, мечтам не суждено было сбыться. Летом 1998 года случился шпионский скандал с участием представителей РК. Отношения между Москвой и Сеулом напряглись, в ухудшившейся атмосфере стало как-то неудобно агитировать представителей нашей элиты вступать в ФСРК. Да и МИД, ранее оказывавший нам поддержку и помощь, охладел к фонду. Ну а осенью разразился финансовый кризис, дефолт и прочее. Банк Михаила Николаева, наряду с другими, попал в трудное положение, и финансирование проекта прекратилось.

Нам оставалось лишь продолжать публиковать статьи о Ким Дэ Чжуне и его политике. По завершении первого года пребывания Ким Дэ Чжуна у власти министерство культуры и туризма РК выпустило сборник под названием «Достижения и вызовы в первый год администрации президента Ким Дэ Чжуна». В сборник включили и Наташину статью «Республика Корея на верном пути». Вот ее текст:

«Один наш знакомый, известный южнокорейский профессор, на протяжении большей части 1990-х годов утверждал: приход Ким Дэ Чжуна к власти явился бы катастрофой для Республики Кореи; он диссидент, который начнет мстить прежним властям, спровоцирует разлад и хаос в обществе; Ким не смыслит в рыночной экономике и развалит ее; наконец, Ким Дэ Чжун не пользуется доверием в США и в Японии, из-за него Южная Корея лишится поддержки извне.

Ныне упомянутый профессор кается и не устает повторять: «Как нам, корейцам, повезло, что в условиях острейшего кризиса в стране нашелся такой человек, как Ким Дэ Чжун». Аналогичные слова мы слышим ото всех без исключения представителей южнокорейского бизнеса в России. А ведь многие из них, как и профессор, скептически и даже с тревогой восприняли победу Ким Дэ Чжуна на президентских выборах в конце 1997 года.

Сейчас, после одного лишь года пребывания президента Кима у власти, совершенно очевидно, что Республику Корею возглавила выдающаяся личность. Вряд ли в целом мире сыщется хоть с десяток национальных лидеров, которые смогли бы сравниться с Ким Дэ Чжуном по жизненному и политическому опыту, знаниям, уровню образованности и учености, способности руководить элитами и массами, авторитету на международной арене, вооруженности всеобъемлющей идеологией и четкой политико-экономической программой.

Оценивая достижения администрации Ким Дэ Чжуна в 1998 году, испытываешь затруднения в том, как выстроить их по ранжиру, настолько каждое из них значимо и уникально.

Возьмем сферу экономики. Осенью 1997 года сильнейший кризис потряс большинство стран Восточной Азии, в том числе Южную Корею. Ни одна из них пока не вышла из «пике»: над Индонезией вообще сгустились тучи развала и гражданской войны, туманны перспективы Таиланда и Малайзии, и даже мощная и богатая Япония остается в состоянии растерянности и застоя. Исключение составляет лишь Республика Корея. Уже в нынешнем году ее экономика возобновит движение вверх, и как с уверенностью заявляют в международных финансово-промышленных кругах, Южная Корея «закрепилась на рельсах нормального развития, в нее стоит вкладывать деньги». Японские дипломаты и журналисты, аккредитованные в Москве, восклицают в этой связи: «Если бы у нас был лидер калибра Ким Дэ Чжуна!».

Важность перемен в южнокорейской экономике не только в том, что возобновляется рост ВВП. Еще существеннее то, что началась глубокая перестройка – ограничивается вмешательство бюрократии в хозяйственную жизнь, предпринимаются усилия к тому, чтобы сделать функционирование чеболей более прозрачным и подотчетным обществу, а их структуру – более рациональной и эффективной, создаются условия для нормального развития малого и среднего бизнеса, притока иностранного капитала.

Экономическая политика президента Кима приобретает особое звучание для России. У нас, к сожалению, либеральные реформы 1992–1993 годов не были доведены до конца, и Россия стала стремительно превращаться в край олигархического капитала. Небольшое число финансовых групп все больше заставляло государство работать на себя. Со срывом России в августе минувшего года в пропасть жесточайшего финансового кризиса могущество олигархов пошатнулось, но возникла другая антирыночная тенденция – нарастает вмешательство властей в экономические процессы. В данной связи эксперты обращают свои взоры к Южной Корее, предостерегая против повторения негативных элементов ее опыта 1970–1980-х годов. Взамен предлагают брать пример с экономического курса Ким Дэ Чжуна, который, как отметила одна московская газета, «не только быстро лечит, но и дает хозяйству перспективу долгосрочного устойчивого развития».

Наверное, еще более далеко идущие последствия будут иметь перемены в политической жизни Республики Кореи. Уже сам факт того, что власть в РК впервые перешла в руки оппозиции в результате всеобщих выборов, явился гигантским шагом на пути превращения этого государства в подлинно демократическое. Но главное, что у государственного штурвала оказался настоящий, до мозга костей деятель-демократ.

Азия знала многих выдающихся политических деятелей. Одни, как Ганди и Сукарно, внесли крупный вклад в освобождение азиатских народов от колониального ига. Другие – Мао Цзэдун, Хо Ши Мин – вознамерились каленым революционным железом выжечь с лица земли социальную несправедливость. Третьи применяли жесткие методы для создания продвинутой капиталистической экономики – Чан Кайши, Пак Чжон Хи, Ли Куан Ю. А вот на глашатаев демократических ценностей Азия не была щедра. Демократический эксперимент Сунь Ятсена в Китае быстро потерпел фиаско, демократическую Индию раздирают религиозно-этнические противоречия, японское общество, будучи демократическим по форме, по сути остается иерархическим и весьма регламентированным. Большинство остальных режимов Азиатского континента из-за репрессий и отсутствия соответствующей социальной базы по-прежнему авторитарно. На азиатском небосклоне почти не просматривается влиятельных демократических вождей.

Ким Дэ Чжун давно завоевал реноме демократической «звезды» Азии. Теперь он реализует на практике идеи, за которые бесстрашно сражался всю свою сознательную жизнь. Ким – первый демократ, возглавивший Корею за все пять тысячелетий ее цивилизации. Более того, он, пожалуй, первый демократ, по убеждениям, а не в силу обстоятельств пришедший к власти в восточноазиатской стране.

Демократическая революция в Южной Корее набирает обороты. Ким Дэ Чжун задал тон уже на своей инаугурации 25 февраля 1998 года. Накануне новый президент освободил из тюрьмы бывших диктаторов Чон Ду Хвана и Ро Дэ У, пригласил их в качестве почетных гостей на церемонию. На глазах у всей Кореи Ким Дэ Чжун подошел к заклятым врагам и пожал им руку. Прощение, терпимость к взглядам оппонента, взаимопонимание и взаимоуважение, другие подобные принципы постепенно, может быть не всегда заметно для граждан РК, внедряются в ткань жизни. Налаживаются демократические механизмы разрешения споров, ослабевают стародавние привычки корейской элиты править своевольно, не считаясь с мнением низов, идет поиск путей притупления антагонизмов между регионами. Ныне, когда из-за социально-экономических трудностей уровень конфликтности в обществе особенно велик, демократизация способствует протеканию споров в более мирном русле, приглушению и успешному урегулированию некоторых из них.

Естественно, создание гражданского общества и бесперебойное функционирование всех институтов демократии – длительный и трудный процесс. Но старт ему дан, и главное, пожалуй, то, что президент Ким уже успел убедить большинство соотечественников в следующем: без демократии не построить устойчивой процветающей рыночной экономики. Без демократизации Южной Кореи нет шансов добиться мирного и более или менее безболезненного объединения корейской нации.

И здесь мы подходим к еще одной, третьей, области достижений администрации Ким Дэ Чжуна за первый год ее пребывания у власти. Речь идет о взаимоотношениях Юга с Севером. Конечно, до их нормализации еще очень далеко и напряженность на Корейском полуострове остается высокой. И тем не менее перемены к лучшему есть, и существенные, закладывающие хороший фундамент на будущее.

Положен конец тупиковой линии прошлых администраций на удушение и поглощение КНДР. Эта линия лишь способствовала ужесточению коммунистического режима, его ксенофобии и изолированности, подхлестнула ядерные и ракетные программы Пхеньяна, усугубила материальные тяготы северокорейского населения. «Политика солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна, напротив, создает условия для постепенного выхода КНДР из самоизоляции, преодоления ею социально-экономического кризиса, сближения уровней развития Юга и Севера, налаживания между ними хозяйственных, гуманитарных, а затем и политических связей и, наконец, для гуманизации северокорейского режима. Такая стратегия не сулит быстрых прорывов и тем более немедленного объединения Кореи, но разумной альтернативы ей нет. Если вернуться к старому курсу, то он приведет или к вооруженным конфликтам, или, так сказать, в лучшем случае к неконтролируемому развалу КНДР с неминуемым хаосом и взваливанием непосильного северокорейского «груза» на экономику и общество РК.

Политика Ким Дэ Чжуна уже позволила завязать экономические и гуманитарные связи между двумя частями Кореи, вывела на повестку дня вопрос о политическом диалоге сторон. Очень полезно и то, что прекратилась перепалка между Сеулом, Вашингтоном и Токио. При прежней администрации Республика Корея всячески мешала налаживанию контактов США и Японии с КНДР, чем вызывала всеобщий гнев и провоцировала нагнетание напряженности на полуострове. Именно тогда Пхеньян разрабатывал ракетное оружие, которое испытал в прошлом году. Именно под влиянием той поры северокорейское руководство все еще сохраняет синдром глубокого недоверия к Югу.

Курс Сеула, Вашингтона и Токио в отношении Пхеньяна постепенно синхронизируется на разумных и конструктивных началах. Его поддерживают остальные государства, причастные к корейской проблеме, – КНР и Россия. Вместо соперничества все крупные державы и РК теперь сотрудничают в корейском урегулировании. А это значит, что рано или поздно появятся плоды в виде снижения напряженности на полуострове, нормализации отношений между Югом и Севером.

Одновременно преодоление разногласий по КНДР способствует общему оздоровлению отношений Южной Кореи с США, Японией, КНР, Россией. И это четвертое крупное достижение президента Ким Дэ Чжуна. Из общения с американцами – политиками, дипломатами, учеными, журналистами – у нас сложилось твердое убеждение, что еще никогда в Соединенных Штатах не относились к Республике Корее с таким искренним уважением, как сейчас. Причем, невзирая на то, что ореол «экономического чуда», окружавший Южную Корею в прошлом, временно поблек. Зато США доверяют внешней политике Ким Дэ Чжуна, восхищаются его демократическими преобразованиями и готовы помогать РК в преодолении экономических трудностей. Вера в Ким Дэ Чжуна столь велика, что Вашингтон стал выделять Республику Корею наряду с Японией в качестве всего лишь двух государств Азии, входящих в так называемую стержневую зону (the core zone), т. е. зону стран с развитой демократией и экономикой, близких друзей США.

То, что схожий подход демонстрирует Токио, наверное, неудивительно, учитывая, что японцы продолжают действовать в фарватере основополагающих концепций и политики Вашингтона. Но и коммунистический Китай выказывает возрастающий пиетет к Южной Корее! Китайцы подчеркивают: страна, возглавляемая Ким Дэ Чжуном, сколь бы дружественной Америке она ни была, не может рассматриваться больше просто как какой-то придаток США, его военно-стратегическая база на Тихом океане. РК, говорят китайцы, вырастает в самостоятельный центр политического и экономического влияния.

Такие же настроения укрепляются в России, с той лишь разницей по сравнению с Китаем, что россияне приветствуют, кроме всего прочего, ускоряющуюся демократизацию внутриполитической и экономической жизни Республики Кореи, видят в этих процессах достойный образец для подражания. Характерен в данной связи пример из деятельности Дипломатической академии МИД РФ. Год назад ДА проводила международную конференцию «Демократия в современном мире». Мы пригласили представителей 22 стран из различных регионов. Хотели привлечь для участия в конференции и представителей Южной Кореи. Дипакадемию, однако, подняли на смех российские правительственные структуры и западноевропейские партнеры по организации конференции. Все в один голос вопрошали: «При чем здесь южнокорейцы? Какие из них демократы!» Ныне ДА готовит новую международную конференцию по демократии. И что же? На сей раз все, и в России, и за рубежом, настаивают на приглашении делегатов из РК.

Трудно поверить, чтобы за один год столь улучшился имидж государства, переживающего социально-экономические трудности! Все это вселяет уверенность в то, что главные достижения Республики Кореи под руководством президента Ким Дэ Чжуна еще впереди».

В президентство Ким Дэ Чжуна мы с Наташей не только пользовались его личным гостеприимством, но и были востребованы в правящих кругах РК в целом. Контактов с нами искали южнокорейские дипломаты и издатели ведущих газет, главы крупнейших корпораций и высокопоставленные военные. Военный атташе РК в Москве как-то пригласил нас на ужин и весь вечер упрашивал похлопотать перед Ким Дэ Чжуном «выбить» для него генеральский мундир. Южнокорейский посол добивался, чтобы мы убедили президента предоставить ему достойный пост по возвращении на родину.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8