Евгений Афанасьев.

Угол зрения. Басни, стихи, статьи



скачать книгу бесплатно

Река и Ручьи
 
«Ах как ничтожны и мелки
Все эти Ручейки! —
Река обиженно шумела. —
Ведь через них, берёт обида,
Ни ходу нет, ни вида.
Я, если б власть имела,
Всех затопила б их – врагов,
Не выйти, жаль, из берегов!»
«А знаешь, я заметил, —
Ей сверху ветерок ответил, —
Любая гордая Река
Берёт начало с Ручейка!»
 
Соловей и Петух
 
– Ну и насмешил! Ха-ха! —
Услышав пенье Петуха,
Над ним трунить стал Соловей. —
Орёт,
Как Бегемот – ей-ей:
Да чтобы петь —
Талант надо иметь
И душу, Петушиной понежней!
– Пичужка! – тот вскипел.
– Да, я! —
И – хвать за грудки Соловья.
– Вы оба стоите друг друга, —
Разнял их мудрый Какаду, —
Один споёт в часы досуга,
Другой – разбудит нас к труду!
 
Гусь
 
В какой-то птичник (не было греха)
Был Гусь направлен… и. о. Петуха.
И всё бы так, да вот беда:
Была там рядышком вода…
Под вечер глянули —
Как в воду все хохлатки канули.
Заахали в верхах, и Гусака
Перевели на должность Индюка.
(Во всём-де виновата здесь река!)
И только снова стали заводить куриную породу —
Индейки канули, как в воду.
Тут взять бы Гусака
Да за бока —
Куда там! —
Направлен был Гусак… к цыплятам!..
– Ну за цыплят-то Гуся взгрели? —
– Как сказать!
Сухим Гусь из воды умеет вылезать!
 
Петух-наседка
 
В какой-то птичник (случай редкий!)
Петух назначен был… наседкой.
Расправил Петя гордо хвост
И занял свой высокий пост.
Дремал всю ночь он напролёт,
А утречком, по холодку,
Как заорёт:
«Ку-ка-ре-ку-у-у!»,
Да поскользнулся малость,
И на глазах у бедных птиц
От недосиженных яиц
Яичница осталась.
 
 
Был где-то эдаким манером
Профан назначен инженером…
 
Гусиная беда
 
Домашний Гусь,
Услышав в небе крик сородича,
Расправил крылья сгоряча:
«Да я повыше вознесусь! —
Вот только крылья поднатужу»…
И… шлёпнулся с разбега в лужу.
 
 
Иной взлететь бы мог,
Кабы не собственный жирок.
 
Банкет
 
Бухгалтерша Мартышка,
Осёл, Козёл, да косолапый Мишка
Затеяли… сыграть квартет?
О, нет!
Задумали они в честь Льва
Задать банкет.
Пирушка удалась на славу.
Под пробочный салют
растроганному заву
Преподнесли с поклоном в дар
Две вазы редкостных и золотой
массивный портсигар.
А Львице – модную цигейку.
Короче – стал банкет в копейку.
Когда оформили счета,
Все в кассу глянули – пуста!
Пришлось тут вызывать Крота.
Крот-ревизор всё вырыл до копейки:
Вплоть от закусок до цигейки.
И встретились Мартышка,
Осёл, Козёл, да замзавлесом Мишка
В лесной милиции друг с другом…
А Лев отделался испугом!
 
 
Мораль сей басни такова:
За гриву взять бы надо Льва!
 
Коряга и ручей
 
Коряга невзлюбила
Весенний звонкий ручеёк
(Он слишком шумно тёк)
И путь ему загородила.
И что же: вместо ручейка
Над нею пронеслась река!
В сей басне суть: коряга вскоре,
Как щепка, выброшена в море
И утонула в бездне вод.
А ручеёк себе течёт!
 
 
Так правда верх над злом берёт.
 
Пчела и Стрекоза
 
В село явились, получив дипломы,
Пчела со Стрекозою – агрономы.
Все рады им: помощники в работе!
Пчела чуть свет уже в полёте, —
Работы непочатый край для ней:
Цветок ли опылить, проверить зрелость мёда,
Хоть и ненастная погода —
Пчела всегда, где трудно, где нужней,
Все о пчеле судачат с уваженьем.
А Стрекоза? —
У той свои понятья о труде:
Приехала и – шасть к воде —
Любуется своим в болоте отраженьем.
 
 
Вопрос здесь лезет напролом:
Кто Стрекозе вручил диплом?
 
Честолюбивый Карась
 
«Мне надоела эта грязь! —
Заморщился в пруду Карась.
– Кругом одни жучки,
Букашки, паучки,
Да головастики кишмя кишат.
С моим умом идти бы в гору —
С пернатыми тягаться в пору,
А не пасти тут лягушат!»
Метался так Карась, метался,
Напряг все силы, разбежался,
Дал свечку – выскочил на сушу,
И… отдал Богу душу!
 
Кукушка
 
Однажды над лесной опушкой
Скворец – известный семьянин,
Столкнулся вдруг с красавицей-Кукушкой.
«Привет, братишка, как дела?
Ух, как тебя Скворчиха довела! —
Кукушка повела напудренным плечом. —
Бедняга, – стал ты схож с Грачём!
Лети со мной – не будешь унывать:
Всё будем петь, да танцевать —
Смотри я какова – красивей в свете нет!»
«Ах, душечка, – сказал Скворец в ответ, —
По красоте такие птицы редки,
И даже в пеньи ты талант имеешь, говорят,
А вот скажи-ка, где твои, красотка, детки?»
Расправила Кукушка свой наряд:
«Зачем о детях толковать? —
Они мешают куковать!..»
 
 
Собой иная птица хороша,
А вот её душа…
 
Соловьиный совет
 
Задумал Волк поэтом стать.
Достал бумаги воз,
Уселся меж берёз
И стал мечтать.
И так, и эдак шевелит он волчьей головой,
Из-под пера лишь рык идёт, да вой.
«Да неужели я
Глупей пичужки-Соловья!» —
Волк рвать стал и метать.
Случилось Соловью здесь близко пролетать.
«Зря гонор тратишь ты, —
Сказал он Волку с высоты, —
В поэзии талант нужней,
Да сердце понежней».
 
 
Здесь Соловья совет
Тебе, о начинающий поэт!
 
И так бывает
 
В одном лесу
Теряться Овцы стали.
На место срочно прибыл Ёж,
Подумал, заключил: «Падёж».
И для накачки на прощанье
Созвал лесное совещанье.
(В таких делах он был великим мастаком).
И вот под вечер сход собрался.
Кто помаститее – в президиум забрался.
Пришли и овцы – жмутся табунком.
С докладом выступил Медведь.
Вот был доклад! —
Воды повыпито – графинов пять подряд! —
Таскать Зайчихе не успеть!
Упрел Топтыгин.
Слово Ёж берёт,
Овечек выступить зовёт.
А овцы мнутся и ни-ни,
Хоть на аркане их тяни!
Баран промямлил что-то лишь, да два козла
Боднулись пару раз со зла
И вот готова резолюция уже:
«Виновны Овцы в падеже!»
 
 
От совещанья был бы толк,
Когда бы не сидел в президиуме… Волк!
 
Лампа и Абажур
 
«Поосторожней, чур! —
Ворчал на Лампу Абажур. —
Торчит тут с потолка —
Не выпачкай мои шелка!
И как же это допустили:
Такая дрянь – в таком светиле!..»
На грех тут лампочку разбили,
И гордый Абажур поник;
Он лишь отсвечивать привык!
 
Щётка
 
Любила Щётка чистоту.
Увидит где соринку —
Наколет на щетинку.
Где тёмное пятно найдёт —
Немедленно сотрёт…
Возненавидела вся нечисть Щётку ту:
«Она-де и сама-то,
Собою грязновата!
Такая доскребёт:
Не только вычистит от пыли —
До дыр испортит шевиот!»
А Пятна Щётке пригрозили:
«Чего ершишься, старина?
Сотрёшься – будешь не нужна,
Как мусор выбросят на свалку!..»
«А мне себя не жалко, —
Скребнула Щётка грязь в ответ, —
Погибну – что же тут такого?
За чистоту, за правды свет
Я умереть всегда готова!»
 
Мыльный Пузырь
 
«Смотрите я каков! —
Я состою из всех цветов!» —
Надутый спесью,
Летал Пузырь по поднебесью.
«Да здравствует Пузырь!»
«Ура!» —
Кружась, пищала мошкара. —
– «Летает, видно, он не зря!»
И даже солнца луч
Вдруг показался из-за туч,
Сверкнув на пузе пузыря.
От гордости пузырь тут так надулся,
Что чуть не задохнулся.
«Красив и виден ты, но что в тебе за прок? —
Заметил свежий Ветерок. —
Посмотрим, кто ты есть на деле».
И вдруг…
Короче говоря,
Не стало больше Пузыря —
Лишь брызги мыла полетели.
 
 
Бывает в жизни: вид и чин
Имеет гражданин.
А покопаться в нём —
Он схож с тем мыльным Пузырём.
 
Лиса и ревизор
 
Прошёл среди зверей слушок,
Что из норы Лисицы
Куриный тянется душок
И прочей битой птицы.
К Лисе послали для разбора
Енота – ревизора.
Что тут поделаешь? —
Без слов
Пришлось ей отворить засов.
Енот вошёл, усы пригладил для порядка
И потянулся сладко.
Вдруг ревизора тонкий нюх
Почувствовал куриный дух:
– Послушай-ка, Лисица,
Я чую, пахнет, вроде, птицей? —
Лиса упала ему в ноги:
– Есть небольшой грешок —
В горшке зажарен петушок,
Ведь ты, чай голоден с дороги?..
Енот и сам порой мечтал о петушке,
А тут под ложечкой заныло, засосало,
А петушок лежит себе в горшке,
Лучком заправлен и зажарен с салом…
Енот решил:
– Беда не велика,
Коль я попробую немного петушка.
Был съеден петушок,
И курочка, и гусачок…
С тех пор молва в лесу идёт:
Лиса нахально кур крадёт —
Не стало жизни от воровки.
А ревизор-Енот
Вдруг полюбил командировки:
Он дни и ночи напролёт
У лис ревизии ведёт
 
 
Мораль?
Всё ясно без морали:
Енота зря к Лисе послали.
 
Мудрый Полкан
 
«Ты пёс и я такой же пёс, —
Полкану сетовал Барбос, —
Так объясни мне почему ж
Ночами спишь ты – я не сплю,
Гуляешь днём – я на цепи —
Чем лучше ты и чем я хуже?»
«Ты, дурень, тявкаешь, я – нет», —
Полкан зевнул ему в ответ.
 
Петух и куры
 
«На что ты, лодырь, гож?! —
На Петуха ворчали куры. —
На зорьке только проорёшь
И – на плетень.
А мы-то дуры
Одни кудахчем целый день.
Ты хоть бы чуть пошевелился!..»
«Как так! – Петух распетушился. —
Да я в курятне всех бужу
И вообще – руковожу!..»
 
Волк и Заяц
 
К владельцу ресторана,
Волку-живоглоту,
Пришёл просится Заяц на работу:
«Зайчатки чахнут и зайчиха —
Не погуби!»
И всхлипнул тихо.
«Что нюни распустил? —
Добро! —
Волк взял зайчишку за бедро, —
Я зайцев, брат, ценю:
Беру тебя к себе… в меню!»
 
Паучья помощь
 
Похвастать Муха ловкостью хотела
И в лужу залетела.
Жужжит бедняжка, в жиже стонет.
«На помощь! Наша Муха тонет!..» —
Тревогу поднял тут Комар.
Слетелись мошки – млад и стар.
Над Мухой в воздухе снуют.
Как выбраться совет дают.
А та уж пузыри пустить готова.
«Зачем так суетитесь бестолково? —
Примчал на шум откуда-то Паук. —
Годится ль ахать и гадать,
Где нужно руку помощи подать!..»
И паутину стал натягивать на сук.
 
Медведь и Осёл
 
Осёл, зав. рощей, как-то раз
Глупейший Зайцу дал приказ,
А тот,
Не разглядев в горячке чина,
Как схватится от смеха за живот:
«Ха-ха! Ха-ха! Вот дурачина!»
Осёл в берлогу прямиком:
«Меня назвали дураком! —
Доколе же терпеть?!»
«Одно я не пойму никак, —
Задумался Медведь, —
Кто виноват, что ты дурак?»
 
Заяц и Медведь
 
Набрался Заяц как-то духу
И пропесочил в прессе Муху
(Доколе же терпеть!)
А поутру
Его призвал к себе Медведь:
«Привет собрату по перу!
Ну, понимаешь, дал ты маху —
Ведь Муха – с хоботом она —
Дойдёт как это до Слона…»
Зайчишка онемел со страху.
С тех пор у бедного трусишки
Дрожали день и ночь лодыжки,
Не ел, бедняга, и не спал,
А через месяц дуба дал.
 
 
Известно, Заяц – трус большой,
Но тут ведь как смотреть на вещи:
Медведь, пожалуй, трус похлеще,
Когда он с заячьей душой.
 
Федот и молоко
 
Была артель,
В артели скот:
Коровы, два быка,
При нём – «специалист» Федот
По части молока.
В артелях прочих молоко
Течёт давно рекой —
Федоту
Сладить нелегко
С проблемою такой.
Хоть лопни —
Не хотят давать
Коровы молока!
Федот затылок стал чесать:
«Не взяли б за бока!»
«Ура! Нашёл!» —
Решил Федот. —
Он сводку по надоям шлёт:
«Мол, возросли надои
В артели ровно в двое».
Федота хвалят:
«Молодец!
За дело взялся наконец!»
Деньки бегут – недалеко
Уже отчётный год.
«Федот,
А где же молоко?» —
Район запрос даёт.
«Ах, молоко! —
Федот в ответ. —
Его давно в помине нет:
Списали, как сумели,
Для нужд внутри артели…»
 
 
Мораль здесь явно такова:
Где вместо дел одни слова,
Там льётся вместо молока
Лишь сводок мутная река.
 
Пессимист поневоле
 
«Ты подивись, что там вверху! —
Кричали птицы Петуху. —
Орёл-то наш – герой каков —
Взлетел он выше облаков!»
Тот кукарекнул: «Чепуха!»
Душила зависть Петуха.
 
Дальновидный Ёж
 
«Вот пьют! —
Шумел Косой,
Увидев пьяного Ежа. —
До визга поросячьего дойдут.
И – хоть бы что!
А тут! —
Хлебнёшь чуть-чуть и разнесут:
Местком, товарищеский суд —
Зарежут без ножа.
За что?
Чем хуже я Ежа?»
«Ты что орёшь? —
Икнул осоловелый Ёж, —
Сам виноват – чего там!
Ты видно с кем попало пьёшь,
А я с самим Енотом!»
 
Крот и сход
 
Сообщил в газету Крот
О том, что-де Топтыгин пьёт,
А дел в лесу – невпроворот.
И вот
Нагрянул вдруг в берлогу
Корреспондент Енот.
«Да я, – взревел Медведь, – ей богу,
Держусь от водки за версту.
Кому поверили – Кроту!»
Растерянный Енот,
Чтоб истину узнать,
Созвал зверей на сход
И первого спросил Ежа:
«Я слышал вот Потапыч пьёт?»
«Не знаю!» – буркнул тот, дрожа.
«Быть может знает Длинноухий?»
Затрясся Заяц: «Сплетни, слухи!»
А перепуганный Хорёк
И рта раскрыть, увы, не смог.
Развёл тут лапами Енот…
А Мишка и поныне пьёт!
 
И так бывает…
 
Весной в лесу однажды птицы
Вели в бездельи разговор.
Спросила воробья синица:
«Ну, как дела, амбарный вор?»
И тот, нахохлившись, ей грустно отвечает:
«Мои способности всё реже замечают.
Увы, не стало жизни воробьям…
Спасибо высоко летающим друзьям.
Сейчас моя работа не сложна —
Поставлен я учётчиком зерна.
Живём, клюём. А ты, синица,
Я слышал, стала важной птицей?»
«Ах, что там, пустяки!
Скромна моя сейчас работа,
Не нужен стал синичий ум…
Ты помнишь был недавно шум?
Шумели на собраньи птицы
По поводу безграмотной синицы.
С тех пор не лезу больше в мир наук…»
Откуда ни возьмись, ворона – бряк на сук:
«Синица, ты и есть синица.
Про вас недаром говорится,
Что долог хвост, да ум не тот.
Вот я, к примеру, этот год
Мышей для коршуна гоняла,
Покой и сон свой потеряла.
(А коршун – наш лесной правитель —
Охотиться большой любитель).
Теперь порадую вас я:
Ведь замещаю соловья!»
«Какая наглость! – возмутился дятел. —
Да ты всерьёз или шутя?!
Ведь каркаешь и то кряхтя».
«Послушай, ты не пьян, приятель?
Ты шутишь с кем, я не пойму?!»
Ворона кинулась к нему:
«Я – соловей, запомни это!
А за подрыв авторитета
Ты у меня не взвидишь света —
Сотру в мельчайший порошок!»
Пустился дятел наутёк…
 
 
Когда начальство уважает
Не ум, заслуги и не стаж,
А лесть, подход, подхалимаж,
Тогда и в наши дни бывает,
Что воробей зерно считает,
Поёт ворона соловьём,
А дятел лапки поджимает.
 
Басня и Осёл
 
Однажды басню про Ослов
Осёл один читал,
И в басне с самых первых слов
Он сам себя узнал.
«Враньё! Поклёп, – вскричал Осёл, —
Зайчишка на меня возвёл! —
Меня он в басне протянул
За то, что я его лягнул!»
Бежит он к Мишке впопыхах…
«Глупец! – взревел Медведь, —
О глупых пишут здесь Ослах,
Коль ты умён, зачем шуметь?»
 
 
Мораль здесь каждый разберёт:
И в жизни может получиться —
Как только критика дойдёт,
На воре шапка загорится.
 
О мухоморе, что растёт зверям на горе
 
Прошла среди зверей молва,
Что побывав в когтях у Льва,
Зайчишка дал себе зарок:
Ни грамма в рот не брать спиртного,
И вот
Из басни Михалкова
Судьба забросила Косого
В один медвежий уголок.
А там беда стряслась:
С тех пор,
Как Хорь «освоил» мухомор,
Все перепились – смех и горе, —
Настойкою на мухоморе.
Медведь в берлоге спит пластом,
Лисица
Стонет под кустом.
Почтенный семьянин Бобёр,
Весь уничтожив мухомор,
(Что преподнёс ему Хорёк)
Топить Бобриху поволок.
Та вывернулась как-то чудом.
Хотел смести было запруду,
Но, к счастью, слёг.
А Волк,
С похмелья сбитый с толку,
Для пробы грамм пятьсот глотнув,
Вдруг принял солнце за луну
И воет, дурень, без умолку.
И даже Мышь
В хмелю пищит: «Шумел камыш…»
Хорю лишь только не до хвори:
Он знай сбывает под шумок
Настой на мухоморе.
Идёт Косой, дивится:
И надо же так спиться!
Здесь окосеть как дважды два!
Строчит он жалобу до Льва:
«В лесах иных приволье,
Тишь,
У нас же лишь «Шумел камыш…»,
О, наш судья и повелитель,
Нам срочно нужен «вытрезвитель» —
Прими же меры, сделай милость…»
Беда с тем Зайцем приключилась:
Он жив и здрав,
Но ходят слухи
Стал пить запоем Длинноухий.
Причина в чём? – От вас не скрою —
И Лев вовсю лакал спиртное.
 
 
Мораль сей басни такова:
Коль «нализалась» голова,
То ноги сколько ни крепятся,
А вынуждены спотыкаться.
 
Склоки и сороки
 
Прослышал от сорок Косой:
«Топтыгин снюхался с Лисой!»
«Послушай, что я расскажу, —
Зайчишка бросился к Ежу, —
Медведь-то наш… с лисой живёт,
С Медведихой берёт развод!»
«Нехорошо, нехорошо!» —
Пополз по лесу злой слушок,
И вот сказался результат:
Покинул Лис Лису, лисят.
Синяк на морде носит Мишка
И выговор
В служебной книжке,
Хотя ни в чём не виноват.
 
 
Подобные бывают склоки,
Коль водятся в лесу сороки.
 
Храбрый Бобик
 
«Храбрее Бобика
Собаки нет на свете! —
Я убедился в том», – пастух сказал.
«Ты прав, —
Прохожий вежливо заметил, —
Среди овец и Бобик – генерал».
 
Доклад и Федот
 
Федот
Мог три часа подряд
Читать без отдыха доклад —
Цитаты сыпал, как по нотам.
И вдруг беда стряслась с Федотом:
Внезапно он и сплошь и рядом
Стал заикаться за докладом —
Понёс о четвероногих что-то…
Смеялись люди до икоты!
А дело обстояло так:
Привык Федот в своём докладе
Читать конспект чужого дяди,
А дядя был большой чудак:
В доклад подсунул, шутки ради,
Листок с охотничьей тетради —
Обзор о выводке собак.
Урок Федоту здесь:
В докладе
Читай свои слова – не дяди.
 
Рожь и василёк
 
«Красивейший я цветок! —
Похвалялся василёк. —
И букет я, и венок,
С розой я б сравниться мог!
Мне б расти, расти – и что ж,
Забивает меня рожь!..»
 
 
Сжали рожь – был хлеб неплох,
Василёк, увы!
Засох!
 
Черепаший пот
 
Однажды Кит послал (дал маху!)
Ко Льву курьером… Черепаху.
Через два года вся в поту
Несёт она ответ киту.
Сияет Черепаха, рада:
За труд ей будет, знать, награда.
А Кит —
Акулою глядит:
Курьершу – хвать, да так потряс,
Чуть не погибла – панцирь спас.
«Наш Кит, – с тех пор она твердила, —
Неблагодарней крокодила».
 
 
Иной делец награды ждёт
За черепаший пот.
 
Кто виноват?
 
«Опять Шакал
Бобра обворовал?
И Петушок в курятнике пропал?
А из гусятни спёрли две Гусыни?
Разини!
Да я б
Судил бы всех растяп!» —
У телефона под сосной
Сопел Топтыгин – страж лесной.
Чего вы от Медведя ждёте —
Сосал он лапу на работе!
 
Лев и Ёж
 
Ёж уколол однажды Льва,
За то, что тот забыл дела.
Иные б критику признали,
А Лев, от ярости дрожа,
Разинул пасть, схватил Ежа,
Взревел и – прочь прыжком могучим!
 
 
Сатирик! Будь всегда колючим!
 

Маленькие басни
Добрые дяди
 
Папаша трёпку дал сынишке
За то, что тот порвал штанишки.
А сам зерно сгноил на складе,
И ничего – списали дяди.
 
Львиная шутка
 
Лев Зайца проглотил
И заявил: «Я пошутил!»
Плохие Зайцу шутки —
У Льва в желудке.
 
Выскочка
 
За чай
Лишь Самовар отличия имел:
Стоял он на виду
И больше всех шумел.
 
Цитатчик-растратчик
 
О космосе, об атоме —
Везде трясёт цитатами
Его б под суд, цитатчика,
Как времени растратчика!
 
Обида
 
«Да я – на шкив любой надень —
Готов на части разорваться! —
Жужжал в цеху гнилой Ремень. —
За что ж меня снимают,
Братцы?!»
 
Налим и критика
 
Налим о критике по-своему судил:
«Кому-то на уду опять не угодил!»
 
Любовь Удава
 
«Я так тебя люблю!
Я так тебя жалею!» —
Шептал Удав,
Обвив Мартышке шею.
 
Принципиальная критика
 
Ежа критиковали Волки
За… несъедобные иголки.
 
Услуга за услугу
 
Медведя Заяц критикнул
За спячку среди лета.
Медведь салазки подзагнул
Зимой ему за это.
 
Воспитатели
 
С Гусынею Гусак
Сынка воспитывали так:
Молчит – щипок,
Кричит – шлепок.
Щёлк-пощёлк —
Повыбили из мальца толк.
 
Широкая натура
 
Обнимает шар земной
На орбите… у пивной.
 
Баран в фаворе
 
Баран по службе в гору шёл:
Бараний ум ценил Осёл.
 
Гора и мыши
 
Возьмусь я за мышей. Пора!
Твердила хлебная Гора.
А мыши гору ту обсели
Тишком. И… съели!
Читатель, ты уразумел?! —
Где меньше слов – там больше дел!
 
Мариновальщик
 
Сидит у стола,
Маринует дела:
Папок охапки,
Раз – и дело в папке!
Взять бы эти папки
Да его – по шапке.
 
Современный Кот
 
Кот Василий вырос в чине,
Ваське ль до мышиных нор:
Он мышей не ловит ныне —
Вызывает… на ковёр.
 
Высокомерный Хвост
 
Нос задирает неспроста —
Знать пост высокий у Хвоста!
 
Мода с огорода
 
На огороде Чучело
Дерюгу нахлобучило.
Юнец наткнулся на урода
И замер в изумленьи: «…Мода!»
 
Утюг-путешественник
 
Переплыл бы море, но…
На пути попалось дно.
 
Точка зрения
 
«Водопровод?
В нём нету смысла!» —
Всех уверяло Коромысло.
 
Воспитанный Осёл
 
Доказал Осёл копытом,
Как он хорошо воспитан.
 
Червяк на высоте
 
Увидя на дубу высоком Червяка,
Спросил его Орёл, на ветку опираясь:
«Как смог, бескрылый, ты
Взлететь под облака?» —
«Простого проще: пресмыкаясь».
 
Кто как сумеет…
 
Лишь с начальством рыбку удил —
На рыбалке вышел в люди.
 
Смельчак
 
«Устрою ж я начальству баню!» —
Грозился банщик дядя Ваня.
 
 
Общерайонное – «Ура!»
За смелость дяде Ване:
Намылил шею он вчера
Начальству крепко… в бане.
 
Мышиная беда
 
Сбежали из амбара мыши:
Зерно там есть,
Да нету крыши
 
Безвинный Игнат
 
В канаве подняли Игната,
Он клялся:
«Пробка виновата!»
 
Самонадеянный Каблук
 
«Я вот какой!
я не простой:
Держу всю Землю
под пятой!»
 
Приспособленец
 
Ответственный Шуруп был заменён:
Любил выкручиваться он.
 
Самомнение
 
Лезет Пудель вон из кожи:
«Я не Лев, но…
Мы похожи!»
 
Комолая концепция
 
Считал рога крамолой
Баран комолый.
 
Производственная травма
 
Свезли Медведя к эскулапу:
Он отсосал на службе лапу.
 
Клякса
 
Расплыла?сь и возомнила:
«В жизни главное —
Чернила!»
 
Бобик и Барбос
 
«Мне Бобик – правая рука!» —
Барбос расхваливал щенка.
А чем же Бобик отличился?
На всех он лаять научился.
 
Петух
 
Поэт Петух на диво веку
Прокукарекал на веку:
Что ни стихи – то «Ку-ка-ре-е-ку!»
Что ни строка – «Ку-ка-ре-ку-у!»
 
Напугали…
 
Грозились Кузьке
Показать…
Кузькину мать!
 
Хамелеон
 
«Бела как снег! Белее даже!» —
Вчера пел дифирамбы саже.
«Чернее сажи он на вид!» —
Сегодня белый снег чернит.
 
Ответ автору
 
«Прочёл я басню про Коня.
Трясло от хохота меня.
Но наломал ты с гривой дров:
Ведь гривы, знаешь и… у Львов!
Редактор Заяц. Будь здоров».
 
Храбрый Рак
 
«Вперёд!
Для храбрых нет преград!» —
Рак гаркнул
И пополз… назад.
 
Мнение
 
Будильник холили с рожденья,
И у него возникло мненье,
Что в жизни главное – Часы,
А время – недоразуменье.
 
Самовлюблённый
 
К ореолу своему
Привык до неприличности:
Людям критика – ему
Оскорбленье личности!
 
Самонадеянная Коптилка
 
Коптила – не светила,
А метила в Светила.
 
Лектор-эрудит
 
Поносил с трибуны зелье,
А сам в кулак икал с похмелья.
 
Головастик
 
Весь в Кита —
Да кишка не та!
 
Шляпа
 
Прожила век вхолостую:
Скрывала голову пустую.
 
Ленивый Осёл
 
Учитывает каждый шаг:
«Я – не ишак!»
 
Колобок
 
Лежит круглобок
На диване Колобок.
От мышей пятится —
Куда же он катится?
 
Тунеядцы
 
Поработать? – Не умею!
Пообедать? – за троих!
От стола бы гнать взашею
Всех бездельников таких!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5