Евгений Щепетнов.

Демоны, коты и короли



скачать книгу бесплатно

Я вообще давно заметил – то ли наша фейри слишком глупа, чтобы бояться, то ли народу фейри страх незнаком, но Элена вела себя в критических ситуациях так, что это было подозрительно и странно. Девушка по определению должна пугаться громкого свиста и колдунов, мечущих огненные шары! Так почему у этой пигалицы чувство страха отсутствует?

Нет, не люди они, не люди! Хотя и все части тела этой фейри соответствуют строению обычной человеческой девчонки. Интересно, а забеременеть от человека она может?

Тьфу! Не о том думаю!

Я устроился возле загородки, под кустом травы, напоминающей по виду и запаху полынь. Возможно, что это и была полынь, но с полной уверенностью сказать не могу – горожанин, однако! Запах дурманил голову, и мне вдруг слегка захорошело, мир стал казаться очень дружелюбным, веселым, и я внезапно для самого себя начал мурлыкать дурацкую песню: «Зайка моя, я твой зайчик! Рыбка моя!..» И все такое прочее.

Опомнился только через несколько минут и быстренько свалил от этого подозрительного куста. Может, это была не полынь, а конопля?! Да кто их разберет-то? Я что, ботаник?!

Веселье в моей голове еще не прошло, и сосредоточился на происходящем только минут через пять, когда цветные круги перед глазами остановили движение, а ноги перестали подпрыгивать на месте.

Вот же ж черт! Чего такого я там нанюхался?!

А в загоне уже происходило нечто, что привело меня в трепет. Моя тупо-бесстрашная фейри в этот самый момент усаживалась в седло самого злобного на вид коняги, которого я только видел в своей жизни! Черный как смоль, с развевающейся гривой, хвостом, похожим на шлейф копоти из броненосца «Потемкин», – этот демонический конь совсем не вызывал доверия, и более того, глядя на него, хотелось отойти подальше, чтобы, не дай бог, не достал, не дотянулся! И способствовало этому настрою то обстоятельство, что конягу едва удерживали на месте четверо здоровых мужиков – два конюха и два дюжих рабочих, повиснув на узде и время от времени подымаясь, как на качелях.

Этот гад совершенно не желал подчиняться, клацал зубами, что твой крокодил, и дико ржал, бросая хлопья пены на супостатов-издевателей. Но безумная сидела на нем, что твой бронзовый Петр, надменно поглядывая вокруг, будто это были не люди, а черви, копошащиеся у ее ног!

– Эля, не надо! – Амалия схватилась за голову, она была бледной, как полотно. – Эля, что ты творишь?!

– А нечего говорить, что насты не умеют ездить на лошадях! Мерзавец! – Фейри ткнула пальцем в одного из мужчин, стоявшего у изгороди, видимо купца, и показала ему кулак. – Тупой баран! Смотри, бестолковый, как надо!

А надо, видимо, было так – болтаться на спине безумного жеребца, изображая из себя снаряд для пращи, и ждать, когда эта живая катапульта выстрелит тобой и ты окажешься где-нибудь на кухонной трубе с переломанными ребрами и сломанной челюстью.

Дура! Вот же дура!

– Да сделайте же что-нибудь! – взмолилась Амалия, хватаясь за голову. – Он же сейчас ее убьет!

– Да что я могу сделать?! – сердито бросил трактирщик, кривя полные губы, полускрытые пышными белыми усами. – Ты же видела, я ее долго уговаривал! А в нее как демон вселился! Демон!

При этих словах я опомнился.

Отбежал в сторонку, быстро скользнул в Серый мир. Получалось у меня это все легче и легче, просто как чихнуть или… ну да, как – это самое.

Вжжик!

И все стало серо-белым. Или серо-черным – это уж как посмотреть. Я мгновенно метнулся вверх, по выстроенной магической тропинке, прицелился и бросил свое бесплотное астральное тело туда, где хрипела здоровенная башка жеребца. Он как раз встал на дыбы, чтобы сбросить противную золотоволосую пиявку, пристроившуюся у него на загривке, и тем самым облегчил мне задачу – гоняться по всему загону за взбесившейся скотиной развлечение еще то.

Ожог! Помутнение сознания!

И вот я уже – конь!

Мне хочется есть, хочется пить, меня пугают эти люди, обступившие площадку. Они хотят мне зла! Они не пускают меня на волю! Я не хочу, не хочу седла! Я отвык от него! Отвык носить на себе ездока!

Вон! Пошла вон!

Спокойно! Только спокойно! Ты должен подчиниться. Это хорошая девочка, хорошая… не нужно ее сбрасывать! Она будет тебя любить, будет гладить, кормить яблоками и хлебом. Ты же любишь яблоки! А хлеб с солью? Обязательно – много хлеба с солью! Чистое стойло, соломка, вкусные овсяные лепешки! Не будет холода, мороза – стой и спи…

Хорошо! Тебе будет хорошо! Не будет волков, не будет медведей! Подчинись, смирись!

Я-конь замер, мои белые зубы перестали клацать. Потом фейри тронула мои бока пятками, и я побежал, побежал по кругу ровной крупной рысью!

– Она сделала это! Вот же демоница! – выдохнул трактирщик. – Вот это девчонка! Вот это выдала! Никогда такого не видел! Госпожа, ваша подруга великолепна! Настоящая настка! Воительница!

Амалия бессильно повисла на жердях загона, и я, успевший покинуть мозг строптивого коняги, потерся об нее плечом. Девушка наклонилась, подняла меня в воздух, прижала к груди:

– Знаешь, как я напугалась?! А если бы она разбилась?! Ведь, кроме нее и тебя, глупышка, у меня никого нет! Эх, если бы ты мог разговаривать! Если бы мог мне ответить! Ууу… усатая мордочка! Красавчик!

Амалия чмокнула меня в нос, а я подумал о том, что если бы сейчас ответил ей, как умею, – что бы она сделала? Упала в обморок? Отбросила бы меня, как некое демоническое существо? Или, наоборот, написала бы от счастья в штанишки? Хе-хе… в любом случае эффект был бы потрясающим! Когда-нибудь… но не сейчас. Не сейчас!

Черного жеребца нам продали по символической цене. Почти за медяки. Как оказалось – его поймали в лесу, одичавшего, с обрывком уздечки на шее. То ли он вырвался от хозяина и убежал, то ли того убили разбойники, а конь чудом спасся – история об этом умалчивает. Главное – он оказался в загоне трактира, и значит, должен был быть продан. Но не продавался – по понятным причинам.

Он никого не подпускал, не позволял себя оседлать – если только его не держали несколько человек. А уже оседланный, норовил сбросить, укусить либо задавить седока. Никто не смог продержаться на нем и минуты. Ловили арканом, седлали, очередной претендент взбирался на его мускулистую спину… и все повторялось.

Трактирщик честно признался, что готов был прогнать его в лес. Или забить на мясо. На мясо – жалко, такое красивое животное – рука не поднимется! А значит – только в лес. Выживет – значит выживет. А так – только без толку жрет корм. Хотя от него, возможно, и будет еще толк – он успел покрыть несколько кобыл, в том числе и ту, которую купили для Амалии. Если у них родятся жеребята – потомки этого Черныша будут очень хороши. Эта порода (он назвал какую-то, но я не запомнил – мне пофиг на породы лошадей, чес-слово!) очень вынослива, сильна, обычно они работают боевыми конями, под тяжелыми латниками. Таскать на себе здоровенного детину, закованного в сталь, – тут нужен на самом деле выносливый, а иногда и быстрый конь. Надо же вовремя свалить с поля брани, когда твое войско разбито? Тут только на коня надежда! Если твой коняга медлительный увалень – тут тебе и конец.

Возможно, я неверно понимаю кодекс чести здешних «рыцарей», но почему-то мне кажется, что люди во всех мирах одинаковы. Одинаково жадны, глупы, трусливы, одинаково любят деньги, женщин и мужчин. Это же Человек, мерило всего сущего, квинтэссенция худшего, что есть во всех мирах!

Я социопат? Наверное… Жизнь научила. Вот свалитесь с балкона на машину соседа, любовника твоей жены, – и не таким социопатом станете!

Одна радость – машину ему помял. Тыщ на двести урону нанес – я все-таки был парнем ширококостным, в деда, весил 70 кг с копейками – даже без лишнего жира.

Готовили в таверне довольно вкусно – может, специально для нас? Вернее, для этой мелкой, так сочившейся самодовольством. Ну как же, усмирила безумного демонического скакуна! Знала бы ты, пигалица, какого труда мне стоило внедрить в его голову мысль не откусывать тебе сиськи! И голову – что еще радикальнее. Он так и видел, как твоя золотоволосая головенка катится по загаженной земле загона!

Вообще вот даже интересно – как быстро животные, потерявшие контакт с людьми, становятся дикими, неучеными. Как быстро с них спадает налет цивилизации, напыленный ранее поколениями хозяев! Сразу видно, что все животные приручены человечеством совсем недавно, буквально в обозримом прошлом.

Я попробовал все блюда, подсунутые мне девчонками, и пришел к выводу – сырое мне нравится больше. Особенно если оно не посыпано невероятным, с моей точки зрения, количеством пряностей! Мда… эти все перцы и кориандры (если это были они) для меня как удар по носу! Ужасные запахи! Просто ужасные! Хмм… хорошо, что девчонки очень чистоплотны, иначе я не смог бы находиться рядом с ними долгое время.

Запах нечистого тела… бррр… Будучи котом, я точно не смог бы долго прожить в средневековой Франции, погрязшей в грязи, нечистотах и никогда не мывшей своего вшивого тела. То-то они придумали лучший парфюм в мире! Вонь-то как-то надо было заглушать, не к столу будь сказано.

Пока ел – бдительности не терял. После того как с такими усилиями и риском для жизни предотвратил нападение на нашу карету, глупо пропустить засаду тут, прямо под носом. Может быть все – и нападение новой шайки, и яд в кувшине с соком, и отравленная стрела откуда-нибудь из отдушины.

Впрочем, насчет стрелы – это вряд ли. Похоже, что здесь решают вопросы тупо, яростным напором, грудь в грудь. Элегантное убийство представителями славной секты ниндзя недоступно здешним дуболомам. Но… надо все-таки быть настороже.

А после ужина мы пошли на берег озера. Солнце уже касалось своим багровым краем гор где-то далеко за озером, и на гладкой как стекло воде расплескался его двойник – такой же багровый, прекрасный, тревожащий, как может быть тревожным медный таз, вымазанный бараньей кровью. Неспокойно у меня на душе, ох неспокойно! Я бы вот взял да и свалил отсюда прямо в ночь, чтобы поскорее пересечь границу Настии! Там безопаснее, по крайней мере со слов Элены, взахлеб рассказывающей о прелестях своей родины.

Никто не может безнаказанно пересечь границу страны фейри, если они этого не желают допустить. Вход только один – через узкое ущелье, в котором так легко обрушить на головы незваных гостей здоровенный булыжник или целую каменную лавину.

Опять же, судя по словам моей мелкой подружки, насты сумели удержать свою территорию именно потому, что огромная долина, в которой они живут, невероятно труднодоступна, и тот, кто захочет ее захватить, понесет потери, сравнимые с полным своим поражением.

По этому поводу мне вспомнился рассказ об Афганистане, который беспрерывно, на протяжении тысячелетий кто-нибудь да старался захватить, регулярно и основательно терпя поражения, какие бы ухищрения он ни предпринимал и каким бы оружием ни обладал. Это были и Александр Македонский, и советские войска, и американские хваленые спецназовцы, названные так, видимо, потому, что не могут воевать без специального теплого туалета. Афганцы просто уходили в горы, из которых выковырять их было совершенно невозможно, и убивали, убивали, убивали…

Возможно, что сравнение с моджахедами слишком уж упрощенно и не совсем верно (у фейри прослеживается четкая иерархия, структура власти в отличие от полудиких афганских племен), но по сути так все и есть. Ведь как просто воевать с равнинными городами-государствами! Обложил со всех сторон своим войском, побил камнями в стены, поморил голодом – они – рраз! – и вынесли ключ от города. Вот ты его и захватил. А жителям города, если их, конечно, не грабят и не насилуют, все равно, кто правит, на каком языке разговаривает. Так было, к примеру, во Франции, в Париже, когда французы легко и приятно легли под немецких захватчиков. Работали кафе, бурлески, кинотеатры были полны людьми – и не только захватчиками. Французские женщины гуляли с немецкими офицерами, получая от них секс и подарки – чулки, духи, все, что приличествует настоящей европейской женщине. Это не наши русские бабы, которые с вилами наперевес били захватчиков! Европейский менталитет предполагает логику и толерантность: если изнасилование неизбежно – расслабься и получи удовольствие.

Но вон из головы дурацкую упадочническую философию! Прозрачнейшая вода, мягкий белый песок – нет, все-таки в отсутствии технического прогресса есть свои плюсы! И даже много плюсов! Нет телефона – да и хрен с ним! Зато – чистый воздух, напоенный ароматом сосен и лиственниц, толстенные жирные рыбы, которые сверкают боками через прозрачную воду, чистое небо, не перечеркнутое грязными полосами дыма из заводских труб.

Ну чем не жизнь?! К ней бы еще мужское тело, да завалить парочку девчонок… ну хотя бы одну, вон ту, черноволосую! Хмм… и золотоволосая – тоже ничего! Как же они избавляются от волос на теле? Все собираюсь спросить и забываю… Хе-хе… вот было бы прикольно – намажусь этой мазью для эпиляции и пройдусь голышом! Голый кот! Впрочем, выглядело бы довольно отвратно. Есть же какая-то порода кошек, отвратно голых, розовых… бррр! Нет уж, пусть моя шерсть пушится! Меня и в ней неплохо кормят!

– Элена! Так-то ты исполняешь приказ отца?!

Это еще что за фейри с горы? Чего он тут делает?!

Молодой (если молодой, черт подери!) фейри, один из тех, что сидели в таверне, стоял на берегу и бесстрастно смотрел на то, как две девушки, повизгивая от наслаждения, смеясь, плещутся в озере. Как он подкрался так тихо – сам не знаю! Будто призрак! Может, я слишком задумался, увлекся философскими рассуждениями?

Мда… от излишних мыслей – один вред! Или два вреда – еще один фейри. А это кто? Девка! Коротковолосая, но девка! Фу-ты, ну-ты… принял девку за парня! Но в таверне было полутемно, и я особо не приглядывался!

Элена медленно вышла из озера, встала на берегу перед сородичами – не прикрываясь, голышом, вызывающе воткнув руки в бока. Мол, и что?!

– И что? Чего тебе нужно?!

– Твой отец, прознав о том, что тебя с позором изгнали из университета, повелел нам встретить и сопроводить домой.

Фейри был красив. Невероятно красив, это говорю я, человек, ничего не понимавший в мужской красоте! Он не был слащавым, как лощеные метросексуалы или гомосексуалисты, не был женоподобным – мужественное, прекрасное лицо с синими огромными глазами, стройная фигура, похожая на фигуру гимнаста или акробата. За спиной – рукоять меча, через плечо – перевязь с метательными ножами, два кинжала на поясе – воитель, готовый к бою.

Двое других фейри одеты так же – меняющие цвет комбинезоны, похожие на снарягу спецназа землян, у девушки – лук, один конец которого торчит над левым плечом. Глаза смотрят настороженно и даже, я бы сказал, неприязненно – коты чутко чувствуют настроение людей, а я все-таки кот! Хотя… это и не люди.

И вот еще что – мои знания о единоборствах заканчивались на книжках и фильмах про ниндзя или самураев, не более того, но тут я почуял всей своей кошачьей душой – это опасный человек, невероятно опасный! Возможно, опаснее всех, кто встречался мне на моем пути! Не считая изувеченного колдуна, само собой. Я имею в виду обычных бойцов, а не что-то инфернальное, не от мира сего. В общем – тот, кто посмеет напасть на этого малыша, – горько пожалеет.

Да, именно малыша – ростом он был едва выше Элены! И тут, кстати, ничего странного. Помню, как я удивился, прочитав о герое гражданской войны 1812 года Денисе Давыдове. Мне всегда почему-то думалось, что Давыдов, судя по его действиям, обладал огромным ростом и невероятной силой. И что оказалось? Полтора метра росту, и ничего такого от Ильи Муромца! Уже потом я узнал, что Давыдов был одним из лучших фехтовальщиков того времени, обоеручный боец – он так же хорошо фехтовал левой рукой, как и правой, и мог фехтовать сразу с несколькими противниками одновременно. Вот тебе и малыш!

Еще что-то обеспокоило меня в первую же секунду, как я увидел «гостя». Вначале не понял, а потом осознал: этот парень был похож на Элену как родной брат! И как такое могло быть, если, со слов той же Элены, она одна дочь у ее родителей? Врет?

– И вы не подошли ко мне, хотя видели, что я уже вошла в гостиницу? – Элена была холодна как лед. – Почему?

– Я хотел понаблюдать за твоим поведением, – усмехнулся фейри. – Понять, соответствуют ли истине слухи, которые ходили о твоем поведении.

– И каково же мое поведение, что слухи о нем дошли до самого дома?

Я даже слегка напугался. Голос Элены опустился едва ли не до шипения, и следующим актом должен был стать удар ногой в челюсть, или я недостаточно знаю мою веселую подругу!

– Говорят, что ты ведешь разнузданную, распутную жизнь, совокупляясь с полуживотными, называющими себя людьми. Говорят, что ты…

Ррраз! – Нога Элены взметнулась со скоростью, доступной только кошкам. И как оказалось – этому фейри, легко и даже как-то лениво блокировавшему удар. Как и три следующих, серией прошедших так, что не смог бы устоять ни один человек. Безрезультатно! Все – мимо!

Если бы ситуация не была, с моей точки зрения, так серьезна, я залюбовался бы происходящим! Ну что может быть прекраснее обнаженной девушки в движении, залитой красными лучами заходящего солнца! У меня просто дух захватывало от этой картины!

Только вот любоваться некогда. За две секунды, прошедшие от первого удара до последнего, я должен был решить, что мне делать. Первая мысль – нырнуть в Серый мир, напрыгнуть на фейри и попытаться взять его под контроль. Вот только одна мысль мучила меня всегда и не давала покоя, как и сейчас: а если он сможет устоять? Если справится со мной? Что тогда будет? Останусь ли я заключенным в голове-тюрьме этого красавчика или буду с позором выброшен в пространство, лишенный воли и самой жизни?

По той же причине я не попытался проникнуть в черного колдуна – риск, конечно, благородное дело, но не до такой же степени!

И тогда я выбрал самый простой и, может быть, тупой способ защиты подруги – прямая атака! Никто не ждет от кота, даже такого большого, как я, что он может наброситься на супостата. Собака – другое дело, это защитница, воин – даже если ее не видно из-за кружки с пивом. А вот кот… кот всегда убегает, прячется, не желая хоть как-то участвовать в делах людей. Но только не я!

Мяяаааууу!

Я влетел по штанине фейри до самой его чеканной морды и впился когтями в щеки, оставив на них глубокие кровавые борозды! А потом спрыгнул, прежде чем тот сумел что-то сделать! Да, это вам не простые смирные кошечки! Я боевой кот! Держись, негодяй!

Я ожидал чего угодно – возмущенных криков, лязга оружия, вспышек магических плазмоидов, криков боли и ярости, но… ничего такого не произошло. Два спутника раненого фейри захохотали – с привизгом, держась за животы, и на мой взгляд, – смеялись слегка истерично и, глупо. Ну что смешного в том, что их товарищ, командир, ругается черной бранью, держась за израненное лицо?

– Мой защитник! – Элена взяла меня, ощетинившегося, бьющего хвостом по земле, прижала к голой груди и поцеловала в нос. – Ну что, Эйлар, может, еще что-то скажешь? Чтобы я снова могла напустить на тебя боевого кота?!

Напустить! Вот же засранка, а?! Это она напустила, получается! Это не я сам! Мдаа… От скромности девочка не помрет.

– Завтра, через два часа после рассвета выезжаем. Конь тебе приготовлен, но ты, вероятно, предпочтешь ехать на черном безумце, с помощью которого ты в очередной раз изобразила из себя комедиантку. Если к выезду не будешь готова – подниму пинками.

Эйлар повернулся, пошел прочь, красный – и не только от прилива крови к лицу. Здорово я ему морду распахал, ага! И когда фейри уходил, бросил на меня такой взгляд, что я понял – теперь у меня есть враг, и не просто враг, а Враг! Умею же я наживать неприятности, ей-ей… А все эта пигалица! Она притягивает к себе проблемы, как куча навоза – мух!

Следом за предводителем потянулись и его соратники, украдкой, со смущением поглядывая на командира. Девушка с луком незаметно подмигнула Элене, ухмыльнулась, обнажив великолепные белые зубы – такие, как у всех тех фейри, что я видел в своей жизни. У четырех, если быть точным.

– Ушли?! Я уже замерзла в воде сидеть! – клацая зубами, пожаловалась Амалия, натягивая на себя платье. – Ты чего с ним связалась? Зачем драку устроила? Кто он вообще такой?!

– Двоюродный братец, – хмуро пояснила Элена, натягивая трусики. – Вечно мы с ним собачимся. Он меня считает тупоголовой распутной шлюхой! (Хмм… а братец-то не такой уж и дурак, а?) Шлюхой, которая непрерывно попадает в неприятности (Оооо! Зря я его ободрал, наверное!) и приносит нашему народу одни проблемы (Вот этого не знаю – поверю на слово. Позже расспрошу!). Кстати сказать – а чего в воде-то сидела? Ну – вышла бы да оделась. Я тебе сто раз говорила – нагота у нас так же естественна, как и одежда. Если тебе тепло – зачем одежду трепать? Потеть в тряпках? Вы, люди, напридумали себе запретов и тупо их исполняете, не думая о своем удобстве. Помнишь, как я впервые появилась в университете? Что было?

– Хи-хи… еще бы! Ты тогда вышла голышом в коридор и пошла как ни в чем не бывало! Тебя тогда едва не исключили! Шумиха была… еле замяли! Потом целые легенды ходили об этом случае – в самой последней версии событий… хмм… даже стыдно рассказывать…

Амалия замолчала и покрылась румянцем.

– Давай, давай! – хихикнула Элена. – Ну же?! Что там было?!

– Тебя несли на руках двое, а третий…

– Фуу… я думала, еще что-то… старо! Я слышала про пятерых! И среди них один из магистров! Который колдовал воздушные картинки с моим изображением в полный рост!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24