Евгений Черносвитов.

Сага о Белом свете. Порнократия. Книга вторая. Часть первая



скачать книгу бесплатно

Редактор Екатерина Александровна Самойлова

Иллюстратор Анатолий Иванович Михуля-Морозов


© Евгений Черносвитов, 2017

© Анатолий Иванович Михуля-Морозов, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4485-5195-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Книга 2


Радуга в ночи. Часть Первая

Памяти моих учителей и друзей: двух великих дальневосточников – Всеволода Петровича Сысоева, который сделал из меня таежника и научил ловить тигров, и Владимира Дмитриевича Климова, который научил меня жить в тайге, как в родительском доме и сделал меня профессиональным геологом. Всему остальному я, в большой степени, обязан Жаку Лакану.


Порнократия, как и демократия – формы правления государством, известные еще в Древней Греции. ???????????, то есть – правление проституток, период в истории римского папства (Х век), когда власть находилась под контролем «блудниц». Порнократия (система) – название формы политического устройства государства…


В оформлении обложки использована картина Анатолия Михули-Морозова «Знак моего ангела».

Преамбула

«Черные дыры» Истории. Пролегомены.

«Случайности нет»! Это стало банальностью. Да, нет, но что тогда есть? Фатализм? Что «маленькому человеку» делать? Как бороться с судьбой? Но, как показывает человеческая История, случайности нет, и для Больших людей, для Великих! Наполеон не мог проиграть Ватерлоо второстепенному «полководцу», каким был Веллингтон! «Один гвардеец Наполеона стоил сотни таких, как Веллингтон!» – писал академик Евгений Викторович Тарле в книге «Наполеон». Сколько всяких, до нелепостей, «версий» существует, почему Наполеон проиграла Ватерлоо! От таких – последний маршал Империи Наполеона Эммануэль Груши, поскользнулся на банановой кожуре, и …опоздал на битву при Ватерлоо! До таких, что австрийцы, заманили Наполеона в Вену, где жил его сын Наполеон, под предлогом, что сын Наполеона при смерти (сын, которого Наполеон безумно любил, от Марии-Луизы Австрийской, дочки императора Австрии, Франца I, внучатой племянницы Марии-Антуанетты, второй супруги Наполеона). Кстати, Марина Цветаева разделяла эту «версию» и написала великолепное стихотворение! Есть и такое продолжение этой версии, что в Вене Наполеона убили! А в битве при Ватерлоо находился его «двойник». Двойник был сослан на остров Святой Елены. И умер там! Есть и такие разговоры, что и в Доме Инвалидов в могиле находится не Наполеон, а его двойник. А, Наполеон лежит вместе со своим сыном в усыпальнице императоров в Вене! Эта версия словно подтверждается, тем, что Шарль де Голль категорически запретил провести эксгумацию останков Бонапарта для установления, был ли он отравлен мышьяком англичанами, сказав: «Только через мой труп!» В годовщину Дружбы России и Франции, я стоял у могилы Наполеона вместе с будущим президентом Франции Николя Саркози.

Он пообещал мне, что как станет президентом, разрешит мне произвести с моими французскими коллегами эксгумацию останков Наполеона. Увы, став президентом, о своем обещании забыл!

Я взял пример Наполеона, чтобы провести свое предположение (возможно, это перерастет в теорию) в отношении – что же заменяет несуществующую случайность в Истории? ПОМЕХА! Вот, что заменяет случайность! Точна русская пословица: «Свято место пусто не бывает!» Теперь остается разобраться, кто автор исторических помех? У нас выбор небольшой: или мы, люди, или какие-то сверхсущества! У Бальзака есть великолепный рассказ «13». Прочитайте его! Он там прекрасно описывает, как создаются «помехи» и приписывает их масонам, к которым Бальзак относился весьма положительно, создав портреты сильных, умных и крайне мужественных людей, какими, по его мнению, являются масоны! Один граф Анри де Марсе что стоит! Я в детстве очень хотел быть на него похожим! Ну, а сейчас, когда масонская ложа Москвы является членом фейсбука, открыта, все больше предполагают, что помехи или «черные дыры» Истории создают инопланетяне, свободно летающие на тарелках везде, где им вздумается! У меня, на психо-терапевтическом лечении находился один наш хорошо известный ученый, академик, который каждую неделю, а, именно, в среду, ровно в 21 час, выходил на свой балкон дома, что на Гоголевском бульваре. К балкону подлета никем не видимая, кроме моего пациента, «летающая тарелка», пилот НЛО открывал дверцу, мой пациент залезал, как Маргарита, на бордюр балкона, пилот подхватывал его на руки и нес в «тарелку». Вот куда мой пациент летал каждую среду, он мне не рассказал, по причине тайны!

…Нам непременно нужно разобраться в помехах, этих «черных дырах» нашей жизни, которые заменяют случайность! Если мы в них не разберемся, то нам никогда не добраться до «черных дыр» Вселенной! Не знаю, как вам, мои виртуальные друзья, а мне, члену Общества Константина Эдуардовича Циолковского, очень хочется! Чего хочется? Разобраться в «черных дырах» Вселенной! Этого хотели еще мои кумиры: Витрувий и Фибоначчи!


Наполеон Бонапарт.

Глава 1. Hakamadare11
  СВИСАЮЩИЕ ОДЕЯНИЯ


[Закрыть]

Кирилл проснулся. Но, открывать глаза не хотелось. Веки были тяжелые. Руки, ноги, все тело продолжали спать. То, что он проснулся, ощущал только затылком. Не понимал, где он находится, в Москве или в Абрикосово, на даче? Не знал, какое время суток: ночь начинается или заканчивается? И, конечно не знал, когда он лег спать! Понимал только одно – он в своей постели, под одеялом и голый. То есть, что он лег спать, как всегда. Но, было какое-то «но» и в этом сне, и в этом пробуждении. Кирилл решил еще поспать. Он вот уже с десяток лет балует себя тем, что спит столько, сколько хочет спать, несмотря ни на какие дела! «Отелло отслужил! Отелло может спать!..»

…Всю свою сознательную жизнь, а, она у него началась, если верить его воспоминаниям, подтвержденным и мамой, и бабушкой – папа Кирилла был на фронте, когда он родился – с того самого момента, когда его привезли из роддома в Дом на Набережной, в квартиру 141 (3 подъезд, 6 этаж) и положили на дубовый стол под огромную хрустальную люстру. Пока его «распаковывала» бабушка, Кирилл внимательно рассмотрел люстру, тяжелые красные гардины по краям огромных окон и белый тюль, закрывающий окна, через который, пробивались лучи осеннего солнца.

…То, что Световы жили в этом Доме, «виновата» мама Кирилла. Она была «правой рукой» Михаила Ивановича Калинина. Папа Кирилла, Кирилл Александрович, был военным летчиком. Родители его погибли в дни Красного террора, и он рос беспризорником. С 11 лет работал извозчиком на станции Москва-Сортировочная, спал вместе со своей лошадью в конюшне. Но, в 20 лет, будучи студентом литературного факультета МГУ, по призыву Комсомола, ушел в военное летное училище, что было в Бугуруслане. И, с тех пор летал на разных летательных «аппаратах». Воевать начал в Испании, а закончил в Японии. Бабушка, Мария Васильевна, княгиня Волконская, воспитывалась с дочками царя Николая II, она занималась Кириллом со дня его рождения. По характеру Мария Васильевна была чрезвычайно тревожной. О себе она говорила, что ее сердце «вещует» и на Яву, и во сне, и сравнивала себя в этом плане с Федором Тютчевым («О, вещая моя душа, о сердце, полное тревоги…»). «Вечная тревожность» Марии Васильевне передалась с первого дня жизни Кириллу. А, это значило, что, все 60 прожитых лет, Кирилл засыпал и просыпался, куда-то спеша. Или, опять же, словами его бабушки, с сердцем «не на месте»!.. Но, теперь с этим покончено! Кирилл себе «все доказал», и может спать столько, сколько душа требует…

…С этой мыслью, повернувшись на левый бок, к стене, Кирилл вновь «отключился». Проснулся он, почувствовав, что по его щекам бегает какой-то маленький ласковый, теплый зверек. Нет, это был не котенок и не мышонок! После смерти его легендарно-преданного кота Сэма, Кирилл кошек в дом не пускал. Правда, вот уже неделю на место Сэма претендуют два годовалых кота. Один очень ласковый, сразу подбежал к Кириллу, когда он гулял по своему дачному парку, и начал тереться об его ногу. Полосатый, как тигренок, только полоски черно-серые. Кирилл почему-то решил назвать его Кузьмой. Второй кот, огромный, серый, пушистый, с большими желтыми глазами, появился через месяц, после Кузьмы. Кирилл долго отваживал его от дома, но Федор, как потом назвал его Кирилл, ничего не боялся: ни сурового окрика Кирилла: «Пошел отсюда! Нам с Кузьмой никто не нужен!», ни камешков, которые Кирилл бросал в Федора. Отбежит, сядет в нескольких метрах от Кирилла и тихо смотрит в его глаза своими желтыми очами!.. Кирилл сдался. Начал кормить куриными шеями обоих котов. Естественно, они стали биться за место под крышей дачи Кирилла. В эту битву Кирилл не вмешивается…

…Был у Кирилла еще мышонок. Маленький, ловкий, прыткий. Жил и питался в спортзале. Но, иногда, забегал в дом и спокойно обегал все его комнаты, не обращая на Кирилла никакого внимания, и оставляя за собой какашки. Зато, Шурик никого в дом не пускал. И мышей у Кирилла на даче не было… Следовательно, по щекам Кирилла бегали мягкие теплые лапки какого-то не известного ему зверька.

…Кирилл открыл глаза и увидев сидевшую напротив его футона на табуретке… фею! Молодую прекрасную женщину со светло-русыми волосами. С лицом и шеей, словно из чистейшей слоновой кости, и, огромными карими глазами… и ее пальчики бегали по его лицу! Он решил, что еще спит и видит сон, быть может, поэтому повернулся на правый бок, спиной к своему сновидению. Чтобы продолжать спать. Но, ясно услышав, как фея совсем по-человечески вздохнула, да так, как вздыхает земной человек, у которого «гора сваливается с плеч», Кирилл вновь повернулся на правый бок. Сновидение не исчезло, а радостно, чуть приглушенным голосом, спросило:

– Вы проснулись?

– Кажется, проснулся, если Вы не мое сновидение?

Фея заулыбалась радостно, и тихо сказала:

– Я – не сновидение и не призрак… Я Лера…

…История Кирилла, которая привела в его дом Леру, 26-ти летнюю замужнюю женщину, родившуюся и постоянно проживающую с мужем и восьми летней дочкой Анжелиной, в поселке городского типа, Абрикосово, ровно четыре дня и четыре ночи назад. Кратко.

…Кирилл Кириллович охранял дом в Абрикосово, в котором дожили свои годы – княгиня Мария Васильевна Волконская, ее дочь, Дина Антоновна Светова-Волконская и муж дочери, Кирилл Александрович Светов. Из рода Световых, помещиков, имеющих «гнезда и склепы» в Ярославской, Тульской, Тверской и Тамбовской губерниях. Бабушка, мама и папа Кирилла, похоронены на Абрикосовском кладбище. На одиннадцати сотках Кирилл Кириллович разбил лесопарк. Благо, что рядом находился Заповедник, откуда он взял саженцы елей, сосен, берез. А, дубовый кельтский круг образовали потомки знаменитого дуба, посаженного Петром I на Васильевском Острове, детеныша от которого Александр Сергеевич Пушкин, в свою очередь, посадил у Лукоморья (Песочная набережная). Все дубы в лесопарке Кирилла Кирилловича были потомки уже пушкинского дуба, уничтоженного вандалами во времена бурной (буйной) перестройки и гласности. На сей раз, он приехал в Абрикосово, чтобы принять в новом родовом гнезде Световых своих новых друзей из Германии, Йенского Университета, профессоров Вирховых: Шарлотту, 45-летнюю нерожавшую красавицу, словно пришедшую в наш Мир из Младшей Эдды, и ее мужа, 40-ка летнего Ганса. Кирилл Кириллович, российский пенсионер, известный на всех континентах ученый, философ и писатель, выступал в Йенском Университет с кафедры Фридриха Шиллера. Читал лекции 600 студентам и 50 профессорам об «Общей природе музыки и математики во взглядах Фибоначчи», о «Четырех книгах о пропорциях человека» Альбрехта Дюрера, и о Питере Брейгеле (мужицком) в связи с лентой Мёбиуса. Аудитория воспринимала все четыре темы его лекций на «бис». Женщины – студентки, молодые профессора, влюблялись в Кирилла Кирилловича, стоило ему рот открыть и выбросить левую руку с растопыренными пальцами, с перстнем – родовым черным бриллиантом на левом безымянном пальце, вперед, и произнести с шиллеровским акцентом: «Gr??e, Kollegen!»22
  Приветствую, коллеги!


[Закрыть]
Кирилл влюбился в Шарлотту с первого взгляда и она в него также! Ганс, двухметровый, узкоплечий, с заметным брюшком и кистями Урии Хипа, датчанин, ходил под каблуком Шарлотты. Она выглядела лет так на 30, никак не больше. Чемпионка Европы и Мира по многим видам зимнего спорта, а, также по бальным танцам, Шарлотта обладала на редкость гибким и сильным телом. Гарцевала на лошади, участвовала в Дерби, занимая всегда призовые места… Во многом напоминала австрийскую женщину-легенду, императрицу Австрии и Королеву Венгрии, бесподобную сумасшедшую и перверсную красавицу Сиси. У Шарлотты с Кириллом первый секс был в одной из университетских дамских комнат. Причем, дверь охранял от посетительниц Ганс. Там, в Йене, такое в порядке вещей… И, вот, чета Вирхов позвонила и сообщила, что приезжают в Россию. И, специально, чтобы Кирилл показал им свой родительский Дом в Абрикосово и захоронение его бабушки, папы и мамы…

…Кирилл в Дом в Абрикосово пускал только женщин из числа его аспиранток и почитательниц его литературного таланта, от 18-ти до 30 лет от роду на сутки, не более… Мужчин в Дом не приглашали, по причине, что все друзья Кирилла, мужчины, давно умерли. Еще до распада СССР. Новые друзья не появились. Поэтому, все в Доме и лесопарке он делал сам. К приезду четы Вирхов, Кирилл трое суток чистил и убирал комнаты в доме, и множественные антикварные изделия, как-то картины, книги, скульптуры. Да, и фамильную посуду также нужно было перебрать и перемыть! Одновременно он варил варенье из боярышника и калины, и вывозил из уничтожаемого вандалами Заповедника Федерального значения саженцы сосны. Елочки у него уже были свои… Трое суток он не спал ни минуты. При этом чтобы поддерживать спортивную форму, он каждое утро ездил на велосипеде купаться в, не успевшее покрыться льдом, Иваньковское водохранилище, опять же Федерального значения. В то роковое утро, когда он кулем с мукой свалился с велосипеда, возвращаясь с купания (до водохранилища 20 километров, которые он преодолевал за полтора часа в одну сторону), вода в хранилище успела покрыться тонким льдом… Кирилл благополучно доехал до поворота на свою, Заводскую улицу с главного шоссе с колдобинами, посмотрел направо и налево, нет ли машин, повернул руль, и, последнее, что он увидел, засыпая, женщину, которая шла, как лошадка на выезде с девочкой, по правую руку, и с мужчиной, по левую руку, на противоположной стороне перекрестка. Женщина с девочкой, видя его падающего, рванулись к нему, а, мужчина, не замедляя шаг, буркнул:

– Куда? Или, пьян, или мертв!

Все! Четверо суток небытия, за ним ухаживала эта незнакомая женщина и ее дочь, подросток – светлые и чистые образ фей, по имени Лера и Анжела!..

…Еще одна история из жизни Кирилла Кирилловича, проливающая свет на очень и очень многое. Назовем ее просто так: «Спасительница»…

В 1985 году, еще в СССР, в сентябре, а, именного, 4-го, справляли в Абрамцево 70-тилетие Дине Антоновне Световой. Гостей была тьма тьмущая! А, какие фамилии?! Одних только Народных артистов СССР было человек 25. Государственных, партийных деятелей, человек 50. Военачальников разных времен, человек 50… И, местных жителей, человек 40. Столы были накрыты во всех комнатах и на верандах Дома… Кирилл вы пил два фужера по 200 граммов каждый, один в московской квартире, другой в Доме в Абрикосово, «гоголь-моголя». Он любил этот напиток, который приготовлял сам. И, когда гости разъехались и разошлись, Кирилл начал битву не на жизнь, а на смерть… с сальмонеллезом! Бился, за сутки, теряя, до десяти килограммов собственной массы тела, трое суток. Потом понял, что умирает! Бился он с сальмонеллезом один-на-один во флигеле дома. Родители думали, что он работает, пишет. Видимо его ангел-хранитель послал к нему под вечер, когда он стал похож на сине-серый призрак, юную даму, которая, порой, одаривала его абрикосовскими страстными прачехеда-цурисанта: кейра, нарвасадата, муравьиный узел, кумбитиака, полет орла, почка, алората, синкха, ванхарита и, наконец, виргхата… Что значит, любить по-абрикосовски! Войдя через потайную дверь в изгороди, сплетенной на манер корзины, из прутьев ивы, что была вместо забора в усадьбе Дома родителей Кирилла, Евдокия Умарова не узнала в «призраке» Кирилла, но, женской интуицией поняла, что это – он самый! Недолго думая, схватила его, сорокакилограммового, в охапку. Вынесла через потайной лаз в изгороди. Остановила ехавший на встречу мотоцикл с коляской, бросила «останки» Кирилла в коляску, прыгнула на сиденье, что сзади, и крепко обхватив мотоциклиста, приказала: «Гони в ЦРБ!» Этой езды Кирилл не помнит. Но, приемный покой ЦРБ инфекционного отделения помнит! Ему опять повезло: дежурила сама Наталья Николаевна, женщина-инфекционист и легенда Ленинграда и его ближних и дальних окрестностей. Когда Кирилла положили на кушетку в ПП, Натали спускалась из своего отделения по лестнице домой. Увидев «останки» Кирилла, она, крикнув: «Реанимацию!» И: «Шприц с адреналином и длинной иглой!», бросилась к груди уже умершего Кирилла Кирилловича Светова…

Глава 2. Как не любят эти женщины!

«Вот все говорят: простые цифры, простые цифры… А, я говорю ряды Фибоначчи!»

(Гарри Вессерман, лауреат, отказавшийся, как Иван Бунин, от Нобелевской премии, но потом принявший ее, нехотя)


«Мы Шиллера и Гете не читали…»

(Владимир Высоцкий. Из ранних «Од»)

Отделение острой желудочно-кишечной инфекции ЦРБ Абрикосово. Наталья Николаевна…

…Выйдя из состояния клинической смерти благодаря инъекции адреналина в сердце, сделанной ласковой рукой Наталии Николаевны, Кирилл оказался в реанимационном отделении ЦРБ. Он там не задержался. Ибо, как любил повторять Авл Цельс «Не важно, как долго продолжалась вивисекция. Важно, как быстро ты после нее поправляешься!» И, вскоре, оказался в общей палате для сальмоннеликов, ибо все боксы в ЦРБ были заняты холерными больными, заразившимися, купаясь в водоемах района, еще не успевшим кануть в Лету, летом. Нравилось Кириллу, или нет, история умалчивает, но ему пришлось вступить в тайное общество «Пукнуть и не обкакаться!» (Мягкий вариант фразеологии). Кто хоть раз болел сальмонеллезом, правильно поймет название-девиз этого общества. Он вступил в тайное общество, несмотря на то, что хорошо помнил, как в 19-ом году в подвалах Бутырки или Лубянки расстреляли его деда, Александра Кирилловича, и брата деда, Кирилла Кирилловича Световых. Тогда они тоже вступили в тайное общество, почти с аналогичным названием «Покакать и не пукнуть!»

…Кирилл молниеносно влюбился в Натали, как он ее про себя называл. А, как не влюбиться? Когда ее лучезарные глаза каждым утром на обходе внимательно осматривали самые интимные места Кирилла? А, ее нежные и ласковые ручки их трогали! Наталия Николаевна сразу заметила по реакции органа Кирилла на ее прикосновения, что она в его душе разожгла пламя всепоглощающей любви и искрометного полового желания! Но, она, взяв свою ответную страсть за горло, ибо только что вышла второй раз замуж по любви, тут же послала ему под предлогом консультации, свою лучшую молодую подругу. И, предоставила им «для этого» свой личный кабинет. Но, красавица-подруга оказалась энерго-биологическим вампиром и быстро отсосала остатки энергии Кирилла. Снова была реанимация, перед которой была повторная клиническая смерть! Больше Натали не стала рисковать. И, ровно через три недели выпустила Кирилла Кирилловича на волю, взяв у него перед этим из очень чувствительной к женским прикосновениям, зоны, самолично, анализ… Но, это не все про несравненную душевной добротой и красотой лица Наталию Николаевну. На ее совести еще два спасения от Кирилла Кирилловича.

…Спасение 1. Кирилл любил захаживать на рынок народного хозяйства Абрикосово, чтобы купить домашних бочковых соленых огурчиков под ирландский виски, и капусты из французской провинции Провансаль. Будучи на рынке, Кирилл непременно заходил в ларек абрикосовского балагура Константина Бирюли. Не путать с егерем из «Особенностей национальной охоты»! Когда-то Костя тоже служил егерем в абрикосовском заповеднике. Но, пришли другие времена со своими песнями! Лосей и кабанов в федеральном заповеднике браконьеры постреляли всех. Егеря остались без работы. Костя Бирюля пошел не в управдомы, а в продавцы-кондитеры, сделав, как русский умелец, из обыкновенного железнодорожного контейнера ларек. И, стал закупать оптом в московском супермаркете для VIP «Метро-голдвен майер» шоколадные конфеты в красивых коробках и без таковых. И, продавать их в розницу на рынке народного хозяйства Абрикосово ПГТ. Чистая прибавочная стоимость от этой финансовой пирамиды составляла 75%!!! Однажды, Кирилл, будучи на абрикосовском рынке, зашел к Бирюле купить для своей очередной гетеры-на-час шоколада, чтобы перед сексом вымазать всю ее им. Шоколад – лучшее дезинфицирующее средство, особенно от всяких венерических инфекций и вирусов, типа полового герпеса, молочницы, СПИДа и Эболы. Увидев Костю, ужаснулся! На нем не было лица! Вернее, оно было скрыто за огромными чирьями, наполненными вязким гноем. В таком же состоянии были руки Бирюли и член. О состоянии полового члена Кости Кирилл мог судить, видя, как Бирюля мочится, скрежеща зубами от боли, в угол своего контейнера-ларька. Кирилл сразу понял, что у Константина сепсис! Не зря Кирилл изучал гнойную хирургию в лагерях по подготовке спецназовцев, перед Авганом и Чечней! Не раздумывая, Кирилл схватил долговязого, покрытого гнойниками, Константина Бирюлю (не путать с егерем из «Особенностей национальной рыбалки»! ), в охапку и, посадив его в свой Форд-эскорт, рванул на всех сто пятидесяти километрах в час, в ЦРБ, к Натали, своей несбывшейся мечте и не спетой песне! Бирюле оставалось жить два часа! Натали спасла его, не допустив клинической смерти! А, он, неблагодарный, не угостил ее даже ни одной конфеткой «Медведь на Курилах»…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное