Евгений Черносвитов.

Сага о Белом Свете. Порнократия. Книга третья. Часть первая



скачать книгу бесплатно

Редактор Екатерина Александровна Самойлова

Иллюстратор Оксана Альфредовна Яблокова


© Евгений Черносвитов, 2017

© Оксана Альфредовна Яблокова, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4485-6524-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Книга 3


Обычный день. Часть Первая

«Who belonged to no one, who belonged to everyone».11
  Кто не принадлежит никому, тот принадлежит всем.


[Закрыть]

(Krzysztof Maci?g Zbyszy?ski)

Памяти моих учителей и друзей: двух великих дальневосточников – Всеволода Петровича Сысоева, который сделал из меня таежника и научил ловить тигров, и Владимира Дмитриевича Климова, который научил меня жить в тайге, как в родительском доме и сделал меня профессиональным геологом. Всему остальному я, в большой степени, обязан Жаку Лакану.

Порнократия, как и демократия – формы правления государством, известные еще в Древней Греции. ???????????, то есть – правление проституток, период в истории римского папства (Х век), когда власть находилась под контролем «блудниц». Порнократия (система) – название формы политического устройства государства…


В оформлении обложки использована картина «Марина Черносвитова» художник Василий Павлович Флоренский. Митки. 1990 год.

Глава 1. Встреча. Преамбула

Поясню. Преамбула может содержать информацию, не подходящую ни для какого раздела книги, если создание для неё самостоятельного раздела невозможно или нецелесообразно. Преамбула является одной из важнейших частей статьи (книги), ибо, с нее начинают читать статью или книгу, большинство читателей…

….К каждому тому «Саги…» и даже к ее части у меня своя преамбула. И это несмотря на то, что я точно не знаю, что это понятие обозначает и откуда происходит? Больше того, я сам не могу ухватить смысл этого понятия! В разных источниках в отношении преамбулы нетрудно заметит ее противоречивое определение. Так, например, в юриспруденции преамбула это и закон, и обычай, даже если это обычай беззакония. Для меня «преамбула» это впечатление, вызванное чем-то реально со мной, а не с героями «Саги…», происшедшее. И, продолжая интенсивно работать над Третьим томом «Саги…», сейчас я нахожусь в состоянии раздвоенности: я последовательно развиваю и кладу на лист содержание Саги (сюжет и персонажи мной давно обдуманы и передуманы), правда, название третьего тома изменилось – вместо «Гало» теперь будет «Обычный день». Я изменил название не по своей охоте… Конечно, содержание сохранится, но слегка изменится.

Так вот, параллельно миру Саги у меня появился «мир», вызванный сегодняшней находкой на помойке. Да, на нашей, завидовской помойке я нашел изящной и простой работы ящик, предназначение которого определить не могу. Кустарной работы, где детали до микрона, наверное, подходят друг другу и абсолютно симметричны. Рядом с ящиком стояла железная кровать с изношенным пружинным матрасом. Баки помойки были пусты, вероятно, их очистили накануне, прямо перед тем, как привезли на свалку ящик и кровать… Вот я и начал думать, что ящик сделал в ручную, еще старыми столярными инструментами, старик с волшебными руками. И это, ящик не известно для чего, был его последним изделием, он умер. Жил, вероятно, одиноко в покосившемся старом-престаром домишке, который сейчас «бульдозер» нового времени, сдвинул в лес. Возможно, еще несколько лет назад этот домик был на две-три улицы от кромки лесного массива. Но, старики умирают. Детям дома предков не нужны, ну, а лес быстро вырубается… Я не преувеличиваю! С домом, в котором я это пишу это, слева дом только снаружи на дом похож. А, некогда роскошный и всегда ухоженный садовый участок, давно превратился в дремучий лес! Соседи один за другим умерли (родители), а дети даже хоронить их не приехали. И то, не ближний Свет! Старший брат в Анадыре засолкой рыбы промышляет. А, младший – в Нью-Йорке книги пишет.

Да, почему я решил вывесить эту преамбулу к еще не написанному тому? Да потому, что, не зная, для чего ящик дедуля сделал, я не знал, куда его повесить! И, повесил в спортзал. Сейчас у меня там все, чему места в доме нет, ибо на лето спортом я занимаюсь в своем лесу… Ящик очень тяжелый для своих размеров. Какая-то тяжелая древесина. Вероятно, наша, завидовская белая береза. Особое дерево: гвоздь не просто вбить. Сверлить – сверла ломаются.

Вот отсюда и возникла, собственно, эта преамбула! Дело в том, чтобы повесить тяжелый ящик на стену в спортзале, мне сначала нужно просверлить в стене под большие гвозди дыры. А инструмент у меня отцовский, то есть, послевоенный. Дело в том, что в 1946 году мой папа «ходил» чуть ли не во врагах народа! Профессия у него одна – летчик, военный летчик. К работе его не допускали, вот он и начал столярничать и слесарничать. Руки у него, «барчука», были «золотые»….Как папа попал во «враги народа» – моя дочь, Катя Самойлова, написала рассказ «Суси и гейса». В разных местах опубликовали, в том числе в книге за авторством еще моей жены и моим: «В этом мире несчастливы…» 22
  https://ridero.ru/books/v_etom_mire_neschastlivy/ История 48. стр.472


[Закрыть]
Он стал не Героем Советского Союза, а – «врагом народа». Потому, что, сбитый американцами, сидевшими в японских истребителях – с японцами мы уже воевать тогда прекратили – уступил американцам остров Хоккайдо, который по Потсдамскому соглашению должен был перейти к нам. Сталин сказал тогда по телефону Трумэну – «Мы так не договаривались». Сказал ли Трумэн, что у него 40 атомных бомб в самолетах, готовых лететь в СССР, а у СССР – нет ни одной атомной бомбы – это мы не знаем…

Итак, я взял древнюю дрель, никогда маслом не смазываемую после смерти папы, и начал прилаживать к ней сверло. Дрель, не то, что нынешние, легкие, удобные. Наша дрель весит как отбойный молоток. Ну и работает не хуже: сверлит все, от чугуна до папиросной бумаги (чуть-чуть преувеличил). И, легко просверлил, удивляясь себе, что так просто управляюсь с дрелью, две дырки в ящике из белой завидовской березы, неизвестного мне мастера! До этого я много травы накосил (читай выше, да еще случай с «пятерочкой» и копчеными угрями под «белое, полусладкое» грузинское вино…). Короче, вдруг почувствовал, что сейчас упаду и усну! И, дырки для левой стороны ящика я решил сверлить сегодня, удивляясь и себе, и дрели, нахваливая ее и обещая сегодня же смазать маслом!

И, вот подхожу к философской (не преувеличиваю!) сути: сверло вдруг выпало из дрели, и три часа я не мог его вставить, как надо! Я и так, и сяк с дрелью – впустую! Словно или дрель или меня подменили! И тут-то меня осенило: вчера управляла моими руками и дрелью одна моя логика, а сегодня – противоположная! Мне ли не знать о бидоминантности человека? Внуку великого нейрофизиолога, монаха-академика, Александра Алексеевича Ухтомского, получившего Ленинскую премию за открытия в человеческом мозге нейро-структуры бидоминантности? Мне, автору бидоминатности и бимодальности – понятий и их разработок, известных всем психологам, опирающимся на науку, а не на «эзотерику-истерику» (пардон!) Я проделал все срезы головного мозга, которые позволили деду открыть бидоминатность. Но, моя бидоминатность (я много раз писал, как совсем независимо от академика А.А.Ухтомского пришел к этому термину и добавил к нему бимодальность – «двуличность» человека) «находится» в сфере чистой субъективности (понятие научным стало благодаря моему научному руководителю и другу, Давиду Израилевичу Дубровскому). Вот, пожалуй, и вся моя преамбула к третьему тому, еще не написанному, «Сага о белом свете. Порнократия. Обычный день»… Два фото я повешу прямо сейчас к тексту, ибо без них не было бы этой преамбулы. А, в книге, будут и фото, которые я подобрал раньше… Пожалуй, нет! Никаких фото. Возможно, это последний том моей «Саги о белом свете». Поэтому самое главное. Мироздание по Витрувию отрицаю полностью. Также отрицаю талантливого мошенника Леонардо да Винчи с его гомосексуальном половом актом и мертвой Моной Лизой.



Значит, вместо гомосексуалистов и мертвой, в первый час, молодой женщины, Моны Лизы




Должна быть мать, рождающая мир (Густав Курбе Origine du monde, 1866) —


Густав Курбе «Origine du monde», 1866


А это то, что отвергло себя и создало Порнократию —




Два главных вывода: 1) Проститутка подменяет собой мать, образуя форму человеческой общности – Порнократию. В этом строе отец превращается в гомосексуала. 2) Для того, чтобы понять, что мы говорим ясную, как солнце, Истину, нужно иметь в виду Золотое Сечение мироздания. Для понимания, что Золотое сечение мироздания – двуполые люди, нужно знание, которое можно добыть только на лестнице Фибоначчи.


Есть символ и радуге в ночи, страшному компромиссу Смерти и Жизни – иллюзия красоты и единства трехсветья —



В этой иллюзии действует правило

 
«Love of beauty is taste,
the creation of beauty is art».33
  Красивая любовь – дело вкуса (добавим ужившуюся ложь, что о вкусах не спорят). Прекрасное возможно лишь в искусстве


[Закрыть]

 
(Begona Lamhon)

…Пролив Тиран представляет собой узкий судоходный пролив протяжённостью около 13 км между Синайским и Аравийским полуостровами, отделяющий залив Акаба от основной акватории Красного моря. Маленькая яхта, на которой дремали, подставив лучам солнца, свои прекрасные личики Наташа и Кира, управлялась двумя амазонками. Неожиданно Наташа резко приподнялась на своей лежанке и сказала:

– Кира! Я хочу в толпу, собравшихся на пароме. Который перевозит на Синай. Давай причалим в сторонке и сойдем на берег в одних купальниках, прикрытых халатиками… Хочу мороженного, которое наверняка продают на пароме! Яхта пусть ждут нас на Синае, недалеко от причала парома…

– Идея! Нужно встряхнуться, а то вялые, как заснувшие золотые рыбки у поверхности моря!

Девушки быстро соскочили, надели купальники, набросили сверху халатики и сунули ноги в сандалии.

– Не забудь взять карточку – ведь и билеты и морожено деньги стоят… Возьмем и мобильники…

– Возьми ты свой, Кира. Хочу чувствовать себя свободной!

– Ладно! Пошли на нос, яхта уже причаливает!

– Амазонки – великолепные морячки. И физиономисты. Быстро поняли по нашим действиям, что мы затеяли!

– Нас хотят выбросить прямо на паром! А я хочу зайти на паром, как все, по очереди…

– Будь по-твоему, Натали! Смотри, не успела ты высказать свое желания, как мы разворачиваемся к концу очереди на паром!

– Берта, – обратилась Кира к амазонке, – скажи капитану парома, что билеты мы возьмем на судне. Уже не успеем к кассам, даже если побежим. Пассажиры начали подниматься по трапу!

Паром отчалил. Девушкам достались места у борта, недалеко от буфета. Море было вызывающе спокойно! Кира несла два огромных вафельных стакана ванильного и шоколадного, откусывая понемножку из обоих стаканов. И тут это случилось! Паром, огромная волна, вырвавшаяся из глубин моря, подняло мгновенно так высоко, что пристань Синая была далеко внизу. Казалось, что паром на вершине, фантастической водяной горы, а внизу,.. совершенно спокойное море! Паром продержался меньше минуты на этой водяной горе… Потом его словно подкинуло и перевернуло верх дном! Волна быстро стала уходить в глубины моря, откуда вырвалась, вместе с перевернутым паромом.

– Иванушка!..

Это восклицание Наташи только и смог услышать Кирилл, скопировав содержание телефона. Больше ничего, ни одного звука, ни одной «картинки»! В спокойном море быстро нашли и подняли на подоспевшее судно МЧС трупы всех пассажиров и всей команды парома вместе с капитаном… кроме Наташи и Киры! Поиски велись лучшими командами спасателей и любителей-аквалангистов Египта, Израиля, России. Безрезультатно! К большому удивлению знатоков дна пролива Тирана, на самой глубине появился «туннель» между коралловыми зарослями, недалеко от того места, где по не понятным причинам поднялся «девятый вал», разорвавший зеркальную поверхность Красного моря, поднявший и перевернувший паром. «Туннель» вел в бездну, вход в него был загорожен коралловыми джунглями! Через неделю поиски прекратились. Все современные поисковые средства, включая космические, оказались безрезультатны.

– «Иванушка» забрал девочек! – Резюмировал в окружении всей семьи, Жора Коробочка.

– Но… но она же обещала мне… – вырвалось сквозь сжатые зубы у Кирилла. Никто не понял, что имел Кирилл в виду, но переспрашивать никто не стал!..

Кирилл на гибель Наташи и Киры, собрав Семью в Старом Замке в зале для кофе и сигар, всех живых со всеми мертвыми, сказал тихо:

– Похороните, вспомяните, как у нас принято. А я ухожу, пока не знаю куда. Мне нужно побыть одному. Сколько – тоже не знаю. Не волнуйтесь, я вернусь к вам цел и не вредим, – после короткой паузы продолжил – прошу ни слова. Молча выпьем по чашечки кофе, выкурим по сигаре и разойдемся. Пока вы будете спать, меня уже в Замке не будет…

В пять часов он опустил мост и вышел из Замка. Не завтракал. Шел, медленно, не оглядываясь, мысли плясали чехарду в голове, глаза смотрели долу. Только он вышел на тропинку, бегущую через лес мимо Стелы, памятник погибшим и умершим членам семьи Сергея Васильевича Хорошко, как буквально наткнулся… на широченную грудь Жоры Самсоновича Коробочка. Не успел он собраться с мыслями, что спросить друга, как услышал:

– Ни слова возражения. Я с тобой… У меня не менее веские причины бежать от всех, пытаясь убежать от себя. Никто, в том числе и ты и не догадывались, что я в прямом смысле слова умирал от любви к Кире, понимая, что Кира никогда не будет моей!..

Кирилл, молча, поднял глаза на друга. Впился в него взглядом – в голове была пустота у обоих! Кирилл ничего не сказал и продолжил, как шел, идти лесной тропинкой, оставляя Стелу все дальше и дальше и дальше от себя. Как призрак, неслышно рядом с ним шел Жора.

Они переходили небольшую улицу по пешеходному переходу. И… очнулись от своеобразной летаргии, в которой они находились часов 14—16, не меньше! Очнулись от сильного грохота: прямо на них мчалась пара лошадей, запряженная в прогулочную карету. Ямщик, наряженный под баварца 18-го века, катал по городу влюбленную парочку молодых людей. Лошади, видимо, чего-то испугались и понесли! Кирилл и Жора очнулись, когда отбежать от лошадей было уже поздно! Ближе к лошадям находился Кирилл, Жора чудом успел встать между Кириллом и лошадьми, вытянув могучие руки перед собой. Он остановил лошадей! Они дружно встали на задние лапы, но карета, продолжающаяся двигаться по инерции, она была большая, как были тогда, три века назад, Оглобли сломались, как спички! Карета ударила в зады лошадям. Ямщик полетел вперед и упал на асфальт за лошадьми, уловчившись схватиться с хвост одной лошади. Это его спасло. Он отделался страхом и небольшими ушибами. А вот Кирилл и Жора были изрядно помяты: по ним прошли все четыре колеса, несколько раз переворачивая их под каретой, ибо, карета дважды развернулась как вокруг оси на 360 градусов! Кирилл и Жара находились между колесами…

Их доставили в травматологическое отделение городской больницы без сознания с множественными переломами ребер, грудины. У обоих были сломаны ключицы. У Кирилла – левая. У Жоры – обе. Операция у каждого длилась несколько часов, но «собрали» все переломы. Во время операции Кирилл внезапно умер. Его сразу же вывели из клинической смерти и недоумевали – смерть не наступила при болевом шоке, а под анестезией. Кирилл врачам соврал, что в клинической смерти ничего не видел. А Жоре, уже в реабилитационном отделении, сказал, что увидел Наташу, почувствовал себя чрезвычайно счастливым, побежал к ней. Но, Наташа тихо сказала:

– Еще рано, родной, тебе ко мне. Ты не готов. Твоя Семья не готова к твоему уходу ко мне. Я предупрежу тебя, когда придет время идти ко мне, я тебя встречу!

Сказав эти слова, Наташа исчезла, а вместе с ней ярко голубое солнечное небо и алые маки, где Кирилл увидел Наташу, будучи мертвым.

Два месяца Кирилл и Жора провели в клинике и перенесли – Кирилл 21 операцию, Жора 19. Они лежали в одной пост операционной палате. Молча. Как на операционных столах под наркозом. Кирилл лежал на спине – так его положили, так он и остался, когда пошел на поправку – лежать на спине, уткнувшись в только ему известную точку в потолке. Позы Жоры несколько раз меняли. Один раз он лежал несколько дней на боку, лицом к Кириллу, рассматривал друга и молчал…

…Сергей сразу увидел на своем дисплее, как лошади мчались на Кирилла и как Жора пытался загородить собой друга, как он остановил своей силищей лошадей и как они были смяты каретой. Звонок Сергея Сергеевича в клинику направил машины СП с бригадой реаниматологов к месту происшествия. Никто не знал, почему лошади понесли! Сергей Сергеевич знал. Он недавно внедрил в отряд амазонок невидимок. США, Россия, Китай уже с год, как пополнили свои секретные, террористические и поисковые службы в прямом смысле слова невидимками обоего пола. Каждая страна держала в секрете, что у нее на вооружении находятся люди, в прямом смысле слова, супермены да еще невидимки. Этим странам, чтобы что-то взорвать не надо стало иметь шахидов. Особо невидимок готовили, чтобы их не могли почувствовать ни животные, прежде всего такие, как собаки, кошки. Но, также рыбки в аквариуме и… насекомые – комары и мухи. Но, спецы по подготовке невидимок, не в одной стране не подумала проверить невидимок на восприятие их лошадьми! Теперь Сергей Сергеевич знает. А, следовательно, в России появятся скоро универсальные невидимки, не воспринимаемые даже инопланетянами. Цена этого – увечье самых главных для Сергея Сергеевича, людей. Когда погиб его «отец», Михаил Петрович Голицын, он постепенно привязался из старших мужчин к Жоржу Самсоновичу Коробочка. Видимо, психологически ему все же нужна была эмоциональная «подпитка» в подсознательной борьбе с прошлым статусом гомосексуалиста… Сергей Сергеевич сменил амазонками всех медицинских сестер и санитарок, ухаживающих за Кириллом и Жорой. Врачи его устраивали. Они блестяще реконструировали его родных. А, вот одну сестру, самую важную – процедурную, в обязанности которой входили перевязки и обработка ран, после короткого разговора с ней, ее оставил. Отстраненные амазонками медицинские сестры, в том числе и дублерша-сменщица операционной сестры, недоумевали, что он оставил… калеку. Правая рука девушки в плевом суставе была намертво скована и девушка научилась таким движениям руки и туловища, которые, если и повторят, то только гуттаперчевые циркачи!

– Ее оставили, потому, что она русская, а мы немки!

Так решили отстраненные медицинские сестры. Виртуозную процедурную сестру завали Анжелина и была она родом из далекого маленького, умирающего русского села Троицкое, что находилось под Хабаровском, на берегу реки Амур. Почти землячка дальневосточным членам Семьи Кирилла Кирилловича! Странно началось вступление во взрослую жизнь Анжелины…

…Краткая история биографии Анжелины Жукович. Мама медицинская сестра в сельской больнице. Папа работал в леспромхозе. Первые четыре ребенка умирали по неизвестной причине, прожив год-полтора. Наконец родилась Анжелина и вслед за ней Андрей через год и три месяца. Я медицинский персонал, и родители и все село знали, что мальчик и девочка не умрут. После восьмилетки Анжелина уехала в Хабаровск и поступила учиться в медицинское училище. Андрей уехал с сестрой и поступил в среднюю школу, чтобы потом учиться в институте. Сестра и брат росли крепкими, умными, много читали, изучали немецкий язык – в классе Анжелины преподавали английский язык, и английский язык, ибо в классе Андрее преподавали немецкий язык. Ходили в кружки иностранных языков. А еще Андрей дал повод учителю математики организовать математический кружок с прикладной экономикой. Анжелина же с десяти лет все свободное время – часа два выкраивали, проводила в сельской конюшне. И научилась не только великолепно верховой езде – гоняла вдоль берега Амура или по тайге. Да так, что в 14 лет могла бы участвовать в английском Дерби! Когда леспромхоз перестал существовать, его землю близлежащую купил Питерский олигарх и построил отели, коттеджи, фантастическую «зону отдыха» и для семей и для влюбленных парочек и для любителей одиночества. Все это сразу заработало: туристы переполняли «зону отдыха» все четыре сезона. Рыбалка, охота, конный туризм, все зимние виды спорта, и даже возможности для разных экстремалов: дельтапланеризм, парапланеризм, парашютный спорт и т. д. Главное, что любой возраст мог активно провести хоть остаток жизни в этой «зоне отдыха». Это также предусматривалось. И. когда Анжелине исполнилось 17 лет, в зоне отдыха появилось главное, что собирало много гостей и, соответственно денег – соревнования по всем видам конного спорта. Сначала всероссийские, но, очень скоро и международные с дорогими призами. Еще появились мотогонки и авторалли. Это ни Анжелину и Андрея не интересовало. Андрей готовился окончить школу с золотой медалью и поступать в Хабаровский финансово-экономический институт.

Это случилось на крупных международных Дерби на приз губернатора Хабаровского Края и мэра Дублина, столицы Ирландии. Анжелина выиграла все соревнования, ведущие к праву участвовать в Дерби в дебрях, как шутили на всех почти языках мира участники и гости предстоящих соревнований.

«…The world is changed because you are made of ivory and gold. The curves of your lips rewrite history».44
  Мир изменится. Потому, что ты сделана из мрамора и золота. Стоит тебе скривить улыбку и – История перепишется заново!


[Закрыть]

Естественно, на Анжелину делали ставки. На нее, а не на ее жеребца, дороже лошади Дерби не было в мире – золотой Ур, обвешанный только золотыми медалями! За право быть наездником Ура в «дебрях» боролись лучшие наездники мира, в основном мужчины. Но, в этих соревнованиях участвовали и великие наездницы нашего времени, как русская Татьяна Благая и англичанка, герцогиня Виктория Делль. Уступив Ура Анжелине, они, тем не менее, имели не менее знаменитых лошадей…. Соревнования шли фантастически: Анжелина, 17-ти летняя русская девчонка из таежного села Троицкое (одних Троицких в России больше тысячи, только на ДВ – 200) на первом же этапе оторвалась ото всех и шла без помарок, преодолевая смертельно опасны преграды легко, как греческая богиня Артемида. Никто из соперниц Анжелины не мог похвастаться таким гармоничным сплетением хрупкости и грации с решительным и жестким характером, как Анжелина-Артемида. И пусть отец у неё не был Зевс, а мать Лето, и родилась она в селе великого Амура, а не на Делосе. Андрей был почти братом-близнецом, какими бывают нередко погодки Артемиды. Он уже прославлялся в экономике, как его, возможно, архи образ прототип в музыке, лучезарный Аполлон. Анжелина умела все и, возможно не хуже, чем прославилась богиня охоты и покровительница всего, что растет в лесах и полях. Смелая мифическая девица не расставалась с луком и стрелами, с острым копьем. Анжелина – с карабином, арбалетом и умела управляться, как жонглер всеми тремя японскими мечами сразу. В охоте ей не было равных: ни быстрый олень, ни пугливая лань, ни разъяренный кабан не могли скрыться от ловкой богини Артемиды – Анжелины Дальневосточной…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное