Евгений Чернобыльский.

Точка бифуркации



скачать книгу бесплатно

Пролог


Молодая запыхавшаяся женщина выбежала из здания и замерла на крыльце. Она затравленно озиралась судорожно глотая воздух, подгибающиеся ноги не держали тело. Вместо крика о помощи изо рта вырвался сдавленный хрип. Одновременно с рассекшим воздух выстрелом хрупкое тело девушки изогнулось назад, и молодая женщина немного коряво, словно брошенная неловкой детской рукой кукла, слетела с крыльца. Она рухнула лицом вниз, на асфальтовую дорожку, оставив подогнутые чуть вывернутые ноги на газоне. Спину девушки разворотило картечью.

На крыльце, щурясь от утреннего солнца, появился плотный мужчина. Он мельком взглянул на распластавшуюся перед ним девушку, отбросил в сторону дробовик и посмотрел на массивные наручные часы. 9:30. По его расчетам все клерки уже допили кофе и принялись стучать по клавишам, пригвождая горожан и местный бизнес к очередным штрафам, предписаниям, ограничениям. Мужчин зло обильно сплюнул и развернулся к козырьку над крыльцом. Он позволил себе попаясничать перед камерой.

– Виталий Дмитриевич. Черкашин, – мужчина демонстративно поклонился. – Директор ООО «Алгоритм», Заместитель директора в ЗАО «Артём», а также ИП Черкашин. С любовью и нежностью.

Виталий Дмитриевич вынул пистолет из кобуры на правом бедре и не целясь разворотил камеру видеонаблюдения первым же выстрелом. Черкашин быстрыми движениями поправил бронежилет, все повязки, заклёпки и ремешки, – всё, на чем держалось разнообразное оружие. Удовлетворившись результатом, он поднял валяющуюся около крыльца охотничью сумку. Здесь оставались его любимицы – короткоствольный автомат и полуавтоматическое ружье Beretta. Закинув сумку на плечо и вооружившись автоматом, он по-мальчишески бодро спрыгнул с крыльца, разом минуя три ступеньки.

Уверенным бодрым шагом он пересёк ухоженный газон и кусок асфальтовой дороги. Теперь он уже не оглядывался и не тратил время. Опять участок газона и новое крыльцо. Там уже испуганно оглядывались и толпились несколько чиновников. Автоматная очередь перемолола любопытных.

Всё закрутилось быстрее. К месту преступления спешила вооружённая охрана, стягивалась полиция. Черкашин нырнул в трёхэтажное здание. Он походя лишил жизни беззащитного вахтёра, зачистил первый этаж. Все хрупкие ненадёжные двери с треском распахивались от удара тяжелого ботинка, забившиеся под столы клерки поднимали бессмысленный вой… Сосредоточенный Черкашин не щадил никого, хотя и не тратил время на поиски каждого. Наверняка кому-то удавалось спрятаться лучше других.

Виталий Дмитриевич пробежал пролёт второго этажа. Внизу истошно выли серены. Время поджимало. На третьем этаже снова без сопротивления. Он выстрелил в спину убегавшей в туалет секретарше, но даже не посмотрел на результат. Именно в открытой двери освободившегося кабинета ждала его последняя остановка. На пороге Черкашин замедлился. Перед ним одиноко возвышался массивный стол, опустевшее рабочее место секретаря перед которым разбивают лбы посетители всех рангов.

Слева хлипкая межкомнатная дверь и ненавидимый Черкашин чиновник.

Черкашин обхватил вспотевшей ладонью рукоять пистолета. Он не был спортсменом и редко ходил в тир. Стоило опасаться загнанного в своем кабинете человека, но он пришёл именно за ним. Это его ягодка на именинном торте.

Плотно сбитый Виталий Дмитриевич, вложившись в удар, выбил дверь, и влетал в кабинет левым плечом вперед, его пистолет в правой руке, и он прижимал оружие к животу, согнув локоть. Спортивного вида чиновник притаился как раз справа, он чуть поторопившись бросился на террориста и выдал себя. Заработал пистолет. Два выстрела в плечо, один в ногу. Переполненный ненавистью Черкашин задыхаясь выхаркивал проклятия в лицо корчившемуся от боли беззащитному функционеру. Опять дробь, теперь уже Беретта.

Черкашин обмяк, он приставил ружьё к стене и, пожалуй, впервые за это утро внимательно посмотрел на последнюю жертву. Он был доволен результатом. Выполнивший свой план Виталий Дмитриевич грузно осел на офисном кресле важного чиновника, закинул ноги на письменный стол, достал сигарету и жадно закурил. Он о чем-то задумался с блаженной улыбкой, не замечая, как пепел кружится и летит на пол.

Под окнами надрывались сирены, кто-то орал в мегафон. Даже на третьем этаже ощущалась бившая половину Нижегородского Кремля истерика. По территории рассредоточивался спецназ. В их рядах мелькали помощники из полицейских и штатные охранники. Наконец, Черкашин позвонил, давая отмашку для отката петли.


***


Виталий Дмитриевич у стен Нижегородского Кремля. На часах снова полдевятого утра. Шестидесяти минут, целого часа кровавой расправы в нижегородской администрации, уже не существует. Черкашин – Клиент, радом с ним переминается с ноги на ногу Оператор. Черкашин удовлетворенно хмыкнул и привычно засветил Оператору своей увесистой лапой по плечу. Это в его понимании высший знак одобрения. Оператор в очередной раз сморщился от боли и кое-как сохранил равновесие. Система сработала без сбоев, они вернулись в точку отсчета.

– Знаешь, что я придумал, Кирюха? – Черкашин опять пыхтел сигаретой. – Нечего бегать по Управе и выискивать их по одному. В следующий раз соберу на корпоратив всех вместе. Они ж как мухи на мёд, только помани халявой и сразу сбегутся. Куда-нибудь в лес заманить… Там всех и порешим.

– Порешите, – поправил Оператор. – Я только наблюдаю.

– Ну да, ну да, – Клиент довольно крякнул и охотно согласился с доводом. – А ещё лучше знаешь…медведя на них натравить. Закрыть всех в сарае и голодного мишку на них. Как думаешь?

– Жестко, Виталий Дмитриевич, – Кириллу остается надеяться, что кому-то другому из Операторов придётся быть свидетелем больной фантазии этого человека. – Но технически нет разницы. Мы откатываем вас и не важно кто и как умирает.

– Вот и здорово. Я подумаю.

Черкашин передал Оператору ставший традицией бумажный конверт. Там особая премия и благодарность. Успешные государственные подрядчики зарабатывают большие деньги, хотя и ненавидят своих властных патронов. Пакет Оператор взял не раздумывая, после трёх лет в профессии у него похоже атрофировалась брезгливость. Он пожал руку Клиенту и вызвал такси. Пора в аэропорт. Клиенты по всей стране с нетерпением ждут Операторов для воплощение своих, как правило омерзительных, замыслов.

Сам Виталий Дмитриевич сейчас направится в нижегородский Кремль. Он будет обходить чиновников, дарить подарки и договариваться о новых подрядах. Сегодня у него очень хорошее настроение и опостылевшие морды бюрократии вызывают у подрядчика улыбку. Он обязательно придумает что-то новое к следующей оплаченной петле времени. Он даже не представляет до чего сможет дойти. Абсолютно всех Клиентов развращает безнаказанность.


Глава 1


Накануне. Четверг. Екатеринбург.

Конечно, Кирилл не рассказывал Веронике (или Валерии?) про нижегородского подрядчика. Он планировал её соблазнить, а не испугать до чёртиков. Девушка и так оказалась излишне сомневающейся. Хорошо, что начал действовать алкоголь, Вероника (или Валерия? Кирилл никак не мог вспомнить её имя) расслабилась, смирилась с недюжинной фантазией молодого спутника, подсевшего за столик полтора часа назад, и увлеченно подыгрывала. В этом нет ничего нового, все реагируют примерно одинаково.

– Можно ведь и банк ограбить? – девушка пыталась придумать что-нибудь новенькое.

– Нет, при откате системы нельзя оставить ничего материального, только твои воспоминания.

– И оператора.

– Да, – Кирилл охотно поддакивал, в конце концов они должны говорить о нём.

– Тааак… – Вероника (или Валерия?) надолго задумалась, Кирилл воспользовался заминкой и жестом попросил официанта повторить напитки. – Тогда можно изменить мужу. Никто же не узнает.

– Ты замужем?

– Нет, – девушка продемонстрировала свободный от кольца безымянный палец. – Хотя оператор ведь всё запомнит. Некрасивая сцена получится.

– Оператор всего лишь функция. Считай он обезличен. Как робот.

На самом деле, как бы не так. Первый год работы Кирилла натурально трясло от ужаса и отвращения. Он пожимал руку закончившим игру Клиентам, пересиливая удивление, презрение и ненависть. Очень сложно смириться с увиденным несколько часов назад и лицезреть довольные лица богатых извращенцев. До сих пор, Кирилл тяжело переносил сцены жестоких изнасилований, которые встречались всё чаще. У Оператора появлялись мысли о вариантах выхода из этой опасной игры. Смущало грозившее безденежье, а к высоким заработкам молодой человек быстро привык. А ещё Кирилл боялся собственного руководства. Руководства, которое он ни разу в жизни не видел лично.

Кирилла завербовали три года назад. Со смешком и показным недоверием он явился на презентацию. Точно уже не вспомнить, но скорее всего ему потребовалось не меньше недели для осознания новой реальности. Ему предложили создавать и замыкать петли времени. А ещё ему предложили за это огромные, фантастические деньги. Он был честно предупрежден о постоянных перелётах, ненормированном рабочем дне и прочих бытовых неудобствах, но, черт побери, разве он мог отказаться от такого предложения?

Достаточно быстро выяснилось, что работа не подразумевала никакого контакта с коллективом. Оператор получал предписания, назначения и задания под своей учётной записью в специально разработанном личном кабинете в глубинах даркнета. Работодатель и неведомые вышестоящие органы в его лице лаконично именовали себя Фирмой. Он ничего не знал о структуре компании, её подразделениях, масштабе и географии работы. Однако его счета, открытые в банках разных юрисдикций, исправно пополнялись. А к особенностям работы он быстро не то чтобы привык, но свыкся. Своей семьёй молодой человек ещё не обзавелся, а мама считала, что её сын коммивояжёр (похоже ей очень нравилось само слово) и не задавала лишних вопросов.

– Ты правда считаешь, что это аргумент для девушки за которой будут подглядывать? – Вероника (пусть будет Вероникой решил Кирилл) в шутку похлопала Оператора по руке.

Тактильный контакт очень важен: алкоголь и обаяние, о котором питал искренние иллюзии молодой человек, начинали брать своё.

– Тогда проще изменить мужу сразу с оператором, – Кирилл пошёл ва-банк и замер в ожидании реакции.

– И какая экономия денег! – девушка рассмеялась, и молодой человек облегченно выдохнул: всё шло по плану.

– Это точно, – добавил он в тон Вероники.

– А какой самый необычный сеанс ты проводил?

– Смотря что считать необычным, – Кирилл немного подумал. – Есть у меня один клиент, в Питере. Он заказывает сразу сутки. Двадцать четыре часа. Это очень дорого. Итак, представь: начинаем с утра пораньше. Он посылает по всем в стране известному адресу жену и тёщу. Тёще, кстати достается целая гневная отповедь. Короче, клиент всех посылает, закрывается дома с пиццей и вёдрами мороженного, отключает телефон и до ночи смотрит фильмы, – Кирилл победно посмотрел на девушку и пояснил, – график у человека напряженный. Домашние раздражают, а в реальности сделать ничего не может. Вот и нашёл способ отдыхать, чтобы голова окончательно не закипела.

– Странно, – Вероника легкомысленно хихикает уже не переставая. – Развелся бы с женой и все дела.

– У богатых свои причуды. Ему проще заплатить и перезагрузиться таким образом.

– Интересная у тебя работа.

Вероника пересела поближе. Глаза девушки уже блестели, выдавая алкогольное опьянение. Осталось чуток дожать и вечер можно будет считать удавшимся. Сам Кирилл старался уже не пить, долгая дорога до Екатеринбурга, хронический недосып и предстоящая бурная ночь оставляли всё меньше шансов на чистую голову в завтрашнем рабочем дне.

Кирилл огляделся. Скучающий бармен зачем-то листал меню, пара официантов увлеченно шушукалась около монитора с интерфейсом приема заказов. Через стол от Кирилла и Вероники выпивали трое мужчин, а чуть поодаль справа, уткнувшись в смартфон, ужинала одинокая женщина. По почти пустому залу, сменив трансляцию хоккейного матча (которым никто из присутствующих не заинтересовался), разливалась лёгкая музыка неопределенного жанра. Кирилл принял решение взять с собой бутылку вина и уходить. Вероника чуть поджала губы, слегка покраснела, но согласилась покинуть ресторан.

– А ничего что ты мне это рассказываешь? – девушка вдруг стала серьезной.

– Тебе же всё равно никто не поверит.

Кирилл отмахнулся от вопроса совершенно искренне. Какой-то незнакомец рассказал о возможности зафиксировать тебя в конкретной точке пространства и времени, а затем вернуть после строго оговоренного срока в те же условия чтобы не произошло за отведенное время? «Пфф» – ответит любой здравомыслящий человек. Кирилл и сам так ответил, когда впервые услышал…


Глава 2      


День первый. Пятница. Екатеринбург.

Вероника ушла через пару часов после полуночи. Кирилл не следил за временем, сразу завалился спать. Утром сказывался нарушенный постоянными перелётами график сна и выпитый вечером алкоголь – голова немного шумела, желудок напоминал о своем существовании противной сосущей болью. Хорошо, что не забыл выпить болеутоляющее перед тем как уснуть. По опыту Оператор знал – спать с головной болью, значит не выспаться совсем.

В очередной раз порадовавшись собственной находчивости в борьбе с похмельем, он простоял десять минут под контрастным душем, побрился и был почти готов к любой нагрузке. Оставалось плотно позавтракать.

Ресторан гостиницы огорчил скудным выбором блюд, но горячая яичница и свежий хлеб оказались вполне сносными. Больше всего порадовали две вещи: настоящий свежевыжатый сок и отсутствие Вероники. Девушка видимо ещё отсыпалась. Или уже позавтракала. Она, как и Кирилл, была командировочная. Её забирали в банк, название которого он не запомнил. Самого Оператора Клиент ждал у входа в отель ровно в девять.

Не спрашивая разрешения немногочисленного персонала, Кирилл самостоятельно налил три порции эспрессо в граненый стакан для сока и отправился обратно в номер. Перед работой добросовестный Оператор всегда тратил время на изучение Клиента и его досье, составленного неизвестными аналитиками Фирмы. Накануне после прилёта он получил у курьера расходники и терминал, документы же присылали по электронной почте.

– Итак, здравствуйте, Вадим Аронович.

Кирилл загрузил досье очередного Клиента. Что ж, в меру опытный человек. Вадим Аронович шёл на свой четвертый сеанс, хотя в этот раз ему предоставили нового Оператора. Это могло стать проблемой. Сеансы с одним Оператором важны в таком деликатном деле как услуга петли времени. Клиент привыкает к Оператору, расслабляется. К сожалению, привычный Вадиму Ароновичу Оператор прилететь, видимо, не смог. Вместо него в срочном порядке отправили Кирилла. Вряд ли Клиент откажется от сеанса – внушительный аванс платится вперед, а смена Оператора не считается основанием для отмены сделки по вине исполнителя. Как-то так Кирилл в соответствии с одной из инструкций должен был аргументировать своё появление перед Клиентом.

Оператор привычно пролистывал досье Клиента одним пальцем прокручивая файл. Аналитики составляли личные карточки по установленному образцу. Общие данные сменялись бизнес-справкой, в конце файла шли подробные протоколы предыдущих сеансов с комментариями Оператора. Кирилл понимал, что Фирме важно отслеживать динамику в воплощаемых фантазиях Клиентов. Безнаказанность порождала всё новые витки жестокости, садизма и риска. Действия заигравшегося Клиента могли привести к непоправимому – смерти самого Клиента.

Однако Вадим Аронович был последователен. Никаких излишних эмоций. Он словно таил в себе только одну фантазию и реализовывал её с фанатичным упорством, не отклоняясь от привычного сценария из сеанса в сеанс. Вадим Аронович Шац был из тех людей, кто не любил экспериментировать. Похоже у него имелись личные счеты с большой шишкой из Москвы, и сеансы подгадывались к каждому приезду столичного гостя. Кирилл хмыкнул: работа представлялась несложной.

Сам Вадим Аронович был достаточно зауряден в сравнении с многими обычными Клиентами не только в фантазиях, но и в бизнесе. Относительно небольшое предприятие по переработке цветных металлов, несколько магазинов на первых этажах в Екатеринбурге и Пышме, транспортная компания и оставшаяся с девяностых полуживая радиостанция. Он был богаче большинства россиян, но не дотягивал до настоящих олигархов. Насколько рядовой Оператор мог оценивать расценки на каждый сеанс, Шац должен был выплачивать Фирме большую часть своих доходов. Но чёрт их знает бизнесменов, Кирилл никогда не мнил себя аудитором, чтобы оценивать бизнес и доходы Клиентов.

Бегло пролистав досье, Кирилл убедился, что невидимые аналитики Фирмы не посчитали нужным добавить к досье ничего настораживающего. Скорее всего, Оператора с Клиентом опять ждал допрос с пытками и медленная расправа над московским гостем. Пытки? Это неприятно. Кирилл напомнил себе, что его дело десятое, Оператор только наблюдает. По сути происходящее в петле времени не становится реальностью. Они играли в игру, всё понарошку. Главное уберечь жизнь Клиента и откатить систему в точку отсчёта. Тогда в реальности не останется никаких последствий.

Ещё раз пролистнув досье, Кирилл зафиксировал в памяти обычную жертву Клиента. Севастьянов Михаил Антонович. Кстати, Севастьянов перемещается с охраной. Оператор пообещал себе учесть этот факт при выборе точки для наблюдения.

Шац встретил Оператора на своем внедорожнике. Вадим Аронович сам водил машину и сейчас, сухо поздоровавшись и представившись, уверенно вклинился в утренний поток спешащих на работу горожан. Шац судя по всему никогда не блистал разговорчивостью, нечего было ожидать изменения его привычек с незнакомым человеком. Кирилл смиренно уставился в окно и с интересом разглядывал центр летнего Екатеринбурга.

За три последних года он увидел больше российских городов, чем многие смогут посетить за всю жизнь. Как правило, работа не закидывала Операторов в захолустья. Как не крути, а основной капитал и его хозяева осели в Москве и крупных городах. Но и поглядеть на города-миллионники тоже интересно и познавательно. Например, Екатеринбург высоко котировался в личном рейтинге российской провинции двадцатисемилетнего Кирилла.

– Да, алло.

Ленивые размышления Оператора прервал входящий звонок на телефон Вадима Ароновича. Связь выводилась на встроенную в машине систему громкой связи и теперь водитель неловко пытался её перевести в приватный режим.

– Подожди, я переключу вызов на трубку…

– Зая, мне нужно знать, что ответить дизайнеру…

– Подожди, я выключу громкую связь…

– Алло, зая, тебя плохо слышно…

Кирилл деликатно уставился в боковое стекло и улыбнулся. Пока водитель пытался выключить громкую связь динамики машины трижды обращались к нему милым женским голосом и прозвищем «зая». Звонила его нынешняя жена, вторая по счету. С новой супругой Вадим Аронович нажил дочь. Девочке уже исполнилось семь лет, в этом году ей предстоит знакомство со школой. В Москве живет и учится старший сын Шаца. Все данные о семье Клиента были в высланном досье.

– Вы завтракали?

Вадим Аронович закончил разговор с женой и видимо, желая сгладить неловкую ситуацию, изменил своему правилу и заговорил с Оператором, хоть и на отвлеченную от предстоящего сеанса тему.

– Спасибо. Более-менее.

– Сейчас заедем в одно неплохое место. Там можно будет перекусить и я приму препарат. Сам… – Шац запнулся, – сам сеанс вечером. Но много неожиданных изменений и мне нужно взвесить все за и против.

– Хорошо.

Оператор легко согласился, но про себя отметил, что изменения должны быть исключительными. Услуги Фирмы оплачиваются почасовым тарифом, и редко кто из клиентов берет сверх необходимого. Что-то не так с Севастьяновым и его охраной? Или Шац решил удивить и сегодня у него заготовлен новый сценарий? Жаль, что с этим человеком нельзя поговорить по душам. Тишина в машине тяготила Оператора. Во-первых, Кирилл не любил молчать, а во-вторых, Оператору необходимо понимать задумку Клиента, чтобы в случае необходимости успеть нажать заветную кнопку и вернуться в исходную точку.


***


Уютный восточный ресторанчик удивил обширным утренним меню. Посетитель мог сделать выбор в пользу континентального завтрака или, отбросив новомодный ЗОЖ, сразу наброситься на жирный плов. Неожиданно спокойные тона мебели и приглушенный свет располагали к долгой трапезе и неспешным разговорам.

Вадим Аронович заказал кофе и фаршированные лепёшки с разными начинками. Кирилл выбрал шурпу из баранины и, несмотря на раннее время, с удовольствием отхлебывал горячий густой бульон. Шац повертел в руках трезвонивший телефон и сбросив звонок обратился к орудовавшему ложкой Оператору.

– Я должен предупреждать вас о своих задумках?

– Хотя бы в общих чертах, – подтвердил Оператор, вытирая салфеткой жирные от бульона губы. – Прежде всего мне важны потенциальные угрозы для вашей жизни.

– Разве что тромбы, – отделался шуткой Вадим Аронович и надолго замолчал.

Кирилл посмотрел на Клиента. Прямой как палка, подобранный, словно готовая в любой момент распрямиться пружина, крепкий мужчина средних лет (Оператор знал, что Шацу сорок четыре года, но не был уверен соответствует ли этот возраст категории «средних лет»). Правильное волевое лицо Вадима Ароновича было плотно обтянуто кожей, он в принципе был худым и поджарым. Шац будто выверял каждое своё движение, экономил каждую эмоцию и представить этого человека душой компании у Кирилла никак не получалось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5