Евгений ЧеширКо.

Закрайсветовские хроники. Рассказы



скачать книгу бесплатно

– А теперь, сынок, говори мне все как есть. Ты что, на самом деле из-за края приехал?

– Да. Да, да, да и еще раз да. Я же вчера об этом уже говорил!

– Тише, тише. Ты не истери. Лучше скажи мне – как ты умудрился это сделать?

– Я не знаю, дед. Ехал, ехал и приехал.

– Интересное дело… – старик уставился в сторону края и на несколько минут замолчал.

– У вас что, не было такого ни разу? – спросил Ярослав.

– Нет. Никогда никто не приходил оттуда, – помедлив, ответил дед, – поэтому слушай меня внимательно и не перебивай.

Ярослав кивнул головой.

– Люди здесь простые живут, а новости разносятся быстро. Поэтому ты не распространяйся о себе без лишней надобности, понял? Я не знаю, как они на это событие отреагируют. Пока что лучше будет, если об этом никто не узнает.

– Ага. А Ванька?

– Ваньке скажем, что это такой розыгрыш был. Что приехал ты из Краегорска ко мне в гости. Это наш районный центр так называется. Вроде как родственник ты мой. Понял?

– А машина? Она ж там стоит посреди поля.

– Да… С машиной посложнее будет, – старик почесал затылок. – К нам недавно какие-то ученые приезжали. Умные все до безобразия. Все ходили там, приборчиками своими замеры всякие делали. Ну, у нас это часто бывает. Поэтому можно на них спихнуть твою машину. Если вопросы возникнут, скажем, что ученые там чего-то наворотили.

Ярослав снова кивнул и тяжко вздохнул.

– Это все понятно, а как мне обратно выбраться?

– Пока не знаю, – пожал плечами старик, – но ты не расстраивайся. Если ты сюда как-то попал, значит, и обратно путь есть. Найдем его со временем, а пока здесь побудешь. С жильем проблем нет – у меня поживешь.

– И что, мне каждый день к этому краю ходить, что ли? Как я этот путь найду-то?

– Да что ты такой нетерпеливый? – покосился Тимофей Федорович на Ярослава. – Мне что, пойти сейчас дырку в крае света проковырять? Или из рогатки в тебя запульнуть, чтоб ты там, с той стороны, приземлился? Не переживай, придумаем что-нибудь.

Ярослав предпочел промолчать. Вообще, читая про подобное в книгах, смотря фильмы про людей, попадающих в другие, сказочные и добрые, или, наоборот, недружелюбные и опасные миры, он всегда думал о том, что и сам был бы не против оказаться в таком месте: за чашкой кофе, в удобном кресле; это казалось веселым приключением. Но, когда это произошло на самом деле, все выглядело не таким уж и радужным. Он только начал узнавать этот мир, но уже понимал, что здесь придется привыкать ко всему заново. Общаться с людьми, которые пьют чай из камыша с солью, вместо варенья закусывая его тертым хреном. С людьми, которые выращивают какие-то ночножаны и темнодоры. Привыкать к тому, что воры здесь являются ценными членами общества и, ко всему прочему, еще и получают зарплату. И, видимо, это еще не самые необычные вещи, с которыми он столкнется.

– Да что я тут делать буду? – озвучил Ярослав свои мысли.

– Вот, кстати, об этом я и хотел поговорить, – старик поудобнее уселся на скамейке, – я тебе вчера рассказывал, что у нас тут с кадрами проблема.

Председателя деревни найти не можем. Ты как?

– Что как?

– Председателем, говорю, будешь?

– Прям вот так сразу? А что не депутатом?

Старик осуждающе посмотрел на Ярослава.

– Ты, сынок, не перегибай. Я с тобой культурно общаюсь, а ты матом ругаешься.

– Да я вообще ни слова не сказал плохого! – Ярослав на мгновение замолчал. – А, понятно. У вас тут депутат – это…

– Это ты лучше с кем-нибудь другим обсудишь. А со мной не нужно.

– Просто у нас все по-другому…

– Неужели? Ну наконец-то до тебя это доходить стало, – улыбнулся старик. – Я не знаю, как там у вас, но в местных обычаях я тебе помогу разобраться. Ты только спрашивай, если что непонятно, понял?

– Понял, – кивнул Ярослав.

– Так что с председателем?

– А что делать-то нужно?

– Всё.

– Всё?

– Ну да, всё. За порядком следить, зарплаты выплачивать, если у кого спор какой возникнет, так ты рассудить должен будешь. В общем, помогать людям во всем, чтоб им жилось хорошо и радостно.

– Ого! – удивился Ярослав, – а у нас…

– Сынок, ты забудь пока что эту фразу. Теперь «у нас» для тебя – это здесь, в Закрайсветово.

Ярослав задумался и угрюмо уставился на свои ботинки.

– А подумать можно?

– Над чем тут думать? – серьезно посмотрел на него старик, – ты что делать-то умеешь? Куда ты пойдешь? На уборку? Ты даже лунь-траву в жизни ни разу не видел. В воры? На это учиться нужно, да и мест там нет. Кем ты работать будешь?

– Я там… В общем, раньше я менеджером работал.

– Экая у вас там ругань замудренная… Я таких слов и не слышал ни разу…

– Да это профессия такая, – засмеялся Ярослав, – продавать людям то, что им не нужно.

– А, вон оно что… Не, у нас тут таких бьют. Сильно. Так что не пригодится здесь твое ремесло.

Ярослав обиженно покосился на старика, но решил промолчать и не лезть в чужой монастырь, рассказывая о нужности и важности своей профессии. По крайней мере он так о ней думал.

– А как мне этим председателем устроиться? Анкету составлять или что?

– Не надо ничего составлять. В центр идешь, там здание будет длинное. Поднимаешься на второй этаж, справа по коридору дверь. Табличка будет на ней: «Председатель д. Закрайсветово». Войдешь в кабинет, на бумажке свою фамилию и имя напишешь и к табличке этой пришпандоришь. И все. Работай себе на благо односельчан. Только к бухгалтеру зайди, чтоб она тебя на зарплату поставила.

Ярослав немного опешил от такого способа трудоустройства, но глупых вопросов решил не задавать, тем более что невдалеке раздались шаркающие шаги механика Ивана.

– Ну что, принес? – окликнул его Тимофей Федорович.

– Ага, – расплылся в довольной улыбке Ванька и взмахнул пакетом.

– Ну, пойдемте тогда приезд моего племянника обмоем.

– Какого племянника, Федорыч? – непонимающе дернул головой механик.

– Да пошутили мы над тобой, Вань, – как ни в чем не бывало хохотнул старик. – Знакомься. Это Ярослав. Племянник мой. С Краегорска к нам на работу приехал устраиваться. Первое время председателем потрудится, а потом, может, получше что-нибудь подвернется.

– Но… – Ярослав хотел было возразить, но старик незаметно пихнул его локтем в бок.

– А машина? – не унимался Иван. – Как же машина там оказалась?

– А кто его знает? – вставая со скамейки, невозмутимо произнес Тимофей. – Она там давно уже стоит. Еще когда ученые приезжали. Помнишь? Вроде как, в газете писали даже, что у них там что-то не так пошло.

– Да? – недоверчиво протянул Иван.

– Балда. Пойдем уже в дом. Тебя только за смертью посылать.

Старик, механик и новоиспеченный родственник, а по совместительству и будущий председатель деревни зашли в дом. Ярослав еще не знал и не понимал, как сильно изменится его жизнь. А точнее, как она уже стала меняться.


4

– Нет, погоди, Федорович, – все не унимался механик, распластавшись на диване, на котором сегодня ночевал Ярослав. – Ты мне скажи, машины вчера не было?

– Вчера не было, сегодня появилась. Что, не бывает так? Вот тебя вчера тут не было, а сейчас сидишь и глупые вопросы задаешь, – спокойно ответил старик.

– Так откуда она там взялась тогда?

– Вот ты пристал ко мне! Я откуда знаю? Ты так говоришь, как будто я ее туда всю ночь затаскивал, чтобы сейчас над тобой посмеяться. Не знаю я, понимаешь? Иди найди тех ученых, которые там колдовали, да у них и спроси.

Тимофей Федорович поставил чайник на огонь и сел за стол.

– Так ты говоришь, что машина не твоя? – Иван решил теперь попытать Ярослава.

– Нет, – коротко ответил он.

– А ты, значит, племянник Федоровича, да?

– Ага.

– Ну, и как там в Краегорске дела? Что нового слышно?

– Да по-старому всё… – пожал плечами Ярослав и покосился на старика.

– И кто там сейчас председателем трудится?

– Да отстань ты от человека! – перебил его Тимофей. – Вот уж пристал, как этот… Дай человеку отдохнуть! А лучше расскажи, что у нас в деревне творится. Он же сегодня пойдет председателем устраиваться, ему нужно о делах наших знать, о том, что людям нужно.

Иван недоверчиво покосился на Ярослава, но все же, поудобнее устроившись на диване, заговорил.

– Значит, смотри. С дорогами в деревне нужно что-то делать.

– Ну ты загнул, – покачал головой Федорович. – Дороги!.. Что ты сразу паренька загружаешь?

– А что? Пусть придумает уже что-нибудь! Сколько это продолжаться будет? Вот тут эти дороги уже сидят, – Иван ткнул пальцем себе в шею. – В общем, с ними нужно что-то решать. Ни одной кочки нет…

– Подождите, – Ярослав тряхнул головой. – То есть вам не нравится, что в деревне очень хорошие дороги? И вы хотите, чтобы я их испортил?

Он непонимающе уставился на Ивана. Тот, в свою очередь, посмотрел на старика и покачал головой.

– Ты посмотри, Федорович, парень еще председателем не стал, а уже так разговаривает, как будто он десять лет им проработал. Никакого понимания людских проблем…

Старик встал со стула и подошел к плите, на которой уже вовсю кипел чайник. Проходя мимо Ярослава, он незаметно пнул его по ноге, как бы намекая на то, что не стоит так откровенно удивляться местным представлениям о хорошей жизни.

– Вот скажи, какая польза от этих дорог? – не унимался механик. – Это здесь, на окраине, тихо, а в центре? Уснуть невозможно! И носятся все, и носятся… Шум, гул… Да и еще много других от них неприятностей. Я, к примеру, механик. А ко мне никто не едет, потому что машины не ломаются почти. Что хорошего в этом?

– Так это… Нужно просто преграды искусственные такие сделать, и всё, – сказал Ярослав. – Все притормаживать будут тогда перед ними.

– Здрасти, приехали! В законе как написано? Дорога должна быть гладкой, без всяких неровностей, кочек и других преград, – Иван аж покраснел от негодования. – Нельзя же ничего с ними делать по закону!

– А что, у вас тут… – Ярослав получил еще один незаметный пинок от старика и тут же поправился, – я имею в виду – у вас тут, в Закрайсветово, все законы выполняются?

– А у вас в Краегорске нет, что ли? – удивился Иван. – А зачем они тогда нужны, если на них никто внимания не обращает? Это тогда не законы получатся, а надписи на заборах. Если хочешь – иди, куда там написано, не хочешь – не иди. Так сказать, не законы, а рекомендации или, к примеру, путеводители.

– Так возьмите да сами что-нибудь сделайте, раз вам эти дороги жить мешают.

– Ага, вон, в прошлом году, в соседней деревне взяли двое и понаделали ночью ям, чтоб мимо их домов не носились, как угорелые. И всё…

– Что всё?

– Что, что… Нашли и осудили за порчу деревенского имущества на три года. Один теперь сапожником работает, а второй – директором завода кирпичного. Он, вроде как, организатором был.

– Что-то вы насочиняли уже, – ухмыльнулся Ярослав. – Сами сказали, что их осудили, а потом говорите, что они работают.

Иван замолчал и снова посмотрел на Тимофея.

– Федорович, он точно с Краегорска? Так говорит, как будто с другой планеты свалился! – удивился механик. – А что с осужденными делать? В доме каком-нибудь запирать, что ли? И какая польза от них будет? Тот, которого назначили директором завода, всю жизнь врачом работал. На него теперь смотреть жалко. Бедолага… Ходит, не знает за что взяться, спрашивает у всех, как и что делать… Второй вроде бы обвыкся уже. Он раньше столяром был, вроде бы получается теперь сапоги шить. Может, и отпустят его обратно условно-досрочно.

– А бывший директор завода сейчас где, если на его месте преступник работает? – прищурился Ярослав.

– Как это где? В отпуске оплачиваемом. Огородом занимается, книжки читает, путешествует. Как срок выйдет, снова вернется на свое место.

– Кто закон не нарушает, тот живет в свое удовольствие или работает на любимой работе, – пояснил Федорович, – а кто вдруг что-то не по закону делает, того на должность ставят, в которой он не соображает ничего. И чем преступление серьезней, тем и должность ответственнее. Чтоб побольше нервов у него на такую работу уходило. Вот такие дела… А вообще, все наказания на усмотрение председателя. Но чаще всего именно так все и делают.

– А зарплату? Зарплату ему тоже платят, что ли? – округлил глаза Ярослав.

– А как же? Конечно, платят. Только не всю. Половину отдают тому, чье место он временно занимает. Вроде как компенсация.

Ярослав недоверчиво посмотрел на Ивана и уже хотел задать очередной вопрос, но Тимофей Федорович прервал их разговор, поставив на стол три кружки дымящегося чая.

– Ладно, Ванька, потом расскажешь про свои заботы. Пусть парень пообвыкнется немного, присмотрится… Глядишь, и наладит нам жизнь.

– Посмотрим, посмотрим, – с сомнением буркнул Иван и придвинул к себе кружку.

Ярослав уныло посмотрел на чай и солонку, которую Федорович поставил на стол. Ему совсем не хотелось снова пробовать эту гремучую смесь. Да и рассказы эти больше напоминали бред сумасшедшего.

– Ладно, вы тут сидите, а я тогда пойду попробую на работу устроиться.

– Ну, смотри сам, – пожал плечами Федорович, – как пройти, помнишь?

– Ага, – кивнул Ярослав, вставая из-за стола, – не потеряюсь.

Ярослав шел по идеально гладкому тротуару в сторону центра и думал об этом странном месте, в которое он попал не пойми как. Вроде бы все вокруг было до боли знакомо – обычная деревня, такие же, как и он, люди, со своими проблемами и житейскими неурядицами… Но, с другой стороны, все эти местные традиции, устои и странные для него представления просто не укладывались в его голове. Как можно платить зарплату ворам? А вместо того чтобы сажать преступников в тюрьму, ставить их на высокие должности? Почему на первый взгляд абсолютно логичные и правильные законы вызывают у людей такое неприятие?.. Тысячи «почему» и «зачем» роились в его голове, но он никак не мог ответить на все эти вопросы.

– Стоп! – Ярослав аж остановился на месте. – А разве у нас не так? Разве нет у нас высокопоставленных преступников? Разве не получают у нас зарплату те, для кого она является просто приятной добавкой к наворованному? Выходит, что здесь все так же, как и там, в моем мире. Только это не скрывается и не замалчивается, а просто является нормой… Да нет, – он махнул рукой, как будто отгоняя от себя свои мысли, – здесь совсем по-другому. Здесь это наказанием считается, а не везением. Впрочем, ладно, Федорович прав. Нужно присмотреться да пообвыкнуться. Рановато еще выводы делать.

Он поднял глаза и посмотрел на двухэтажное здание, к которому он пришел, сам того не заметив. У двери висела невзрачная табличка, на которой было написано: «Администрация деревни Закрайсветово», а ниже небольшое объявление: «Ищем председателя. Опыт работы не обязателен. Желательно молодого, чтоб не помер внезапно».

– Ага, значит, мне сюда.

Ярослав поправил рубашку и, выдохнув, открыл дверь.


5

– Не заперто! – послышался из-за двери довольно приятный женский голос. Машинально поправив прическу, Ярослав открыл дверь.

– Можно? – просунув голову в кабинет, произнес он.

– Что можно? – ответила девушка, сидящая спиной ко входу. Ее светлые волосы спускались по спине до самого стула, на котором она сидела, склонившись над ворохом каких-то бумаг и документов.

– Ну, в смысле, войти можно? – поправился Ярослав и, не дождавшись ответа, переступил через порог.

– Вы тогда так и говорите. Я ж не знаю, что вы там задумали у меня за спиной. Может, вы с лопатой стоите и спрашиваете разрешение на то, чтобы опустить ее мне на голову. Я же спиной к вам сижу.

– А что, неужели сложно развернуть стол? – почесал Ярослав затылок. – Тогда вы будете видеть всех, кто к вам заходит.

Девушка, впервые за все время разговора, обернулась, сразу вогнав в краску Ярослава. Нет, он не был забитым молчуном, но почему-то при виде красивых женщин моментально превращался в деревянного Буратино, которому забыли просверлить рот. А девушка действительно была красива. Темные брови вразлет, из-под которых, обрамленные длинными ресницами, на него смотрели огромные ярко-голубые, слегка иронично прищуренные глаза.

– Замечательная мысль, молодой человек, – ответила девушка, – но я же не похожа на мужчину, верно?

– Угу… – каким-то внутренним голосом произнес одеревеневший Ярослав.

– Поэтому мне сложно развернуть самостоятельно этот огромный стол.

– Так, может, это… – Ярослав протянул руку и, собственно, на этом его предложение и закончилось.

– Что?

– Ну… Помочь? – наконец выдавил он из себя.

Девушка внимательно осмотрела его с ног до головы и заинтересованно наклонила голову набок.

– Вы себя хорошо чувствуете? – сочувственно произнесла она. – Как-то вы странно разговариваете… Может, чаю хотите?

– Нет, нет, – вытаращив глаза, замахал Ярослав руками, – чаю точно не хочу, спасибо.

– Как хотите, – пожала она плечами, – а вы, собственно, по какому вопросу?

– Стол подвинуть, – автоматически выдал Ярослав, – ой, то есть… На работу устроиться хотел.

– Председателем?

– Ну да.

– Ой, как замечательно, – расцвела девушка, – а у вас опыт есть?

– Нет, – мотнул головой Ярослав.

– Вот и хорошо. Как вас зовут?

Ярослав представился. Девушка снова повернулась к столу и, покопавшись в одном из ящиков, выудила оттуда небольшую табличку.

– У вас почерк красивый? – снова обратилась она к нему.

– Нет. Ну, как?.. Нормальный, в принципе. Раньше хуже был, – судя по обилию слов, которые выдал Ярослав на-гора, его самообладание постепенно стало к нему возвращаться.

– Так красивый или нет?

– Нет, – покачал головой молодой человек.

– Ладно, – вздохнула девушка, – тогда я вам сама напишу ваше имя на табличке.

– Да я и сам могу… – опомнился Ярослав.

– Здрасти, – усмехнулась девушка, – вы ж говорите, что почерк некрасивый. Кто ж к вам тогда обратится как к председателю, если у вас на кабинете ваше имя будет написано как курица лапой?

– А что, это имеет значение? Я думал, что ценность такого кадра не в почерке совсем.

– Молодой человек, ну что вы говорите? – девушка покачала головой, – почерк – это очень важно. Нельзя быть председателем и не иметь красивого почерка. Это некультурно. Поэтому вам придется уделить внимание этому моменту и научиться красиво писать. А пока, так уж и быть, я вам сама на табличке напишу ваше имя.

Волна праведного гнева снова стала накрывать Ярослава. Этот мир хоть и казался ему похожим на наш, но все эти отличия, которые ему представлялись невероятно глупыми, уже начали его раздражать.

– Какая разница – какой почерк? – повысил он голос. – Я понимаю еще, что, к примеру, галстук нужно надевать, рубашку… Но почерк…

– А зачем галстук? – в свою очередь удивилась девушка. – Вам нравится, когда вам что-то давит на шею? Вы начинаете меня пугать.

– Почему нравится? Совсем не нравится. Просто это… Это… Нужно так, в общем!

– Нет, галстук совсем не нужен, а красивый почерк обязателен. Он сразу говорит о том, что этот человек уважительно относится к окружающим, о том, что он хорошо учился. Ему важно, что его указы прочитают, не ломая глаза. Он же председатель все-таки!

Ярослав хотел было возразить, но тут же осекся. А ведь, действительно, он терпеть не мог галстуки, но на своей прошлой работе ему постоянно приходилось их носить. И он никогда не задавался вопросом – а зачем они нужны? Ведь практической пользы от них было ноль. Здесь же были совсем другие правила. Здесь, занимая высокую должность, не нужно было носить галстук, но необходимо было иметь красивый почерк. Да, для человека из нашего мира это звучало дико и глупо, но, если подумать, это было гораздо более логично.

– А что, председатель все указы сам пишет? У вас… В смысле, здесь, принтеров нет?

– А вы откуда к нам приехали? Вы же не местный? – прищурилась девушка.

– Я… – замялся Ярослав, но вспомнив Федоровича, тут же нашелся, – я из Краегорска.

– А-а-а… Ну, понятно, – кивнула девушка, – в Краегорске всегда жили странные люди… Нет, указы у нас пишутся председателем самостоятельно и от руки. Иначе – кто поверит, что это он сам его придумал?

Ярослав решил не объяснять девушке значение печатей и подписей, но все же мысленно согласился с тем, что и такая идея имеет право на существование. И в ней даже есть логика.

– Ладно, с этим все ясно, – кивнул Ярослав, – а вы не могли бы, хотя бы в общих чертах, рассказать мне, чем я буду здесь заниматься?

– Конечно, – девушка отложила табличку и откинулась на спинку стула, – вы будете заниматься всем.

Ярослав, понадеявшись на долгий рассказ, успел только дойти до стула, на который он хотел присесть.

– И всё? – остановившись на полпути, спросил он.

– И всё, – утвердительно кивнула девушка, – а вы как думали? Вы председатель деревни или кто?

– Я пока еще никто, – улыбнулся парень, – скажите, а предыдущий куда делся?

– У него срок закончился. Теперь снова вором работает.

Ярослав слегка опешил, но, вспомнив рассказ Федоровича о местной системе наказаний, тут же пришел в себя.

– И как долго он здесь проработал?

– Ой, по-моему, что-то около трех лет, – вспомнила девушка. – Он до этого воровал, но забыл продлить лицензию и попался. Ему присудили три года председателем. Ох и мучился он здесь… Раньше-то он только за себя ответственность нес, а здесь за всю деревню думать надо. Говорил, что похудел на девять килограммов. Зато теперь самый законопослушный вор в деревне. Недавно заходил, говорил, что повысить его собираются.

– Не украл хоть ничего? – засмеялся Ярослав. – Или это он у вас принтеры спер?

Девушка одарила молодого человека суровым взглядом и покачала головой.

– Да уж… Говорили мне, что краегорские – того, – девушка многозначительно покрутила пальцем у виска, – но чтобы настолько… Его дедушка, между прочим, был заслуженным вором Закрайсветово. Даже грамота есть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6