Евгения Спащенко.

Терновая ведьма. Изольда



скачать книгу бесплатно

– Не стоит тревожиться о ней, – заметив, что Таальвен проснулся, прошептала она.

– Я сам решу, о чем беспокоиться.

– Вижу, ты не доверяешь мне. – Лива отложила перо. – И напрасно. Я не желаю вам зла.

– Может, и так, но ты многого недоговариваешь.

– Вы тоже не слишком разговорчивые, когда дело касается личных тайн.

Она водрузила на стол кованый сундук и принялась деловито в нем копаться.

Волк повел носом, но, кроме запаха древней пыли, пергамента и чернил, ничего не учуял.

– У каждого из нас свои секреты. Оставим же праздное любопытство, чтобы не ворошить осиное гнездо…

– Мрачное сравнение, – вздрогнула заклинательница. – Не слишком ли ты сгущаешь краски?

– Нет. – Он клацнул зубами. – Волкам, знаешь ли, свойственно пребывать в дурном расположении.

– Ты даже не представляешь, насколько прав… – с каверзным смешком Лива извлекла из недр ларца чернильницу.

Таальвен нахмурился, ожидая объяснений.

– Насчет нрава волков… Несколько раз мне приходилось вести с ними беседу, и я не понаслышке знаю, каких усилий это требует. Ведь необузданные инстинкты то и дело врываются в мысли зверя, мешают ему воспринимать человеческий голос… Странно, что у тебя разум ясный… Но при этом, когда я пытаюсь взглянуть на тебя настоящего, перед глазами встает лишь мгла с размытыми очертаниями… Интересно, отчего?

– Откуда мне знать, – хмыкнул Таальвен. – Может, твое колдовство обветшало от времени?

– Глупости! – Лива бережно разгладила на столе потрепанный свиток. – Заклинания – не механизм часов, чтобы давать сбои. Древние знания утрачиваются, но силы своей не теряют.

– Тогда ты просто забыла нужные руны. Или предки-кудесники передали их с ошибками.

– Не им меня учить! – горделиво бросила девушка. – Я умею больше, чем все заклинатели, вместе взятые.

– Удивительное дело для той, которая помнит о жизни своего народа лишь по рассказам, – изумился притворно волк.

Хозяйка дома прикусила язык, но было поздно. Таальвен Валишер явно заподозрил, что историю о себе она поведала не до конца.

– У каждого свои тайны, – повторила кудесница его же слова.

– Как бы твои не навредили другим, – предупредил волк. – Что тебе нужно от нас? Только не лги, будто пригрела путников из чувства почтения перед терновой ведьмой.

Заклинательница замялась. Выдавать ему правду не хотелось. Куда разумнее было бы поговорить с чуткой Изольдой. Но волк все буравил девушку взглядом. Пришлось говорить.

– В Небесном краю все еще томится в плену Западный ветер. Я хочу освободить его…

– Какое тебе до него дело? – Таальвен подался к столу и добавил, не дождавшись ответа: – Ты его заточила?

– Я! – С вызовом вскинула подбородок Лива. – А теперь намерена отпустить на волю!

– Ну-ну.

– Но подняться на остров сама я не могу… Потому и ищу помощника…

– Забудь об этом, – отрезал Таальвен.

– Почему? – Дерзкий тон ее мигом сошел на нет. – Для терновой ведьмы снять с Зефира заколдованный ошейник – пара пустяков!

– Пусть так, – волк сощурился, – но делать этого Изольда не станет.

Чует мое сердце, ты снова темнишь. А ведь минуту назад хвастала, что способная чародейка. Вот и вырасти деревце повыше, чтобы достало аж до Небесного края.

– Даже если бы удалось, путь туда для меня закрыт, – огрызнулась кудесница. – У Зефира есть старший брат – Северный ветер, который ненавидит меня с нашей первой встречи. Однажды он угрожал мне, заставляя оставить брата в покое. А потом заявил, что я использую Зефира!

– Какой прозорливый… – похвалил Таальвен.

– Вовсе нет! – Заклинательница сердито смела со стола кипу свитков. – В своих лживых обвинениях он ошибался!

В запале она заходила по комнате.

– Я не виновата! Если бы не отец… Но тебе не понять чувств человека, от которого зависит благополучие целого народа.

– Напротив, – заметил волк серьезно. – Мне знакомо бремя ответственности.

Но Лива его не слушала. Терзаясь прошлыми переживаниями, она заламывала руки, бормотала.

– Я не хотела обидеть Зефира… Ах, его проклятое непостоянство… Как можно быть таким ветреным? И, даже несмотря на это, я собиралась отпустить его на следующее же утро. Но безумец поднял настоящий ураган…

– По-твоему, ветру следовало радоваться путам?

– Да он и пленником-то не был! – возмутилась кудесница. – Я нарочно сделала цепь длинной, чтобы Зефир свободно мог передвигаться по долине.

Волк язвительно фыркнул.

– Странно, что он не оценил столь широкий жест.

– Ты ничего не знаешь о жизни моего народа! – проговорила с придыханием девушка. – Без ветра мы бы погибли! С самого детства мне твердили, что мельницы не должны останавливаться. Их движение важнее любви или печали… Зефир был обязан помочь, остаться со мной…

– Кажется, его брат насквозь видел истинные мотивы людей. – Таальвен остался равнодушен к ее оправданиям.

– Хёльмвинд заносчив, тщеславен, – покачала головой Лива. – Отчасти он сам виноват в случившемся! Устроил так, что я не могу даже близко подойти к острову, где его младший брат страдает взаперти.

– Наверное, хочет преподать Зефиру урок. Или надеется, что ветер вконец тебя возненавидит. – Предположение волка попало в точку.

Заклинательница с мольбой взглянула на него.

– Выполните мою просьбу, и я обещаю взамен любые чары…

Но в зеленых глазах читалось твердое «нет».

– Сочувствую, – сухо ответил он, – мы не сможем помочь.

– Почему? – Бледная Лива опустилась на стул.

– Во-первых, я не знаю, открыла ли ты всю правду… Во-вторых, вражда со злопамятным Северным ветром, считающим людей коварными по твоей вине, вряд ли обернется для нас удачей. К тому же у Изольды хватает собственных забот.

– Я ведь оказала вам услугу! – предприняла последнюю попытку девушка.

– Ради своей выгоды. – Разжалобить Таальвена нечего было и пытаться.

Он неторопливо приблизился, запрыгнул на стул и оперся передними лапами о столешницу.

– Не нужно быть провидцем, чтобы понять: ты пригласила нас в дом только потому, что заинтересовалась терновой ведьмой.

Таальвен указал на бумаги кудесницы, среди которых чернели наспех сделанные рисунки, повторяющие терновые узоры на лице и руках Изольды.

– Продолжим разговоры о бескорыстной доброте или перейдем к истине?

Острые волчьи клыки замерли всего в паре вершков от лица Ливы. Изумрудный взгляд обжигал.

– Терновые ведьмы интересуют заклинателей в той же мере, в какой и древние руны, призывы ветров и управление огненными стихиями… – Девушка попыталась отодвинуться. – Я лишь стараюсь провести исследование, пока есть возможность. В этом нет ничего предосудительного.

– Держись от нее подальше, – посоветовал Таальвен зловеще.

– То же самое могу сказать и тебе! – запальчиво зашептала кудесница. – Путешествовать с терновой ведьмой опасно: рано или поздно сила подчиняет таких, как Изольда, себе, лишает рассудка. Я читала об этом в книгах. Когда твоя спутница изменится, возможно, именно результаты моих опытов спасут тебе жизнь…

Волк рассмеялся недобро. Звук походил скорее на жуткое рычание, но принцесса в своей постели не вздрогнула.

– Хочешь укротить терновую ведьму? Я тоже слышал о них немало, и ты глупа, если ищешь способ держать ее мощь в узде. Забудь об Изольде, кудесница, не вздумай над ней колдовать. Подойдешь хоть на шаг к изголовью моей спутницы, узнаешь, какая тяжелая у меня лапа!

– Если тебе известно о бесконтрольной силе девушки, зачем ты сопровождаешь ее?

– А это уже моя забота, – щелкнул зубами волк. – Предупреждаю: ни слова о Западном ветре при принцессе!

Он наконец спрыгнул на пол, и Лива облегченно вздохнула.

– Не слишком ты благодарный гость.

– Напротив, – возразил Таальвен, укладываясь под гладкой печной стеной, – я настолько любезен, что постерегу нынче ночью твой дом. И пока я на страже – мимо не проскользнет даже мышь. Как тебе такая ответная любезность?

– Прекрасно, – скорчила мину кудесница. – Не возражаешь, если я закончу свои записи?

– Не возражаю, – снисходительно ответил волк, потягиваясь. – Можешь нарисовать и мой портрет. У тебя неплохо получается.

Лива сердито схватилась за перо, но совету все же последовала. И вскоре на ее пергаменте появилась плавная волчья фигурка, расчерченная заметками.

В глубине души заклинательница с самого начала знала: Таальвен откажется ей помогать. Похоже, его волновало лишь благополучие принцессы. А может, и собственная выгода.

Заинтересовать Изольду историями о таинственном острове несложно: наверняка она загорится желанием подняться туда. А узнав о беде Ливы, сама предложит помощь: сердце у девушки доброе. Но у стражника ее нет ни капли милосердия – нечего и думать подобраться к терновой ведьме, пока волк оберегает ее покой.

«А все-таки неплохо бы получить прядь ее волос, сон или частицу дыхания», – огорченно вздохнула Лива, пряча эту идею к другим несбывшимся мечтам.

Глава 5. Мельница Западного ветра

Рассвет был серым и холодным, словно мокрый от болотной воды плащ, который окутывает плечи тяжелым покрывалом. Но, может, это вовсе не рассвет, а злые чары, опустившиеся на спящую беззащитную землю? Солнце не показывалось, притихший лес затянуло пепельной мглой, сквозь которую сложно было разглядеть даже свои руки. Только благодаря черным браслетам из дикой сливы Изольда отчетливо видела узкие изящные кисти сквозь завесу тумана.

Ее босые ноги ступали тихо, дыхание едва вырывалось из губ. Девушка пробиралась через заколдованный лес на ощупь, ведомая каким-то смутным чувством. С каждым шагом идти становилось тяжелее.

Вот следы на теле из нарисованных превращаются в настоящие острые колючки, ранят нежную кожу в кровь. Но принцесса молчит, закусив губу. Нельзя издать ни звука. Обнимая себя за плечи, она понимает вдруг, что совершенно нага: на ней ни платья, ни даже легкой сорочки, – только терновник скрывает белое тело под переплетением сухих ветвей.

Хотя нет… Что наброшено на ее плечи?

Превозмогая боль, Изольда поднимает руку и ощупывает мягкую шерсть. Это же звериная шкура! Серые волчьи уши венчают голову, полоски лап болтаются на груди. Изумленная девушка останавливается, оглядывает меховую накидку…

Но шипы жгут. Каждое мгновение ветви становятся длиннее, оплетают лодыжки, подбираются к сердцу. Потому нужно идти: вслепую, наугад, лишь бы добраться туда…



Внезапно тревожный сон, который видела принцесса, задрожал, рассыпался, сменившись видением предрассветной туманной пустоши. На этот раз в белых клубах не было ничего колдовского – просто облако опустилось на землю. Или земля поднялась в небеса.

По краю крутого обрыва бродила невысокая фигурка. Скиталец не боялся оступиться в тумане – он застыл у самой кромки обрыва. Изольда, как ни силились, не могла разглядеть его лица, но хорошо запомнила руку, протянутую над пропастью ладонью вниз…



Сладкий яблочный запах заставил веки девушки задрожать. Спустя мгновение глаза ее открылись, принцесса с наслаждением потянулась.

– Чем это так вкусно пахнет?

– Завтраком, – ответил откуда-то из-под кровати волк. – Но, боюсь, он вот-вот сгорит.

Услышав это, Изольда вскочила с постели, босиком бросилась на кухню и стащила с огня кипящий котелок.

– Эдак я и готовить научусь, – весело заявила она.

Тонкая легкая сорочка едва доходила девушке до колен.

– Вам бы не помешало одеться, принцесса, – прислушиваясь к далеким шагам Ливы во дворе, заметил Таальвен.

Изольда решительно сложила руки на груди.

– К свадебному наряду из болота я даже не притронусь! – И глянула искоса на лежащее в уголке платье. За ночь ткань совсем ссохлась, буквально свернулась в трубочку. – Сам посмотри.

Волк кашлянул, но спорить не стал.

– Нужно попросить наряд у ведьмы.

– Таальвен, – пожурила девушка. – Невежливо называть так хозяйку, которая нас приютила. Но насчет одежды ты прав.

Она выбежала во двор прямо в сорочке.

– Этого еще не хватало, – проворчал Тааль и двинулся следом.

Погода стояла чудесная. Приветливое солнышко согревало долину, редкие облака чертили на траве узоры, задевая тенями реку и холмы, небо полнилось голубизной.

– Как же здорово здесь! – Принцесса пригладила ладонью нежную молодую зелень. – А у нас дома самый разгар осени.

Кудесница обнаружилась на заднем дворе. Закатав рукава рубахи, она мастерила что-то с помощью маленького гончарного круга.

– Оставайся в долине, если пожелаешь. Мне будет не так скучно.

– Целыми днями гулять среди яблонь, забираться по ночам на крышу и выискивать в вышине звезды, побывать однажды на волшебном острове… – размечталась Изольда. – Жаль, что я не могу.

Она осторожно взяла крохотную пузатую бутыль, выставленную сушиться. Круглые глиняные бока ее были вылеплены изящно, будто над ними потрудился искусный мастер.

– Отличная работа! А я только и умею, что вышивать и играть на лире.

– Занятия, достойные королевы, – лукаво улыбнулась Лива.

Досада ее к утру поутихла. И хотя кудеснице не удалось срезать локон с головы терновой ведьмы или прошептать несколько простых заклинаний над ее постелью, надежда поговорить с девушкой оставалась. Лишь бы спровадить волка.

– Что может быть бесполезнее, чем множить узоры на покрывалах и ткать гобелены со скучными батальными сценами? – размышляла Изольда вслух. – Лучше бы меня научили управляться с мечом.

Кудесница позабыла на мгновение о своих мыслях и мудро заметила:

– Еще неизвестно, какое ремесло пригодится в жизни. И хорошая пряха иногда способна сделать больше, чем вооруженный до зубов рыцарь…

– Но ткани, чтобы сшить себе костюм в дорогу, все равно нет, – пожаловалась принцесса.

– Этой беде я помогу. – Лива отряхнула испачканные руки и поднялась. – После завтрака поглядим на мои закрома.

Изольда просияла.

– Я убрала с печи кашу.

– Умница. – Хозяйка дома скинула фартук со следами глины. – Недаром мне чудился запах горелого.

Она осторожно проверила, высохли ли чашки, вылепленные накануне, и вручила одну гостье.

– Поверить не могу, что ты сама ее сделала. – Восхищению принцессы не было предела.

– Лишь потому, что умею заклинать глину, – скромно заметила кудесница. – После нужных слов она становится послушной.

– Может, научишь меня парочке заговоров?

– Не думаю, что знания пойдут тебе впрок.

– Но я хотя бы сумею разжечь огонь в холодном темном лесу.

Лива подозрительно поглядела на принцессу и, убедившись, что та говорит серьезно, ответила:

– Тебе не нужны никакие магические слова, чтобы заставить пламя вспыхнуть. С помощью одного лишь желания ты способна вызвать бурю или грозу, повелевать дикими зверями, вырастить настоящие непроходимые заросли посреди пустыря. Таково могущество терновой ведьмы.

– А ты уверена, что любая из нас может подобное? – засомневалась Изольда. – Что-то я не чувствую в себе силы покорять стихии.

– Совершенно, – направляясь в дом, кивнула кудесница.

Принцесса задумчиво двинулась следом. С той самой злополучной ночи в замке Северин все только и твердили о невероятной силе, но подсказать, как именно заставить ее пробудиться, никто, разумеется, не мог. Это раздражало.

Завтрак состоял из яблочной каши, хлеба и цветочного чая. Даже за столом Ливу не покидали мысли о пользе, которую можно извлечь из нового знакомства. Вот бы расспросить Изольду о ее семье и обстоятельствах, которые привели знатную особу в Долину ветров. В том, что в жилах гостьи текла голубая кровь, сомнений не возникало. Ведь речь, манера вести себя и величественная осанка с головой выдавали воспитанницу титулованного семейства. Но какого? Узнать это не представлялось ни малейшей возможности: бдительный зверь охранял девушку, словно пес.

– Что за имя такое, – продолжила размышлять вслух кудесница, – Таальвен Валишер?

– Западный ветер, – опередила волка Изольда. – Тааль наречен в его честь.

Лива поперхнулась, отпивая из чашки. Волк выглядел еще более удивленным. Пришлось принцессе пояснить, откуда она узнала о значении его имени.

– Лотарэ, одна из утопленниц болотного короля, просветила меня насчет значения этих слов.

– Понятно, – натянуто улыбнулась хозяйка дома.

Волк промолчал. И, лишь проглотив причитающуюся ему порцию завтрака, заметил:

– Таальвен Валишер – только часть имени. Вообще-то, меня зовут… – Спокойный голос тут же превратился в глухое рычание.

Лива испуганно ойкнула, а принцесса стремглав бросилась к другу.

– Какая разница, сколько имен тебе дали при рождении, мне достаточно и одного.

Она пригладила густую шерсть и подмигнула растерянному Таальвену. А затем обратилась к кудеснице, так и не допившей от неожиданности чай.

– Не обращай внимания. Нам с Таалем лучше помалкивать о своем прошлом, чтобы не пугать окружающих понапрасну.

– Ты тоже начинаешь рычать? – осведомилась шутливо хозяйка дома.

– Хуже. – Изольда сделала страшное лицо.

– Подходящая пара. – Заклинательница улыбнулась. – Доедайте, а я поищу для вас вещи в дорогу.

Пока гости завтракали, Лива вытащила из каморки в полу красивый деревянный сундук и принялась смахивать с него пыль. Когда на крышке проступили таинственные руны, хозяйка дома дотронулась до них, прошептала что-то, и ларец открылся. На дне хранилось несколько прекрасных платьев.

– Они достались мне от торговцев, которые не смогли заплатить за услуги. Пришлось взымать плату чем придется. – Лива извлекла наряды на свет.

– Вымогательница, – хмыкнул неслышно Таальвен, но принцесса не обратила внимания.

Любуясь пестрыми тканями, она расстроенно протянула:

– А нам даже нечем отблагодарить тебя… Может, я буду хоть как-то полезна?

– Эм… – Лива задумалась, с опаской поглядывая на волка. – Вряд ли… Мне ничего не нужно.

Она уже отряхивала широкие брюки и собиралась заняться своими делами, как вдруг взгляд кудесницы упал на загадочный предмет у изголовья постели – тонкое кольцо из лозы, затканное изнутри сетью сложных узоров. Прикоснувшись к нему кончиками пальцев, девушка вымолвила:

– Пожалуй, тебе удастся со мной расплатиться… Собственным сном, если волк не будет против…

Изольда замерла в замешательстве. Алое платье с пышными рукавами и высокой талией застыло в ее руках.

– Не понимаете, о чем я веду речь? – усмехнулась довольная кудесница. – Что, по-вашему, это такое?

Она указала пальцем на деревянный кружок над кроватью. На обод амулета было навязано множество нитей, на конце которых болтались перья и лоскуты меха.

– Украшение, – вежливо предположила принцесса.

– Мухобойка, – пошутил волк.

– Ловушка для снов! – воскликнула хозяйка дома. – Вешаешь ее у изголовья, и в сети попадают грезы.

Таальвен Валишер поглядел на Ливу подозрительно, но побрякушку, снятую с гвоздика, обнюхал. Пахла она деревом, старой бечевкой, травами и немного яблоками. Волк озадаченно переглянулся с Изольдой. Она тоже пригляделась к волшебной вещице, но ничего, кроме серебристой пыли, не увидела.

– Кажется, вы оба мне не верите. – Лива уперла руки в бока.

– Вовсе нет. – Принцессе вдруг пришло в голову, что своими сомнениями они с Таальвеном обидели девушку. – Если считаешь, что в сети поймалось какое-нибудь из моих сновидений, конечно, оставь его себе. Тем более что снилось мне нечто странное.

– Вот и поглядим. – Кудесница поднесла к глазам волшебный капкан, и лицо ее побледнело. – Тебе привиделся Западный ветер?

– Не помню. – Изольда потерла виски. – Все как в тумане…

Она протянула руку к амулету, но Лива спрятала ловушку в сундук.

– Не стоит разглядывать сны при свете дня: велик риск разрушить их ненароком… Ответь лучше, какой наряд ты выбрала?

Тааль мигом смекнул, что кудесница спешит переменить тему разговора, но вмешиваться не стал.

– Пожалуй, надену этот.

– Правда?! – Лива придирчиво оглядела скромное на вид платье, единственным украшением которого были лента на талии и белая нижняя рубашка со шнуровкой на груди. – Но оно ведь совсем простое.

– Такое мне и нужно, – кивнула Изольда. – Хочу привлекать как можно меньше внимания.

Волк одобрительно вильнул хвостом.

– Я бы на твоем месте взяла алое. Его оттенок необычайно подойдет к цвету твоих волос.

– Если в придачу у тебя не найдется кареты и небольшого вооруженного отряда, то я откажусь. Ведь в роскошном платье придется идти чинно, медленно. А мне не до торжественных процессий, – рассмеялась гостья.

Атласным туфелькам она предпочла мягкие удобные сапоги и пожалела, что у кудесницы не нашлось плаща или накидки. Часть тяжелых волос пришлось убрать в косу, чтобы они не падали на глаза. В подарок Изольде достались также тонкие кожаные перчатки, которые Лива сшила сама, и острый карманный нож.

– Не помешает в пути.

Вдобавок кудесница протянула принцессе корзину, полную снеди, и надела на шею девушки маленький амулет. Тонкая, вылитая из серебра мельница засверкала на солнце.

– Спасибо, – растрогалась Изольда. – Когда я вернусь домой, обязательно пришлю тебе гостинец.

Волк взял тяжелую корзину в зубы и нетерпеливо переступил с лапы на лапу.

– В этих краях вам ничто не угрожает, – вместо напутствия сказала Лива, – но, как только покинете безопасные земли, будьте осторожны. Чтобы выйти из Долины ветров, следуйте по тропинке. Через реку лучше переправляться вброд по камням. Минете их, и Круглые горы предстанут во всей красе…

– Далеко они тянутся? – Принцесса приставила руку ко лбу козырьком.

– Говорят, вдоль всей долины. Но я никогда не была за грядой, так что подсказать, где искать тропинку для перехода, не смогу… Конечно, если бы Небесный край все еще летал, перемахнуть горы не составило бы труда…

– Только остров застрял над долиной из-за нерадивой девицы, решившей пленить Западный ветер. – Таальвен бесцеремонно оборвал кудесницу, и на ее лице вспыхнуло негодование.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11