Евгения Спащенко.

Терновая ведьма. Изольда



скачать книгу бесплатно

– Продать? – басом хохотнул медведь. – Что-то я не вижу при вас мешков с золотом. Чем будете расплачиваться за пищу и кров?

– Пойдем отсюда, – буркнул волк, – он не впустит нас.

– Подожди, я попробую еще раз. – Изольда сделала пару шагов навстречу хозяину долины и миролюбиво подняла руки. – Денег у меня нет – это верно, но, может, мы будем вам чем-то полезны?

Незнакомец в медвежьей маске придирчиво оглядел фигурку девушки. Даже с такого расстояния легко угадывалось, что к физическому труду она не привыкла.

– Не представляю, как вы пригодитесь, помощники по хозяйству мне не нужны. Да и ты вряд ли сумеешь рубить дрова…

Взгляд его упал на кудрявые локоны Изольды, в солнечных всполохах они переливались золотом.

– Хотя, пожалуй, я купил бы твои волосы.

Волк подался вперед и зарычал. Когти на его лапах полоснули мягкую землю.

– Этому не бывать!

– Боюсь, он прав. – Принцесса пригладила шерсть своего спутника, вздыбленную на загривке. – Мы уходим.

Легким движением она откинула со лба длинные пряди, колючки на щеках показались во всей красе.

Волк уже прикидывал, сколько времени им понадобится, чтобы пересечь равнину, и успеют ли они до темноты, но незнакомец крикнул неожиданно тонко:

– Погоди!

От внимания его не укрылись терновые отметины, и, похоже, они заинтересовали хозяина долины посильнее девичьей косы.

– Да стой же ты!

Изольда с опаской обернулась. Человек-медведь внезапно затрясся, скукожился, бурая шкура упала на землю. Принцесса юркнула за спину волка, но бояться было нечего. Перед ними стояла стройная девушка, немногим старше Изольды. На руках ее красовались толстые, сшитые не по размеру перчатки, она с трудом отвязывала от ног тяжелые, доверху набитые опилками сапоги. Спрыгнув с них, незнакомка оказалась всего-то на голову выше принцессы.

– Я вас не обижу.

Несмотря на улыбку незнакомки, Изольда не сдвинулась с места.

– Разных людей заносит в Долину ветров, – поспешила сгладить напряжение кудесница. – Вот и приходится наряжаться грозным хозяином. Я живу здесь совсем одна, так что защитить меня некому.

Лицо у нее было приятное, хотя и с острыми чертами. Пышные темные волосы кое-как убраны в толстую косу. Под шкурой незнакомка носила простую белую рубаху с кожаным корсетом и просторные шаровары.

Волк все еще настороженно принюхивался, когда девушка протянула принцессе руку.

– Меня зовут Лива.

– Изольда, – кивнула смущенно путница.

Незнакомка показалась ей удивительной: на запястьях и пальцах ее чернели странные руны. Но разглядывать узор, словно простолюдинка на ярмарке, принцесса не стала. А вот Лива, напротив, устремила на нее цепкий серый взгляд.

– Ты не получишь ее волосы! – предупредил грозно Таальвен.

– Я не посмею просить об этом, – развеселилась их новая знакомая. – Нужно обладать безмерной наглостью или глупостью, чтобы потребовать хотя бы локон с головы терновой ведьмы.

– Ты знаешь? – Изольда попятилась.

– Разумеется! Будь я обычной женщиной, живущей в глуши, вряд ли следы на твоей коже сказали бы мне о чем-то.

Но я и сама из рода кудесников-заклинателей, потому не раз слышала истории о терновых ведьмах.

– Ты колдунья?

– Не совсем. – Заклинательница воткнула свою палицу в землю рядом с забором. – Мои предки обладали особыми знаниями, которые и передали мне по наследству. Это не магия, а скорее тайная наука. Например, я легко могу изменить голос или навести морок.

– Морок? – Принцесса удивленно вскинула бровь.

– Чтобы человек видел то, что нужно.

– Ну, конечно! Обычным людям ты, верно, кажешься страшным чудовищем. До смерти напуганные медвежьим обликом, они бегут куда глаза глядят… Отличное средство от незваных гостей.

– Но с вами этот трюк не прошел, – кудесница хитро подмигнула, – на животных мои чары не действуют, а терновую ведьму обмануть практически невозможно.

– Хоть одно полезное умение у меня есть, – пробормотала Изольда, заглушая громкое урчание собственного желудка. – Простите…

– Ох, как зверски ты, должно быть, голодна, – рассмеялась заклинательница. – Скорее идемте в дом, накормлю вас ужином.

Бдительный волк заступил своей спутнице дорогу и напомнил с подозрением:

– А как же плата за еду и ночлег?

– Какая? – Лива состроила невинные глазки. – Достаточно и того, что терновая ведьма почтит своим присутствием мою скромную обитель! А если к тому же она порадует меня парочкой колдовских историй, я буду абсолютно счастлива.

Изольда просияла. Кудесница, скинувшая медвежью шкуру, сразу ей понравилась.

– Проходи, – распорядилась Лива, направляясь к своему жилищу. – А друга можешь устроить на куче соломы за домом…

От возмущения волк чуть не взвыл.

– С твоего позволения, он пойдет со мной, – успела вставить принцесса прежде, чем ее спутник открыл пасть, – Таальвен Валишер – не обычный волк. Насчет его примерного поведения можешь не волноваться.

– Как скажешь, – безмятежно кивнула хозяйка дома.

Но волк подметил, как лукаво блеснули ее глаза, и про себя подумал:

«Лисица хитра».

Колючая стреха домика ощетинилась недружелюбно. Тут и там под ней висели деревянные колечки, затканные внутри сложными узорами из нитей, легко позвякивали палочки с примотанными к ним перьями и обрезками ткани. Стена у самой крыши была расписана загадочными рунами, разобрать которые Изольда не смогла. Никогда прежде девушка не видела подобных символов.

«Все-таки она ведьма», – решила принцесса, склоняя голову, чтобы вслед за Ливой попасть в дом через низкий вход.

Волк молчал, предельно сосредоточенный, готовый обороняться. Но ничего страшного не случилось. Только огонь в очаге вспыхнул голубыми искрами. Дверь за путниками тихо закрылась.



В доме пахло пирогом, яблочным сидром и свежей соломой. Было в нем всего две комнаты, доверху заваленных книгами, старыми, пожелтевшими от времени свитками, какими-то невероятными металлическими инструментами, похожими на подзорные трубы. Назначение их осталось загадкой для Изольды.

Колдовское добро размещалось на грубых деревянных полках и столах. Древние фолианты стопками громоздились под стенами, грозясь обрушиться на незваных гостей. Концы свернутых в трубки карт торчали из сундуков вместе со ржавыми металлическими шестеренками, ключами и странными побрякушками, напоминающими сломанные часы.

– Что это? – Принцесса с любопытством уставилась на стеклянную колбу, на дне которой плескалась ядовито-аметистовая жидкость.

– Лучше не трогай, – предупредила Лива, подхватив заветную бутылочку. – Астильбовое вино – редкая вещь, достать которую сейчас почти невозможно.

Она приоткрыла узкий шкаф, до отказа забитый колбами и ретортами, и спрятала закупоренное вино в его недра. Но волк успел заметить, что многие пробирки на полках пусты – видимо, волшебные запасы кудесницы давно истощились.

– Располагайтесь, – приветливо предложила хозяйка, зажигая масляные светильники.

В жилище ее было темновато, ведь сквозь окна почти не проникал свет.

Изольда медленно прошлась по комнатам, отмечая про себя, что, несмотря на груды диковинных вещиц и книг, домик Ливы выглядел уютно. Правда, он совсем не походил на хижины крестьян и усадьбы фермеров. Если уж быть точной, девушка вообще никогда не встречала подобных домов. Хотя она уловила некое сходство с кабинетом Стефана в замке Северин. Но едва ли там можно найти кошачий череп, сушеные скелеты морских рыб, охапки почерневших, но все еще сладко пахнущих цветов и драгоценные слитки в стеклянном кувшине.

В спальне под стенкой стояла простая кровать, в несколько слоев застланная лоскутными покрывалами, – похоже, единственная постель в доме. Прямо над ней виднелся чертеж с кругами и полукружьями, испещренный мелкими письменами. Бумага была такой ветхой, что начала крошиться по краям.

Кровать подпирал небольшой секретер, в пару ему имелся резной деревянный стул столь искусной работы, что впору украсить им королевскую читальню.

Принцесса огляделась недоуменно: что за странная обстановка? Наспех сколоченные полки здесь соседствовали с великолепными шкафами и табуретками… Домик заклинательницы словно собрали из драгоценных деталей, дополнив на ходу простой деревенской мебелью. По всему чувствовалось: жилище это необычное.

Мысленно решив больше не удивляться, Изольда побрела на кухню. Бумаг и механических диковинок тут было поменьше. Треть помещения занимал закрытый очаг с полукруглой дверцей. Но вот странность: сложили его не из привычного камня, а отлили из гладкого черного металла. Кривая труба вела от камина на улицу прямо сквозь соломенную крышу.

Посреди комнаты стоял круглый стол, на полках горками возвышались глиняные тарелки, кувшины, кружки. Из полумрака приоткрытой кладовой сладко тянуло фруктами.

– Яблочный пирог как раз подоспел, – вынув из печи румяный каравай, заметила Лива. – Нужно только набрать сидра в чулане.

И она скрылась за дверью каморки среди плетеных корзин с запасами.

– Надеюсь, вы не против яблок. Этих фруктов навалом в Долине ветров – приходится сушить их на зиму, печь, варить пиво…

– Мы будем рады любой еде, – успокоила хозяйку гостья.

И чинно уселась на лавку у очага. Немного напряженный волк устроился у ее ног.

– Вот и славно. – Кудесница чихнула, вытаскивая из чулана полный до краев жбан и головку мягкого белого сыра.

– Прошу к столу!

Дважды звать не пришлось. Правда, ни хрусталя, ни вышитых салфеток, приличествующих случаю, в доме не нашлось. Не оказалось даже вилок.

– Подумаешь, – хихикнула Изольда, разламывая теплый яблочный каравай руками. И порадовалась, что брат с бабушкой не видят ее сейчас.

Пирог был просто восхитительный. Девушка уплетала угощение за обе щеки, не забывая запивать его освежающим сидром. Волк тоже получил свою порцию еды, но отнесся к ней гораздо прохладнее.

– Рада, что угодила терновой ведьме. – Лива растянула губы в улыбке.

– Пожалуйста, не называй меня так, – вспыхнула гостья. – Вряд ли во мне есть хоть что-то ведьмовское, не считая злосчастных терновых следов.

Кудесница с любопытством уставилась на нее.

– Как скажешь… Но мне узоры на твоей коже кажутся красивыми.

– Придумаешь тоже. – Изольда прикрыла щеки волосами. – На родине меня бы за них по меньшей мере заперли в башне. А может, даже сожгли, родись я не в знатной семье…

– Ну и нравы, – покачала головой кудесница. – К счастью, твоя родня не поступила так сурово.

Принцесса погрустнела.

– Они не знают, что со мной случилось. У меня и семьи почти нет. Только бабушка и старший брат.

Лива поставила на стол новую порцию сидра и незаметно наполнила пустую кружку гостьи.

– Но Стефан – человек, у которого и без того множество обязательств. Так что я решила не рассказывать ему о своем ведьмовстве. – Изольда вздохнула.

– Иными словами, ты сбежала… – Отказать в проницательности хозяйке дома было сложно. – Но здесь-то откуда взялась?

– Из болота… – Язык у принцессы начал заплетаться.

Пить она не привыкла и легко попала под чары коварного хмеля. Зато ее верный спутник неустанно следил за происходящим. К крепкому напитку он не прикасался, утоляя жажду водой.

– Ты говоришь о Болотном королевстве? – ахнула Лива. – Я слышала о нем, но… Разве из омута возможно выбраться?

– Если очень быстро грести. – Девушка хохотнула.

– Что же вы делали под водой?

– Гостили у тамошнего владыки. Вернее, были у него на свадьбе…

– Любопытно… – Серые глаза кудесницы сверкнули. – И как он поживает?

– Хорошо. – Изольда снова захихикала. – Одержим идеей, что его прокляли… Поэтому пришлось спешно оставить беднягу.

– Ясно… и куда теперь держит путь терновая ведьма?

– Ищу одного человека, – окончательно опьянев, поведала гостья.

Но волк потянул ее за руку с тихим рычанием, и девушка спохватилась.

– Таальвен прав, это тайна.

– Понятно. – Заклинательница кивнула заговорщицки.

Волку ее расспросы не понравились.

Да и глаза у кудесницы были странные – подернутые дымкой. Обычно за такими скрываются темные загадки. Изо всех сил она пыталась выглядеть беспечной, но печаль во взгляде утаить непросто. И то, как жадно Лива ловила иные слова Изольды, казалось Таальвену подозрительным.

– У тебя не найдется снадобья, чтобы прояснить мысли? – пытаясь унять головокружение, простонала принцесса.

– Конечно. – Кудесница приоткрыла дверцу кухонного шкафа и выудила оттуда мешочек с травой. – Заварю тебе чай.

Походя она подмигнула волку.

– Не волнуйся насчет сидра, действие от него быстро проходит.

А затем поставила на печь маленький до блеска отполированный чайник, прошептала что-то над огнем, и он вспыхнул, снова разгораясь.

– А я вот колдовать не умею, – с завистью протянула Изольда.

– Это не колдовство. – Лива польщенно улыбнулась. – Я знаю специальные слова, чтобы разбудить пламя.

– Именно так у меня на родине и выглядят чары, – уточнила принцесса.

Она блаженно откинулась на спинку стула.

– Расскажи о своих предках…

Заклинательница словно ждала этого. Поворожив над чашками, уселась за стол и заговорила нараспев:

– С незапамятных времен они жили в Долине ветров. Окрестности тогда полнились всевозможными воздушными потоками. Морские бризы, пустынные вихри, далекие ураганы с гор то и дело посещали долину, поддерживали Небесный край цветущим.

– Странно, – Изольда отхлебнула чая, – за целый день нашего путешествия мы с волком не ощутили ни дуновения…

– Потому что сейчас ветра обходят это место стороной, – печально подтвердила Лива. – И причина кроется в устройстве летающего острова, который парит над кряжами. Именно на нем обитал некогда мой народ… Давно это было… Колдовство кудесников еще не поглотило время, и они счастливо жили в Небесном краю. Несколько раз в год швартовали свой дом к горным вершинам, спускались в долину на большое торжище, чтобы обменять свои товары на зерно, специи, шелк. Заклинатели считались искусными мастерами по металлу и дереву, так что многие приезжали за их диковинными вещицами…

– Вот что за странные штуковины… – Изольда указала на металлический шарик на полке. Бока его покрывали узоры и камушки, подозрительно похожие на рубины.

– Жалкие крохи былого величия моих предков, – понурилась рассказчица. – Пришлось выкупать их у торговцев… Кое-что я смастерила сама. Но, в общем-то, ты права: кудесники умели создавать необычные вещицы. Амулеты, помогающие искать воду, обереги, хранящие от удара молнии, особые инструменты для богатого урожая, любовные талисманы… На последние, к слову, был самый большой спрос… И так, благодаря бойкой торговле мой народ жил в полном достатке среди облаков…

– Почему же ты оказалась на земле совершенно одна? – Изольда подтянула колени к груди и устроилась поудобнее.

– Как я уже сказала, причина в самой сути существования Небесного края… Давным-давно его подняли в небо с помощью некоего секретного механизма, спрятанного в недрах острова. С тех пор земля моих предков стала недосягаема для врагов. Но так же и безжизненна, как любой кусок скалы, оторванный от всеобщей плодородной тверди. И чтобы обеспечить его водой и зеленью, кудесники создали огромные зачарованные мельницы. Пока их лопасти вертелись, прямо из долины в Небесный край поднималась река, питающая почву. Сады плодоносили, весну сменяло лето…

– Заклинателям нравилось парить в вышине – так легче оберегать тайные знания. В помощи людей они не нуждались, ведь умели заговаривать огонь, железо и дерево, призывать дождь, отгонять бурю, растить овощи и фрукты…

– Что же произошло? – не сдержала любопытства принцесса.

Словно отвечая на ее слова, огонь в печи полыхнул голубыми искрами и зашипел. Лива строго глянула в его сторону, сложила пальцы в причудливый знак, и пламя утихло.

– Среди прочего кудесники знали, как привадить ветра. Десятки вихрей вертели мельницы, даруя Небесному краю процветание, пока один единственный – Западный, не обратил внимание на остров. Его звали Зефир, и вскоре он стал частым гостем в доме главы общины.

– Ветер? – Изольда окончательно протрезвела.

– Да, – рассказчица стянула с тарелки сухую коврижку, – смешливый юноша с копной непослушных пепельных волос. Западный ветер влюбился в дочь старейшины.

Обожавшая сказки принцесса мигом представила себе непокорную красавицу на краю обрыва: волосы развеваются на ветру, глаза устремлены вдаль.

– Она отвечала взаимностью?

– Любить ветер – занятие, изматывающее сердце и душу, – вздохнула Лива. – Но она одаривала его вниманием. И для кудесников наступили благословенные времена: не нужно было беспокоиться о будущем, вычислять, какой из ветров вскорости пролетит мимо, звать его… Зефир целыми днями кружил крылья мельниц, обеспечивая краю воду, урожай, достаток…

Сытый волк устроился поближе к очагу и положил голову на лапы. Но, несмотря на сонный вид, слушал внимательно, поглядывая на хозяйку дома из-под полуопущенных век.

– Но вот ветер стал прилетать все реже, занятый своими делами на другом краю света. И хотя юной заклинательнице стоило лишь шепнуть в темноту ночи несколько заветных слов, чтобы наутро ее друг явился, тревога поселилась в сердцах обитателей Небесного края.

«Что, если однажды, Зефир исчезнет? – роптали они. – Сколько мы протянем без ветра?»

Встревоженные люди не давали покоя старейшине общины, потому он приказал дочери сплести для Западного ветра оковы.

– Разве подобное возможно? – поразилась принцесса.

– Если знать нужные руны… – подтвердила Лива. – Из обид, печали и ночного холода выковала способная девушка цепочку для своего гостя, тонкую, как нить. Из вязкого утреннего тумана, смешанного со слезами, изготовила ошейник. И долго сомневалась, прежде чем позвать Зефира. Горько было упекать в плен любимого, но остаться одной – еще страшнее. Ветер есть ветер: появится, крутанет крылья мельниц, принесет ожерелье или жемчуг из-за моря, а в следующее мгновение хохочет под облаками – не поймать.

С каждым словом история звучала все печальнее – на удачный исход Изольда теперь не надеялась.

– Кудесница пленила его? – Ответ был заранее ей известен.

– Да.

Уголек в печи зашипел и погас.

– Когда утром Зефир обнаружил оковы на своей шее, он пришел в бешенство: возлюбленная предала его. Но улететь юноша не мог: волшебная цепь, сотканная из обид, горя и слез, держала крепко. В ярости Зефир поднял такой ураган, что снес с земли дома кудесников, разорил посевы. Он бушевал несколько месяцев, круша лопасти мельниц, сады, дворы без разбору. И вскоре стало ясно: жить в Небесном краю невозможно.

Заклинатели сами накликали на себя беду и сполна расплатились за содеянное. Собрав последние крупицы знаний, они ушли. А спустя какое-то время высохла река, питающая их землю. Ветер окончательно разрушил животворящие мельницы – остров остановился, замер в небе.

Кудесники разбрелись по земле – искать лучшей судьбы. Но достичь былого величия им было не суждено. Оторванные от дома, скитальцы быстро потеряли тайные знания, разучились заклинать.

– Что же стало с возлюбленной Зефира? – Изольда никак не могла выбросить ее из головы.

– Не знаю, – пожала плечами Лива. – Может, пыталась побеседовать с ветром… Но вряд ли он позволил бы подобраться к острову. Так что несчастная, скорее всего, осталась одна.

– Как жаль… – Девушка зевнула. – Давно это случилось?

Заклинательница делано развела руками и принялась убирать со стола.

– Пятьдесят, сто лет назад… я живу в долине немало, а до того жили мои предки.

Задремавший было волк поднял голову и поглядел на кудесницу, но ничего не сказал.

– Вдруг Зефир все еще там? – не унималась Изольда.

– Кто знает… я не поднималась наверх, чтобы проверить. До острова просто так не добраться. Да и сама история – лишь древняя легенда. Есть такая песня, родом из здешних мест.

– Споешь мне?

– В другой раз. – Хозяйка дома прикрыла печь заслонкой, и в комнате сделалось темнее. – Ты едва держишься на ногах.

– Нет-нет, у меня хватит сил, чтобы послушать, – запротестовала девушка.

– Ну хорошо. Ложись в постель, а я, так и быть, спою для тебя.

Сонная Изольда побрела в спальню, но по пути спохватилась.

– Если я займу твою постель, где ляжешь ты?

– Не беспокойся. – Заклинательница достала из закромов свиток плотной ткани и, развернув его, закрепила в дверном проеме за петли. – Сегодня отдохну в гамаке.

– Правильнее было бы поступить наоборот. – Принцесса смущенно застыла. – Давай я устроюсь в дверях.

Но хозяйка махнула рукой.

– Тому, у кого впереди нелегкая дорога, глупо отказываться от возможности понежиться в теплой, удобной постели.

– Наверное, ты права.

– Возьми. – Лива протянула гостье тонкую сорочку. – Завтра поищу для тебя что-нибудь поприличнее.

И она ушла на кухню, любезно предоставив Изольде возможность переодеться. Волк остался у очага, лениво размышляя сквозь дрему.

– Я уже легла, – донеслось из спальни через минуту.

Тогда Лива зажмурилась и тихо запела.

 
Вертит Зефир крылья сломанной мельницы,
Мелет лохмотья из прожитых дней.
Сад за рекой морем яблочным пенится,
Время несется по кругу скорей.
 
 
Не залатаешь дырявые лопасти…
Поле вокруг зарастает травой.
Бродит Зефир у оскаленной пропасти,
Прячет надежду вернуться домой.
 
 
Цепи его синим инеем кованы,
Стали, железа в них нет и следа.
Легче пера, но навек заколдованы,
Их не сломать, не разбить никогда.
 
 
Снится Зефиру привольное прошлое,
Шпили дворцов за краями миров.
И ворожейка, как месяц пригожая,
Что заплела паутину оков.
 
 
Был для нее он беспечным бродяжником,
Гостем ночным, приносящим цветы,
Другом желанным, задумчивым стражником,
Пленным Зефиром ее красоты…
 
 
Ночью и днем исполинские мельницы,
Словно бумажные, ветер кружил.
Думал, что мир никогда не изменится,
Но, окольцованный, крылья сложил.
 
 
Тщетно просила ведунья печальная
Ей колдовские оковы простить…
Чахнет без мельниц земля одичалая,
Некому крылья стальные крутить.
 
 
Времени нить разорвалась, рассыпалось
Звоном монисто из прожитых дней.
Сколько бы горя влюбленным ни выпало,
Пусть возвратятся друг к другу скорей.
 
 
Только безжалостны ржавые лопасти:
В прошлое жизнь невозможно вдохнуть.
Бродит Зефир темной ночью у пропасти
И до рассвета не может уснуть…
 

Когда ее голос стих, Изольда уже крепко спала. Дремал и волк, но, услышав шелест, открыл глаза. Это хозяйка дома разложила древние свитки, чтобы сделать в них записи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11