Евгения Мэйз.

Другие: Она родная



скачать книгу бесплатно

– Куда сейчас?

Минди продолжила удивлять его и дальше. Она решила наведаться к психологу. Настроение Баркера тут же стало портиться. Мозгоправ был у Минди давно, и вспоминать о тех темных временах ему совсем не хочется. Но Минди проявляла чудеса здравомыслия.

– Я расколотила кофейный сервиз.

Как объяснял ему этот скользкий мозгоправ Триал, Минди громит окружающее пространство, чтобы высвободить негативную энергию.

“Уж лучше вещи, мистер Баркер!”

Точно! Он, наконец, стал привыкать к уюту в доме. Еще год назад вся эта бабская и, казалось бы, ненужная мелочь в виде горшков с цветами, ваз, подсвечников, красивых блюд не задерживалась у них надолго, засыпая полы своими осколками. С крупными предметами мебели Минди справиться не могла, а вот мелочь громила исправно. Он мог позволить себе обновлять интерьер так часто, как это требовалось, но все же ему хотелось, чтобы дом встречал его в привычном положении вещей.

– Я не хочу возвращаться к этому, папа. – Минди яростно закачала головой, утерев кулаком выступившие слезы. – Нет-нет! Все только стало налаживаться! У нас все серьезно с Брэди! Я не хочу!..

В следующую секунду Минди возмущенно пискнула. Майк прижал ее к себе, со всей силы сжав в объятиях. Его дочь наконец-таки повзрослела, переступила этот рубеж!

– Конечно, милая!

Он отстранился, полез за пазуху, доставая бумажник.

– Держи. – Он протянул ей кредитную карту. – Сходи, обязательно!

Он медлил. Минди смотрела на карту, покручивая в ее руках. Он не увидел на ее лице прежней радости, что удивило его. Минди и шопинг всегда были лучшими подругами.

– Я запишусь на несколько сеансов?.. Папа! Не надо! Я задохнусь!

Майк вне себя от счастья все же поставил девушку на заиндевевший пол ангара.

– Папа, – Минди убрала волосы под шапку, – я уже записалась к нему! Он ждет меня сегодня!

Майк кивнул, подобравшись. Он расслабился, размяк! Еще весь день впереди и люди привыкли видеть в Майке не нюнчика и охающего старика, а уверенного в себе дельца, разбирающегося во всем Майка Баркера.

– Бери Дэна и дуй в Джуно!

***

Отец оставил ее одну, но перед этим отправил механика в город за ее машиной. Минди продолжила стоять на ветру. В пуховике было тепло, и ветер не пугал ее, наоборот, он помогал ей: так не было видно, что она курит. Минди улыбалась, сжимая прямоугольника пластика.

– Конечно, папа. Я сделаю, так как ты скажешь!


Глава 8

Они дошли до машины. Кэш чувствовала себя прескверно. Дэн отдалился от нее. Она не стала спрашивать у него про то, куда они исчезли вместе с Хлоей. Кажется, что тут все очевидно, он отправил ее домой.

– Кэш…

– Я все понимаю, – проговорила она быстро. – Я доеду сама…

Кэш не знала, куда девать себя.

– Я не о том. Я поговорю с Хлоей. Это неприемлемое поведение. Она подводит меня. Я запрещу ей приближаться к тебе.

Кэш понимающе кивнула. Она хотела домой, к Снапу, что ждет ее, морозя свой пушистый зад на границе владений, к горячей печке, а не вот этого всего! Романтика быстро сошла на нет.

– Делай, как знаешь.

У Кэш нет ни братьев, ни сестер.

Вряд ли она может сказать хоть что-то, но что касается нее, то она бы сперва поговорила с этой девушкой. Скорее всего, Дэн делал это не раз. В Крейге много симпатичных девчонок. Она смогла убедиться в эти и прошлые выходные. Дэн же до сих пор один. Показательно, да?

“Может он бабник?”

Нет. Это предположение не получило нужного отклика в ее душе. Здесь было что-то не то, но, как ни рылась Кэш, правильного наития так уловить и не смогла.

– Привет!

Пес ткнулся ей в колено. Всего ничего прошло, а в ее отношениях с вожаком стаи наметилась оттепель.

– Все хорошо, мальчик, – Кэш присела возле собаки, почесав его за ушами. – Не надо ждать меня.

Она не выдержала, стала мять шкуру на его шее, загривке и холке. Пес был горячим, так что его хотелось обнять и уткнуться в его пахнущую псиной шкуру носом, да так и остаться с ним, не думая ни о чем. Туго скрученная пачка купюр уже не радовала ее так, как в начале вечера.

– Все со мной будет в порядке! Пойдем?

Снап проводил ее до дома, дождался, когда она откроет дверь, и лишь потом, потягивая задние лапы, отправился к себе в сарай. Кэш только посмотрела вслед животному, что отказывался ночевать в доме, игнорируя приглашающе приоткрытую дверь.

– Спокойной ночи, Снап!

Она отправилась спать. Ей сегодня вставать рано. Запасы, оставленные Бертой, приказали долго жить еще полторы недели назад. Она решила, что будет придерживаться того же режима питания, что и Берта, не переводить собак на сухой корм, как бы того не требовала лень.

– Теперь я кормлю не нью-йоркскую, а весьма взыскательную лохматую публику Крейга, – подумала Кэш, оглядывая освещенный желтым фонарем двор.

Она улыбнулась, представив, что будет утром, когда она начнет выставлять миски с едой, и провалилась в сон.

***

Она не проснулась, когда из леса вдруг донесся тихий свист. Снап выбежал из сарая почти тотчас же, зарычал, осклабился, вытащив ряд пугающих белоснежных резцов, что больше напоминали миниатюрные сабли и пугающие клыки разрушенных гор.

“Фить-фить-фить!” – доносилось из кустов. Незримый охотник или погонщик звал или вел за собой кого-то.

Снап замер, вытянувшись вперед подобно пущенной стреле. Он вглядывался в темноту, но пока не видел никого, только яркие вспышки света, то и дело мелькающие среди деревьев. Из его груди доносился рык, но через секунду он ослаб, сменившись на ласковое ворчание. Прямой хвост вновь свернулся в бублик и приветливо замахал паре голубых глаз, появившихся из черного контура молодой туйи.

***

Не прошло и получаса, а затея с отметкой границ ее поместья показалась ей невероятно глупой идеей. Псы носились по кругу, оставив попытки залезть ей под руку.

– Снап, давай ты! Как я сразу не догадалась?!

Кэш сняла платок и стряхнула карту, затем и вовсе зашвырнула ее в кусты!

– Вот ведь тупица!

– Уау-уау!

– Это я не тебе!

Она убила целое утро на это бесполезное занятие.

Нет.

Занятие то, что надо! Но исполнение хромает. Краска из баллончика очень хорошо ложилась на деревья, но одним штрихом ограничиться не получалось и карта вдобавок еще эта! Она мешала, загибаясь!

– Ты ведь знаешь, где наши границы? Веди!

Пес радостно гавкнул и понесся вперед. Еще полчаса. Кэш приблизилась к озеру. Она едва поспевала за Снапом, то утопая во влажном мхе, то проваливаясь в ямы с водой, то взбираясь на поваленные деревья.

– Все! Привал! Я сказала привал!

Кэш отбросила полупустой баллончик на землю. Ей еще верхнюю границу отмечать. Не до бесконечности, конечно же, не углубляясь в Канаду в ее вечную мерзлоту, но хотя бы до стен дома.

– Боже! Дойти бы!

Ей было жарко! Ужасно хотелось пить. Она расстегнула куртку, тут же подпрыгнув на месте. Лохматые проходимцы решили «добить» ее, сиганув в воду небольшого озерца впереди. Кэш вскочила со своего места, подбежала к берегу, глядя на то, как хаски и маламуты ныряют в воду с визгами, лаем, фырканьем, а затем выныривают обратно.

– Я вас ненавижу! Мне жарко, а вы тут плещетесь!

В их сторону полетели шишки, но естественно не достигли ни одного из них. Кэш села на плоский камень, плавно уходящий под воду, не придумав ничего лучше, как подложить под задницу карту.

– Проходимцы!

Она пожалела, что не взяла ни фотоаппарат, ни камеру. В разметке территории не было ничего интересного, но на животных, природу, огонь и небо она смогла бы смотреть вечно.

– Вылезайте! Или простудитесь!

Берта ничего не говорила о купании псов, но Кэш рассудила так – животные ни за что не станут делать то, что принесет им вред.

“Они же не в городе! Они же не люди!”

Снап вел свору обратно. Они были похожи на косяк уток, что, сбившись в клин, летят в теплые края, но только это были собаки и их полет происходил в воде. В следующее мгновение Кэш было не до улыбок и не до смеха.

– Снап! – Она показала ему в сторону. – Веди их туда! Ты слышишь меня?! Снап!

Снапу нравился именно этот спуск, но никак не другие. Игры закончились, и он вел стаю обратно, строго за собой, к хозяйке.

– Нет-нет-нет! Вы не возможны!

Кэш отскочила в сторону, выставив вперед руки. Ее свора выбралась на берег и вместо того, чтобы стоять на одном месте и разом встряхнуться, они стали разбегаться по сторонам, преимущественно занимая места вокруг нее, трясти своими мокрыми головами, боками, хвостами.

– Охламоны! – Кэш хохотала в голос, закрываясь руками, пытаясь отгородиться от летевшей в нее влаги. – Прохиндеи!

Кэш ползла обратно в лес. Псы продолжали носиться вокруг нее.

– Это заговор! Я перестану кормить вас! Нет, бегать с вами! Я пущу вас на колбасу! Нет, на мыло!

Ее угрозы на псов не действовали.

О! Им приносило удовольствие вызвать новую порцию ее негодования, слушать ее крики, визги и посулы! Она, наконец, откинулась на желтый игольник, рассматривая теряющиеся где-то далеко-далеко верхушки сосен. Ей было хорошо, как никогда. Так спокойно и легко. Обзор неба внезапно загородила рыжая морда, внимательно посмотрела на нее, обнюхала, ткнувшись мокрым носом в щеку, что-то буркнула и исчезла в неизвестном направлении.

– Кэш!

Пэйн взялся, словно из ниоткуда. Он приземлился рядом с ней на колени и подхватил под плечи, совсем как тогда в Европе.

– Жива?

Взгляд у него был такой… Точь-в-точь, как на том склоне, наполненный страхом, тревогой и надеждой.

“Чертов артист! Ему бы на Бродвей!” – подумала Кэш, разглядывая его лицо как будто бы откуда-то издалека.

Он на мгновение прикрыл глаза, с облегчением выдохнув, правда, тут же все испортил.

– Ты чего орешь?

Прозвучавшее в его голосе раздражение привело ее в чувство. Она была виновата тогда. Этот раз тоже не стал исключением!

– Да отпусти ты меня!

Кэш оттолкнула его от себя. Неудачно. Вновь попыталась отбиться от его рук. Резко встала на колени.

– Что за выходки?!

Она пыталась оттереть руки от приставшей к ней чешуи.

“Милостивый Боже, да он весь в этой дряни!”

Брэд посмотрел на ее спину, на иголки в волосах, остановил взгляд на задранной куртке. Не смог пройти мимо.

– Я слышал крики.

Ничего страшного не произошло. Он что-то придумал себе, вспомнил о капканах, медведях. Вода хорошо переносит звуки. Вот Брэд и бросил все, ринувшись в эту сторону.

– Серьезно? А я нет!

Он повернул ее к себе, взяв ее лицо за подбородок. Кэш уже видела его таким. Пару лет назад. Его глаза отливали металлом, губы сжались, превратившись в тонкую полоску, скулы выделились. Перед ней был Алекс Флагер, совсем не Брэдфорд Пэйн.

– Я думал, тебя убивают!

Кэш отмахнулась от его пальцев. Оставил бы он эти властные жесты для своей подружки!

– Я жива, как видишь!

Что с ней может случиться? Здесь чертовы врата в преисподнюю? Она даже моргнула на всякий случай, проверяя свое предположение в пустоте сумрака. Вполне обычный лес и озеро, яркие пятна собак и…

– О Боже, – тихо выдохнула она, дергаясь в сторону. – Ты не мог бы перестать кричать на меня?

Он видел ее, когда бежал через этот чертов лес. Честно говоря, он и сейчас под впечатлением, какие чувства всколыхнулись в нем при взгляде на неподвижно лежащую женщину!

– Мы это уже обсуждали. Это лес! Дикий край, а не парк при Букингемском дворце!

Кэш вытянула руку, указывая ему куда-то на северо-восток.

– Вон там. – Она еще видела перед собой сумеречного Алекса.

Он впечатлял. Этакая смесь пирата, воина и джентльмена. Но не это поразило ее. Он не был целым и невредимым там, как здесь. Его лицо украшали шрамы, словно он попал под шрапнель или в него бросили иглами дикобраза. Но он был прекрасен в своем несовершенстве.

– Что там?

– Дом твой там? – проговорила женщина, но как-то неуверенно.

Он дотронулся до нее, впервые просто так, не желая помочь, спасти, заставить смотреть на себя, а просто для того, чтобы изменить курс этой изящной и колючей «розы ветров».

– Там.

Девушка проследила за его руками, промолчала, когда он положил ладони ей на талию и сжал ее. Его порадовало, что она не стала сопротивляться и отбиваться. Как-то слишком много этого было в последнее время, и подумалось ему сейчас, что в какой-то момент он бы решил положить этому конец.

– Отлично. – Кэш улыбнулась, ее темные глаза заискрились сотнями бликов. – Десять шагов в том направлении и кричи там сколько твоей душе угодно.

Она отпустила руку, взглянув на него искоса. Брэд видел, как дрогнул уголок ее губ, проследил за тем, как девушка прошла мимо него, обдав сладковато-свежим запахом духов.

– Семь, – уточнил он зачем-то.

Он не мог дать внятного определения, что произошло с ним сейчас. Его словно в воспоминания окунули с головой. Дали побыть во власти тех давно забытых чувств и ощущений, что томили, заставляли ощущать беспричинную радость и счастье.

– Ты умеешь считать, Алекс. – Девушка обернулась, весело улыбаясь. – Так неожиданно для банкира.

Кэш посвистела, а потом и вовсе зацокала, подняв с земли какую-то погремушку. Взгляд сам по себе упал на обтянутые черной тканью ягодицы. Замечательная часть тела. Он, как выяснилось, ее ярый поклонник и по сей день.

– Алекс, туда! – Она махнула рукой в сторону, куда он только что показал ей. – Тебе туда! Определенно туда!

Она отдалялась и, кажется, смеялась. Алекс и не заметил, как пошел за ней следом. В какой-то момент остановился и выругался.

– Черт бы тебя побрал!

Он огляделся по сторонам, посвистел, возвращая преследующих соседей псов. Брэд только сейчас обратил внимание, что лес как-то повеселел.

– Когда бы еще я это заметил, правда, Бусина? – Он погладил подбежавшую к нему хаски. – Сначала сумасшедший забег, а потом такой аппетитный зад.

Бусина его не поняла, принялась бухтеть, призывая к порядку свору. Брэд же разглядывал пространство вокруг, не понимая, отчего вдруг подобрал такое неуместное к лесу сравнение.

Кажется, что мир вновь стал расцветать, окрашиваясь яркими красками.

Деревья! Вот оно!

Он подошел к одному из помеченных стволов. Желтая краска на нем была совсем свежей и пахла ацетоном.

– Ты решила провести границы? – обратился он к уже отсутствующей собеседнице.

Надо думать, чтобы не забрести к нему во владения или не напороться на разбросанные капканы. Все одно.

– Хорошо.

Брэдфорд Пэйн улыбнулся пришедшей на ум мысли и пошел назад, к своей корзине с рыбой, что бросил на берегу.


Глава 9

Кэш перешагивала через тела. Чем холоднее становилось на улице, чем чаще выпадал снег, тем больше двор напоминал ей поле сражения. Хаски тут. Маламуты здесь. Опять хаски. Еще и еще.

– Мои извинения.

Визг и утробное рычание.

– Прости!

Кэш ощущала себя бегемотом, пытающимся перепрыгнуть на гигантскую кувшинку.

– Я не хотела. – Кэш погладила Лили. – Подбирай хвост, подруга.

Весь двор заполонили собаки, разлегшись по всему периметру площадки. На приближение уже знакомой им машины приподняли лохматые головы, проследив за вышедшей хозяйкой, забили хвостами, ожидая внеочередной ласки, поняли, что пролетают, и вновь улеглись, сделав вид, что спят.

– Кто там?

Снап как всегда сидел на границе дома и свободной территории. Он посторонился, пропуская Кэш, и вновь занял свое место. Он неотрывно следил за тем, что и как делает Дэн. Он выгружал небольшую спутниковую тарелку. С минуты на минуту должны были приехать рабочие и протянуть телефонную линию. Они три дня откладывали визит к ней по каким-то едва ли вразумительным причинам, а на самом деле не хотели ехать (как думала Кэш) из-за отвратительной погоды за окном. Снег с дождем и порывистый ветер не прибавят энтузиазма ни одному рабочему начинанию.

– Иди на место, моя хвостатая и молчаливая дуэнья.

Снап ее слушать не пожелал, коротко взглянул в ее сторону, словно говоря “мечтай-мечтай”, а потом перевел взгляд на Дэна, всем своим видом намекая, что тому пора и честь знать. Кэш только хмыкнула на это.

– Спасибо! Ума не приложу, как ты уместил ее в самолет.

Ему пришлось подождать, пока девушка отнесет тарелку к стоящей у сарая сосне.

– Ты видишь это? – Дэн в отличие от Кэш ругался со Снапом вслух. – Оно того и правда стоит?

Снап ничего не отвечал, а если и делал это, то очень и очень тихо.

– Видел ребят-телефонистов. – Дэн заключил ее в объятия, в одно движение перетянув Кэш на свою половину. – Скоро будут, только кофе попьют.

Снап глухо зарычал, оскалившись, гавкнул, если бы Кэш вдруг не выставила руку.

– Тише, мальчик! Тише!

Она смеялась в руках мужчины. Это очень и очень мило!

– Ты зря смеешься.

– Правда?

Дэн кивнул, целуя ее губы. Он выглядел ужасно уставшим, но таким привлекательным в этом образе. Мужественным. Ее отчего-то всегда притягивал подобный… м-м-м, типаж! Вряд ли она смогла бы толком объяснить, какой. Ну, не уставшие же!

– Смешно. – Кэш вдруг опомнилась. – Что он говорит?

Он ведь должен понимать собачий! Иначе они бы не переглядывались, не вели себя так, словно общаются.

– Женщина, я ведь не пес!

Кэш только приподняла бровь в ответ. И без того темные глаза Дэна потемнели, а потом опасливо блеснули желтым.

– Приходи на день Благодарения. Угощу тебя ножкой.

Ей достался долгий и такой сердитый, можно сказать, возмущенный поцелуй. Губы горели после него.

– Я приду, – пообещал он ей, сверкнув белоснежной улыбкой. – Крылышки я тоже люблю, в соусе.

Кэш кивнула. Ей будет очень интересно посмотреть на него с хвостом. Однако Кэш мигом вспомнилась волчица на дороге. Такого почесать за ушами вряд ли получится, замучаешься тянуться.

– Я не пес! Я – волк, и мы не любим сантиментов.

Он угадал ее мысли, продолжая раскачивать в объятиях под неусыпным контролем вожака.

– Так что он говорит?

Руки Дэна неспешно гладили ее спину, изредка перемещались на бедра, но лишнего себе не позволяли, а может быть не хотели. Кэш слушала его, а сама следила за его прикосновениями. Все очень приятно, но как будто чего-то не хватает.

– Что мне пора и шел бы я! Это если опустить ругательства.

Кэш захохотала еще громче. Дэн вновь обнял ее, не желая отпускать веселящуюся женщину. Ее улыбка притягивала к себе, заставляла желать эти сочные губы.

– Он еще и ругается?!

Снап вдруг подскочил, оглянулся, следом за ним поднялась и остальная свора. Кэш нахмурилась, но хаски также резко сел на место, будто не заметив, что остальные рассеялись по территории.

– Чего это они?

– Я тебе говорил, что я не пес.

Дэн пожал плечами. Кэш проследила за его взглядом, оценила, как он посмотрел на серьезного и невозмутимого Снапа. Веселье разом сошло на нет. Неприятие – вот что она увидела. Причина в ней? Или еще в чем-то?

– Не всегда они дают слышать свои мысли волкам. Это верно и в обратную сторону.

– Общаться неинтересно?

– Да о чем с ним разговаривать?!

Кэш провела по щеке Дэна. В его голосе не слышалось веселья, наоборот, четко прослеживалась некая нервозность. Он прикрыл глаза, наслаждаясь этой простой лаской.

– Устал?

Он кивнул. Он летает через день, редко через два.

Сейчас жаркая пора, канун наступающих праздников.

Скоро день Благодарения, потом наступит черед Хэллоуина, а там рукой подать и до Рождества. Работы будет еще больше. Он и его напарник Найджел будут работать, как проклятые, если только Баркер не наймет дополнительную рабочую силу. Пока два самолета простаивают без дела, но ближе к Рождеству на полосу выведут еще один.

– Это будет ад. – Он и сам не заметил, как рассказал ей все. – В прошлом году было именно так.

– И так каждый год?

– Да, но не в эту пору. Дочка хозяина зачастила в Джуно, а еще Пэйн со своим заказами.

Кэш стало не по себе. Появилась некая тень, барьер, что словно связал мысли, запрещая словам вырваться наружу. Жизнь Минди и Пэйна, ее и его интересы, заботы и чаяния – не ее дело.

– Видимо в Крейге закончились индюшки. – Она заставила себя улыбнуться.

– Ох, если бы!

Его машина уже скрылась за поворотом. Кэш же повернулась к вернувшимся псам. Осадок от упоминания этой парочки у нее так и не прошел.

“С чего бы это?” – спрашивала она себя, пока несла коробку с комплектующими к дому.

Если про Пэйна все и так ясно, то, что касается Минди, у Кэш нет причин относиться плохо к этой женщине. Она своеобразная, но сколько таких встречалось на ее пути? Глупые, вздорные и взбалмошные, высокомерные и злые, чаще всего несчастные – Кэш видела всяких, стараясь избегать общения с ними. Минди Баркер тревожила ее сознание, стоило им столкнуться где-то. Кажется, что она ревновала к ней не только Пэйна, но и Дэна, умудряясь влезть, простоять рядом все то время, что они общались друг с другом.

– Что ты увидел там, пушистый? – Она тронула Снапа между ушами, но пес не ответил, а унесся прочь.

***

Осень окончательно вступила в свои права. Нет, она стремилась совершить все, чем славится это пора: смести листву с деревьев, прогнать тепло с гор и склонов, позолотить траву и кустарники, а там и вовсе вычернить, разлить запах сырости от близкого соседства моря и ледников с гор. Словом, сделать все, чтобы поскорее избавить Крейг от своего присутствия и уступить место вечной хозяйке Аляски, зиме, и ее подружке стуже. Снег все чаще стал накрывать влажную землю, быстро таял и нес за ногами грязь.

– Куда тебя несет в такую погоду?! – Сэм подлил ей в кружку кофе. – Смотри, к чему это привело.

Кэш не отчаивалась, обследуя местные красоты. Она совсем одичала, стоило только получить доступ к индивидуальным благам цивилизации. Телефон подключен, спутниковая тарелка водружена на одну из сосен, что обеспечивало теперь уже бесперебойный интернет. Работа кипела, а все для чего? Чтобы заработать денег, на которые можно было праздновать Рождество. Так уж и быть, Хэллоуин она переживет без праздничных атрибутов, уберет в шкаф свой поношенный костюм феи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7