Евгения Мэйз.

Другие: Она родная



скачать книгу бесплатно

– Почерк мне незнаком и…

Он взлохматил волосы, отвернулся и вновь посмотрел на нее. Весело.

– Выпьем кофе?

– Все уже закрыто, нет?

– Но не заправочная станция.

***

– Что тебе наговорила Хлоя?

Кэш помешала кофе ложкой, звякнула ей о блюдце и пожала плечами.

– Ерунду какую-то. Придумала подружку Хану, рассказала о тайной влюбленности и очень серьезных попытках устранить соперницу.

Кэш поведала ему все, что помнила из того разговора. У нее перед глазами, как сейчас, стояла Хлоя, курящая и такая напряженная. Ей не нравилась эта картинка-воспоминание. От него веяло грустью.

– Теперь твоя очередь рассказывать, что тут происходит?

– О чем ты?

Кэш откинулась на спинку дивана, окинув взглядом сидящего напротив волка. От ее взгляда не укрылась происходящая с ним метаморфоза. Мышцы его лица выделились, взгляд стал таким колючим, жестоким, а движения… Он словно очень старался быть аккуратным и не разгромить ничего вокруг.

– Ни о чем.

Кэш поднялась из-за стола. Она не хочет повторяться. Ей не нравятся глупые шутки и когда из нее делают дуру.

– Сядь, пожалуйста. – Он посмотрел на поднявшуюся из-за стола девушку. – Сядь, я прошу тебя.

Он взял кружку с кофе, повертел ее в руках, посмотрел в темноту ночи.

– Хлоя – моя сестра.

М-м-м… Все стало понятно и не очень одновременно. Тем не менее, Кэш ощутила нечто сродни облегчению, хотя узел, образовавшийся где-то в районе живота, пусть и ослаб, но не исчез окончательно.

– Сколько ей лет?

–Восемнадцать, нет, девятнадцать. – Он потер лицо ладонями, вмиг став каким-то донельзя уставшим. – Я не знаю, по-моему, девятнадцать.

Кэш только вскинула брови. Она видела девушку, и та не выглядит подростком, однако поступки говорят об обратном.

– Ты не знаешь, что это такое, – он замолчал, его щека конвульсивно дернулась, – когда в тебя влюблена сестра.

– Влюблена?

Она знакома с ревностью младших сестер к своим старшим братьям, но ведь Хлое далеко не двенадцать!

– Я знаю, что это выглядит не совсем нормально.

Кэш заставила себя улыбнуться. Это можно сказать, что мило, если бы не картинка воспоминаний из номера, а потом и сама волчица посреди дороги со смертельным оскалом белоснежных зубов.

– Что она хотела от тебя в баре?

– М-м-м, она сыграла со мной.

Кэш вспомнила хмурую женщину, отчаянно пытающуюся быть крутой, дерзкой, такой уверенной в себе.

– И только?

– Была не в настроении. Может быть, она хотела утереть мне нос и в очередной раз показать, что мне не место здесь. Партия была короткой и немногословной.

Он скрипнул зубами.

– Ты сказала, что видела ее в лесу.

– Да, извини.

Ситуация на дороге окончательно перестала быть забавной. Ей еще не угрожали объятые ревностью женщины. Но отчего-то эта ситуация напомнила ей случай, что произошел с ней и Сиеной пару лет тому назад.

– Я не знала, что вы родственники, но даже если бы и знала, то все равно стала бы обороняться.

– О чем ты?

– Она догнала меня на дороге.

Потребовала, чтобы я уезжала отсюда. Я не знала, что это Хлоя, предположила, что это она и…

Кэш стало жутко неудобно. Ну и что, что девушке девятнадцать и она несет ответственность за свои поступки!

– То есть ты не уверена?

Кэш пожала плечами. Она может ошибаться, но тогда это кто-то еще из семейства Дэна, кого бесит, что оскорбляют его близких родственников. Но это ерунда.

– Я видела ее волком. Я ковырнула ее выходкой в номере, и она ощерилась. По-моему, выводы более чем очевидны.

Дэн мазнул по ней взглядом и отвернулся.

– Меня не было в городе в тот день. Она ничего не говорила об этом.

Кэш усмехнулась. Оно и правильно. Кто хотел бы получить нагоняй от брата?

– А кровь?

– Считаешь, я должен был осмотреть ее? Но в любом случае дома ничего не говорит о том, что она была ранена. На волках, как и на собаках, все заживает очень и очень быстро, еще быстрее.

– Ну да.

Кэш выпила чрезмерно сладкие остатки кофе, раздумывая над всем. Чего добивалась эта девчонка? Просто вышла из себя и решила пригрозить ей? Или знала, как Дэн относится к приезжим охотникам, то есть угрозе извне, и рассчитывала, что он разозлится? Но это не логично! Ей нужно бежать к нему в первую очередь, а не ждать, когда Кэш расскажет свою версию произошедшего.

– Ты извини, – повторилась Кэш. – Я не знала, что у вас все так сложно.

***

– Что я делаю?

Брэдфорд Пэйн провел по гладкой коже подбородка, только что лишенной привычной для него темной растительности. Ощущение чисто выбритой кожи было порядком забытым и отчасти неприятным. Лицо объяло холодом непрогретого номера.

– Сэм, что за манера экономить на всем?!

Он чувствовал волнение, а еще злое веселье от трансформировавшегося раздражения.

– Где Брэд?

Он замер, едва ли начав спускаться по лестнице, и тут же ощутил досаду. Кто-то позвонил Минди, и она примчалась в бар, видимо найдя себе подмену на ночную смену.

– Наверху! Бреется!

– Иди-иди!

Алекс представил ожидавшее его представление, как и тщательно скрываемые ухмылки.

“Может статься, что никто не станет таиться!”

Он решительно зашагал вниз. Ничего страшного и экстраординарного не произошло. Брэд и раньше играл в бильярд с местными, а что насчет «новенькой», то он просто не рассчитал свои силы. Деньги остались целы. Да и черт с ними! Вышло как-то все очень глупо!

– Брэд?

Минди встретила его на лестничном пролете. На ее лице отразилось сначала удивление, потом непонимание, затем что-то сродни раздражению, а потом и вовсе обида.

– Ты сбрил бороду?

Она просила его побриться и не раз. Все ее просьбы он так и оставил без внимания. Точнее, он думал об этом в первые минуты, а потом забывал, засыпал или отвлекался на дела.

– Как видишь. – Его волновало совсем не это. – Какого черта ты забыла тут?

Народ внизу шумел, как и в первый день его пребывания здесь. Все ждали, когда они спустятся и дадут в полной мере насладиться шоу в лучшем духе семейных скандалов.

– Ты не рад мне?

– Просто счастлив, – бросил он не без желчи, раздраженный оставшимся без ответа вопросом. – Но спросил совершенно про другое.

Минди отступила назад. Нижняя губка ее задрожала, взгляд стал стеклянным…

– Не смей!

Он ненавидел женские слезы, не знал, как реагировать на них и перестать чувствовать себя редкостным дерьмом при этом.

– Примчалась сюда по первому звонку своих подруженек?

– Они мне не подруги!

Этих слов оказалось достаточно, чтобы понять все. Какой же дурой нужно быть, чтобы вести себя так! Чтобы приехать сюда с подачи злопыхателей и острословов!

– Где она?!

Брэд резко повернул ее к выходу с лестницы. Он наклонился к ее уху и заговорил старательно спокойно, шепотом, чтобы во вдруг образовавшемся звуковом вакууме никто не смог услышать сказанных им слов.

– Не будь дурой. Сейчас мы спустимся вниз, ты будешь весела, как никогда. Улыбайся. Начни улыбаться уже сейчас! Вытри слезы, ради Бога!

Минди поспешно кивнула. С ней никто и никогда не разговаривал так. Грубо. Холодно. Так, чтобы она и думать забыла о слезах.

– Представим, что все это было шуткой.

– Шуткой? – зашипела она, отшатываясь от него. – Я должна выгораживать тебя и делать вид!..

– Позже! Мы поговорим об этом дома! Ты выгораживаешь не меня. Это я даю тебе возможность не прослыть полной идиоткой!

До нее дошло. Она поспешно кивнула, получив в награду его сокрушенный вздох.

– Представь себе, что ты не поверила этому!

Минди-актриса давала сотни очков вперед Минди-мыслительнице.

– Ты совсем не похож на авантюриста!

Она улыбалась так, словно и не собиралась реветь пару минут назад. Брэд заподозрил неладное, но махнул рукой, оставив пришедшее на ум озарение на потом.

– Слава Богу, ты сбрил свою ужасную бороду! Всегда бесила меня!

– Да уж!..

Они предстали перед хранящей молчание публикой. Минди смеялась, а он… Он был собой, оставался невозмутим. Нет. Он все же ждал, хотел увидеть то самое первое выражение глаз женщины, что заставила его очеловечиться и предстать в давно забытом виде.

– Брэд, он такой!

– Тебя не узнать!

Вики Айронс задрала наверх ковбойскую шляпу и отсалютовала ему полным бокалом пива.

– Так ты мне нравишься больше!

Минди тут же вцепилась ему в руку. Вики Айронс тут же отвернулась к друзьям, ее плечи затряслись от смеха.

“Неужели она? – Брэд отвел взгляд от хохочущей женщины. – Ну, спасибо тебе, милая!”

Минди терпеть не могла прямолинейную Вик, та отвечала ей взаимностью и звала ее не иначе, как “блонди”. Он не протестовал. Не дело лезть в женские склоки, да и спорить с определением “блонди” было трудно: волосы у Минди, и правда, светлые.

“Не она! Баркер узнала бы ее. Не поверила бы. Это скорее кто-то другой”.

Злиться на Айронс было сложно. Капитан траулера «Блоха» всегда импонировала ему, обладая недюжинной силой, умом, проницательностью, прямотой и чувством юмора. Он обвел взглядом зал, но той, из-за которой разыгралось это представление, так и не нашел.

– Где же она?! Дайте мне поблагодарить ту, что сделала из моего Брэда человека!

– Завтра поблагодаришь ее!

– Чего завтра? Может, застанет их на стоянке.

Джошуа Огэлиша обхватил себя руками, изображая объятия и громко, пьяно зачмокал губами. Ярмарочный болван! Как и говорит фамилия66
  Огэлиша – красная рубаха (инд.)


[Закрыть]
.

– Дэн пострел, везде поспел!

Минди повернулась к нему. Он видел промелькнувшее на ее лице выражение досады и последующее за ним облегчение.

– Жаль.

Брэд только приподнял бровь в ответ на это. Не сдержался. Не поймешь, чего она хотела больше, то ли убедиться в чем-то, то ли доказать что-то Кэш.

– Поблагодарю мисс Киннет в другой раз!

Минди отвернулась, не увидев кислые мины некоторых посетителей. Кое-кто закатил глаза и скривил губы. Брэд, как и многие, знал, что означают эти жесты – они не поверили в ее жизнерадостность. Но это уже их дело.

– Сэми! – Она уселась на стул возле барной стойки и постучала по стойке. – Дай-ка мне пиво и свою тетрадку!

– Зачем это тебе, милая? – проворковал Сэм, избегая подходить к ней ближе, чем на пару шагов.

Брэд воочию увидел, что старый барсук затаился.

– Может, я ставку хочу сделать!

– Так… – начал Сэм, бросив быстрый взгляд на Брэда, но как-то очень быстро продолжил, – ты говори, а я запишу!

Минди только недовольно поджала губы.

– Ты становишься занудой, Сэм!

Брэд наклонился к лицу подружки. Все происходящее в баре перестало интересовать его. Он не Вик и не Хаксли, которым десять часов в море – все нипочем! Они будут пить всю ночь, а утром вновь на вахту, к рыбе, морю, болтанке. Он же ощутил усталость, поскольку наспех принятый душ, бокал пива и предстоящая нервотрепка с Минди сделали свое дело. Его стало клонить в сон. Ему нужно встать пораньше и разобраться с рыбой. Иначе она промерзнет и это превратится в рутину нескольких дней.

– Ты на машине?

– Да. Иначе как бы я приехала сюда?

– Отлично!

– Да, ты же не оставишь меня здесь одну? – прошипела она сквозь зубы, успев поймать его за рукав, обернувшись к Сэму. – Ну и к черту тогда твое пиво!

Выдержка Минди дала сбой на стоянке.

– Ты мне должен, как минимум одно чертово объяснение!

Брэд щелкнул брелоком сигнализации. Фары на мгновение осветили его и разъяренную женщину рядом.

– Иди в машину!

– Какого черта тут происходит?

Минди заткнулась так же неожиданно, как начала этот разговор. Волшебство стало твориться, когда на улицу потянулся народ из бара. Защелкал кремень зажигалок, но разговоры так и не начались! Все ждали, видимо не поверив легкой крови, пущенной им внутри салуна.

– Поехали! Пусть стоит тут!

Минди коснулась его губ в легком поцелуе и слегка заплетающейся походкой пошла к машине.

– Ты забыла про пиво, – процедил он, заводя двигатель авто.

– Ну да, – откликнулась женщина. – Но они-то этого не знают.

Минди потянулась к автомагнитоле, но одно единственное слово заставило ее отдернуть руку, словно на месте радио был скунс.

– Оставь.

Некоторое время они ехали молча. Минди отвернулась и смотрела на дорогу, в темном отражении стекла виднелись ее надутые губы. Брэд не стремился нарушить молчание.

– Ты пропустил поворот.

Пэйн ничего не ответил ей, продолжая гнать машину к воротам аэропорта. Вновь пошел снег, быстро превратившись в крупный дождь. Ветер хлестал по лобовому стеклу. Дворники размазывали воду, спешно отшвыривая в сторону старые березовые листья.

– Куда ты привез меня?

– Туда, где ты и должна быть.

– Брэд! – Минди ласково улыбнулась ему и проворковала с легкой укоризной. – Я подменилась с Нэшей! Ты забыл?

– Отпусти Нэшу обратно. У близнецов режутся зубы и она должна быть дома.

– Мы уже договорились!

Минди не желала выходить из машины, а Брэд знал цену таких договоренностей. Скорее всего, Минди позвонила Нэше и та не смогла отказать ей. Он на ее месте и в ее положении поступил бы точно также: пришел бы, забыв о собственных интересах. Нэша не искала неприятностей. В этом городе многие жили по этому принципу.

– Минди. Иди на работу, там тебе точно не будет скучно.

– Много ты знаешь! – буркнула женщина и потянулась к его руке теперь уже с ласковой улыбкой. – Поехали к тебе?

– Нет настроения, милая.

Его, как и многих, не устраивает роль идиота. Если на мнение окружающих ему более-менее наплевать, то терпеть подобное отношение от женщины, с которой спит, Брэд не намерен.

– Иди на работу, отпусти Нэшу и подумай над однажды сказанными мной словами.

Брэд, взяв ее под локоток, вытащил ее из салона.

– Что? Что ты делаешь? Ты совсем с ума сошел!

От визга женщины заложило бы уши, если бы только ее не опередил ветер, набирающий силу на взлетно-посадочной полосе.

– Я не выношу истерики и когда из меня делают дурака.

– Что? Что?! Да ты?! Ты играл с ней! Это ты должен просить у меня прощения!

– Разумеется.

Так и будет в какой-нибудь другой жизни. Не в этой.

– Куда ты? Ты к ней поехал, да?! Отвечай же?! К ней?

Брэд не ответил, потому что уже не слышал ее. У него жутко разболелась голова. Он не переносил женских криков, а визги Минди тем более.


Глава 7

– Мисс Баркер?

Нэша на ее появление встрепенулась и выронила вязание. Спицы слабо звякнули по светлым плиткам пола, клубок подкатился к сапогам возникшей в дверях Минди Баркер. Она думала, что не увидит ее сегодня. Нэша пообещала сделать три ряда вязания, а затем подремать немножко. Она то и дело смотрела на телефон, ожидая плохих новостей от мужа. К ночи ее мальчики просто горели. Ритт обещал позвонить ей и обязательно вызвать врача.

– Что случилось?

Минди не отвечала ей, кружа по небольшому пространству. Она злилась. Это уму непостижимо! Он! Он! Этот козел бросил ее здесь!

– Минди?

– Мисс Баркер!

Нэша приблизилась к ней, тронув остановившуюся женщину за руку.

– Отстань!

Минди отмахнулась от нее, вытирая выступившие слезы. Жест получился крайне порывистым, сильным и резким. Она задела встревоженную женщину, чирканув ногтями ей по лицу.

– Ой!

Та прижала руку к щеке. Минди опомнилась, перестала жалеть и успокаивать себя: она еще возьмет свое! Надо потерпеть и, прав Брэд, перестать быть дурой!

– Извини! – Она вытряхнула содержимое сумочки и, покопавшись в нем, нашла бумажные платки. Протянула пачку сменщице. – Прости! Я не хотела!

Нэша взяла платок и пошла к висящему в дальнем углу зеркалу. Царапины выглядели ужасно! Что скажет Ритт? Он рассердится и потребует у нее сидеть дома. Как же!

– Нэш, я не хотела! Ты, пожалуй, иди домой.

– Домой?

Девушка, не веря сказанному, даже обернулась к ней.

– Зря дернула тебя из дома.

На лице смуглой женщины застыло недоумение, смешанное с недоверием и страхом. Минди кивнула, мигом успокоившись, почувствовав себя в своей колее.

– Как выяснилось, ничего серьезного. Ты иди! Да-да, иди!

Минди слабо улыбнулась, стараясь, чтобы улыбка получилась печальной. Ей нельзя выглядеть истеричкой! Пусть она будет встревоженной, грустной, хрупкой.

– Да, иди домой к мальчишкам!

Нэша не стала спорить, накидывая на плечи куртку. Спрашивать она тоже ни о чем не стала, благодаря Великого Духа Ваконда за то, что тот ниспослал ей удачу. Минди Баркер выглядела взволнованной, расстроенной, но Нэша уже сделала попытку проявить сострадание к этой непростой женщине и отделалась малой кровью.

– Спасибо, мисс Баркер, – проговорила она на всякий случай и, не дождавшись кивка, закрыла за собой дверь.

***

Минди смотрела ей вслед сквозь огромное стекло диспетчерской. Лишь когда бьюик женщины окончательно пропал из виду, она позволила себе оттаять. На пол полетело все, что до этого стояло на столе. Новенький кофейный сервиз, электрический чайник, папки с отчетами пилотов, канцелярские принадлежности, открытая пачка бумаги для принтера, ну и собственно сам принтер и старый телефон.

– Гребанный сукин сын!

Звук разлетевшегося вдребезги принтера и искрящийся, вырванный из розетки кабель привел ее в чувство.

– Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

Она прокричала это с десяток раз, пока ее, наконец, не отпустило. Минди присела на корточки, принявшись подбирать вещи. Но чудом выжившие чашки из Ikea канули в лету, ударившись о стену с картами, и разлетелись вдребезги, засыпав вскрикнувшую девушку осколками.

– Ты еще ответишь за это! Я вытерплю! Я выдержу! Я добьюсь своего!

Как?!.. Как он смеет так обращаться с ней? Она его женщина! Она Минди Баркер! Ее отец владеет всем, что есть в этом городе! Стоит ей захотеть и это совунья Нэша с вечно испуганными глазищами вылетит отсюда и пойдет побираться в свои вигвамы! Она, ее Херитт и двое мелких спиногрызов!

– Ничего не сталось бы с ней! Отдохнула бы от них немного!

Минди залезла на стол, заклеив бумажным скотчем датчик пожарной сигнализации.

“Но ничего! Буду хорошей! Мне надо быть хорошей! Скоро я стану самой могущественной женщиной этого города! Баркер-Пейн! Звучит же?! Звучит!”

Она закурила, сбрасывая пепел в осколок чашки, затем быстро подняла телефон.

– О да! Минди Пейнфорд!

С этой древней штуковиной ничего не станет! Уж сколько она швырялась им, а он все никак не желает выходить из строя. Она набрала номер телефона Пэйна. Она набирала и набирала его номер, но в ответ ей слышались только длинные гудки.

– Как бы ни так!

Минди нашла сотовый и набрала номер Пэйна и, вздохнув, как можно глубже, старательно спокойно проговорила:

– Мне жаль, Брэди. Я просто ревную! Ужасно ревную! Ничего не могу поделать с собой! Твои поступки не добавляют мне уверенности в себе! Я хочу чувствовать себя любимой, а не все это! Я хотела быть с тобой этим вечером! Просто быть рядом! Это так плохо, прижаться к любимому человеку? Ощутить его тепло и проснуться в его объятиях? Я всего лишь женщина, Брэд.

Она повесила трубку, докурила сигарету, а затем принялась наводить порядок. Когда все заняло свои места, а осколки, вместе с обрывками бумаг отправились в урну, Минди вновь села за телефон.

– Мне нужна помощь! Так поступают все эти певички! У них стресс? Нет, это у меня судьба рушится!

Она набрала номер своего психолога. Впрочем, насчет «своего» было сильно сказано. Минди не общалась с мистером Триалом уже целую вечность, но была уверена, что общение с ним – это то, что нужно! То, что сам Боженька прописал! Он не зря вспомнился ей, всплыл в памяти со своим чертовски вкрадчивым голосом. У нее и сейчас выступили мурашки на руках!

– Черт!

Минди встряхнула часики на запястье, посмотрев на их циферблат. Приемная Талиана Триала не отвечала. Было слишком рано. Она оставила запись на автоответчике, распорядившись записать ее к нему и как можно скорее. Минди попрощалась, выразив надежду на скорый прием.

– О нет! Брэди, это я обижена!

Она еще пощелкала ручкой, чиркая каракули на листе бумаги, набрасывая план действий.

– Я взрослая девочка! И поступлю соответственно! Посмотрю, что ты скажешь, когда я принесу тебе рекомендации психолога, мистера Талиана Триала! Чертов ты нарцисс! Хамло!

Она еле дождалась пересменки, передала сводку в Джуно, заполнила карту заказов, дождалась Нэшу и отправилась вниз, ожидая появление Дэна.

***

– Как дела, милая?

Майк Баркер поцеловал дочь, озабоченно оглядев ее. Голубые глаза Минди горели каким-то нездоровым блеском, словно ее лихорадило. Отеческий поцелуй в лоб, и он убедился в том, что она не больна, а всего лишь взволнована.

“Уж лучше бы она простудилась! – подумал он, ожидая, что дочура выКиннет на этот раз. – Тут хотя бы знаешь, чем лечить и какого врача звать”.

Минди всегда была непростым ребенком, но не ее вина, что он избаловал ее. Теперь Майк пожинает плоды своей извечной занятости и некоего равнодушия. Ни одна няня не заменит ребенку мать. Подарки – это не внимание родителя, а простая отмашка.

– Я видел твою машину в городе.

Минди пожала плечами. Отец потянулся к ней, подхватывая ее за ворот малиновой куртки, запахивая объемный пуховик поплотнее.

– Встретила Брэда. – Минди стоически вытерпела этот жест отеческой заботы. – Он звал меня в бар, пропустить стаканчик, но я отказалась.

Майк еще раз оглядел дочь. Кажется, что у него глаза на лоб полезли. Минди, что греха таить, совсем не работник. Ночной смене… нет, просто рабочему дню она предпочтет что угодно другое, а если это вечеринка, безделье и гулянка, то выбор здесь просто очевиден!

Майк устроил ее диспетчером, чтобы она знала цену деньгам, ответственности и приучилась к какому-никакому труду.

“Мало ли что может случиться!”

Но Майк Баркер знал цену урокам жизни и делал все, чтобы обеспечить дочери безбедное существование.

– Мне уже неудобно просить Нэшу. У нее мальчики приболели, а я буду развлекаться. Не смогла!

Она сокрушенно выдохнула, поправив ремешок галстука на рубашке отца.

– Часик посидели и обратно.

Баркер расслабился, но на самом деле готов был схватиться за сердце! Отношения с Брэдом идут ей на пользу. Обстоятельный и спокойный Пэйн определенно положительно влияет на его дочь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7