Евгения Мэйз.

Другие: Она родная



скачать книгу бесплатно

Место веселья заняла обескураженность – ее еще не приглашали повилять задницей.

– Много приезжих, ну не так много, как в сезон, но есть те, что все-таки остались, деньги копят. В Крейге все же не так дорого, если тратить с умом. Сначала они заходили, нет-нет, да и позволяли себе стаканчик пропустить, а сейчас поняли, что ловить нечего.

Кэш вскинула брови. Бар должен пользоваться огромной популярностью, ведь тут и музыка, и игры, и бильярд, и общество. Шумно и весело, вкусное пиво и обстановка классная – то, что нужно для хорошего бара.

– Я здесь причем? – проговорила она не без веселья. – Я не цирковая обезьянка, чтобы смотреть на меня и при желании фотографироваться.

– Да все уже в курсе, как ты выглядишь! Фотографии твои во фли…

Он забуксовал, вспоминая название. Кэш решила взглянуть на еще одного посетителя, что наблюдал за ними со стороны.

– Фликере? – подсказала она ему, оборачиваясь.

Ей захотелось подняться и уйти. Брэдфорд Пэйн все это время сидит и подслушивает их разговор, хоть и делает вид, что пьет кофе и ему нет дела ни до чего. Как она могла не заметить его?

– Да и в спейсе все видели… Девчонка ты симпатичная и веселая.

Сэм смерил ее оценивающим взглядом. Еще один тихий смешок. Настроение испортилось и стало совсем не до веселья. Пить кофе ей резко расхотелось. Интернет… Нет, работа все еще имела для нее большое значение. Она не могла бросить все на полпути, к сожалению, дома у нее это сделать никак не получится.

– Благодарю. Приятно слышать комплименты от такого импозантного и интересного мужчины.

– Ну, скажешь тоже.

Забавно было видеть, как смущается этот прощелыга.

– Я не шучу. Кругом одни культуристы. Ты выгодно отличаешься на их фоне.

– Чем же? – Сэм все еще не верил ей.

– Своей простотой!

Сэм задержал на ней взгляд чуть дольше секунды, приосанился и довольно крякнул. Кэш опустила взгляд на монитор и пошевелила пальцами по тач-паду, а бармен тем временем продолжил вещать:

– Дело ведь молодое, сама пойми. Девчонки наши приходят хвостами повилять, а когда тут одни женатые – ловить особо нечего.

Кэш подняла на него глаза. Смешки за спиной ее с ума сведут. Предложение Сэма кажется ей очередной шуткой. Она обвела ободок кружки пальчиком, делая это нарочито медленно, словно раздумывая над тем, что он сказал ей.

– Много холостых парней, так говоришь?

Он ничего не говорил про парней. Кэш и правда раздумывала над сказанными словами. Ей нужно отдохнуть, иначе она будет видеть заговоры и издевки на каждом шагу.

– Иль все? Дэн у тебя на уме? Все так серьезно?

Кэш вскинула на него глаза, сдержала смущенную улыбку, да и потупила взгляд. Последнее вышло случайно, нет, она сделала это, ведомая наитием.

– Я знал! Знал!

Тот только хлопнул себя по коленям. Радостно! Его лицо осветила улыбка мощностью никак не меньше ста ватт. Он показал на нее, взглянув за плечо Кэш, но видимо не встретил понимания.

Через мгновение скрипнули ножки яростно выдвигаемого стула.

– Уже?

– Деньги на стойке!

Сэм проводил взглядом вырвавшегося на улицу Брэда, задумчиво почесал подбородок и вновь посмотрел на нее. Кэш уход мужчины заинтересовал не меньше бармена и даже больше – заставил почувствовать облегчение.

– Дело вовсе не в тотализаторе, да? – Кэш решила оборвать его радость, избавившись от ненужной пары глаз. – И не в деньгах, которые начинают забирать, вычеркивая себя из твоей бухгалтерской тетради?

Кэш откинулась на стул, поднося ко рту кружку с кофе.

– Знаешь, значит, уже, – протянул он ворчливо, но взгляда не отвел. – Ну, не без этого.

Кэш смотрела на этого барыгу и ждала, что он скажет ей еще. Он сверлил ее каким-то тяжело-обреченным взглядом. Ей стало жалко старика. Он думает, что все потеряно, но она даст ему шанс.

– От меня ты чего хочешь? Чтобы я пришла и подняла тебе выручку, чтобы не валили местные на выходные в Джуно, а околачивались у тебя?

Сэм провел тряпкой по столу. Вид его вновь изменился, в очередной раз став смущенным.

– Откуда в тебе эта убийственная прямота? Как же американский характер и вечная привычка улыбаться?

Кэш пожала плечами. Она делала это пару минут тому назад, когда пришла, заказала кофе и попросила пароль от интернета, оплатив два часа своего нахождения в нем. Сейчас же они говорят о делах и это ему от нее что-то нужно.

– Тут холодно, боюсь простудиться.

– С меня бесплатный доступ к интернету, день за каждый выходной, что ты ко мне приходишь.

Кэш покривила губами, раздумывая над его предложением. К ней связь приедет не раньше, чем через недели полторы.

“Чертова ратуша со своей извечной бюрократией!”

Она бы здорово сэкономила на своем дневном кофе, если бы не одно «но» – это приобретало явный вкус «обязаловки».

– Скажу тебе прямо – это не отличное предложение, а скупердяйское. Я знаю, что такое бар и какую выручку он приносит за выходные.

Сэм качнул головой. Он ведь знал, что с ней не получится договориться вот так просто.

– Дам тебе списки того пари, посмотришь, кто участвует в этом деле, будешь знать, кому ты действительно нравишься, а кто просто клинья подбивает ради шелеста купюр.

Такого Кэш не ожидала. Она надеялась выторговать побольше дней с халявным интернетом, но и не мечтала о том, что ей, предмету спора, дадут взглянуть на эти самые страницы с именами! Во всяком случае, не так скоро! Неужели все и на самом деле так плохо? Или все дело в ее прошлых словах?

– И какая сумма в банке?

Ее не волновали деньги. Если бы только она сама могла поставить, но кто же даст ей совершить такое безумство!

– Пока чуть больше пятисот долларов, если быть точным – пятьсот восемьдесят восемь.

Кэш кивнула. Сумма очень даже неплоха.

– Бесплатный интернет четыре дня в неделю!

Он уже было хотел что-то возразить на это, но Кэш продолжила:

– Ты не пожалеешь об этом решении. Тащи сюда свою тетрадь.

Он поднялся из-за стола не меньше чем через двадцать секунд. Кэш выдержала его взгляд, улыбнулась ему лучшей из своих улыбок.

– Сейчас принесу. – Он обернулся, указав на ее ноут. – Этот день платный, начнем со следующей недели.

– Договорились. – Кэш только закатила глаза в ответ на это, а про себя проговорила: “Барыга!”

Кэш взглянула на часы – пора собираться. У нее еще заказ на фотосъемку от Руфуса и Энн. Надо обследовать их территорию и прикинуть, что взять из имеющегося у нее реквизита.

Однако она думала совсем не об этом, а о том, на кой черт ей понадобилась эта тетрадка с записями? Ощущение уже пренеприятное, а там, прочитай она фамилии, будет только хуже.

“Посмотрю, есть ли имя Дэна в этом списке, – Кэш продолжала водить мышкой по экрану, клацала кнопками, добавляя описание к фотографиям, – или Флагера…”

Она замерла. Нет! Даже похолодела от этой мысли. Она захлопнула крышку ноута, так и не дождавшись сохранения изменений. Ей не понравился свой собственный отклик на имя этого человека. Зачем она о нем подумала? Не все ли ей равно?

– Вот, держи.

Тетрадь заняла место ноутбука. Пять колонок: имя, сумма, ставка, сроки, процент бару. Участвовали все кто не попадя. Помощник шерифа и тот засветился: поставил на Дэна и на то, что она сдастся к Рождеству!

Дэн ей нравится, но выдохнула она с облегчением совсем по-другому. Имя Брэдфора Пэйна она в нем так и не увидела.


Глава 3

Кэш только закончила фотографировать номер. Она не профессиональный фотограф, но тут поняла, насколько может быть утомительной эта работа. Не меньше трех дней по три с половиной часа в каждый у нее ушло на съемку этого заведения.

Отель Сэма по сравнению с ним оказался в сто раз интереснее.

Как оказалось, супруги построили его как альтернативу этому «злачному месту» (слова Энн, между прочим), но их предприимчивость оказалась скучной и неинтересной. Все стандартно и нет никакой изюминки в абсолютно одинаковых номерах. Номер у Сэма с оленьими рогами в изголовье кровати, шкурой вместо покрывала и ковра на полу показался Кэш эталоном дизайнерской мысли.

Вдобавок ко всему хозяйка ресторана оказалась на редкость консервативной и упрямой особой.

Ни один первоначально сделанный снимок не показался Энн достаточно привлекательным, а все потому, что он не охватывал всю обстановку, будь то интерьер номера, коридора, мансарды, лобби, помещения ресторана или кухни.

Кэш сдалась и махнула рукой на все. Она сделала фотографии ровно так, как просила ее эта женщина, просто устав объяснять ей, что делает художественные фотографии, цель которых вызвать интерес, а не те, обзорные, которые так любят выставлять курортные отели на своих сайтах.

Не знает Кэшеди, как донести до нее, что нет ничего интересного в стандартных номерах с кроватями, покрытыми белой эмалированной краской, что расставлены по обеим сторонам комнаты, с пошловатыми розовыми покрывалами, отдающими на снимках дешевым синтетическим блеском, и тумбочками из прессованных опилок возле них.

Как сказать так, чтобы не обидеть? Никак. Это не ее дело. Гостиница полна постояльцев, а это ли не показатель успеха и того, что Энн и Руфус движутся в верном направлении?

Кэш в очередной раз прочувствовала, что значит выражение “Клиент всегда прав”.

– Спасибо, мисс Киннет. – Миссис Энн выглядела очень довольной, рассматривая фотографии с экрана ноутбуке. – Хотелось бы подержать их в руках, но…

– В Крейге нет подходящего оборудования.

– Да-да, – поспешно согласилась Энн, наконец, взглянув на нее. – Может быть, вы сможете помочь мне с составлением буклета?

Кэш вежливо улыбнулась и покачала головой – предложение Энн не показалось ей заманчивым. То, что это будет пыткой, протяженностью в несколько недель (и хорошо бы не месяцев), Кэш даже не сомневалась.

– Боюсь, это будет потерей времени и ресурсов. Результат огорчит и вас, и самое главное меня.

– Вас?

Кэш поднялась. Она продешевила со съемкой, не внесла в конечную сумму важные расходы, такие как на бензин или стоимость флэш-карты, а еще будущее удовлетворение за то, что плохое настроение можно улучшить какой-нибудь интересной покупкой.

– Я привыкла делать то, что мне нравится, мэм.

Это было невежливо, отчасти грубо, но… Два года путешествий научили Кэш одной простой истине: быть счастливым – это значит быть собой. Ей хотелось сказать эти слова Энн, и она сделала это. Иногда это полезно. Людям нужно слышать правду о них самих от посторонних людей.

– Дизайн не входит в сферу моих интересов.

Энн ее слова не понравились. Вовремя сделанное уточнение смягчило первую эмоцию неприязни.

– Я тоже. – Она поднялась из-за стола и протянула ей руку. – Спасибо, мисс Киннет.

Она проводила ее до дверей своего крошечного кабинета.

– Двери моего отеля всегда открыты для вас.

***

– Это тебе. Меня Хлоей зовут.

В номер вошла девушка с тарелкой в руках, которую поставила перед ней на столик, затем показала на свой бейджик, как если бы Кэш вдруг плохо говорила по-английски и не поняла сказанного.

– Спасибо, но я не голодна. – Она отвернулась, продолжая собирать сумку, укладывая в нее принадлежности для фотосъемки.

– Марта, она очень старалась.

Сырный сэндвич может и выглядел привлекательно: белый хлеб, поджаренный на сливочном масле, с тонким кусочком ветчины посередине, три вида отличающегося друг от друга разными оттенками желтого и темно-оранжевого сыра, хрустящая корона из пармезана, посыпанный сверху мелкой крошкой зелени из петрушки и мяты, но это все не означало, что он съедобен.

– Этот вполне съедобный, – проговорила Хлоя, замерев перед столом, но, подумав, отошла чуть дальше.

– Спасибо. Что-то не подружилась я с вашей кухней. – Кэш решительно покачала головой; она уже и не надеется, что когда-нибудь ей повезет.

Уж лучше она потерпит до дома и приготовит то же самое или перекусит каким-нибудь энергетическим батончиком, купленным на заправке.

– Ты не подружилась с Ханой, а Марта очень даже хорошо готовит.

Хлоя подошла к столу и с решительным видом пододвинула к ней тарелку.

– Пока Хана несет твой заказ до столика, по пути ей попадается стойка с приправами, и она добавляет несколько ингредиентов на свой вкус.

Кто бы ни была та Хана, но приправами она не ограничивается.

– Марта шеф-повар?

– Типа того.

Кэш только дернула подбородком в ответ на это.

“Хорош” же это шеф, раз не видит, что за бардак творится на его кухне!”

Личным счетам не место на кухне, и в свое время Кэш уделила много внимания, подбирая персонал. Профессионализм – это не просто диплом и впечатление, которое ты производишь на людей, это еще и философия.

– Ешь. Марта обижается, что ты возвращаешь еду и предпочитаешь столоваться у Сэма, у которого из блюд только и есть, что сухарики, чипсы, орешки, да твой салат с кофе.

Горничная вновь придвинула к ней тарелку еще ближе.

– Твои слова многое объясняют, но нет.

Кэш поколебавшись, отломила край от сырной корочки, повертела ее в руках, но так и не смогла отправить ее в рот, понюхала и положила обратно на тарелку. Кто знает, что у этой Ханы на уме, может она и плевала ей в еду?

– Кто такая эта Хана? Наверняка, приправами и микроволновкой дело не обошлось.

Кэш разобрала штатив светового фильтра.

– Сэндвич с плевками? Нет, я – пас.

Девушка отошла к окну и пожала плечами, глядя на улицу. Кэш подняла на нее взгляд, задержала его на ней и, качнув головой, продолжила свои сборы. Ей придется возвращаться.

– Марта уже стала думать, что ты высокомерная и капризная, теперь она старается с удвоенной силой.

Кем бы ни была эта Марта, но не в том направлении она «старается».

– Марта смирится. Так бывает. Люди разные, клиенты в том числе.

– Девчонки-официантки смеются, но не признаются, что дело в Хане. Что насчет плевков, не стала бы она это делать – этого бы точно никто не поддержал, сказали бы Энн, и тогда ее уволили. Одно дело перебор с приправами, а другое – вот это, получается, что она всегда подобное может сделать и им в том числе, вообще любому, кто ей не понравится.

Кэш не из тех, кто будет верить в подобное разделение симпатий. Чем дальше девушка уговаривает ее, тем больше Кэш кажется, что тут что-то не то.

– А кто такая Хана и когда я успела перебежать ей дорогу?

Фразе «ищите женщину», смело можно противопоставить фразу «все дело в мужчине».

– Что могут не поделить две женщины?

Хлоя грустно улыбнулась, повернувшись к ней, кивнула, выпустив дым в сторону.

– Мужика, конечно же.

Хлоя проследила за тем, как Кэш повертела тарелку по столу, так и не притронувшись к бутерброду.

– Речь видимо идет о Дэне?..

Кэш вновь достала фотоаппарат, сфотографировав еще и прекрасное кулинарное творение. Как бы не было ей жаль местную повариху, какие бы шедевры она не готовила в будущем, Кэш вряд ли притронется к их еде. Нет-нет. Ее и сейчас подташнивает.

– Это так очевидно?

– А я ошибаюсь, и ты имеешь в виду Сэма? Только с ним я кокетничала дольше, чем с Дэном.

Она вспомнила ситуацию в баре, хитрюгу бармена, что крутился вокруг нее ужом, потом то, как хлопнула дверь, и улыбнулась этому видению.

“Что это вообще было?!”

Кэш посмотрела на девушку в окошко объектива. Она выглядела грустной и одновременно очень напряженной. Странное сочетание состояний, но это ведь человек, а у людей по-другому и быть не может. Кэш вновь посетило неприятное ощущение, вместе с промчавшейся мыслью: “Здесь что-то нечисто!”

– Они встречались, спят вместе или она бы очень сильно хотела этого?

Кэш сделала несколько кадров курящей женщины. Невысокая, с яркими прядями в коротких темных волосах, несколькими сережками и тоннелями в ухе, татуировкой на всю руку, часть которой пряталась под стандартной светло-голубой формой горничной с молочно-белым фартуком, из кармана которого торчала не то шапочка, не то беретка, не то чепчик. Девушка выглядела очень необычно и колоритно.

– Последнее. Он на нее внимания не обращает.

– Чудесный город, отзывчивые люди, занимательные истории…

Кэш застегнула молнию, не став просматривать сделанные кадры. Ей пора домой. Она не станет дальше слушать этот бред. Нет, ну бред же!

– Увидимся как-нибудь, Хана. В смысле, Хлоя.

Девушка захлопнула за ней дверь. Хлоя хотела сделать это как раз перед ее лицом, но не успела всего на каких-то пару мгновений. Она оперлась на створку, сокрушенно вздохнув, даже рыкнув при этом. Посмотрела на зажатый между пальцев окурок, а потом зашвырнула его в окно.

– Вот дура! Надо было сказать ей правду!

Она бросилась обратно к окну, распахивая его настежь, выскочила на длинный балкон, соединяющий несколько номеров. Она пробежала через несколько дверей, свернула за угол и остановилась, глядя на то, как Кэш загружает вещи в старый пикап.

“Что она забыла здесь?”

Хлоя не обратила внимания на мокрые перила, провожая взглядом дребезжащую колымагу.

“Чего приперлась? Ведь все было так хорошо!”

Она так надеялась на то, что девица не пробудет здесь очень долго. Почему Берта отдала собак ей, а не кому-нибудь другому? Не той очкастой и прыщавой дуре Бренде? Была Берта, а стала бы Бренда – всем хорошо!

Хлоя вздохнула, а потом бросилась обратно в номер. Она повесила на ручку табличку с просьбой “Не беспокоить!”, затем бросилась назад, перемахнула через деревянные перила и помчалась в лес.

***

Кэш сделала музыку погромче, чтобы только не думать о своей новой фриковатой знакомой. Надо бы уже выбросить ее из головы и забыть, но что-то не давало ей покоя. Она упустила что-то, нечто донельзя очевидное, но, сколько ни копалась в своей памяти, понять, в чем дело, так и не смогла.

Ветер усиливался, на лобовое стекло то и дело швыряло листья, мелкий сор и даже небольшие веточки деревьев, а стоило свернуть с главной дороги на проселочную, с открытого пространства с все чаще попадающимися болотами под укрытие стен деревьев, как пошел снег.

Кэш сбавила скорость, а потом и вовсе остановилась, съехав на обочину, зашелестев колесами о гравийное покрытие.

Она смотрела на лобовое стекло, глядя на скатывающиеся по нему легкие и быстро тающие крупинки, затем и вовсе вышла из машины. Подняв лицо к пасмурному небу, впервые за долгое время она позволила себе расслабиться и не думать ни о чем, вдохнуть сырой воздух осени, наполненный смолистыми и резкими ароматами леса.

– Господи, я дома, – проговорила она тихо, откинувшись на капот машины.

Ощущение дома пришло только что. С ветром, первым легким снегом, запахами осени и даже холодом. В Чикаго было точно так же. Ветрено, холодно, а если выезжать за город, то и пахло точно так же.

– Уходи! – прозвучало перед ней, а лицо на мгновение обдало теплым, но смрадным дыханием.

Кэш открыла глаза, мгновенно ощутив раздражение на того, кто посмел нарушить эти минуты тишины и покоя.

– Собачка! – проговорила Кэш, оставаясь во все том же положении, что и была.

Она смотрела на огромную «собачку», которая ни в коем случае ей не была. Слишком велико, неряшливо и неухоженно выглядело это животное. Если только сравнивать с домашними любимцами. Существо не было и волком. Оно было огромно для него и в холке достигло верхней точки бампера ее пикапа.

– Пошла вон! – проговорила она с некой долей неприятия.

Оборотень не просто нарушила ее покой, но и снизошла до угроз, а что самое раздражающее – эта сучка пришла в зверином обличии. Ничего в этом рыже-черном варге не говорило о том, какой внешности человек, что прячется за густым мехом, когтями и зубами этого сказочного чудовища. Это отдавало трусостью, было как-то мелко… Дэн со своим стриптизом в лесу выглядел странно, но импонировал ей куда больше, чем вот это.

– Что встала?

Оборотень стояла к ней боком, неподвижно глядя в ее сторону внимательным взглядом. На что она надеялась, догнав ее в лесу? Что Кэш завизжит и бросится наутек?

“Нормальная так и сделала бы! Заказала билеты онлайн, бросилась обратно в город, в оружейную лавку, к шерифу!”

При мысли об охотничьем магазине, Кэш прикрыла глаза и выругалась. Она забыла об этом. Стоило ей только успокоиться и навести порядок в мыслях.

– Иди, прибери в номере! – проговорила она, ведомая наитием. – Придумай что-нибудь получше, чем плевать в еду людям!

Оборотень мигом повернулась к ней, чтобы смотреть на нее обоими глазами, сделала шаг вперед и зарычала.

– Ты не человек! – гаркнуло создание.

– Да и ты тоже не комнатная болонка!

Кэш выпрямилась и опустила руки, покрепче сжимая рукоять проявившегося клинка.

– Не выйдет, – проговорила Кэш тихо, – напугать меня, как обычную селянку.

Волчица побежала на нее, вытягивая вперед морду, ощерившись, метя зубами ей в голову.

“Хочет оторвать мне ее!”

Кэш тоже не осталась на месте, сделав несколько шагов, она упала на колени, проскользнула у нее под брюхом, чиркнув сталью по пятнистому брюху животного.

По лесу промчался жалобный визг.

Кэш завалилась в бок, перекатилась, тут же поднимаясь. С лезвия меча капала кровь, впитываясь в снег и дорожную грязь. Она увидела только понурый хвост, исчезнувший между деревьев, прежде чем вновь осталась одна.

– Он мой! – грохотнуло напоследок откуда-то из глубины чащи.

Кэш опустила плечи, взглянув на окровавленный меч, что и сейчас, в такой пасмурный день, выглядел так ясно, чисто и свежо, словно начищенное до блеска зеркало в солнечный день.

– Сиена, – Кэш дождалась звукового сигнала автоответчика, – ты хоть сама знаешь, что тут происходит? Чертов бермудский треугольник! Во что ты меня втягиваешь?

Она помедлила немного, прежде чем отключиться. Была у нее мысль сказать про волков и про Флагера, что трется неподалеку со своей блондинистой подругой, но она не стала делиться новостями.

– Целую. Перезвони мне.

Она повесила трубку и, забравшись в салон, отправилась домой. На душе появился пренеприятный осадок. Ей совсем не хочется лезть в чужие отношения и мешать чужому счастью! Как назло, Дэн ей не звонит – потребовать ответа не с кого.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7