Евгения Коптелова.

Проза. Миниатюры, воспоминания, эссе



скачать книгу бесплатно

Мне страшно, но я ничего не боюсь.

И пусть до него я не дотянусь,

И пусть я устану в процессе пути,

Дороги мне нет, как только идти.


Давеча казалось, что я разорвусь,

И паника мне перерезала путь,

Но вот, часослов, взять бы и наизусть,

От шума мозгов наконец отдохнуть.


А хочешь – пройди, только там – ничего,

Там только мосты и собаки рычат,

А хочешь – прочти, да хоть полностью всё,

Только надо тогда что-то и исполнять.


А хочешь – уйди, только ночью в пути

Можно дорогу не так разобрать,

А лучше – прости, и дождавшись такси,

Адрес точнее свой дай им узнать.


А хочешь – проверь, только лучше – не жди,

И провода, что как стрелки парят,

Будут под снежным заносом тоски

Новой весны в недоверии ждать.


© Евгения Коптелова, 2018


ISBN 978-5-4490-2821-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Многие имена, в том числе священников, а также названия районов изменены.

Про диалог, который так и не произошёл до конца

Сегодня произошёл диалог, который пока не произошёл до конца. Обычно диалоги происходят не до конца, когда я спрашиваю, а мне не отвечают. Но тут вышло исключение, которое внезапно меня вдохновило. Блин, мне задали простейший вопрос «кто ты?», и он поставил меня в полный тупик. Вертелось в голове Децлово «кто ты, что ты сделал для хип-хопа в свои годы?». Эх, да уж, для хип-хопа я точно в свои годы ничего не сделала. Да и нужно ли? Потом вспомнилось евангельское: Пилат спросил Его «откуда ты», но Христос не дал ему ответа (Ин 19:9.). Или ещё как отрок Вячеслав Крошенинников говорил «если б вы знали, кто я», примерно так, кажется… Устрашающе… А когда Иоанна Крестителя спросила «кто ты» он ответил « я глас вопиющего в пустыни».

Н-да… Ну так кто я. Но во мне нет ничего устрашающего. Я даже сама себя в последнее время бояться перестала. Реально. Горы таблеток делают своё дело. Ну я тоже немножко глас, правда певческий – пою иногда службы в церкви.

Я христианка, хотя иногда малодушествую. Православная христианка. Я верю в Бога Отца, Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную. Ещё у меня есть три диплома: красный об окончании музыкальной школы, обычный – средней школы и троишный – об окончании Свято-Тихоновского. Ещё есть корочка «домашний воспитатель» и розовая справка о пожизненной инвалидности. Ну и всё. Больше ничего так особо и нет. А нет, значок ещё есть с патриархом Тихоном и Крестом.))

Так и кто я? Ну, человек, девушка. Ничем так особо от других не отличаюсь. Иногда влюбляюсь. Иногда обижаюсь. Даже галлюцинаций у меня нет. Ни слуховых, ни зрительных. Вообще ничего интересного нет во мне.

Ну, ещё я знаю Арсения, но не близко. Арсений меня тоже знает, но, наверное, уже не рад.

Всё как у всех, по-моему.

И даже не сказать что плохо, а, наоборот, слава Богу.

Только мифы я не люблю. И сказки не очень.

Люблю мемуары, рассказы (но не новеллы), житийную литературу и письма.

Люблю Земфиру, Шевчука, Трофима и Цоя.

Авангард немного нравится с лёгкой руки Арсения.

Ну и всё…

И всё равно этим не ответишь на вопрос «кто ты»…

Мне кажется, в полноте на этот вопрос ответ знает только Господь…

Дует от окна

Он играл в тетрис. За окном шла гроза.

Телевизор по этому случаю выключили. Он сидел на кресле у окна и играл в тетрис. Он так заразительно играл, что хотелось у него отобрать и тоже поиграть.

Но он был старше.

Тогда я оделась, накинула куртку и пошла гулять под окна.

Небо ещё было тучное, но с просветами. Трава была малахитовая и мокрая. Мои джинсы стали наполовину мокрые.

Но я ходила и искала. Искала пропавшую кошку.

Не нашла…

Теперь кажется нет тетрисов. И кошек под окнами никто не ищет. Я не ношу больше джинсы. И вообще всё не так как было.

Кроме одного. Дует от окна…

Письмо дальнему родственнику

Привет! Ну как, я нормально справляюсь со своей функцией дальнего родственника? Мне кажется, нормально. Мне надо вручить премию… А то там, знаешь, разные премии есть: Поэт года, Георгиевская лента, Русь моя (имени Сергея Есенина), Наследие… А у нас пусть будет премия дальних родственников, которая будет вручаться лучшему дальнему родственнику за текущий год числа так скажем… ммм… ну допустим 21 сентября… А чё, нормально? Думаешь, так просто дальним родственником работать?? Ничего подобного… Ведь многие не знают своих дальних родственников и их не потчуют. Вот ты, например: ты же меня не знаешь? – не знаешь! Не любишь? – не любишь! Боишься? – боишься! Стесняешься? – стесняешься! Избегаешь? – избегаешь! А я вопреки всему этому работаю и работаю. Ну, разве такой труд можно оставить без награды, как ты думаешь? Я думаю, никак нельзя оставить… Надо хотя бы раз в полгода писать в качестве приза несколько слов, ну хотя бы всем известное слово «привет!», и это уже заметно повысит самоощущение родственности твоего дальнего родственника. Ну, «как поживаешь?» это уже конечно роскошь, если бы я проводила вебинары по дальнородственным связям, я бы не советовала дальним родственникам на эту фразу надеяться. Неплохо бы ещё как-нибудь обозначить своего дальнего родственника – назвать, то есть. Ну, фамильничать не стоит, я думаю, а вот имя неплохо бы запомнить и при сложных коммуникативных задачах его успешно применять, памятуя о том, что крайне сложно быть дальнем родственником кому-то, кто не индетифицирует тебя как физическое лицо, у которого есть имя. То есть, не знает и знать не хочет. Ну, и это, конечно же, не про нас. А у нас за окном лето. Зелёная травка наконец появилась. Красятся заборы, забиваются сваи, жужжат дрели, свалки строительных досок и кирпичей то и дело попадаются по пути, а так же в глаза и в рот забивается пыль. Насекомых не замечала ещё. Хотя позавчера некий комар звенел под моим ухом ночью, но я его игнорировала. Бедный комар. Но он не сильно пострадал от моего игнора, я думаю.

Игнор это конечно мощная штука. Но как ты заметил, она не действует как на комаров, так и на дальних родственников… Хотя, они конечно жутко переживают и делают разные выводы: ах, зачем я родился!! Ах, зачем я взялся работать дальним родственником!! Ах, мне опять платят не словами, а молчанием!! Ах, меня опять оставили без аванса!!

Ну как у всех короче. Работка не проще любого там тебе, понимаешь, ивент-менеджера…

Ладно, я заканчиваю. Ты меня извини если что. Я стараюсь. Не очень получается. Привет всем передавай!

Пока.

А его не было

До меня тут дошло вчера, что человека, с которым я как бы общаюсь, просто_нет. Его_нет. Он давно уже вышел из диалога и возвращать не собирался. Это отсутствие давит, давит, давит… Как если бы ты попытался обнять кого-то или ударить что-то – а этого нет, это галлюцинация. Я уже столько всего сделала, допустим, с июля – но его реакции не было. Я уже раз сто исповедовалась и причащалась, я сдавала кровь на сахар, общую, была пять раз у гинеколога, лор промывал мне уши, стоматолог сверлила зубы, ренгенолог снимала ренген, меня тошнило, рвало, я была у терапевтов, фельдшеров, психиатров, психологов – а_его_ не_было. Один раз забирали на Скорой – а _его_не_было. В аптеках без нужных рецептов меня несколько раз посылали, я шла в ПНД, сидела там в очереди, смотрела на разницу ощущающих себя больными и не ощущающих, и как эти, не ощущающие, яростно бояться психиатрии и ПНД, как будто им там печать антихриста на лоб поставят – а_его_не_было. Я пела службы, одну, две, три, десять, шестнадцать, получала за это деньги, снова пела, снова получала – а_его_не_было. Я боролась со страхами, тряслась, боялась вирусов, Синего Кита, барабашек, Фреди Крюгера, Зоны – а_его_не_было. Я слушала рэп, рок, Белую гвардию, читала книги, писала стихи – а его не было. Я выходила на сцену и вручала розы – а_его_не_было. Я колесила в такси по городу в поисках ремонтной мастерской, упиралась трижды в закрытую дверь, меня обманывали, не извинялись, почти отказывали – но _его_не_было.

Не было! Не было! Его_не_было…

И не будет.

Вспоминаю надпись: когда ты её игнорируешь, ты учишь её жить без тебя.

Научит, наверное.

Я думаю, не всё потеряно.

На смерть Игоря

Игорь Нисс умер, Царствие ему Небесное. Четыре дня назад, говорят. Небось на Небе уже. Позвонила вчера Инна, сказала, умер какой-то фотограф Игорь… Ох, Игорь… Блииинннн…. Первая мысль грешная: вот счастливый, я тоже Туда хочу!!!!!

Жалко, что в последние месяцы его жизни общения не было, не могла никак его поддержать, связаться. Телефон его когда-то стирала в припадке борьбы со страстями. Эх, глупая. Помню последнюю его эсэмэс: на Крещение купалась? Игорь в своём стиле. Какие мне купания на Крещение… Ох, Игорь… Вот было в нём что-то сильное и неотмирное, сила какая-то внутренняя, энергия Божественная. Это чувствовалось ну даже просто физически рядом постояв. А последний наш разговор был в храме новомучеников 1 мая. Тоже, опять, по глупости моей. Причастилась, домой пошла, вдруг вижу: идёт процессия каких-то подростков с непонятными флагами (оранжевыми) и поёт хором песню Жуков «а у любви нашей села батарейка». Я так перепугалась, процессия шла в сторону храма, я решила что это парад гомосексуалистов и они идут устраивать в храме дебош, и чтобы его предупредить я побежала назад в храм, первого кого я увидела был Игорь. Ему-то я всё и выложила как на духу. Он спокойно сказал: не смогут. Сразу сгорят. Благодать их сожжёт. Несмотря на некоторую абсурдность ситуации (и того что мне показалось, и того как Игорь среагировал) я от его слов резко успокоилась и снова пошла домой. И увидела, что процессия давно уже минула церковь и ушла в сторону родника. Потом Деня Алексеев мне объяснил, что это, оказывается, была всего-навсего первомайская демонстрация, просто первое мая выпало на воскресенье. Лол, как тут выражаются.

Хотела написать немного о нём, что знаю и помню. Игорь был глубоко церковным человеком. И не просто церковным, а верующим в Бога. Я-то по себе хорошо знаю, что церковный это ещё не значит верующий – за долгую жизнь в Церкви и веру-то можно всю растерять.

Первое знакомство с ним было у храма, тогда действующего покровского. Я шла домой в дощатом переходе и Игорь ехал на велосипеде. Вдруг он протянул мне несколько СД дисков. Или ДВД. То есть, его работы. Он снимал крестные ходы и много чего. Я сейчас не могу всего доподлинно вспомнить. И я не помню, как мы узнали имена друг друга – просто он вдруг стал общаться со мной так, как будто знал с рождения. А он мне в отцы годился. Вот он умер в 50, а только что моему отцу 14 декабря 50 исполнилось, юбилей. Игорь был какой-то… непосредственный, творческий и шизоидный. Шизоидный для меня не обидное слово – я сама глубоко шизоидная – просто это так казалось по его внешности. Он мне напоминал из мультика домового Нафаню. Искренний, горячий, детский. Я с ним как с ровесником общалась. Я думала, ему лет ну 30 от силы. К тому же у нас были общие знакомые – Стёпа и Лариса Вохмины, ныне живущие в Питере.

Был один чудесный случай. Я очень полюбила (почти влюбилась) в святого Иоанна Шанхайского Сан-Францисского, и в принципе очень хотела бы узнать о его чудесах, о его жизни, иметь его икону, ему молиться. И вдруг Игорь – Игорь (он не знал об этом) принёс мне кипу информации о нём – его портрет заламинированный (стоит сейчас рядом со мной на столе), его иконы (из интернета видимо, тоже заламинированные, красивые, да ещё и освящённые), какую-то огромную книгу, похожую на рукописную тетрадь – свидетельств о его жизни и чудесах разных людей. Молитвы ему там были. Его икона стоит у меня на самом видном месте. Это какой-то очень близкий святой. Очень близкий. И когда Игорь мне вдруг всё это принёс, я была в чудесном шоке – как, почему, как он узнал… И без денег, просто так, от своей большой души… Я чуть не рыдала от радости и этих чудесных совпадений. Значит, Бог знал. Значит, Бог мне Игоря послал. Этого чудесного Игоря. Он и был как из сказки о былинных богатырях.

Однажды он пошёл в Великорецкий Крестный ход и взял у меня молитвослов. Не помню, почему так вышло. Последний его визит ко мне был, когда он вернулся из Великорецкого хода, весь под впечатлением, благодатный, сияющий и отдал мне этот молитвослов, замоченный святой водой. Крестопроходный молитвослов тебе, сказал, бери.

Я до сих пор только им и пользуюсь. Молитвословом этим.

А как-то Игорь приходил ко мне даже на день рождения, сидел на кухне, пил чай. Борщ на последок попросил отлить, ложку деревянную оставил)))

Ох, Игорь-Игорь…

Не все, видимо, любили его творчество, он глубоко это переживал. Потом мне рассказывал. Бедный Игорь. Я его понимала. Мне нравилось его творчество. У него был настоящий, подлинный, незаурядный художественный талант.

А так он плотником работал. Я как-то ошиблась – столяром, говорю, работаешь? Он: нет, плотником. И объяснил, чем столяр от плотника отличается.

Глухомань я)))

Ну вот так. Основное вроде вспомнила.

Жалко человека, но мне кажется, ему там лучше.

Да и мы же все Туда придём, потому, слава Богу за всё! И Царствие Игорю Небесное!

Про привязанности

Я вот думаю: как надо быть осторожным с привязанностями. Даже к хорошим людям. Даже к священникам.

Я, в силу того, что девушка, да ещё и со слабой психикой – очень, очень привязчива. Патологически и бесповоротно. Вчера читала книгу Сергей Ан. Белорусова «Прорываясь к сути страдания», там 50 диалогов на разные темы, но в конце автор даёт обзор, какие психологические ловушки бывают в православии и как строятся общение в сектах. Меня больше всего насторожило, что в некоторых сектах людей просто «привязывают» из-за денег – такая система выстраивается надолго – человек вынужден давать им деньги взамен на душевное равновесие, но в итоге его-то он и не получает, потому что у него каждый раз находят новые психологические проблемы. Но не только же из-за денег привязывают людей. Не только. Бывает, что просто – из-за желания обладать чужой душой, властвовать над чужим телом. Такое тоже описано. Или нужно чьё-то полное безоговорочное послушание. В общем, либо деньги, либо тело, либо послушание – ради этого люди способны манипулировать другими людьми как угодно и легко справляются с этой задачей. Жертвы привязываются.

Я много лет общаюсь близко со священниками. Некоторыми. Но вот сейчас мне, например, абсолютно непонятно, как я могла 8 лет назад безоговорочно слушаться и терпеть послушание у отца N. Я не понимаю – что, как? Ну, харизма у него, это да. Сейчас мне не понятно – а я готова была по одному его слову изменить всё. Например, я не ношу серёжки – думаете, мне так нравится? Нет, спросила отца N тогда, сказал «пошловато вообще-то». Сняла. И больше не надеваю. И я помню, что люди из его общины относились к его словам как к истине в последней инстанции. Их запоминали, передавали другим, записывали наверно куда-то. И я тоже это делала. Целые семьи его буквально боготворили. Ну, наверно, это всё нужно. Но вот сейчас, просто, у меня как у Грибодоедова «Мечтанья с глаз долой и спала пелена». Простите, он_человек. У него есть немощи, ошибки, грехи. Нельзя ради мнения одного человека, даже такого влиятельного, снимая голову, идти на убой. Вменится ли это в мученичество? Ох не знаю. Православие такое разное. Что запрещал мне он, разрешают мне другие. А я теперь больше не очарована им, и мне виден весь абсурд такого слепого слушания. Но мне встречаются другие люди, и я также самое к ним привязываюсь, и тоже надо бдить – туда ли, туда ли я иду? За тем ли? Туда ли он меня ведёт? Он человек. Не надо на него возлагать все судьбы мира и свою. Надо очень осторожно.

Но вот только я одного не понимаю – я также как к священникам, иногда привязываюсь к ребятам по переписке. К некоторым есть привязанность со знаком плюс, но есть такие, редкие, к которым привязанность с большим минусом. Такая огромная дыра – не завалить – не засыпать. И я не понимаю – зачем они меня при себе держат? То есть, я привязана – он это видит – и спокойно с этим живёт. Его это не парит. А то, что я готова жизнь за него отдать, ему возможно, вторичная выгода? Или, льстит это его самолюбию? Потому что настоящего общения, настоящей дружбы нет, а есть однобокая привязанность, которую некоторые люди терпят годами и ничего с этим не делают – их это устраивает. Но, правда, если я так всё хорошо понимаю, почему я сама от них не отвязываюсь? Не знаю… При влюблённости на определённом этапе это невозможно и ты готов отдать что угодно – деньги, время, творчество, только чтобы он терпел и не посылал. И он терпит и не посылает. Кажется, что ещё нужно-то для счастья?

Для счастья – быть свободным. Не быть рабом другого человека. Может, у него там мания величия, или ещё что. Откуда знаешь, какие у человека подводные камни и вторичные выгоды. А может, они и первичные уже? Может, ему это надо для самоутверждения? Для чувства своей силы, могущества? А ты тут так здорово ему это всё предоставляешь.

Для счастья – всегда помнить цитату из нового завета «вы искуплены дорогой ценой, не делайтесь рабами человека».

Для счастья – всегда помнить Первую Заповедь «Я Господь Бог Твой, да не будет у тебя других богов, кроме меня».

Он бывает разным

Он бывает родным и верным, а бывает чужим и высокомерным. Он может одним словом растопить многолетнюю мерзлоту, раскрыть заколоченные окна, развеять мглу недоразумений, а может одной сухой фразой отсечь все ростки творчества и сделать из них гербарий. Тремя оборотами привлечь и удержать, и одним принципом разрядить и расставить. Противоречивый и реальный, но немного не достижимый. И, наверное, слава Богу, как выразился Дима.

После стычки

На меня тут вчера праведно наехали. Я чувствую какой-то подвох в этой правде и праведности, но не могу точно выразить в чём. Праведный и правильный наезд был, по сути, святым по целям, но по манере исполнения каким-то прямо вероломным взломом.

Я не согласна с тем, что мне пытались втолочь. Меня пытались «напрячь». Мне давали советы «как жить». А я давно ни у кого таких советов не прошу. Я уже давно сама со всем этим разобралась и вышла из «младенчества» в православии.

Ну почему обязательно нужно кого-то напрячь? Ну почему если кто-то рядом с тобой «не приносит пользу» то сразу взволноваться и вдалбливать ему как «приноси пользу, приноси пользу»? Ну почему обязательно надо, чтоб этот человек с тобой рядом был «при нужном деле» и «убивался_до_кровавого_пота?». А если он до этого кровавого пота не убивается, то он, получается, недочеловек и не достоин жить?

А я не хочу убиваться до кровавого пота!

Мне тут и до храма дойти сложно становится последнее время. Я уж молчу про начало службы – к причастию хотя бы.

То, что я сейчас не «при деле» – это вынужденность.

Да и при каком деле? Я могу приносить пользу… (ох меня коробит от этого словосочетания… приносить пользу… сразу вспминается дядя Фёдор и его мама «а от этой картины на стене какая польза?») только пением и текстами, всё. Отец Алексей пытался меня всё время заставить физически работать. Опыт печален: уборщица из меня никакая. Кроме того что у меня астения, я ещё плохо ориентируюсь и куча всего. Или, волонтёром, говорят. Да какой из меня волонтёр?? Астеник, невротик, бездомных боюсь, соображаю медленно, моторика плохая, зрение две строчки.

Я даже отказалась сейчас от пения служб, потому что мне слишком тяжело физически. И так я, наверное, редкий певчий, который всё службу поёт сидя. Я не могу долго стоять. И ходить мне тяжело.

Потому такие вторжения в мои личные границы несведующих людей меня настораживают.

Не, ну я не понимаю, ну как так?? Ну неужели ценность человеческую можно оценивать только если он «при деле» и «приносит пользу»? Ну мы верующие люди, ну как так можно!!??? А старики, инвалиды?? Что теперь, не люди они?

В общем, я не согласна с этой позицией в принципе – что, мол, если от тебя нет пользы – то жизнь твоя напрасна. Неправда. Не для пользы нас Бог сотворил. И самые преданные его работники – те, кто не участвуют активно в жизни мира – но молятся.

А вот это уже другое дело – молиться надо. Надо учиться молиться пока не поздно. Этим можно приносить пользу всегда и всем, если уж кому-то так хочется мыслить в категориях «полезен-бесполезен».


И стих с горя:


Не лезь, психолог, в мою душу —

Ты не хирург!

Распотрошить вот так всё нужно?

Хватает рук?


Об этом вовсе не просила —

Я о другом!

Ну как так в душу влезть без мыла?

Ну что за взлом???


Взломали душу поздно ночью,

Узнав пароль.

Как будто путь лежал построчно

К себе домой.


Сижу теперь, мозги ломаю.

Ведь друг, не враг!

Видать кого-то напрягаю —

И в чём-то брак.


Хотя сама же виновата —

Не лезь, убьёт —


Другому доверять не надо —

Он не поймёт.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное