Евгения Коптелова.

Лирика



скачать книгу бесплатно

© Евгения Коптелова, 2018


ISBN 978-5-4490-3484-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Человек и кладбище

 
Есть в мире Арсений. Меня беспокоит,
Меня беспокоит его бытие.
Он ходит по кладбищам. Суть? – не откроет!
Святых ли людей поминать житие?
 
 
А может… могильщиком  уж подработка?
Или…  о  памяти смертной? Дела!
Ну то бишь о вечном. Реальная фотка!
Там кладбище кругом, ограда, снега.
 
 
И он там сидит на узорной скамейке.
И шапку свою он в руках теребит.
И взгляд его ровный, как возглас: поверьте!
Есть вечность, есть Бог, и Он Суд сотворит!
 
 
Ему хорошо там. Заметно по взгляду.
Но кто же по кладбищам фоткал его?
Как понимать это? Вера и дело?
Покой и природа? Любовь и добро?
 
 
А может… Кто умер в его окруженье,
И он помянуть приезжал своего?
А может… У раньше усопших прощенье
Хотел попросить он? Иль что-то нашло?
 
 
Меня беспокоит всё это, поверьте.
Но он мне ни слова. Ни слова. Молчит.
Такая история. Но это не селфи.
Его кто-то сфоткал: друг, девушка, гид?
 
 
Ломать свою голову я могу долго.
Но он мне ни брат, ни отец, ни жених!
Так что же ломать её??!!! Это без толку.
Арсений не скажет. Останется стих…
 

Саши нет

 
Саши нет. Такого, как был прежде.
Саши нет. Такого, как тогда.
Саши нет и нет моей надежды,
 Что мой муж он, я его жена.
 
 
Саши нет. Не написать, не звякнуть.
 Саши нет. И нечем объяснять.
 Саши нет. Открыт он или замкнут.
Саши нет и нечего терять.
 
 
Саши нет. Вне доступа и взгляда.
Саши нет – рукою не достать.
Саши нет – и не бегут отряды
Липких сообщений проверять.
 
 
Есть ли он. Иль есть, но не про наших.
Есть ли он. Иль есть, но для других.
Есть ли он. И сколько можно каши
Заварить ещё в мозгах больных.
 
 
Саши нет. Как будто хлоркой выжгло.
 Саши нет. Как будто за стеной.
Саши нет. Стихотворенье вышло.
Саша есть. Но только не со мной.
 

Я прошу тебя – спи по ночам

 
Я прошу тебя – спи по ночам.
Обещаю – не буду писать.
Две работы, в контакте  и храм,
Диссертацию нужно кончать.
 
 
Я прошу тебя – не паникуй,
Не ищи в моих письмах обман,
Там всего лишь дорожный шум,
Шум дождя и рассветный туман.
 
 
Я прошу – не пиши до слёз,
Береги глаза хоть чуть-чуть,
Обещаю – уйду из грёз,
И найду  во всём этом суть.
 
 
Я прошу – посмотри вокруг!
Убери пока телефон.
Весны воздух рискни вдохнуть,
Прогони зимы страшный сон.
 
 
Я  прошу – забудь это всё,
Этот бред не стоит тебя.
Кризис мы сейчас переждём,
И простим в сердцах, уходя.
 
 
Я прошу – не сжигай мосты,
Пусть мосты от дождей заблестят!
Это счастье, что ты – это ты!
Ну а письма пусть птицей летят.
 
 
Я прошу – пусть тепло постоит,
Как в долину опущенный  пар,
Пред грозой будто воздух парит,
И не сможет случиться пожар.
 
 
Всё сойдёт, как во сне, на авось,
И пройдёт по соседским следам.
Пусть промокнуть  придётся насквозь,
Но не в страстной любви сгореть нам!
 
 
Это счастье, пойми и прости,
Переписка ведь это не суть,
 
 
У нас разные вышли пути,
И ко мне тебе – не повернуть.
 

А я хочу отбой…

 
Что есть чарующего в войнах?
Никак я не могу понять.
Металла скрежет, пули, брони,
И разум можно потерять.
 
 
И смерть, и грозное стремленье
В бою на смерть сразить врага,
Война есть мира потрясенье,
Война – последняя строка.
 
 
Война есть страх, война есть ужас,
Война есть боль, война есть смерть,
Война есть пекло вместе с стужей,
Война – кровавый вечный след.
 
 
Восточный фронт, теперь он реален
В игре компьютерной одной.
Хоть там воюют виртуально,
Хоть там ненастоящий бой,
 
 
Но он даёт то чувство боя,
Что жаждет часть души мужской.
 
 
Война!! А я хочу покоя…
Война!! А я хочу отбой…
 

Нету его больше

 
Просыпаюсь ночью: твоё фото!
Твоё  фото  смотрит на меня!
Твоё фото…  Реальность… Страха нота…
В  твоём фото чувствую ТЕБЯ!
 
 
Настоящий ты, хороший очень!
Слишком реальный ты, ты реальней всех!
Твоё фото… Нету его  больше…
Испугалась я… Прости  за грех….
 

По картине

 
 фундаментально-безграничное
где одинокий человек
внутри себя в стихиях личного
стоит на грани новый бед
 
 
и бесприютно-романтичное
с тактильным чувством что твой след
вода и буря безразличного
живёт в картине много лет
 
 
пусть меньше будет нас пленять
ведь странников из вод спасать
нам волонтёров не найти
 
 
свои мозги побереги
живи, надейся и свети
 
 
#мудрость_зелёного_пакета
 

Наде

 
Надя это фея из далёкой сказки,
Надя почти ангел с голубых небес,
Ангел-утешитель, полный тёплой ласки,
Фея доброй сказки с палочкой чудес.
 
 
Надя незаметна и быстра как воздух,
Надя самый светлый чистый человек,
Будто по  дороге в Изумрудный город
С добрыми друзьями Элли лёгкий след.
 
 
Надя как из Шира Толкинских просторов
Не боится троллей, эльфы ей друзья…
Надя будто воздух храмовых покровов,
Лучшей и лучистей отыскать нельзя…
 

Насте

 
Ты фея-ночь в короне лун – Хозяйка Чайной Башни.
В душе заденешь много струн, вспахаешь много пашни.
Ты как сирена моряка – очаровать успеешь.
Ты как красивая река – сияешь и приветишь.
 
 
Твой яркий облик так манит, так радостью сверкает,
Притягиваешь как  магнит – и принца сердце тает,
И гордые принцесс сердца к себе располагаешь,
Ты как пчела добра и труд на первом месте ставишь.
 
 
Очаровательна, мила, скромна, великодушна.
Кому-то лучшая жена – любима и послушна.
Ты словно эльф, из сказок-снов без паспорта пропавший.
Ты фея-ночь в короне лун, Хозяйка Чайной Башни!
 

Чёрного много

 
«Чёрное зеркало», «чёрное солнце»,
И «очень чёрный» тариф теле два,
Чёрная ночка скребётся в оконце,
Чёрного неба крадётся луна.
 
 
«Чёрная пятница» – скидки в покупках!
Ворон и клевер, лебедь и плащ!
Чёрного много – везде – что за шутка?
Или  цвет чёрный дал творческий раж?
 
 
Творческий бум и расцвет организма,
Силы глоток и забвенья вода…
Что-то повеяло тут – демонизмом…
Чёрный мираж, отпусти-ка сердца…
 

Висят ботинки не проводах

 
Висят ботинки на проводах,
Не в автомате девчонка плачет,
И нагоняют какой-то страх,
Как луч пронзает душевный датчик.
 
 
А провода позади давно,
Но странный страх отпустить не хочет,
Хоть ей давно не идти одной,
Холодной улицей тёмной ночью.
 

Сердитое

 
Не лезь, психолог, в мою душу —
Ты не хирург!
Распотрошить вот так всё нужно?
Хватает рук?
 
 
Об этом вовсе не просила —
Я  о другом!
Ну как так в душу влезть без мыла?
Ну что за взлом???
 
 
Взломали душу поздно ночью,
Узнав пароль.
Как будто путь лежал построчно
К себе домой.
 
 
Сижу теперь, мозги ломаю.
Ведь друг, не враг!
Видать кого-то напрягаю —
И в чём-то брак.
 
 
Хотя сама же виновата —
Не лезь, убьёт —
Другому доверять не надо —
Он не поймёт.
 

И вот стала я частью тебя

 
И вот стала я частью тебя.
Неотъемлемой, бьющейся частью.
Растворилась в тебе, и, любя,
Стала чипом, стремящимся к счастью.
 
 
Как тебе? Я впиталась в тебя!
Я влилась в твоё сердце вакциной.
И в осеннем листе сентября
Стала рыжим любви к тебе скрином.
 
 
Обалдеть! Как тебе? Я – твоя!
Ты в моём измеренье прописан.
Ты стал частью, живящей меня.
Ты стал праздником, в сердце сокрытом.
 
 
Я плясать! Слёзы радости лить!
Я бежать! Окрылять всех в округе!
Только факт – без тебя надо жить…
И замёрзли без варежек руки…
 
 
Только вот – скоро снег октября…
Перед этим – тебе двадцать девять…
 
 
Как прожить в мерзлоте без тебя?
Только разве в берлоге медведем…
 

Твой смайл – моя награда

 
Тебя здесь нет.
Ушёл опять.
Прощай до новой встречи.
Самодостаточною стать
Пока пустые речи.
 
 
Ты залетал ко мне на днях,
И смайлик свой оставил.
Вот припаялась, как родня,
Родня без всяких правил.
 
 
Пока! Прощай! Лети, живи,
Вдыхая полной грудью.
И ближних ласково люби,
Не выдвигайся в судьи.
 
 
А я пока что потерплю.
Терпеть – ума не надо.
Ты возвращайся. Смайл храню.
Твой смайл – моя награда.
 

Я не влезаю в Вашу жизнь

 
И злой заснеженный январь
Идёт к логичному концу.
Задует ветрами февраль —
А я Вас больше не ищу.
 
 
Я не влезаю в Вашу жизнь,
И моих писем в почте нет.
Хотя, все нервы напряглись,
Чтоб навсегда затёрся след!
 
 
Ну Вы отшили! Капитан!
Внутри меня коты скребут!
Так чисто, будто целый план
Как отшивать преподают.
 
 
Простите. Как в себя придти?
Хоть карандаш какой сломать…
Коммуникации пути
Вы отсекли. Не написать.
 
 
Я нарушала тут и там
Границы Ваши и других,
Как будто тролль, как будто спам,
Как некритичный трудный псих.
 
 
Всё верно объяснили Вы.
И я Вам больше не пишу.
 
 
Внутри меня скребут коты.
Пускай скребут. Переживу.
 

По твоей жилистой руке

 
По твоей жилистой руке
Ладонью провести разок,
Мечта как прежде вдалеке,
Ведь так далёк, ты так далёк.
 
 
Ты тихо светишь в мои сны.
И твои руки ощутить,
И точно знать, что это ты,
В молитве, что ли, попросить?
 
 
Наверно, скоро попрошу,
Но вряд ли сбудется оно,
Ненужное совсем ищу,
И ты с другой давным-давно.
 
 
По твоей жилистой руке —
И больше, правда, ничего.
 
 
Ведь даже тянет не к тебе —
К рукам твоим. Вот что? Вот что????
 

Только вот кто-то общаться не хочет…

 
Я проиграла. Возьми меня в плен.
Нет, не нужна я? В войнушку не хочешь?
Эх, не вмещаюсь я в правила схем,
И нечитабельно крутится почерк.
 
 
Эта любовь развернулась давно,
Люди смеются над ней уже явно,
Только о том как-то мне – всё  равно,
Жалко лишь душу – что та неисправна.
 
 
Ты не сердись. Ерунда в голове.
Мышки курсор и салюты в 3 ночи.
 
 
С Новым тебя! И друзей твоих всех!
Только вот кто-то общаться не хочет…
 

Не Солнце

 
Не презирай влюблённую в тебя —
Она так мало в этом виновата —
Что  от тебя, как свечка от огня,
Хотя давно замёрзнуть, знаешь, надо.
 
 
Не презирай влюблённую в тебя.
Ведь Бог над всеми: видит, знает, судит.
Она ведь тоже Божья – не твоя.
Как может – верит, дышит, любит.
 
 
Не презирай. Зачем тебе оно?
Ты сам открылся для неё и скрылся.
 
 
Ты для неё – пока ещё окно.
Но ведь не Солнце – или ты забылся???
 

Про зелёный пакет

 
Живи своей жизнью. Не трогай других.
Ищи свою нишу, свой путь, перспективу.
Дыру отыщи, где пробьётся родник,
Ищи и свети, как маяк, всему миру!
 
 
Себя отыщи. Свою цельность, талант,
Зелёный пакет, его мудрость и силу,
Друзей отыщи, тебе в руки да флаг,
Свети, как свеча, в темноте всему миру.
 
 
Скажу по секрету: зелёный пакет —
Есть мудрость, которую ты отыскала:
В читальнях Москвы есть такой человек,
С зелёным пакетом и будто с вокзала.
 
 
На вид он невзрачен, слегка бомжеват,
Но кто познакомится с ним чуть поближе,
Поймёт он мгновенно: читатель сей – клад,
Вершин высшей мудрости в теле достигший.
 
 
Он нас вдохновляет на чтение книг,
Любовь безответную к ним прививает,
Ведь он отыскал в этих книгах родник,
И этот родник каждый день пробивает.
 

Огорчился кто-то

 
Огорчил меня кто-то,
Не зная меня,
Как будто я тёща,
Мама, жена,
Бабушка, тётя,
Другая родня…
 
 
И вроде мне надо
Агрессией взять,
Достать её из закутков…
Но… нет её, даже,
Ни злобы, ни формы,
Ни крика, ни слов…
 

Про слова и экспонаты

 
Острие слов прошло насквозь,
Ты будто бабочка, он гвоздь,
Приятно даже, что насквозь,
Что мы – мы вместе, мы не врозь…
 
 
За далью даль, за болью боль,
Мне так приятно, что пришлось,
Мне быть пронзённою насквозь,
Ну как родной мне этот гвоздь!
 
 
И дымка, дым пошёл из труб…
Меня не понял он… как друг…
Ну ладно… гвоздь прошёл насквозь,
Быть экспонатом довелось….
 

Вот выход – я выйду

 
Вот выход – я  выйду из этих сношений,
Из деструктивных сношений с тобой.
И больше не будет стихов-откровений,
И больше не будет проблем с головой.
 
 
Конец к нам пришёл. Вот выход – я  выйду
Из этих бестактных, больных и кривых.
И больше не будет той камерной кривды
В сознаньях наших, друг другу чужих.
 
 
Ведь даже не можешь назвать моё имя
В беседе обычной, в обычном письме.
 
 
Ну как, о каких отношениях мыслим?
Ну как, ну о чём так свербит в голове?
 

Не пройдёт и полгода

 
Не пройдёт и полгода – вернёшься опять,
Весь в друзьях и делах, как в Высоцкого песне,
Для чего в себя девушек было влюблять?
Надо силы свои предварительно взвесить!
 
 
Не пройдёт и полгода – и молчанье пройдёт,
Твои письма, как прежде, будут в почте резвиться,
Что с ума без тебя в одиночку сойдёт
Она думала вряд ли пред тем как влюбиться.
 
 
А тебя долго нет. Корабли далеко.
Ты уплыл в дальний путь и пути не оставил.
 
 
И меня очень мучает только одно:
Ну зачем ты её так влюбиться заставил?
 

Он стал другой

 
Он стал другой: он стал резкий и жёсткий,
Он стал другой: стал циничный, крутой.
Он стал другой и железные нотки
Вплетаются в речь и готовят отбой.
 
 
Готовят отбой отношеньям бестактным,
Готовят отбой беззаветным мечтам,
Готовят отбой платежам многократным
И вечным попыткам стать близкими нам.
 
 
Стал он другой. Только в этом есть честность.
Стал он другой. Взрослый и деловой.
Стал он другой. Только прежняя резвость
Осталась в повадках и гонит долой.
 
 
Я отпускаю… Другой или прежний.
Я отпускаю… Хороший, иной.
Я отпускаю… И странная нежность
Вливает в меня свой долгожданный покой.
 

За тобой идти

 
За тобой идти – как идти в никуда,
За тобой идти – как идти в пустоту.
За тобой идти – там одна темнота,
За тобой идти – это замкнутый круг.
 
 
Не иди, очнись – там не твой сезон.
Не иди, постой – там весна не та.
Не иди, замри – ну какой резон
Не за тем идти и идти в никуда?
 
 
Я спросила его: можно я за тобой?
Я спросила его. Он ни «да» ни «нет».
Он молчал скалой. Разве я – прибой?
Он молчал стеной, стеной долгих лет.
 
 
Я устала ждать. Сколько ждать ещё?
Сколько лет ещё в никуда идти?
Я устала ныть в пустоту-плечо.
Я устала идти, там где нет пути.
 

Сегодня встречи не будет

 
Сегодня встречи не будет.
Совесть задолбит до смерти.
Я не приду, ты не встретишь.
Пыльные знойные смерчи.
 
 
Сегодня встречи не будет.
Я ожидала отказа.
И вот он пришёл, как рельсы
Под поездами вокзала.
 
 
Я не люблю, ты не любишь.
Ум уже не понимает.
Ты отказал – не осудишь.
Дружбы, увы, не бывает.
 
 
Что же, оно так и лучше.
Лучше, чем смерть: гроб и свечи.
Непоправимости ужас.
Лучше, чем лживые речи.
 
 
Ссоры ведь тоже не будет.
Я не обидчива больше.
Вечер пылинками кружит.
 
 
Ты мне
не сделаешь горше.
 

Твоё имя

 
Твоё имя иголкой в мозгах,
Твоё имя из губ моих рвётся,
Твоё имя и радость и страх,
И в висках, будто звон, отдаётся.
 
 
Твоё имя и счастье и боль,
Твоё имя и сладость, и совесть.
 
 
Ты меня, я прошу, успокой.
Вот я вся моя скудная повесть…
 

Если мы вдвоём

 
Ты в мои пришёл измеренья,
Ты мои покорил миры,
Ты рассеял мои сомненья,
Добрым взглядом воскресной поры.
 
 
Ты лучом проник утром ранним,
Чтоб никто не смог опознать.
Ты обнял меня небом бескрайним,
Чутким оком не дал страдать.
 
 
Ты вернул меня в осознанье,
Возвратил меня в бытие.
Ты мои оживил желанья,
И я ЕСТЬ, если мы – вдвоём…
 

Опять безответность меня обступила…

 
Опять безответность меня обступила,
За горло взяла и к стене притулила.
Молчишь.
Кто шлёт эти письма? Зачем, ты не знаешь?
Тебе я пишу, ты в корзину кидаешь…
Малыш…
Ты занят, ты честен, ты добр и отважен,
А я истерична и дух эпатажен
В ответ…
Я очень устала, зачем начиналось?
Ведь ты недоступен и чувств не осталась,
Чувств нет…
Ответь, ну хоть что-то: привет, пока, здравствуй,
И я будто с горки в твой тон безучастный
Свалюсь.
А ты не ответишь, и я чувством этим
Бездомным и вольным как северный ветер
К тебе унесусь…
 

А писать тебе…

 
А писать тебе – как бродить босиком
По воде ледяной, по замёрзшим камням,
А писать тебе – на прокат сдать покой,
А писать тебе – ни к чему и ни для…
 
 
А писать тебе – как кричать в пустоту,
Как считая доход, оставаться в нулях,
Как сказать «привет» тому, кто не тут,
Как «пока» прокричать, не стоя в дверях.
 
 
А писать тебе – как дождливая мгла,
А писать тебе – как закрытый проход,
Даже дело не в том, что немела рука,
Онемела душа – не пробился росток.
 
 
Никогда, ни за что, ни одной запятой,
Ни одной чёрной буквы на белом листе,
 
 
Слишком уж тяжело, адрес мне не родной,
И от писем моих только вред… Только вред.
 

Как бы…

 
Как бы мне до тебя дотронуться,
Дотянуться?
Зайцем что ли солнечным
Прикоснуться?
 
 
Как бы мне стать на руки твои
Рукавицей?
Как бы мне водою тебе
Дать напиться?
 
 
Как бы мне стать тенью в жару,
Где остынешь?
Как бы мне стать навесом дождю,
Если выйдешь?
 
 
Как бы мне стать книгой в руках,
Что ты держишь?
 
 
Как бы мне стать светом впотьмах?
Путь осветишь…
 

Скажи мне «нет»

 
Скажи мне «нет». Поставь меня на место.
Скажи мне «хватит». «Не хочу» скажи.
А можешь промолчать – всегда уместно.
А можешь не читать – довольно лжи.
 
 
Я лгу не сердцем. Просто меня носит.
Наверно, лгу. А как, скажи, ещё?
Она вошла какой-то тайной дверцей.
Двойная жизнь, чуть лживая. И всё.
 
 
Наверно плохо. Но ведь ты есть рядом.
Ты можешь цыкнуть, гавкнуть, наказать!
Сказать мне «нет», обжечь гневливым взглядом,
«Не понимаю» в горечи сказать!
 
 
Отбрить, забить, забанить и заехать —
Ты можешь всё – но только не спеши.
Двойная жизнь – огромная помеха,
Давай почистим стёклышки души…
 

Пожалей её, пожалей

 
Пожалей её, пожалей.
 
 
Чтобы стало тепло и ясно,
Чтобы как бы песочная мель,
Где идти всегда безопасно.
Пожалей её, пожалей.
 
 
Чтобы стало не интересно.
Чтобы как колокольная трель
Из дали возвещает чудесно.
Пожалей её, пожалей.
 
 
Чтобы свет не дал место аду,
Чтобы не было мыльных петель
И попыток скрывать досаду.
Пожалей её, пожалей.
 
 
Чтобы сердце не разорвалось,
Чтобы стало теплее – согрей,
Ведь согреть – это сущая малость.
Пожалей её, пожалей.
 

Ты такой тихий, такой хороший…

 
Ты такой тихий, такой хороший,
С идеями фикс не вступаешь в войну,
Ты защищаешь меня осторожно
От чувства, что держит в глубоком плену.
 
 
Ты такой светлый, такой спокойный.
Ты осторожный. Не сложный – простой.
Ты самый лучший, самый достойный,
Логичный, конкретный и деловой.
 
 
Прямой и открытый. Немного упрямый.
Слегка ироничный. Слегка заводной.
Уравновешенный – сразу и явно.
Устойчивый, крепкий, статичный, не злой.
 
 
Ты стал самым близким и недостижимым.
Достигнуть тебя – невозможно, запрет.
 
 
Ну и не стану. Ведь призраки – лживы…
А ты – почти призрак. Не пишешь ответ…
 

Который раз

 
Я об тебя который раз ломаюсь.
Ты классный. Очень классный. Только больно.
Наш уговор: «в тебя я не влюбляюсь»,
Несу я плохо. Прямо недостойно.
 
 
Не получается. Не очень. Очень плохо.
Который раз пустая эсэмэска.
Пустая почта, как и я – дурёха,
Пустая жизнь, что ты сплетаешь леской.
 
 
Ну как-то глупо. Как-то маргинально.
Ведь я не рыба, чтоб об лёд стократно.
Ты извини. Бывает, как нахально,
Но это кажется, я очень деликатно.
 
 
Не дописаться ведь. Не тронуть. Не наехать.
Не высказать. Не выорать. Не взять.
Ты очень классный. Видно я – помеха.
Стихом пытаюсь боль свою унять.
 

Да ведь и не знают

 
А намекал он иль не намекал,
И думал он о чём-то иль не думал,
Нам не расскажет этот карнавал,
И эти белки, что бегут по кругу.
 
 
Бегут по кругу в нашей голове,
И мыслей горизонты закрывают.
 
 
Нам не расскажут в этом ноябре.
Нам не расскажут. Да ведь – и  не знают.
 

Адовенько

 
И где-то очень близко ад,
Но ты затянут в жизнь успешно,
И думать о конце не рад,
А тот конец придёт поспешно.
 
 
А этот ад уже в пути,
Почти у глотки зависает.
Но ты ныряешь в пустяки
И ничего о том не знаешь.
 
 
А там же червь, огонь и мрак,
Там будет плохо, очень плохо.
 
 
Здесь где-то очень  близко ад.
Но нету сокрушённых вздохов.
(((
 

Шэдоуплейску

 
Шэдоуплейский съезд четвёртый
И море ламповых бесед
В ноябрьском сумраке куётся
И согревает, будто плед.
 
 
Все москвичи давно заждались
Далёких гордых северян,
И считанные дни остались,
Что этот съезд открылся нам.
 
 
Ложится снег на мостовые,
И тает с люками вблизи,
А те ребята, хоть крутые,
Смиряться могут до низин.
 
 
Мы верим в силы Вашей группы.
Пусть всё, что хочется, – придёт!
 
 
А этих строк немые буквы,
Быть может, кто-нибудь прочтёт…
 

Разговоры ни о чём

 
Срывается сленг,
Как снег.
Нормальная речь,
перестаёт течь.
Хочется лечь,
Отдохнуть
и в путь.
 
 
Снежком
Слова нарастут,
Силком
в мысли попадут,
Потом —
не поможет фенибут,
и Пантогам
бесплатно ли
Раздам?
…пикамелон,
по 20 милиграмм,
Ломится ли лёд,
ревёт ли вертолёт?
Искать ли цитрамон?
И но-шпу на потом?
 

Каждый день проезжает Скорая

 
Каждый день проезжает Скорая,
Ну а может быть – это Полиция,
Мимо окон моих – и в сторону,
И сигналит мне в сердце спицею.
 
 
И потом ещё долго слышится,
Мне сигнал этот острый, отчаянный.
От того ли мне – еле дышится,
От  того ли  тут небо – печальное?
 
 
Не читаю я сообщения,
Не смотрю сводки происходящего,
Но сирена опять острым жжением
Воспаляет смысл дня приходящего…
 

Про пасхальный снег

 
вся Пасха тонула в солнечном свете,
болела моя голова,
снег тихо шёл, наступая на вечер,
когда я крепко спала.
 
 
снег шёл какой-то бархатный очень,
домашний, нескромный, большой,
подарочный снег из бархатный точек,
он шёл как к себе домой…
 

День сегодня душно-безответный

 
День сегодня душно-безответный.
Безответная предлетняя жара.
Безответные уходят сообщенья,
Отвечать на них давно пора!!!
 
 
Гром гремит на сизом горизонте,
Небо в целом ясно, тучек нет…
Так и Вы сейчас прошу, позвольте,
Обозреть какой-нибудь ответ!!!
 

Выброс

 
Мне кажется – мы воюем!
Но я же сдаюсь, сдаюсь тебе постоянно!
Родной! На, возьми!
Но ты брать не хочешь.
Я всё равно не в силах. Я проиграла. Очень.
Воюем дальше. Я уже падаю с пьедестала.
Я стала в мусорке хрупкой фарфоровой куклой,
Что упала с комода. Мальчик! Это моя природа…
Мы изводим друг друга – оба!
Это – невыносимо.
Мне кажется – мы воюем.
Но я сдаюсь тебе снова без всякого боя!
Но ты не возьмёшь такое.
Твоя дружба стала мне незнакомой.
Ты так далёк, как вулкан, что изводит силой.
Мы на войне. Воевать с тобой —некрасиво.
Ты не смотри в упор, я же заледенею.
Ты мои мысли шокируешь постоянно.
Я уже как испуганный заяц – молча не смею,
И только выбросы паники
Постоянно.
Так воевать – странно.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное