Евгения Дикова.

Роман по-французски



скачать книгу бесплатно

© Евгения Евгеньевна Дикова, 2017


ISBN 978-5-4483-6896-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

Глава 1. Поступление

Утром Света проснулась разбитая, глаза слипались, и сердце в волнении стучало, будто желая угнаться за какой-то стремительной мелодией. Взглянув на часы – почти семь часов, теперь уже все равно не заснуть, – девушка, накинув халатик, направилась в сторону ванной. Света, всегда спавшая как убитая, этой ночью просыпалась, наверное, каждые полчаса. «Почему сегодня Петя просыпался десять раз? Потому что он сегодня поступает в первый класс», – пронеслись в голове строчки любимой в детстве Агнии Барто, пока Света стояла под душем. Впрочем, почему, как раз понятно, ключевым здесь было слово «поступает» – сегодня был день объявления результатов приема в университет, и девушка, как, наверное, и большинство ее сверстников, подавших документы в приемную комиссию, волновалась из-за результатов поступления.

Света с детства мечтала стать переводчиком, ее всегда манил мир книг, наполненных неизвестными словами, хотелось читать их на языке оригинала, завораживали красотой французские песни, напоминающие своим звучанием плавное течение равнинной реки, притягивал, словно магнитом, мир французской поэзии: Верлен, Прюдом, Превер – их стихами Света зачитывалась с детства, и все благодаря бабушке Полине Сергеевне, которая всю жизнь работала учителем французского, была влюблена в свою работу, в мелодичный французский язык и сумела привить такую же любовь и внучке. Впрочем, в школе, где иностранный язык изучался только один, Светлана учила английский, понимая, что в современном мире без него не обойтись. В выборе своей профессии девочка не сомневалась уже лет с двенадцати, а специальность «лингвистика», куда она решила поступать, явилась компромиссом между нужным английским и любимым французским языками. Волнения Светы не были совсем лишены оснований. Для поступления на выбранную специальность нужно было сдавать три экзамена: русский и английский языки и литературу, и если с первыми двумя все прошло благополучно, и набранные баллы почти максимальны, то экзамен по литературе существенно подпортил картину. И не потому что девушка к экзамену плохо подготовилась, напротив, лишь упорная подготовка ситуацию и спасла. Утром в день экзамена Света почувствовала сильнейшую боль в горле, да и температура, если судить по ощущениям, была не ниже тридцати восьми. Света растворила в стакане теплой воды пакетик средства, снимающего симптомы простуды, и отправилась на экзамен. Но на экзамене стало еще хуже, средство от простуды вызвало сонливость, и горло болело все сильней и сильней, предполагаемая простуда оказалась на деле ангиной, которой Света болела нечасто, но всегда переносила тяжело. Экзамен прошел как в тумане, и баллы, конечно же, были потеряны.

Выйдя из душа, который ее немного успокоил и взбодрил, и, надев вместо халатика футболку и джинсы, Света направилась на кухню.

Родители уже встали, и на кухне витал аромат кофейный аромат. Ее отец, Анатолий Михайлович, не признавал растворимый напиток и почти каждое утро священнодействовал с туркой, варя потрясающе вкусный кофе, секретами приготовления которого с ним поделился его коллега, несколько лет проживший в Марокко. Света зашла на кухню, пожелав родителям доброго утра.

– Доброе! – откликнулся отец и, взглянув на сонную физиономию дочери, предложил: – Кофе будешь?

Света благодарно кивнула, крепкий кофе был именно тем, что нужно, чтобы окончательно проснуться да и успокоиться тоже, кофе почему-то действовал на Свету успокаивающе.

– Кстати, тебе к какому в университет? – Голос отца оторвал девушку от размышлений, которые скорее напоминали гадание на ромашке: поступила – не поступила. – Тебя подвезти?

Света отрицательно покачала головой: в университет было еще слишком рано, к тому же вскоре для моральной поддержки должна была прийти ее двоюродная сестра и по совместительству лучшая подруга Сашка, успешно поступившая в университет еще в прошлом году и потому знакомая со всеми волнениями абитуриентов не понаслышке.

– Все, я ухожу, – торопливо заканчивая завтрак, проговорил отец. – Лина, ты идешь? – обратился он к жене, вставая из-за стола.

Ангелина Львовна ответила отрицательно, объяснив, что в их отделе с утра будут обновлять компьютерные программы, а потому можно не торопиться. Анатолий Михайлович, поцеловав жену и взяв с дочери обещанье незамедлительно сообщить о результатах поступления, ушел, как всегда, быстрый, несмотря на поистине богатырскую фигуру. Ангелина Львовна, проинструктировав дочь, что должны есть на обед Аня и Инна – близняшки, младшие сестры Светы, которым в этом году исполнилось семь лет, – тоже засобиралась на работу.

Когда дверь за мамой закрылась, Света посмотрела на часы, висевшие над кухонным столом, – времени до прихода Сашки и до обычного пробуждения сестренок было еще много. «Надо чем-то себя занять, иначе от волнения можно и умом тронуться», – подумала Света и полезла в холодильник, решив приготовить сырники – творог у них дома был практически всегда. А через полчаса на столе стояла громадная тарелка, наполненная горячими сырниками. Света не была фанаткой готовки, хотя и умела многое – родители работали, порой, допоздна задерживаясь на работе, и тогда часть бытовых забот ложилась на плечи Светланы, но в те моменты, когда ей необходимо было успокоиться, привести свои мысли в порядок, монотонные дела на кухне оказывались истинным спасением. К сырникам, чтобы побаловать сестренок, а еще и заняться делом, не оставаясь наедине со своими мыслями и переживаниями, Света приготовила какао. И лишь оно было сварено, на кухне появились сестры, растрепанные со сна, в одинаковых розовых пижамках с сердечками на кармашке, изображением какой-то принцессы, рукавами-фонариками и отделкой из лиловых ленточек по краям. Эти пижамки Света подарила сестрам на деньги, которые заработала сама, подтягивая соседского оболтуса-шестиклассника по английскому. Такие подработки у нее начались уже класса с девятого, языки, как английский, так и французский, девушка знала отлично, а платить за репетиторство школьнице можно было гораздо меньше, чем учителю или преподавателю вуза. Впрочем, Свету это устраивало, и у нее всегда были карманные деньги, и она любила иногда просто так, без всякого повода побаловать любимых сестренок. Когда они родились, девочке исполнилось десять лет, и в то время, когда ее подружки играли в куклы, Света с упоением возилась с ними, помогая маме, и уже лет с двенадцати ее спокойно оставляли с Нюськой и Иннуськой почти на целый день.

Аня и Инна, увидев любимое утреннее лакомство, стали шумно, толкаясь и смеясь, усаживаться за стол, но строгий голос старшей сестры оторвал их от этого занятия, напомнив, что вначале нужно умыться и переодеться. Девочки с визгом и воплями, обгоняя друг друга, убежали в ванную. Несмотря на то что старшая сестра баловала их, пожалуй, больше всех в семье, слушались девочки ее лучше, чем остальных, даже уговорить их выпить какое-нибудь противное лекарство, когда они болели года в два или три, Света могла почти без особых усилий.

Вскоре появились сестры, умытые и переодетые в джинсовые шорты и футболочки, Аня – в желтую с Микки Маусом, а Инна – в голубую с диснеевской Золушкой. Одежда у девочек очень часто была разной, так как многое они донашивали из вещей Светы и их двоюродной сестры Саши. Близняшек частенько огорчало небольшое количество одинаковой одежды, ведь они так любили разыгрывать окружающих, притворяясь друг другом, впрочем, они быстро догадались, что одеждой можно меняться, а эффект будет не меньше. И только два человека в семье никогда не поддавались на их уловки, безошибочно узнавая озорниц – мама и Света, все остальные – отец, бабушки, дедушка, двоюродная сестра Саша, тетя Рита, сестра отца и ее муж Алексей – были полем для экспериментов девочек.

Едва сестры уселись за стол, раздался звонок в дверь. Света, недоумевая, кто бы это мог быть, пошла открывать. Для Сашки было еще рановато. Но на пороге стояла именно Саша, какая-то потерянная и грустная.

– Надеюсь, я никого не разбудила? – виновато спросила она.

Света заверила, что Саша никого не разбудила, приглашая ее присоединиться к завтраку, и, взглянув еще раз на поникшую двоюродную сестру, спросила: «Что-то случилось? С Максом своим поругалась?»

– Теперь уже не моим, Светик, – грустно ответила Саша, – Я тебе потом расскажу, и нацепив на лицо наигранно веселую улыбку, Саша отправилась на кухню, и стоило лишь Саше появиться в дверном проеме, к ней с радостным визгом бросились Аня и Инна.

– Привет, Саш! – с набитым ртом проговорила то ли Инна, то ли Анна.

– А ты нам французские косички заплетешь? – тут же подлетела с вопросом то ли Анна, то ли Инна.

Саша частенько путала девочек и всегда поражалась умению Светланы их различать.

– Подождите, набросились, как вам не стыдно! – подоспела на подмогу Света. – Сейчас мы с Сашей тоже позавтракаем, и тогда уж будете красоту наводить.

Аня и Инна закончили завтрак и убежали в свою комнату, Света и Саша, налив себе по чашке ароматного какао, уселись за стол.

– Ну, выкладывай давай, что там у вас стряслось. Вроде бы все хорошо было, он так ухаживал, а ты вся светилась от счастья так, что даже мне влюбиться кого-нибудь хотелось, – спросила Света, после того как они съели по первому сырнику.

– Ой, Светик, да все почти как в анекдоте, – грустно усмехнулась Саша, – да только не смешно что-то… Он же живет здесь, недалеко от вас…

– Да знаю я, – перебила ее Света, – и?..

– И решила я ему сюрприз с утра устроить, нагрянула без звонка, думала, рад будет, он вообще всякие неожиданности обожает. Пришла, позвонила в дверь, – Саша сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев, а ногти больно впились в ладони. – Он дверь открывает, а у него за спиной девица какая-то маячит, кажется, из его группы.

– Ну так, может, она за конспектами какими зашла или за учебниками, – попыталась успокоить Света.

– Ага, в неглиже! – горько усмехнулась Александра. – И ведь никаких предпосылок не было, все как в сказке. Макс, конечно, обиделся, когда я с ним на дачу не поехала, но я не думала, что настолько, хотя он и обронил, что я еще пожалею об отказе… В общем, не разобралась я в человеке… Но он выглядел таким влюбленным, что я здраво рассуждать разучилась. Что ж, буду в следующий раз умнее, – закончила свой рассказ Саша с улыбкой, уже проглядывающей сквозь грусть.

– Пока не влюбишься в очередной раз, – поддразнила Света.

Саша, пылкая и влюбчивая по натуре, действительно каждый раз бросалась в новые отношения как в омут с головой, но ни одни отношения не выдерживали проверки временем.

– Смейся-смейся! Вот влюбишься сама, посмотрим, будешь ли ты мыслить здраво, – отозвалась Саша.

– Ох, Саш, мне порой кажется, что я на это просто не способна.

– Да ладно, тебе ж всего семнадцать – возразила Саша.

– Можно подумать, тебе намного больше, – фыркнула Светлана. – На год всего старше, а у тебя личная жизнь напряженнее, чем мексиканский сериал, когда только учиться успеваешь, да еще и на такой специальности.

Саша перешла на второй курс физмата, учась легко, будто играючи, хотя выбранная ей специальность была не из простых – прикладная математика.

– Мне, наверное, гены учиться помогают, – улыбнулась Саша.

Мама Саши, Маргарита Михайловна, работала учителем математики, причем учителем была великолепным – в обычную районную школу, где она преподавала, подчас переходили ученики из других районов города, чтобы учиться именно у нее. А отец Светы и родной Сашин дядя был высококлассным специалистом, в прошлом математиком, после окончания института поступившим в аспирантуру и буквально за два года защитившим кандидатскую диссертацию. Но работать преподавателем он не стал, нужно было содержать семью, в которой уже подрастала маленькая Светлана.

Допивая какао, Света посматривала на часы, вновь начиная сидеть как на иголках. Саша сразу же заметила это, предложив отложить разговоры на потом, а сейчас собираться и идти узнавать результаты. Едва Света успела переодеться, как в комнату ворвались сестренки, голову каждой украшала французская косичка, только у Инны она была справа, а у Ани – слева.

– А почему косы с разных сторон? – обратилась Света к вошедшей следом Саше. – А, догадалась, это чтобы ты их отличать могла!

– Именно!

– Так мы ж сегодня одеты по-разному, – влезла в разговор Аня.

– Ну, одеждой-то вы и поменяться можете, знаю, я вас, а вот косы точно не переплетете, – отпарировала Саша.

– Ох, Сашка, – восхищенно вздохнула Света, – как же тебе такую красоту плести удается, у тебя ж у самой волосы короткие, я вот так не умею, только обычную косу.

– Так я ж все детство на тебе тренировалась, – засмеялась Саша, – у тебя ведь, наверно, с первого класса была коса до пояса. А хочешь, я и тебе заплету?

– Нет, Саш, не до причесок мне сейчас, – возразила Света. – Пойдем уже!

До университета дошли, не проронив по дороге почти ни слова, даже Аня с Инной стали необычно притихшие и серьезные, чувствуя внутреннее напряжение старшей сестры. Возле же входа в здание университета сестренки вдруг заупрямились, отказываясь почему-то заходить внутрь, и Света, оставив с сестренками Сашу, скрылась за входными дверями. Время ползло необычайно медленно, и когда Саша и изнывающие от ожидания Аня и Инна собирались уже звонить Свете на мобильный, она сама появилась в дверях, и ее счастливое лицо без слов сказало, что результаты поступления положительные. Света позвонила родителям и бабушке, чтобы порадовать их, но едва лишь она убрала телефон в свой неизменный рюкзачок, с которым не расставалась почти никогда, на нее набросились сестренки с просьбами пойти в Детский парк, прогулку в котором Света обещала им еще несколько дней назад. Дорога до парка была наполнена всеобщим весельем, и даже Саша, которая в отличие от Светланы не очень-то жаловала пешие прогулки и немного поворчала, проходя мимо остановки маршрутки, была в хорошем настроении. Да и в самом парке время пролетело весело и беззаботно, Аня и Инна качались на качелях, лазили по лестницам и горкам, визжа и хохоча, соревновались с новыми знакомыми, а Света и Саша сидели неподалеку на лавочке, делясь друг с другом последними новостями. И, несмотря на царящий на детской площадке шум и гвалт, сестрам здесь было на удивление спокойно и комфортно, утреннее напряжение и переживания как будто растворились в воздухе парка с его чуть слышным ивовым и березовым ароматом, пробивающимся сквозь горьковатый запах свежескошенной травы.

– Как же хорошо, что вы меня сюда вытащили, – задумчиво проговорила Саша, – с меня как будто вся та грязь обмана слетела, как слетают по осени листья с деревьев, – девушка впервые заговорила об утреннем происшествии.

– И ты готова к новым амурным приключениям? – подколола двоюродную сестру Света.

– Слово-то какое – «амурным», – фыркнула Саша, – твой любимый французский с тобою всюду.

– Ну, на ближайшее время, на несколько лет точно, – проговорила Света и посмотрела на часы, – нам пора, еще в магазин надо зайти, – девушки решили к приходу с работы Светиных родителей организовать праздничный ужин.

Близняшки повозмущались немного, не желая уходить из парка, но больше для вида, зная, что со старшей сестрой спорить бесполезно. Обратная дорога была более спокойной и молчаливой, все уже немного устали от прогулки и утренних переживаний.

Дома Света, быстро накормив всех обедом, принялась доставать из холодильника продукты для приготовления ужина. Саша с тревогой глядела на увеличивающуюся гору продуктов.

– Светик, а мы успеем все сделать? Что ты затеяла? Это ж просто семейный ужин, а не пир на весь мир, может, надо было что-то готовое купить?

– Успеем, Саш, не переживай, – Света деловито раскладывала продукты, – сейчас мы мясо запекаться поставим, и тем временем я картошечку почищу, а ты овощи на салат нарежешь.

– А грибы и сыр для чего? – полюбопытствовала Саша, и тут же ее осенило, – Слушай, Светка, неужели ты будешь свою фирменную свинину с грибами и помидорами делать? М-м-м… Вкуснятина, я вот только всегда забываю, какой там порядок слоев.

– Да что там запоминать-то – изумилась Света, – свинина, помидоры, сыр, укроп, если есть, затем грибы, обжаренные с луком и снова сыр.

– А зачем сыр и внутри, и снаружи? Нет, ну, снаружи понятно – сырная корочка, а внутри?

– А внутри, чтоб слои скрепить, некоторые майонез кладут, но мне с сыром больше нравится, – пояснила Света.

– Ох, Свет, сколько ж это калорий! И как ты от мяса с картошкой не толстеешь, у меня вот, кажется, только от взгляда на всю эту вкуснятину килограммы прибавляются.

– Саш, ну, во-первых, это далеко не каждый день, а во-вторых, ты пешком походи с мое, все калории и сгорят.

– У меня на это, наверное, силы воли не хватит, – вздохнула Саша, – везде и всюду пешком.

– Да при чем здесь сила воли? – удивилась Светлана. – Наоборот, возможность побыть одной, наедине со своими мыслями, чтобы спокойно что-то обдумать…

– Ох, Светик, все-таки ты – романтик, – снова вернулась к излюбленной теме Саша, – когда ж ты хоть раз влюбишься…

– Да где ж ты романтику-то увидела? Тебе бы только о любви поговорить. У кого что болит… Ой, прости, я не хотела напоминать.

– Пока болит, Свет, но больше самолюбие ранено, чем душа, я ж как спичка, быстро вспыхиваю, быстро гасну. Кстати, а где спички? Духовку, наверное, уже пора разжигать, пока она разогреется…

– Разжигать не надо заранее, она у нас быстро нагревается, и спички тоже не нужны, у нас плита с электророзжигом, ты что, забыла? Помидоры вот лучше нарежь кружочками. – И Света поставила на стол миску с только что вымытыми помидорами. – И давай вправду немного ускоримся, а то к приходу родителей не успеем.

Но, несмотря на опасения Светланы, к возвращению с работы Ангелины Львовны и Анатолия Михайловича стол был уже накрыт. Атмосфера вечера была легкой и веселой, все наконец-то расслабились после долгого ожидания результатов, родители Светланы вспоминали свои студенческие годы, Саша рассказывала истории из своей студенческой жизни. А главный сюрприз был еще впереди, и, когда все уже заканчивали пить чай, Анатолий Михайлович взял слово, поздравив еще раз дочь с успешным поступлением, сообщил, что в связи с этим событием родители решили подарить Свете поездку в Санкт-Петербург, о которой та мечтала уже давно. Саша бурно и восторженно радовалась за двоюродную сестру, пожалуй, даже больше, чем она сама. Сашин поток эмоций, постучав по столу, прервал Анатолий Михайлович и, улыбнувшись сквозь бороду, добавил, что это еще не все, и в эту поездку Света поедет вместе с Сашей, с родителями Саши уже все согласовано, так что девочкам лишь осталось найти подходящий под их интересы тур. Света, наконец, вышла из ступора, в котором пребывала с момента объявления о поездке и начала с каждой минутой все более восторженно говорить о том, где хотела бы погулять, в какие музеи сходить, что посмотреть. Девушки посидели еще несколько минут, допивая чай, и убежали, чтобы, включив компьютер и выйдя в Интернет, планировать поездку.

Глава 2. Питер

Ехать, было решено самостоятельно, просто забронировав места в гостинице, так как ни один тур в полной мере не устраивал, хотя родители вначале были против такого варианта. Дольше всех сопротивлялась Ангелина Львовна, беспокоясь, как будут девочки жить одни в большом городе, не заблудятся ли, не останутся ли голодными, но Света аргументировала, убеждала и в конце концов настояла на своем. Света всегда любила путешествовать, смотреть новые места. С родителями, как только в семье появилась машина, она объехали, наверное, большинство достопримечательностей Орловской и соседних областей, с классом ходила на экскурсии в музеи, в основном литературные, которыми так богат Орел. Но все-таки девушке всегда хотелось, путешествуя, прислушиваться к собственному внутреннему ритму, смотреть на то, что интересно именно ей, фотографировать понравившееся столько, сколько хочется, а не бежать точно стадо, подгоняемое словесной палкой экскурсовода. То есть противницей-то экскурсий Света не была, она лишь хотела выбирать, куда и когда идти самостоятельно. «Ну, поймите же, – говорила она родителям, – так мы сможем более полно использовать время и с большей пользой, в хорошую погоду можно погулять по набережным или съездить в Петергоф или Царское Село, а в дождь, например, сходить в музей, а если программа уже составлена и оплачена, то может оказаться все наоборот, под ливнем – пешеходная экскурсия, а в солнечный день – по музеям».

Этот аргумент, а также то, что найденная девушками гостиница не только располагалась в центре, но еще и была оборудована небольшой кухней, сломили сопротивление родителей, и вот теперь они с Сашкой стояли на железнодорожном вокзале, вслушиваясь в надсадно-хрипящий голос из динамиков, оповещающий о прибытии поезда. Света посмотрела на часы: «Пора уже!» – и словно в подтверждение ее слов вдалеке загрохотал очередной железнодорожный состав. «Доедете, заселитесь – позвоните», – напутствовал их Анатолий Михайлович.

Разместившись в поезде, девушки в очередной раз, предвкушая, обсуждали предстоящую поездку, изучали распечатанные карты Питера и найденную на просторах Интернета информацию о достопримечательностях. За окном мелькали, сменяя друг друга пейзажи, проносились мимо деревеньки и дачные поселки, к середине лета ожившие и, казалось бы, приосанившиеся, городов на их пути было немного, быстро, еще в начале пути, пронесся Мценск, а часа через два пути, когда за окнами показалась Тула, Саша неожиданно спросила о времени стоянки поезда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное