Евгения Букреева.

Красавицы и кубки



скачать книгу бесплатно

– Привет! – произнесло воплощение Розы Моисеевны и улыбнулось. От неожиданности я подпрыгнула, сцепление моих пальцев с дверным косяком ослабло, и неведомая сила потащила меня в квартиру. Контуры незнакомца обрели ясность и четкость и стали стремительно приближаться. В следующую секунду я уже лежала на этих контурах, оказавшимися вполне материальными. Сами контуры, в свою очередь, лежали на полу. Вблизи они наконец-то материализовались окончательно, и я с восторгом узнала воплощение моей девичьей мечты – красивый, двадцатипятилетний парень, с бездонными карими глазами!

– Счастье вдруг, в тишине постучалось в двери, – услышала я свой голос. И я с ужасом поняла, что остановиться петь у меня не получается. В панической попытке реабилитироваться перед мужчиной моей мечты, я приложила все усилия вырваться из этого порочного песенного круга и выдала:

– Привет! … Дождливо этим летом! – не сдавался раз и, похоже, навсегда запрограммированный мозг.

– Вы, наверное, Даша? – произнес незнакомец, расплываясь в очаровательной и слегка задорной улыбке, и мне тут же захотелось провести всю ночь здесь, на пороге квартиры, в коридоре, вместе с ним

– Я? Наверное, скорее всего… – не слишком уверенно ответила я, и, заметив его изумленный взгляд, уточнила, – в смысле, да, Даша. И тут же поняла, что сморозила очередную глупость. Хотя представляться какой-то Дадашей – все-таки лучше, чем распевать уместные, и не очень строчки из песен.

– Наверное? – переспросил он. И прыснул от смеха. – Ну да, я Даша, – наконец самоидентифицировалась я. – А я – Костя. Даша, если вы не против, то давайте как-нибудь поднимемся с пола. Не могу сказать, что мне неприятно вот так с вами лежать, но, мне кажется, что стоя нам будет значительно удобнее знакомиться

Из всего, произнесенного Костей, кроме его имени, до меня дошло только то, что он собирается со мной знакомиться, и я возликовала.

– Очень приятно, – я попыталась изобразить на лице соблазнительную улыбку.

Костя снова прыснул, видимо улыбка вышла какой угодно, но не соблазнительной, что было вполне закономерно, учитывая мою координацию. Тело слушаться меня перестало, и не только лицевые мышцы, но и все конечности, казалось, зажили своей, отличной от туловища, жизнью. Мои сумбурные телодвижения напоминали дерганье новорожденного парнокопытного, который едва вывалившись из материнской утробы, пытается взять под контроль свои ноги. Так что надежда была только на моего рыцаря. Совместными усилиями мы не сразу, но добились определенного успеха – из положения лежа мы плавно перетекли в положение сидя и остановились, перевести дух.

Увлеченные нашей странной камасутрой, мы не заметили появления моей хозяйки. Я то вообще забыла о ее существовании, поэтому при виде появившейся в поле зрения этой колоритной женщины я пережила некоторое потрясение.

Но видимо еще более страшное потрясение пережила Роза Моисеевна, выйдя в прихожую, и увидев меня, копошащуюся на полу вместе с Костей.

Думаю, что заподозрила она самое непристойное, потому что наша квартира огласилась чудовищным визгом. Когда визг достиг апогея, я поняла, что надо исправлять ситуацию. К этому делу я подошла без выдумки, туалетный креатив истощил мой мозг, попытавшись решить проблему стандартным детсадовским способом, то есть извиниться.

– Я это… того самого… извиняюсь, – заплетающимся языком сообщила я собравшимся, – Что-то я упала, как-то…

То, что я «упала как-то», Розе Моисеевне было понятно сразу и без моих пояснений, а вот то, что я пьяна, ей стало очевидно только после моей речи.

– Костя, сыночка, таки эта девица напилась! – заверещала Роза Моисеевна. – Это ж как так можно было надраться, я вас спрашиваю! Разве ж это прилично, такой молодой девушке, и так срамиться!

– Подожди, мама! – Костя пришел в себя и теперь старался придать нашим телам вертикальное положение, что, учитывая мои опорно-двигательные проблемы, представлялось задачей сложной, почти достойной подвига античного героя.

Звание античного героя Костя, на мой взгляд, заслужил. Во-первых, ему удалось поставить меня на ноги и встать самому, а во-вторых, он сразу же кинулся на мою защиту

– Мам, ну чего ты кричишь? Ничего же страшного не произошло! Даша, вам помочь?

Я энергично закивала, античные герои на дороге не валяются, так что брать в оборот их требовалось немедленно. Отметя тот непреложный факт, что античным героям полагаются по штату античные героини, которые порхают, как мотыльки, и употребляют исключительно нектар и амброзию, а не грохаются на каждом шагу с грацией отожравшегося слона после передоза алкоголя, я повисла на плече моего спасителя, вознамерившись не отпускать его от себя никогда.

– Нет, вы только посмотрите на нее! – продолжала возмущаться Роза Моисеевна, недовольная тем, что Костя встал на мою защиту, – А с виду такая милая и скромная девушка! Я тут не притон содержу, чтобы каждый алкоголик заявлялся и пугал таки приличных жителей.

– Не смотрите вы так, сквозь прищуренный глаз, – снова полезли из меня песни.

Роза Моисеевна тяжело задышала, и мне даже показалось, что от напряжения у нее из ушей повалил пар. Костя, надо отдать ему должное, попытался сделать все возможное, чтобы этот вулкан снова не начал свое извержение.

– Мама, успокойся. Сейчас я помогу Даше дойти до комнаты, и никаких проблем больше не будет. Ей просто нужно поспать.

И мы, провожаемые недовольным ворчанием Розы Моисеевны, прошествовали по коридору в мою комнату, где Костя положил меня на кровать, и даже накрыл пледом.

– Ты извини маму, она, в принципе, неплохая, просто своеобразная. К ней надо привыкнуть.

Я с обожанием смотрела на своего избавителя. Ради него я готова была привыкнуть к чему угодно, не то, что к «своеобразной» Розе Моисеевне. Почему-то мне захотелось немедленно ему покаяться и оправдаться:

– Я виновата, – начала я, но мой песенный марафон снова прорвался сквозь пробудившийся было здравый смысл. – Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я, что… – тут, слава богу, у меня хватило ума остановиться.

Глаза Кости откровенно смеялись, и это делало его таким обаятельным, что у меня перехватило дыхание.

– Перестань, – утешил он меня, – с кем не бывает. Может, чаю хочешь?

Не знаю, хотела ли я чаю, или нет, но из рук Кости я готова была принять стрихнин и закусить цианистым калием. Поэтому я энергично закивала, не отводя от него загипнотизированного взгляда.

Костя ободряюще мне улыбнулся, встал и пошел за чаем

Оставшись одна, я сразу опустила голову на подушку. В голове было восхитительно пусто, и надо всей этой пустотой витал образ моего нового знакомого.

– Дороги любви у нас нелегки, – тихо выдохнула я.

На этой трогательной ноте силы мои подошли к концу, и более ничего не помню. Хотя, с большой долей вероятности могу утверждать, что я заснула сразу, и вполне благообразно проспала до утра, так и не дождавшись чая.

Глава 5

«Г-н де Тревиль вслух бранил своих мушкетеров и втихомолку поздравлял их».

А. Дюма

«Три мушкетера»

Похмелье у меня случалось и раньше. Например, после выпускного в школе родители выхаживали меня целый следующий день, выпаивая мерзким раствором марганцовки и заставляя прочищать желудок. Но сегодняшнее утро с тем достопамятным днем не шло, ни в какое сравнение. Потому как если тогда я ощущала себя очень больным и несчастным, но, все же, человеком, то сегодня, едва я продрала глаза, на меня свалилось понимание печального – увы, я не человек, и даже никакое не животное. Я – растение. Ибо способность двигаться атрофировалась у меня напрочь, вкупе с присущей человеку мозговой деятельностью. И если кому покажется, что я ассоциировала себя с этаким свежим и цветущим розовым кустом, то спешу вас разочаровать. Жухлым одуванчиком на обочине жизни, по которому проехался вонючий трактор, вот кем, и никак иначе. Осознание себя вялой флорой отнюдь не способствует бодрости духа. Когда я попыталась встать, то, едва моя попытка увенчалась успехом, мне открылись две сакральные тайны. Первая тайна гласила, что если покалеченному растению придать вертикальное положение, то его жизненные соки моментально поползут вверх и станут проситься наружу. Вторая тайна тоже была весьма пессимистична, особенно в сочетании с первой. Одуванчики, увы, ходить не умеют, ибо у них нет ног. Единственный логичный выход из создавшейся ситуации, к сожалению, состоял в том, чтобы залечь обратно в кровать и попытаться сдохнуть без лишних мучений. И хотя этот выход был очень соблазнительным, мне пришлось его отвергнуть. На работе я должна быть. Эта аксиома прочно засела во мне, отвергая робкие попытки едва проснувшегося мозга придумать какую-нибудь убедительную причину остаться дома. Я должна быть на работе. Живой или мертвой. И, поскольку пациент был скорее мертв, чем жив, то второй вариант мне казался наиболее выполнимым. Размышляя, как можно организовать доставку моего помирающего тела на работу, и какая будет реакция Анастасии на явление моего трупа, я с огромным трудом все-таки поднялась с кровати и сделала пару неуверенных шагов. И тут подключился мозг. Я застыла посреди комнаты в ужасе и тихо застонала, потому что мелькавшие перед моим внутренним взором картины вчерашнего вечера, были на удивление красочны и реальны: туалетное заточение, доставка моего шатающегося тела до квартиры и, наконец, триумфальное нападение на сына хозяйки. Вспомнив, что сын хозяйки являлся сотрудником нашей компании, я запечалилась окончательно, потому как если после позавчерашних приколов за мной прочно утвердилась слава «девушки, попадающей в идиотские ситуации», то после вчерашнего шоу – я по праву заслужила репутацию «пьющей девушки, попадающей в идиотские ситуации», что, как ни крути, звучало гораздо хуже

Когда мои физические страдания дополнились нравственными, меня стали посещать суицидальные мысли. Я не представляла, как покажусь на глаза Розе Моисеевне или Анастасии. А еще хуже, я совсем не знала, что делать, если встречу на работе Костю.

Через полчаса я уже обрела способность вяло передвигаться по комнате и даже уже всерьез подумывала над совершением великого подвига – добрести до ванной и принять душ. Как раз, когда я уже практически собрала все свои скудные силенки для марш-броска в санузел, дверь в мою комнату открылась, и я увидела Анастасию.

Наверное, даже явление архангела Гавриила не произвело бы на меня столь сильного впечатление, как появление моей начальницы в половине восьмого утра. Причем Анастасия вид имела такой, что если бы я не видела ее вчера пьяной и распевающей народные песни, то наверняка подумала бы, что она легла спать вчера в девять вечера, предварительно поужинав чем-то очень здоровым и сбалансированным. Светло-серые брюки поражали безупречными стрелками, отглаженная блузка сияла белизной, прическа (слегка удлиненное впереди каре) было уложено волосок к волоску. И абсолютно свежее лицо, без малейших признаков похмелья.

– Так я и думала, – заявила она, насладившись лицезрением моих печальных останков. – Блин, разучилась пить, молодежь, – пробурчала она себе под нос и вытащила мобильник: – Да, Арин, все так и есть. Так что жди нас, через полчаса будем. Что стоишь, печалясь? – обратилась она ко мне. – Кофе у тебя есть?

– Есть, кажется. На кухне, банка «Нескафе», я позавчера купила

– С вами научишься пить всякую гадость, – проворчала Настя, – Ну что ты застыла? Будем играть в «Море волнуется раз» или на работу собираться? Давай, двадцать минут на приведение себя в порядок, и на вот, выпей таблетку. Должно полегчать.

– Спасибо, Анастасия Александровна, – пробормотала я, мне было настолько стыдно, что я избегала смотреть ей в глаза.

– Блин, ты меня еще госпожой Лаврентьевой назови, – хмыкнула Настя. – Или забыла, что на брудершафт пили? Давай, вперед, труба зовет! Я не собираюсь из-за тебя опаздывать!

И она по-хозяйски направилась на кухню, на ходу набирая какой-то номер по мобильному телефону.

Но на ее пути встала Роза Моисеевна. Вообще-то, я подозреваю, что Роза Моисеевна с утра сидела в засаде на кухне, дабы при моем появлении высказать все, что она думает о несовместимости моего разгульного образа жизни с ее, в высшей степени порядочным домом. И таки углядев меня, совершающую свой печальный хадж в ванную, хозяйка моя ринулась мне навстречу, снедаемая справедливым желанием донести до меня всю глубину пропасти, куда я, по ее мнению, непременно упаду.

– Даша, – выкрикнула она, пытаясь обойти Анастасию, – можно вас на минуточку?

Анастасия, с олимпийским спокойствием пропустив Розу Моисеевну, остановилась, внимательно созерцая реалии.

А реалии мои были печальны. – Я бы хотела с вами поговорить о вчерашнем, так сказать, инциденте, – начала хозяйка, заняв выигрышную позицию, которая напрочь лишала меня доступа в санузел

Я уныло молчала, понимая, что коли проштрафилась, изволь огребать по первое число. Угнетало только присутствие Анастасии, которая, отложив свой мобильник, с интересом наблюдала за разыгрываемой перед ней сценой.

– Я бы хотела-таки донести до вас, что в моем доме не принято демонстрировать такую невоздержанность, – начала свою обличительную речь Роза Моисеевна.

– Извините, пожалуйста, – выдала я единственное, на что была способна.

– А что, моя подруга вчера вела себя неподобающе? – Настя удивленно вскинула бровь.

– Боюсь, что ваша подруга заявилась вчера в таком виде, который никак не соответствует понятию порядочной девушки, – пожаловалась на меня хозяйка.

– Что вы говорите? – удивилась Настя, и исподтишка подмигнула мне. – Она нанесла вам материальный ущерб?

– Да вы что? Этого еще не хватало! Просто ее моральный облик…

– Простите великодушно, – перебила ее Настя, – Насколько я понимаю, вы сдаете девушке комнату за определенную плату? С соответствующим оформлением договора и регистрацией по месту прописки?

Роза Моисеевна замялась. – И в договоре, – ничуть не смущаясь, продолжала моя начальница, – есть пункт о том, что ваш съемщик обязуется вести себя в соответствии с вашими моральными нормами?

– А какое вам дело? И вообще, кто вы такая, что позволяете себе наезжать на старую больную женщину?

– То есть, такого пункта в договоре нет? – уточнила Настя. – Значит ваши претензии, мягко скажем, не совсем обоснованны. Вы же получили плату?

– Послушайте, что это за…

– Значит, получили, – резюмировала Настя. – Материального ущерба не было? Не было. В таком случае, позвольте Даше пройти в ванную, иначе она опоздает на работу, что существенно понизит ее платежеспособность. Вы ведь в этом не заинтересованы?

– Обхамить старую женщину в собственном доме может каждый! – с достоинством заявила моя хозяйка, но продолжать дискуссию не стала и обиженно удалилась.

Я благодарно посмотрела на Анастасию, и скрылась в ванной.

Арина, хоть и выглядела вполне презентабельно, но, в отличие от деловой и собранной Анастасии, вид имела мрачный. Когда мы вышли и сели в машину (теперь заднее сидение заняла я), Арина хмуро поздоровалась и рванула с места в карьер. Похоже, ее стиль вождения не зависел от степени опьянения. Настя не отлипала от телефона, небрежно кидаясь непонятными мне терминами, вроде «структура тарифной ставки», «факультатив», «индикатив» или «регресс». Арина ругалась: – Козлы, мать их! Куда прешь? Нет, ты посмотри на этого ублюдка, черт бы его подрал, вчера только права купил, что ли. Таких криворуких уродов отстреливать надо! – срывая на московских водителях свое дурное настроение. Причем с моей точки зрения, негативной реакции скорее была достойна сама Арина, так как постоянно скакала из одного ряда в другой, подрезая всех на своем пути. – А вы знаете такого Костю, из Юридического департамента? – осмелилась задать я вопрос, весьма интересующий меня в свете последних событий

– Костя? – Арина закурила сигарету и задумалась, – Это такой мальчик молоденький, смазливый. Высокий брюнет. Кажется, из претензионного отдела?

– Наверное, – кивнула я. – Похоже. – А на фига он тебе? – поинтересовалась Арина. – Да так. Я вроде бы с ним вчера познакомилась

– Когда это ты успела? – удивилась Арина, а Настя, оторвавшись на секунду от трубки, с интересом воззрилась на меня.

– Ну, дело в том, что я снимаю комнату у его матери… – и вкратце пересказала новым подругам свое вчерашнее приключение.

Настя не особо прониклась моим рассказом, вообще-то у меня со вчерашнего дня создалось впечатление, что мужчин она недолюбливает, а романтические чувства считает чуть ли, не признаком недалекого ума. Поэтому, на второй минуте моего повествования, она снова углубилась в бесконечные «суброгации» и «пропорциональные суммы». Зато Арина слушала с большим вниманием, периодически хихикая и вставляя комментарии.

– Если хочешь, – заявила Арина, когда мы уже заруливали на стоянку, – Я могу навести справки об этом Косте.

Настя, как раз закончившая очередной разговор, хмыкнула. – Опять собираешься обратиться к некоему таинственному сотруднику нашей службы безопасности? Смотри, не дорезвись. Там ребята серьезные

– Когда я добывала через моего таинственного сотрудника службы безопасности информацию по троюродной сестре Рошам, ты, помниться ничего против не имела, – беспечно парировала Арина. – Все, девчонки, вылазь. Приехали.

– Я это, пойду на машину свою взгляну. На минутку. Здесь рядом, – попросила я.

Анастасия взглянула на часы. – Ладно, давай, показывай нам свою тачку. Только быстро, меня Ильин вызывает

В подворотне, где я вчера утром оставила свою верную «копейку», нас ждал сюрприз. Причем всех, включая меня. Потому что «жигуль» мой вместо двух левых колес обзавелся парой кирпичей, а заклинившее стекло открывало печальный вид на разгромленный салон.

– Редкий цвет, – дипломатично отозвалась Анастасия. – Оба-на! – искренне восхитилась Арина, – Ты где этот артефакт откопала? Это на нем ты приехала из Ульяновска?

– Ну да, – грустно ответила я. – Только колеса у нее было четыре.

– Ладно, не расстраивайся, – стала утешать меня Арина, – Ты же не собиралась всерьез ездить по Москве на этом чучеле? Ее просто необходимо куда-то сплавить!

– Но я думала, что она мне пригодится. На машине же удобнее, чем на общественном транспорте, а внешний вид – это же не самое главное! – заупрямилась я.

– Запомни, в Москве внешний вид решает все! – безапелляционно заявила Арина. – И если ты появишься на таком «пепилаце» в приличном месте, то я сделаю вид, что мы незнакомы, так и знай!

– Так, все, на работу! – скомандовала Анастасия

– Но куда мне ее сплавить? Я же продать ее не смогу, она же в Ульяновске оформлена, надо ехать туда, снимать с учета, – не унималась я по дороге в офис.

– Продать? – удивилась Настя, – Да кому она на фиг сдалась?

– Да уж, – поддержала Арина, – Разве что на запчасти.

Я представила, что со мной сделает отец, если я продам его ласточку на расчленение и вздохнула. Но Арина была права. Здесь, в столице, к такой тачке должен был прилагаться либо пенсионер-дачник, забивающий заднее сидение рассадами с помидорами, либо лихой джигит кавказских кровей, недавно покинувший свой родной аул. Но никак не успешная сотрудница крупнейшей страховой компании.

– Ладно, я подумаю, что можно сделать, – сказала Арина, и мы вошли в кабинет, занимаемый нашим Управлением.

Я уже не ощущала себя одуванчиком, скорее, сонной мухой, разбуженной поздним осенним солнышком, и безвольно ползающей по оконной раме. И хотя, муха не совсем человек, но все же тенденция радовала. Ибо все-таки темпы эволюции позволяли надеяться, что к вечеру я уже с полным правом смогу причислить себя к отряду приматов. Мы с Ольгой снова засели за основы страхования, Анастасия, прихватив ежедневник, умчалась на совещание к Ильину, а Арина уткнулась в свой компьютер, злобно отстукивая на клавиатуре что-то наводящее на мысли о похоронном марше. Костя материализовался неожиданно, как раз когда я всерьез рассматривала мысль пойти покурить и раздобыть где-то чашечку кофе. – Привет, покурить не хочешь? – в руке он держал два дымящихся пластиковых стаканчика, и я немедленно уверовала в господа-бога, потому что вошедший Костя явно был ответом на все мои молитвы, тут тебе и горячий кофе, и сигарета, но самое главное, непосредственно сам Костя. – Хочу, – радостно улыбнулась я, и мы пошли в курилку. – Как ты? В порядке? – поинтересовался он, вручая мне стаканчик и одновременно поднося к сигарете зажигалку. – По сравнению с Бубликовым, неплохо, – попыталась сострить я.

Чертово похмелье, голова болела, и мысли в нее лезли самые печальные. А главное, мне было так стыдно за вчерашнее, что я совершенно не знала, как себя вести.

– Выглядишь прекрасно! – комплимент прозвучал настолько искренним, что я незамедлительно переполнилась ощущением собственной привлекательности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10