Евгения Букреева.

Красавицы и кубки



скачать книгу бесплатно

Я уже, кажется, писала, что я девушка чрезвычайно сообразительная. Для того чтобы понять, что я снова вляпалась, мне понадобилось секунд тридцать. Потому что выражение лиц окружающих совершенно определенно говорило о том, что «уроды загадочного Дибенко» стоят передо мной, причем весть о том, что их титуловали именно так, этим самым уродам ни фига не понравилась. Что касается «герцогини», то она, вероятно, мысленно желала всяческих несчастий мне и моим родственникам и благодарить меня явно не собиралась.

Первой очухалась массивная женщина: – Ну, знаешь, это уже чересчур! – процедила она сквозь зубы и ломанулась по коридору прочь с крейсерской скоростью, увлекая за собой молодую девушку. И я осталась с «герцогиней». Та смотрела меня так, словно на дороге ей встретился слизняк и она размышляет, раздавить его или не стоит пачкать свою обувь

– Вы, наверное, ждете от меня благодарности? – наконец спросила она.

– Нет, то есть да, – я смешалась и забормотала какую-то ахинею, – Я же не знала… Я просто хотела помочь. Извините, как-то неудобно получилось…

– Я бы использовала другое определение. «Неудобно» не совсем точно отражает суть произошедшего.

– Но откуда же я могла знать, что написано на бумажке, – я попыталась возмутиться. Нет, в конце концов, это уже черт знает что! Третий раз подряд огребать безо всякой вины с моей стороны – это перебор.

– Действительно, – спокойно произнесла моя собеседница, только вот ее взгляд не оставлял никаких сомнений в том, что дай ей волю, она бы радостно приняла непосредственное участие в моей публичной экзекуции, – Откуда Вам было это знать? Я бы Вам посоветовала в следующий раз, когда Вы не будете что-нибудь знать, прежде чем что-то делать, подумайте. Хотя бы для того, чтобы больше не попадать в такие идиотские ситуации.

Отчеканив это, «герцогиня» снова смерила меня уничижительным взглядом, заставив ощутить себя мокрицей и провинившимся лакеем Фролкой в одном флаконе, и скрылась за ближайшей дверью.

«Зашибись, – мрачно думала я, продолжая свой путь. – Осталось только назвать Главного бухгалтера этой компании „дебилом“, случайно уронить шкаф на начальника отдела кадров и напоследок подпалить всю контору к едрене фене. И можно считать, что день удался».

Утешало меня только одно – компания большая и есть шанс, что Арина и «Герцогиня» работают в тех подразделениях, с которыми мне не придется иметь дело.

У кого-то есть ангел-хранитель, который незримо охраняет своего подопечного и отводит от него неприятности. Сегодня я задумалась над тем, что Бог его знает, где шляется мой ангел и положен ли он мне вообще, в связи с незначительными заслугами перед небесной канцелярией, но вот демон-вредитель ко мне прикомандирован, тут уж нет никаких сомнений. И сегодня он явно был в ударе. Ничем другим объяснить мое фатальное невезение я не могу. Даже пресловутое «еврейское счастье» не бьет так массированно, а главное, при этом так прицельно.

Нет, начальница отдела кадров не пострадала, и вообще осталась довольна мной и моей анкетой.

Единственное, что меня смутило – это название должности, которую мне предстояло занять. «Ведущий специалист Управления андеррайтинга и методологии». Что означают два последних слова, я не знала даже приблизительно, и у меня закралось подозрение, что старый папашин друг принял меня за кого-то другого, или не совсем понял, что у меня нет никакого опыта работы в страховании.

Через пару часов, по окончании всех формальностей у кадровиков (анкета на восемь листов, заявление, подписи ознакомления с какими-то приказами о технике безопасности и трудовой дисциплине) меня таки выпустили на волю. Причем на выходе я точно помнила только три вещи: я – ведущий специалист по какой-то труднопроизносимой фигне; пальцы в розетку засовывать не рекомендуется и рабочий день у нас – с девяти до шести. С этим не сильно обширным, но очень хорошо усвоенным набором знаний я и вернулась к Дмитрию Витальевичу, намереваясь все-таки выяснить, действительно ли он понимает, что в страховании я – полный нуль, и, если да, то все-таки хотелось бы узнать хоть примерное значение пугающего слова «андеррайтинг».

Ильину было не до меня. Помимо меня он разговаривал по двум телефонам, а также орал что-то периодически мелькающей в дверях секретарше.

Выглядело это примерно так: – (в первый телефон) Да, Владимир Иванович, слушаю Вас внимательно! Все, как и договаривались! Конечно! Непременно!… (секретарше) Аня, срочно найди мне Алексеева!… (снова в первый телефон) Нет, что Вы, Владимир Иванович! Ни в коем случае! Да!… (мне) Твой отец звонил, интересовался, как ты… (во вторую трубку) Да, Игорь! Где ты ходишь? … (снова в первую) А как же, Владимир Иванович! Все помню!… (во вторую) Игорь, где документы по последней претензии РСА? Кому отдал?… (секретарше) Аня! Тебе Алексеев документы отдавал? Какие, какие? По РСА! А почему они еще не у меня на столе?… (мне) Подожди минуту, я Коле обещал, что найду тебе жилье на первое время… (в первую трубку) Да, Владимир Иванович! Конечно, слушаю!

После десяти минут такого сумбура, я уже чувствовала себя одновременно Игорем Алексеевым, Владимиром Ивановичем, секретаршей Аней и документами из таинственного РСА в одном лице и полностью потеряла нить разговора. Поэтому, когда он встал и направился к выходу, я все еще продолжала тупо сидеть на месте.

– Ну, что же ты? Пойдем быстренько, я тебя представлю твоему руководителю, пока есть время. Да, и вот тебе адрес, езжай, я обо всем договорился, тебя ждут. У одного нашего сотрудника, кажется, из Юридического управления, мама сдает комнату, я уже говорил с ним, его мама дома, так что поезжай прямо на место, посмотришь, устроишься, а завтра на работу! – скороговоркой тарабанил Дмитрий Витальевич, несясь по коридорам с такой скоростью, что я не успевала запоминать дорогу.

– К девяти ноль ноль? – блеснула я знаниями, приобретенными в отделе кадров.

– Да. Временный пропуск получила? – Да. Кстати, а можно спросить, Дмитрий Витальевич? А что значит слово «андеррайтинг»? – Все, пришли, тебе тут все объяснят. Он пулей ворвался в какой-то кабинет, внутри оказавшейся просторной комнатой, где разместилось человек десять-двенадцать сотрудников. В глубине, в одном из углов я заметила отгороженное помещение, из-за больших стеклянных окон, напоминавшее аквариум. Туда-то мы и направились. А дальше…
Я даже не знаю, как мне об этом написать. Как выражались классики, слова не в силах передать степень моего изумления. Нет, не так. Слова бессильны, чтобы описать эмоции, охватившие меня при виде…
Короче, хрен с ними с классиками. Я по-простому, только факты

В аквариуме находились двое. Одна сидела за большим столом, сосредоточенно вычитывая какие-то документы, вторая стояла рядом и о чем-то рассказывала, крайне эмоционально размахивая руками.

«Сюрприз!» – пискнул мой личный демон-вредитель. О да, это был совершеннейший сюрприз. Ибо сидящая за столом была никем иной, как «Герцогиней Йоркской», а размахивающая руками – моя новая знакомая по лестничному пролету Арина

– Настя, эта та девушка, твоя новая сотрудница, Даша Танеева, дочь моего старинного друга. Даша, это Начальник Управления Андеррайтинга и методологии Анастасия Александровна Лаврентьева. А это, кстати, ее зам, и твоя непосредственная начальница Арина Михайловна Самойлова. Так что вы тут, девочки, разбирайтесь, знакомьтесь, а я побежал, у меня совещание у Шилова. Все, Насть, в пять жду тебя с отчетом по новому продукту.

И единственный человек, который только что не получил сюрприз, исчез так же быстро, как и вбежал.

А я стояла, и печально думала, что если успею схватить со стола массивный дырокол, то, возможно, у меня появится шанс покинуть эту компанию живой. По крайней мере, без боя я сдаваться не собиралась.

Справедливости ради, надо сказать, что «членовредительские» мысли посещали не только меня.

– Девушка, вы что, решили меня добить? – поинтересовалась Арина, когда ее челюсть, вывалившаяся при моем явлении, заняла свое привычное место.

Я молчала, размышляя, успею ли я добежать до машины, пока «Герцогиня» не пришла в себя. Потому что, если до реплики Арины, Анастасия Александровна удивленно изучала мою персону, то после слов своего заместителя, выпучилась на Арину, словно у той внезапно выросли рога.

– Ты ее знаешь? – Да это та самая полоумная, которая свалилась на меня в курилке и испортила мое новое платье! Я же тебе рассказывала?

– Талантливая девушка, – ее холодный взгляд снова сконцентрировался на мне, – Спасибо, Ильину, удружил. Помниться, на прошлой неделе, я на пару часов задержала отчет по финансовым рискам. Вот уж не думала, что его месть будет настолько быстра и затейлива.

– Ну ладно, в конце концов, она просто упала, – примирительно проговорила Арина, – не так уж она и виновата. Хотя, с другой стороны, фраза о цене моего платья и размерах живота явно была лишней.

– Да нет, Арин, ты не совсем понимаешь. Это та самая идиотка, которая подняла с пола твою записку про уродов Дибенко и сунула ее прямо под нос Рошам Флюровны и этой дуры, новой Мишкиной пассии Вареньки. – Да ладно! Серьезно?
Теперь я точно знаю, что чувствуют звери в зоопарке, когда особо активные и любознательные посетители начинают тыкать в клетку палки и бросаться конфетами. Я прекрасно понимаю этих несчастных животных, забивающихся в дальние углы и пытающихся мимикрировать под кучу отбросов. Что мне оставалось делать, я просто стояла, смотрела в пол, мечтая уменьшиться до размеров муравья и заползти под плинтус. А мои новоявленные начальницы обменивались репликами, с ленцой тигров, только что загнавших в ловушку косулю

– Нет, Насть, так не бывает, чтобы столько талантов, да в одной девушке.

– Выходит, у нас эксклюзивный сотрудник. Точнее у тебя. Арина мстительно улыбнулась, и я прочитала в ее глазах медленную смерть. Никаких сомнений, она уже прикидывала, как именно будет надо мной издеваться. Я поежилась

– А она вообще что-то умеет? – с сомнением спросила Арина.

Вопрос адресовался не ко мне. Косулям вообще не положено выдрючиваться перед тиграми, а надлежит смиренно ожидать, когда хищникам надоест играться, и они соизволят приступить к трапезе.

– Конечно, умеет. Бумажки с пола собирать. Великолепно получается. – Редкое умение. Жаль, что летает хреново. – Жаль, – согласилась Анастасия и, наконец, соизволила обратиться ко мне: – Значит так, как вас там, Даша, рекомендовал вас Ильин и сделать с этим я ничего не могу, к сожалению. Но предупреждаю, малейшее нарушение дисциплины с вашей стороны, и вы вылетите из моего Управления, не успев сказать «ой». И никаких поблажек, в связи с тем, что вы – протеже Вице-президента, не будет. Я понятно изъясняюсь?

– Понятно, – буркнула я, подумывая, грешным делом, а не уволиться ли прямо сейчас, чтобы сократить мучения.

– Вот и замечательно, мы с Ариной Михайловной будем ждать вас завтра в 9—00.

– И не опаздывай, – хихикнула Арина. – В четверть десятого я тебе уши на ходу отрежу.

– Приду без двадцати девять, – напоследок огрызнулась я, продолжив цитату из любимого фильма, – чтобы сохранить уши.

Выйдя из аквариума, я устало прислонилась к косяку двери, чтобы перевести дух. И до меня донесся смешок Анастасии:

– Знаешь, а ведь ничего девчонка, и с чувством юмора все в порядке. Из нее вполне может выйти толк. Пообтесать немного, подучить.

– Ну, не знаю, – протянула Арина. – Хотя, фокус с запиской про уродов Дибенко меня порадовал. Я бы многое отдала, чтобы посмотреть на рожу Флюровны, когда та увидала мое послание.

– Да уж, Арин, посмотреть там было на что. Ты в следующий раз, когда будешь свои шедевры мне в ежедневник подкладывать, предупреждай, что ли.

– Да ладно, забавно же получилось. – Угу, вот направлю тебя сейчас к ним с официальными извинениями, заодно и видами рожи Флюровны насладишься. Ставлю бутылку виски, что Рошам уже успела Шилову настучать. Так что придется кому-то извиняться за некорректное поведение. Представляешь, Дибенко напирает на то, что я режу его договоры исключительно из личной к нему неприязни. Дальше я слушать не стала и поспешила покинуть кабинет. С одной стороны, заявление моей новой начальницы, что из меня вполне может выйти толк, бальзамом пролилось на мое изрядно потрепанное сегодняшними событиями самолюбие. Но с другой стороны, я настолько устала, что мне хотелось только добраться, наконец, до какого-нибудь дивана, и, приняв наскоро душ, вырубиться до следующего утра

Но впереди была утомительная дорога с поиском незнакомого адреса в незнакомом городе, разговор с хозяйкой квартиры, да и поесть бы слегка не мешало, потому что последний раз я ела пакетик чипсов, запивая его газировкой, в заблокированной машине, под аккомпанемент воплей хомяка и его хомяковой подруги, что, как ни крути, никак не способствует хорошему пищеварению и правильному усвоению продуктов.

Всю дорогу до моего нового дома я думала о том, насколько непоправимо испорчена моя репутация на новом месте работы, и что именно мне надо совершить, чтобы надменная Анастасия и резкая Арина, хотя бы, для начала, перестали ко мне цепляться. По всему, выходило, что совершить придется подвиг, не меньше. А так как я слабо себе представляла, какие в страховании бывают подвиги, то просто плюнула, и решила, что пусть все идет, как идет, а когда предпосылки для подвига появятся, то моя жопа обязательно подскажет мне, в каком направлении двигаться. Ибо в способностях своей жопы находить себе приключения после сегодняшнего дня я уже не сомневалась.

Наконец, я нашла нужный дом на Ленинском проспекте и не без труда припарковала свою измученную «копейку» у подъезда. Вообще-то, если я каждый раз буду так париться с парковкой, на фига мне в этом городе машина. Тем более что ее нестандартный колер и задорный мятый бампер забавляли москвичей неимоверно. А пугалом мне выглядеть совсем не хотелось, как-то не соответствует это имиджу «самой успешной бизнес-леди».

Хозяйка, та самая мама неведомого мне сотрудника, оказалась женщиной говорливой и, честно говоря, не очень приятной. Разговаривала она с интонациями и в манере тети Сони из Одессы в исполнении Клары Новиковой, и больше всего интересовалась наличием у меня денежных купюр, необходимых для оплаты сдаваемых внаем квадратных метров.

Комната меня устроила, еще бы. После ночной дороги, коломенского хомяка на «Лексусе», полета по лестнице и разговора с моей новой начальницей, меня бы даже каморка папы Карло не разочаровала. Я как можно вежливее отделалась от хозяйки, пытавшейся начать оживленную дискуссию на тему сравнительного анализа московских и поволжских цен на основные продукты питания, и, закрывшись в своей новой комнате, без задних ног завалилась на диван. И снились мне в ту ночь злобные московские хомяки, которых выгуливала на поводке герцогиня Йоркская в средневековом наряде; хомяки вид имели нервный и почему-то отзывались на клички «уроды Дибенко».

Глава 3

«Сударь, я очень люблю людей вашего склада и вижу: если мы не убьем друг друга, мне впоследствии будет весьма приятно беседовать с вами».

Атос

А. Дюма «Три мушкетера»

Если первый мой день в Москве можно описать, как «приблудный котенок сделал в прихожей лужу, и хозяева долго тыкали его в эту лужу мордочкой», то второй день уже уверенно тянул на «приблудного котенка простили и допустили к хозяйской еде». И радости моей по этому поводу нет предела!
Хотя с утра радоваться было нечему. Эффектного появления без двадцати девять не получилось. И все потому, что ни одна тварь не предупредила меня, что по московским улицам с утра можно передвигаться или пешком или на вертолете. Ленинский проспект прочно стоял. Стояли и другие улицы, по которым мне нужно было добираться до работы. Может, где-то в другой реальности и существовали столичные магистрали, на которых скорость транспорта достигала хотя бы пятидесяти километров в час, но мне они на пути не попадались. Спасло меня только то, что я выехала с большим запасом времени на свой топографический кретинизм. Ну, и на то, что поиск парковки в центре столицы по сложности приравнивался к поиску пропавшей библиотеки Ивана Грозного. Но, даже несмотря на все эти допуски и поправки, в здание бизнес-центра я влетела без одной минуты девять, бросив свою заслуженную «копейку» в первом попавшемся месте, как нетрудно догадаться, не в самом удобном. В кабинете, куда я ворвалась, взмыленная, как скаковая лошадь после гонок с препятствиями, свободных мест уже не наблюдалось. Подчиненные Анастасии демонстрировали железную дисциплину и завидное рвение к работе. Арина, чей стол стоял в дальнем углу, рядом с окном, окинула меня ироничным взглядом, потом демонстративно покосилась на часы, висевшие над дверью, и выразительно поправила сережку. «На уши намекает, стерва» – догадалась я. Но вида не показала. И подошла к Арине с гордой обреченностью Жанны д’Арк, идущей на костер, типа «Умираю, но не сдаюсь!» – Здравствуйте, Арина Михайловна, – сдержанно произнесла я. – Доброе утро! – и Арина Михайловна расплылась в широкой и довольной улыбке, словно ей на обед принесли особо любимое блюдо. – Оль, подойди-ка к нам

К столу Арины приблизилась невысокая девушка с большим животом, судя по всему та самая Мелихова, которая уходит в декрет и которую мне предстоит заменить.

– Значит так, – Арина почесала карандашом за ухом. – Оля – это Даша, Даша – это Оля. Короче, у вас два дня. У тебя, – она посмотрела на Мелихову, – чтобы сдать дела и научить ее основам, а у тебя, – Арина с сомнением взглянула на меня, выразив этим взглядом свое отношение к моим способностям чему-то научиться, – чтобы принять дела и вникнуть в суть процесса. Understand?

Мы в унисон кивнули. – Да, кстати, – улыбка Арины стала еще шире и прямо таки источала любезность и благонамеренность. – В 15—00 в кабинете у Анастасии Александровны ты нам расскажешь все, что усвоила за день. По своему виду страхования надо знать все: правила, расчет тарифов, методические рекомендации, страховые продукты. Ну, и, вообще, желательно, чтобы ты в принципе понимала суть страхования и значение андеррайтинга в этом процессе. Все, время пошло

И она уткнулась в компьютер, оставив нас переваривать информацию. Судя по удивленным глазам Ольги, задание казалось невыполнимым не мне одной.

– Извини, конечно, – робко поинтересовалась она, когда мы подошли к ее столу. – Но мне Анастасия вчера сказала, что ты вообще страхованием не занималась.

– Так и есть, – мрачно подтвердила я. – Просто, все это, ну то, что Арина перечислила, изучить за полдня невозможно, поверь мне

Я пожала плечами, тем самым выражая полное согласие с ее оценкой ситуации. Только что я могла сделать?

– А можно вопрос? – неожиданно произнесла Мелихова. – Валяй. – Тут вчера всякие слухи про тебя ходили. Вроде бы это ты свалилась на Арину на лестнице, испортила ее платье, а потом обхамила

– Ну, кто кого обхамил – это спорный вопрос, а все остальное примерно так и было, – неохотно созналась я.

– А еще какая-то история произошла с запиской, вроде бы ты показала Рошам Флюровне бумагу, где Анастасия называет ее уродкой.

– Оль, я просто подняла упавшую записку с пола. Откуда я могла знать, что там было написано?

– Это из-за этого они к тебе теперь так придираются?

– Из-за этого, – поморщилась я, и вообще, посвящать кого бы то ни было в свои проблемы я не собиралась, поэтому Олин допрос был мне неприятен. – И, знаешь, давай начнем, что ли? А то, я действительно в страховании не работала, так что обучать тебе меня придется с нуля.

– Да, конечно, – мне показалось, или Оля смотрела на меня с каким-то священным ужасом, как будто я – камикадзе, отправляющийся на важное задание, возвращение с которого не было запланировано.

И мы начали. Как пояснила мне Оля, доставшийся мне вид страхования был не самым сложным, даже наоборот. Страхование имущества физических лиц. Ну, квартиры, дачные дома, и все, что этому сопутствует. Суть работы тоже не поражала сложностью. Сотрудники продающих подразделений, когда наклевывался новый договор, направляли в наше Управление заявки с описанием основных условий. Андеррайтер, то есть я, должен был эти условия рассмотреть, проверить правильность расчета тарифа, исходя из существующих методик, и согласовать или не согласовать заключение этого договора на заданных условиях. На этом приятная вводная часть ликбеза закончилась, и я приступила непосредственно к изучению всей нормативной документации

Пока я пыталась вдумчиво вчитываться в тексты бесконечных регламентов, методик и рекомендаций, Оля активно работала. То есть демонстрировала мне практическую часть, так сказать, воочию. И это пугало меня гораздо больше, чем тома документов. Потому как работающая Ольга более всего напоминала мне многорукое божество Шиву, ибо только этот представитель пантеона Индуизма, на мой взгляд, мог одновременно говорить по телефону, разгребать электронную почту, рассматривать какие-то бумаги, переговариваться с коллегами, и к тому же, постоянно отвлекать меня, пытаясь пояснить то или иное свое действие. К обеду я вообще перестала понимать что-либо из того, что она делала, а строчки из документов плясали и извивались, как червяки, через которых пропустили ток.

– Да, Людмила Петровна, – верещала в телефон Ольга, одновременно строча что-то на компьютере, как Анка-пулеметчица, – Я видела вашу заявку. Это только конструктив? А почему вы не указали, какая там отделка? Обязательно надо указать, а так же не забудьте про наличие противопожарной сигнализации. Обязательно, Людмила Петровна. Да, и там перекрытия деревянные, поэтому такой тариф точно не пройдет. И подумайте о франшизе на отделку, я бы очень рекомендовала. Все, жду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное